АКТИВИЗАЦИЯ ЧЕЛОВЕЧЕСКОГО ПОТЕНЦИАЛА КАК УСЛОВИЕ ПРОГРЕССА


АКТИВИЗАЦИЯ ЧЕЛОВЕЧЕСКОГО ПОТЕНЦИАЛА КАК УСЛОВИЕ ПРОГРЕССА

И. Чернявский


Вопрос об активизации трудовых начал важен для всего народного хозяйства, но здесь рассмотрение данной постановки сосредоточим в пределах аграрного сектора. В стране принят и реализуется национальный проект "Развитие АПК". К сожалению, в его рамках пока стали больше уделять внимание выделению кредитов и их объемам. Но очевидно, что результативность кредитования, особенно для малых форм хозяйствования, будет зависеть не только от объемов кредитов, но и от того, кому они предоставлены. Полученные деньги будут эффективно использоваться только в том случае, если они попадут в руки активно хозяйствующих субъектов, которых, к сожалению, в деревне не так уж много. Это связано, с одной стороны, с оттоком населения, главным образом молодежи, когда в селах остаются в основном люди преклонного возраста, которые физически уже не могут быть производственно и социально активными. С другой стороны, за последнее время в аграрном секторе происходили процессы, которые подрывали активность товаропроизводителей, еще способных трудиться.

Следует отметить, что длительное время проблема активизации кооперированного крестьянства как таковая не рассматривалась ни в научном, ни в практическом плане. Такой проблемы как бы и не существовало. Между тем ее важность особенно возрастает в период преобразовательных процессов. Реформы могут быть положительными лишь в том случае, если они базируются на объективном анализе прошлых периодов развития экономики и оценке современной ситуации. К сожалению, при проведении преобразований в аграрном секторе не всегда учитываются все реальные аспекты действительности. И особенно тенденция снижения социальной и производственной активности тружеников.

В начальной стадии осуществляемых в России реформ чаще стали говорить о селе как о бесперспективной зоне, куда нет смысла вкладывать средства. Не оправдали себя директивные установки о преобразовании колхозников в фермеров. На свет снова начали вытаскивать вредные теории о крестьянском труде и русском мужике как о лентяе. Известно, что разговоры на эту тему, проскальзывающие и в современных СМИ, получили распространение в конце XIX - начале XX вв., и в частности после публикации А.П. Чеховым рассказа "Мужики", который Л. Толстой оценил как "грех перед народом", обвинив автора в незнании деревни. "Если бы русские мужики были действительно таковыми, то все мы давно перестали существовать", - справедливо заключил Л. Толстой.

К сожалению, негативную лепту в образ российского крестьянства внес и М. Горький. В опубликованном в 1922 г. в Берлине тексте "О русском крестьянстве" характеризовал его "тяжелым ... ленивым, нерадивым".

Между тем многие представители интеллигенции (А.С. Пушкин, В.В. Володарский и др.) считали русского мужика цельной натурой, и любые усилия разрушить эту цельность рассматривали как путь к деградации общества и государства. Писатель Г. Успенский считал, что расстроить деревню - значит расстроить всю Россию.

Ошибочный вывод о "лентяе", которого надо еще учить работать, в свое время стал основой теории Л. Троцкого о создании трудовых армий, которые выполняли самые разные работы в отраслях экономики. Позже трудовая повинность как форма использования трудового потенциала показала свою несостоятельность, была отменена и заменена набором рабочей силы через биржи труда.

Не следует идеализировать крестьянство как социальный тип. Ему, как и другим слоям населения, присущи своя специфика, свои черты. Не случайно К. Каутский отмечал, что для демократических и революционных партий, рожденных городами, крестьянин является существом мифическим, непонятным и порой даже наводящим ужас. Но одно очевидно, что крестьянам присущи консерватизм и сопротивление переменам. Отсюда элементы нежелания коллективизации, малый интерес к фермеризации. Крестьянин настороженно относился к власти, особенно когда сталкивался с моментами неуважения, несправедливости, а то и проявлений насильственных методов. Поэтому многие черты, приписываемые крестьянину как природные, на самом деле были ничем иным, как защитой от принуждения. Уход из сегодняшней деревни молодежи, процветающее пьянство являются реакцией на безысходность и отсутствие условий для нормальной трудовой деятельности.

При этом надо учитывать, что не всякий крестьянин может быть эффективным хозяйственником и рационально использовать предоставляемые кредиты. Именно неумение хозяйствовать является причиной несостоятельности отдельных хозяйств. Известный русский публицист и знаток крестьянства А.Н. Энгельгардт в своих письмах "Из деревни" отмечал: "Иные думают, что достаточно родиться мужиком, с малолетства приучаться к мужицким работам, чтобы быть хорошим хозяином, хорошим работником. Это совершенно не верно".

С целью получения максимальной отдачи кредиты должны предоставляться крестьянам, способным эффективно хозяйствовать. Местные власти всегда могут определить, кому кредиты можно выдавать, а кому не следует. У нас уже были периоды, когда в эйфории фермеризации кредиты выдавались любому, пожелавшему стать фермером. Некоторые использовали эти кредиты далеко не в фермерских целях.

К сожалению, оказалось в забытьи ленинское положение о том, что основой порядка и дисциплины являются не подавление и принуждение, а "дисциплина товарищеская, дисциплина всякого уважения, дисциплина самостоятельности и инициативы ... " (1) Относительно крестьянства В.И. Ленин говорил: "Нет ничего глупее, как самая мысль о насилии в области хозяйственных отношений среднего крестьянина. Задача здесь сводится не к экспроприации среднего крестьянина, а к тому, чтобы учесть особенные условия жизни крестьянина, к тому, чтобы учиться у крестьян способам перехода к лучшему строю и не сметь командовать!" (2 ) Однако это требование было игнорировано, и уже в советский период начался процесс снижения социальной и производственной активности крестьянства.

Из приведенного анализа прошлого следует вывод, без учета которого становятся затруднительными положительные преобразования в аграрном секторе. Суть этого вывода заключается в том, что принудиловка, насилие и тому подобные методы воздействия на крестьян приводят к потере с трудом приобретенных за многие столетия моральных стимулов, главными из которых являются нравственное отношение к труду и справедливому за него вознаграждению, отсутствие стяжательства и стремления к обогащению. Это качество использовали все власти, не заботясь особенно о создании условий для самовыражения крестьянина, предоставления ему самостоятельности, обеспечения справедливого вознаграждения. Все это деформировало интерес к труду и привело к снижению и даже угасанию трудового энтузиазма. И в этом одна из основных причин, тормозящих положительные преобразования в деревне.

Угасание трудовой активности русского крестьянства связано с еще одним обстоятельством. На это обратил внимание М. Горький. В указанной выше работе "О русском крестьянстве" он справедливо отмечал, что человек Запада в раннем детстве, только встав на ноги, видит вокруг себя монументальные результаты труда своих предков. "Это впечатление всасывается ребенком Запада и воспитывает в нем сознание ценности человека, уважение к его труду и чувство своей личной значимости, как наследника чудес труда и творчества предков" (3 ). При этом М. Горький считал, что "такие мысли, такие чувства и оценки не могут возникнуть в душе русского крестьянина", и пояснял почему: "Безграничная плоскость, на которой тесно сгрудились деревянные, крытые соломой деревни, имеет ядовитое свойство опустошать человека, высасывать его желания (курсив автора)".

К сожалению, за последние 15 лет "преобразований" крестьянин был возвращен в ту среду, о которой писал М. Горький. Более того, ситуация в ряде мест стала более грустной, поскольку перед взором крестьянина предстали не только необработанные поля, но и развалившиеся, некогда функционировавшие животноводческие фермы и комплексы, "кладбища" разломанной сельскохозяйственной техники, разрушенные объекты производственной и социальной инфраструктуры. Естественно, что такая картина не мобилизует крестьянина на высокую трудовую активность. Крестьянин, будучи от природы мудрым человеком, не может не ощущать, что в современном обществе ему отведена роль второстепенной фигуры. Он понимает, что на него не делается ставка как на кормильца населения страны, поскольку в этом участвует и иностранный производитель, импортер продовольствия. Положение еще больше осложнится вступлением России в ВТО.

Недостаточный учет интересов крестьянства или их игнорирование было главной ошибкой аграрной политики. Причем эта ошибка проявлялась по-разному на различных этапах политической ориентации властей страны. Ошибочность этой политики состояла в том, что главной целью поддержки, даже если она и оказывалась аграрному сектору, автоматически и напрямую, на первый план выдвигался результат роста производства сельскохозяйственной продукции. Интересам крестьянина уделялось внимание не везде и не всегда. Этим прежде всего объясняется слабая эффективность производства.

На наш взгляд, главную цель аграрной политики должно составлять поднятие благосостояния крестьянского населения. Схематически это будет выглядеть так: вложения в аграрное производство рост благосостояния крестьянства достижение роста объемов сельскохозяйственной продукции.

Другими словами, цель аграрной политики должна состоять не просто в прямом наращивании объемов продукции, а в обеспечении высокого уровня благосостояния крестьянства, которое уже на этой базе сможет обеспечить устойчивое производство сельскохозяйственной продукции в размерах государственных потребностей и экспорта. Следовательно, с учетом сложившейся ситуации в аграрной сфере залог наращивания объемов сельскохозяйственной продукции составляет решение более глобальной задачи: возрождение и поддержание на должном уровне сельской жизнедеятельности.

Практическая реализация этого направления должна включать две составляющие. Первая - создание экономических условий, позволяющих труженику осуществлять производственную и хозяйственную деятельность, дающую возможность получать доходы, обеспечивающие высокий уровень жизни. Центральным вопросом здесь должен быть ценовой аспект. Существующий механизм формирования цен, а вернее его отсутствие, не позволяет вести доходное производство. Характерный пример: закупочная цена одного литра молока - 6-7 руб., а розничная - 21-25 руб. Следовательно, производителю достается около 1/4 части этой цены. При таком "механизме" никакие кредиты не способны повысить интерес к производству молока, как и некоторой другой продукции. Следует законодательно установить, чтобы производителю продукции доставалось не менее половины ее рыночной цены, а половина доставалась заготовителям, переработчикам и продавцам. Причем соотношение "50 на 50" должно действовать в автоматическом режиме, не требующем каких-либо специальных постановлений. Вторая составляющая заключается в обеспечении государством покрытия расходов, связанных с созданием социальной и производственной инфраструктуры (дороги, жилье, газификация, медицинское обслуживание, культурное обеспечение и т. д.).

Особо следует отметить, что значимость человека в обществе и мотивация его активности определяется уровнем оплаты его труда. Сейчас сельское хозяйство является отраслью с самой низкой оплатой труда. Это не может не сказаться на ощущении работником сельского хозяйства своей невостребованности в обществе. Чтобы работа в аграрном секторе стала престижной и туда шел бы трудиться человек, необходимо платить ему хотя бы не ниже, чем в среднем по стране. При этом должна быть гарантирована не только достойная заработная плата, но и высокое пенсионное содержание. Автором данных строк уже высказывалось оставшееся незамеченным предложение о гибкой системе пенсионного обеспечения жителей села. Было бы оправданным, чтобы при назначении пенсии работникам аграрной сферы учитывалось количество выращенных детей. Вполне понятно, что родители, имеющие троих детей, тратят на их воспитание значительно больше средств. И было бы справедливо часть этих затрат компенсировать при начислении пенсии. Так, за второго и каждого последующего выращенного ребенка родителям следовало бы увеличивать размер пенсии на 10-15%.

Сдерживающим обстоятельством закрепления населения в сельской местности, а также отрицательно влияющим на его социально-производственную активность является упразднение так называемых некомплектных школ. Автору этих строк пришлось учиться в такой некомплектной школе, когда одновременно в классе в одном ряду сидели 6 первоклассников, а в другом ряду - такое же количество третьеклассников. Вел занятия один учитель, руководствуясь специально разработанной методикой. И никому из наших родителей не приходило в голову, что школу могут закрыть из-за "некомплектности". В настоящее время исходя из чисто финансовых соображений малокомплектные школы закрываются без учета последствий этого деяния. А последствия для села очень плачевные. Во-первых, крестьянин при отсутствии школы для детей будет стремиться покинуть свое, даже родовое, место. Считается, что ликвидация малокомплектных сельских школ будет компенсироваться подвозом детей на автобусах в центры, где имеются комплектные школы. Идея вроде бы неплохая. Но не везде она осуществима из-за бездорожья. Кроме того, не каждый в условиях социально опасного криминального беспредела рискнет отправить своих детей далеко от дома.

Во-вторых, школа в сельской местности всегда была не только образовательным учреждением, но и культурным центром. Учитель был и остается носителем и проводником культурных и нравственных ценностей. Село без школы неминуемо чахнет. Нельзя же в самом деле, с одной стороны, в рамках национального проекта выделять государственные средства для развития малых форм производства, а с другой - проводить в жизнь губительные для села решения, ведущие к обрушению сельского образа жизни и "выдавливанию" из села главного участника функционирования малых форм хозяйствования - труженика. В этих условиях говорить об активизации производственной и социальной деятельности крестьянина не приходится. Село и без того обезлюдело, и еще подталкивать этот процесс - деяние неоправданное.

Сейчас ставка делается на бизнес, и поэтому много говорят о бизнесменах и предпринимателях. При всей важности этой категории людей нельзя недооценивать крестьянство. В литературе высказывались мысли, что развитие России могло бы двигаться по-иному, если бы положение крестьянства поддерживалось как общественно равноправное и экономически устойчивое.

Считаем, что активизация человеческого фактора в жизни общества - проблема актуальная не только для аграрного сектора. Это - общегосударственная проблема. Мировая практика свидетельствует, что наибольшего успеха достигают страны и отдельные фирмы, в которых применяется модель экономического развития с человеческим фактором в основе. Практически это выражается в том, что инвестиции в человека (здравоохранение, образование, культура и все то, что обеспечивает рост жизненного уровня) превышают инвестиции в машины и оборудование.

В этой связи рано или поздно встанет вопрос о серьезной корректировке избранного курса экономического развития страны. В практическом плане придется пересмотреть отношение к выбранной в качестве базовой модели развития, основанной на теории экономического равновесия. Нельзя не согласиться с мнением специалистов о том, что применение у нас догматической теории экономического равновесия служит лишь ширмой для оправдания практики разграбления страны. На Западе все чаще приходят к выводу, что эта теория изживает себя, уступая место повышению регулирующей роли государства, основанной на активизации человеческого потенциала как главного фактора экономического роста. Так, известный американский политолог Ф. Фукуяма в своей книге "Сильное государство" отмечает, что ослабление роли государства в странах, либерализующих свою экономику, привело ее к худшему состоянию, чем до реформы. Мысль об усилении государственной власти он подтвердил, выступая на экономическом форуме в г. Санкт-Петербурге в июне 2007 г. Следует отметить, что и в России проходит эйфория упования на всесильность рынка и возрастает понимание того, что современная экономика требует усиления регулирующей роли государства. Происходит неизбежное: стихия рынка уступает место проектно-программной организации производства.

Концепция активизации человеческого фактора вообще должна базироваться не на положении о формировании "эффективных" частных собственников, которые в современной России преуспели в основном в растаскивании, присвоении общенародной собственности и вывозе капитала за рубеж. Нам представляется перспективной концепция, базирующаяся на теории формирования крупных самоуправляющихся структур с коллективной формой собственности. В этой связи необходимо помнить вывод авторитетного ученого Н.Д. Кондратьева, изложенный в издании "О крупнокрестьянских хозяйствах": "...если мы хотим иметь более высокую производительность труда, если мы хотим более быстрого развития производительных сил в сельском хозяйстве, мы не можем допустить слишком значительного измельчения хозяйства" (4 ). Отмечая критерии рациональности аграрных реформ, он подчеркивал, что "...рациональными являются только те меры..., которые, с одной стороны, могли бы действительно быть осуществлены, с другой стороны приводили бы к повышению производительности или, по меньшей мере, не приводили бы к понижению ее. Наконец, меры эти должны удовлетворять требованиям справедливости" (5 ).

Это откроет путь для создания коллективов, члены которых получают возможность не только эффективно трудиться и зарабатывать средства для достойной жизни, но и трудиться активно и творчески, реализуя свой человеческий потенциал. Именно возможность самореализоваться выступает в числе первостепенных условий активизации человеческого фактора в аграрном секторе и в целом в производстве.

Комментарии (0)add comment

Написать комментарий
меньше | больше

busy