Научные проблемы импортозамещения и формирования экспортного потенциала в агропромышленном комплексе России

Ушачев И.Г.
член Президиума Российской академии наук
академик РАН, директор ФГБНУ ВНИИЭСХ

Экономика страны, в том числе агропромышленный комплекс, переживают далеко не лучшие времена.

Влияние внешних факторов на еще не окрепшую и во многом зависимую от внешних условий экономику, а также внутриэкономические проблемы существенно ограничивают возможности по переходу на модель инновационного развития, повышения конкурентоспособности в изменяющемся мире.

В связи с этим одной из проблем современной России стала неоправданно высокая доля импорта на продовольственном рынке, которая оказывает негативное воздействие как на экономику страны в целом, отвлекая огромные финансовые ресурсы для развития отечественной экономики, так и сужая ниши внутреннего рынка для отечественных сельскохозяйственных товаропроизводителей, ограничивая их возможности для динамичного развития.

При этом сущность сложившегося положения состоит не в том, чтобы полностью отказаться от импорта. Это привело бы как к нарушению сложившихся и перспективных торговых отношений с другими странами, что неприемлемо, так и к существенному снижению «странового» ассортимента, разнообразия, а следовательно, к нарушению принципов и практики функционирования мирового и регионального рынков.

В то же время перекос на рынке в сторону импорта, помимо приведенных положений, формирует особую форму зависимости от внешнего мира, создание возможностей использования этого фактора в качестве средства давления на государственность, суверенитет, экономику, а следовательно, и социальное положение населения.

Возможно, об этом и не стоило говорить, если бы не было, правда в меньшей мере, в нашем научном сообществе точки зрения, которая исходит из модели глобализации экономик, рынков и других институтов межстрановых отношений.

В частности, обосновывается позиция о безальтернативно-сти глобализации, невозможности осуществлять национальные преобразования вопреки глобальным трендам, о необходимости России лишь адаптироваться к глобальным тенденциям.

Отсюда порой делается вывод о том, что импортозамещение - это не наш путь, и существуют общие законы рынка, которые предполагают свободное перемещение технологий, продукции, услуг и все определяется их ценовой конкурентоспособностью.

Если продовольственные товары могут свободно приобретаться на мировом рынке, то об угрозе вообще говорить не приходится. Следуя такому принципу, Россия уже попала в зависимость, потому что не принимала всех мер по сохранению собственного агропромышленного производства. Вот почему оказались заброшенными почти 40 млн га пашни, на 2/3 сократилось поголовье скота и т.д.

Такая «идеальная» схема входит в противоречие с разнообразием природных условий, традиций, более того, она «замешана» во многом на политических интересах, примеры которых неоднократно служили уроком для многих стран мира, в том числе и России.

И еще одно предварительное соображение. На наш взгляд, вопросы импортозамещения следует рассматривать в увязке с экспортной политикой государства.

Имеется в виду, что, осуществляя импортозамещение, необходимо одновременно наращивать экспортный потенциал по тем видам сельскохозяйственной продукции и продовольствия, для производства которых в нашей стране имеются благоприятные природные и экономические условия.

Чтобы говорить о перспективе, нужно честно ответить на вопрос, как себя «чувствует» в этих условиях сельское хозяйство?

Если оценивать результаты реализации государственных мер в области сельского хозяйства по официальным статистическим данным, то можно отметить, что в последнее время они представляются достаточно позитивными.

В 2014 г. продукция сельского хозяйства выросла на 3,5%, в том числе растениеводства возросла соответственно на 5% (рис. 1), главным образом, за счет увеличения валового сбора зерна, продукция животноводства - на 2,1%, в основном благодаря наращиванию производства мяса свиней - на 4,7% и мяса птицы - на 6,7%.

В 2015 г. рост в отрасли продолжился. За 9 месяцев текущего года продукция сельского хозяйства выросла на 2,4% (против 7,6 в предыдущем году), мясо - на 4,9% (против 4,2%), в основном за счет ускорения производства в свиноводстве и птицеводстве.

В условиях значительной девальвации рубля по отношению к основным мировым валютам, действия санкций и ответных экономических мер со стороны России отмечаются существенные изменения экспортно-импортных операций в части сельскохозяйственной продукции, сырья и продовольствия. В 2014 г. был достигнут наиболее высокий за все предшествующие годы объем их экспорта - на сумму 19,1 млрд долл. США, или на 13,8% больше, чем в 2013 г. (рис. 2). Рекордных объемов достиг экспорт зерна - 30,1 млн т (42% от общего объема его реализации) и растительных масел - 2,4 млн т. Такое наращивание экспорта стало возможным с одной стороны благодаря наличию товарных ресурсов, с другой - несмотря на снижение мировых цен на основные товары российского агропродовольственного экспорта, выраженных в долларах США, рублевый эквивалент экспортной цены был привлекателен для экспортеров.

Одновременно сократился импорт сельскохозяйственной продукции, сырья и продовольствия с 43,1 до 39,7 млрд долл. США в основном за счёт увеличения рублевого эквивалента импортных цен, ветеринарных ограничений, эмбарго на ввоз продовольствия из отдельных западных стран. Уменьшились объемы завоза свежемороженого мяса (на 24,5%), мяса птицы (на 13,4%), рыбы мороженой (на 15%), масла сливочного (на 4,4%), сыров и творога (на 25,3%).

В общем объеме импорта доля продовольствия сократилась с 15,4% в 2010 г. до 13,9% в 2014 г., в экспорте возросла соответственно - с 2,3 до 3,8%.

Изменения во внешней торговле в 2014 г. не успели существенно отразиться на соотношении отечественной и импортной продукции: если удельный вес сельскохозяйственной продукции, сырья и продовольствия отечественного производства в общем объеме ресурсов (с учетом переходящих запасов) по продукции растениеводства (зерно, картофель, масло растительное и сахар) выше пороговых значений Доктрины продовольственной безопасности, то по молоку и молочной продукции (в пересчете на молоко), мясу и мясопродуктам (в пересчёте на мясо) - ниже (табл. 1).

Таблица 1

Удельный вес отечественной продукции в ресурсах с учетом структуры переходящих запасов


2010 г.

2011 г.

2012 г.

2013 г.

2014 г.

Зерно

99,4

99,3

98,8

98,4

98,9

Растительное масло

76,6

78

83,6

81,4

84,4

Сахар из сахарной свеклы

57,6

62,4

77,9

84,3

81,7

Картофель

96,3

95,3

96,8

97,5

97,4

Молоко

79,7

79,9

78,9

76,5

78,3

Мясо

71,4

73,4

74,8

77,3

81,5

Таким образом, процесс импортозамещения на агропродовольственном рынке идет уже не первый год. Однако существенные риски для сельского хозяйства, которые могут оказать влияние на устойчивость его роста и возможность решения задачи по ускорению импортозамещения, кроются в сфере экономики отрасли.

Сравнение уровня самообеспеченности сельскохозяйственной продукцией России, стран ЕАЭС и ведущих стран ЕС позволяет судить, с одной стороны, о достижении самообеспеченности страны зерном и картофелем, а с другой стороны, - о недостаточности насыщения российского внутреннего рынка молоком, мясом и особенно плодоовощной продукцией собственного производства. Вместе с тем, при высоком экспортном потенциале ведущих европейских производителей, он стал гораздо слабее реализовываться в связи с ответными мерами России на введение санкций. Это вызвало у них необходимость срочных мер организационно-экономического характера (поиск новых рынков сбыта, финансовая компенсация убытков фермеров). Меньший ущерб понесли США, Австралия и Канада, чья продукция на внутреннем рынке продовольствия России составляла значительно меньшую долю.

В качестве примера, заслуживает внимание сравнение самообеспеченности мясом птицы и свиней по странам ЕАЭС и Европейского Союза. Приведенные данные по коэффициенту самообеспеченности (отношение объема производства к потреблению) позволяют прогнозировать к 2020 году превращение ЕАЭС в мирового экспортера таких продуктов, как мясо птицы и свиней (рис. 3).

Что касается производства говядины, то государства ЕАЭС до настоящего времени не достигли продовольственной независимости по этой товарной позиции.

Функционирование аграрного сектора в значительной мере определяется макроэкономическими показателями, которые в настоящее время не добавляют ему устойчивости.

В 2015 г. макроэкономические показатели ухудшились. По данным Росстата, спад промышленного производства в январе-сентябре текущего года к соответствующему периоду прошлого года составил 3,2%. Индекс физического объёма продукции сельского хозяйства составил 102,4%. Этот показатель значительно ниже прошлогоднего - 104,4%. Реальные располагаемые денежные доходы населения уменьшились на 3,3%. Оборот розничной торговли сократился на 8,5%.

В сентябре 2015 г. по сравнению с декабрём 2014 г. индекс потребительских цен, по данным Росстата, вырос на 10,4%. Для сравнения - в Белоруссии этот показатель увеличился на 9,2%, Казахстане - на 2,9%. В то время как в странах ЕС за тот же период цены практически не изменились.

Финансово-экономическая ситуация в сельском хозяйстве менее благоприятна, чем в предыдущем году. Из-за девальвации рубля значительно выросли цены на сырье, материалы и технику, кредитные ресурсы стали дороже, снизилась их физическая доступность.

В 2014 г. цены производителей на сельскохозяйственную продукцию выросли на 7,9%, то есть быстрее, чем цены и тарифы на услуги, приобретаемые сельскохозяйственными организациями. Соотношение индексов составило 1,03 в пользу сельского хозяйства. В текущем году положение изменилось. Так, в сентябре 2015 г. уровень цен производителей сельскохозяйственной продукции по отношению к декабрю 2014 г. составил 102,4%, а индекс цен на продукты питания за девять месяцев текущего года увеличился на 9,9%. Снижение мировых цен на нефть на внутреннем рынке России не сопровождалось удешевлением нефтепродуктов. Напротив, по данным Росстата, цены производителей на бензин автомобильный выросли в августе 2015 г. к декабрю 2014 г. почти на 34%, на дизельное топливо - на 7,8%. По состоянию на ноябрь текущего года цена на минеральные удобрения, например, на аммофос по сравнению с 2014 г. выросла на 49%, на аммиачную селитру - на 16 %, азофоску - 40%.

Росли цены на: комбайны зерноуборочные и комбикорма на - 19%; на премиксы - на 36%. Стали дороже и другие промышленные товары, приобретаемые аграриями. Сводный индекс цен производителей промышленной продукции вырос на 13,2%. Это означает, что при распределении доходов сельскохозяйственные товаропроизводители оказываются в худшем положении, чем предприятия, перерабатывающие их продукцию, и розничная торговля.

Экономический кризис захватил инвестиционную сферу. В 2014 г. инвестиции в основной капитал в целом по Российской Федерации сократились на 2,7%, при этом в сельское хозяйство -на 6,2%. В первом полугодии 2015 г. на фоне падения инвестиций в экономику в целом на 7,3% , инвестиции в сельское хозяйство выросли лишь на 0,2%, что не возмещает их падения в предыдущие годы.

В 2014 г. объем бюджетных субсидий из бюджетов всех уровней сельскому хозяйству составил около 170 млрд руб., из них на растениеводство приходилось 44% всех средств, на животноводство - 56%. По сравнению с предыдущим годом объем финансирования сократился на 15,5 млрд руб., или на 8,4%. В расчете на 1 руб. выручки субсидии из бюджета составили 9 коп., что на 3,3 коп. меньше, чем в предшествующем году.

Основным направлением господдержки являлись субсидии на возмещение части затрат на уплату процентов по кредитам и займам - около 60% всей господдержки отрасли. Порядка 2/3 из этого объема приходилось на возмещение части процентной ставки по краткосрочным и инвестиционным кредитам на развитие животноводства и около 1/3 всех субсидий - на субсидирование в области растениеводства.

В 2014 г., по данным кредитных организаций, совокупный объем выданных кредитных ресурсов организациям АПК составил 1,0 трлн руб. (на 13% меньше, чем в предыдущем году), в том числе объем краткосрочных кредитов составил 710 млрд руб. (90%), инвестиционных- 301млрд руб. (82%).

В 2015 г. ситуация в инвестиционном кредитовании агропромышленного производства продолжила ухудшаться: объем выданных инвестиционных кредитов предприятиям АПК сократился более чем на 13%. Это неудивительно в условиях, когда средневзвешенная процентная ставка по инвестиционным кредитам в Россельхозбанке составляет более 17% годовых, что превышает уровень рентабельности сельскохозяйственных организаций, который в 2014 г. составил с учетом субсидий составил 16,2%.

Общий остаток ссудной задолженности сельскохозяйственных товаропроизводителей по состоянию на 1 января 2015 г. составляет свыше 2 трлн руб., что на 2,0% больше чем в прошлом году и на 22% превышает денежную выручку от реализации их продукции.

Основной целью преобразований в сфере кредитования является повышение физической и экономической доступности кредитных ресурсов для сельскохозяйственных товаропроизводителей. Необходимо планомерное смягчение кредитно-денежной политики Центрального Банка Российской Федерации, направленное на увеличение денежного предложения и снижение ключевой ставки ЦБ РФ с одновременным принятием ряда запретительных мер по «перетеканию» финансовых средств из реальных секторов экономики на валютный спекуляционный рынок.

Целесообразно развивать различные формы поддержки кредитования, обеспечивающие снижение затрат производителей в части уменьшения стоимости кредита: совершенствование механизма субсидирования процентных ставок, возмещение сельскохозяйственным товаропроизводителям части прямых понесённых затрат на создание и модернизацию объектов агропромышленного комплекса, проектное финансирование.

Представляется необходимой государственная поддержка развития системы сельскохозяйственной кредитной потребительской кооперации.

В целях решения проблемы избыточной долговой нагрузки на предприятия АПК целесообразно определить четкие критерии отнесения задолженности товаропроизводителей к «токсичным долгам», рассмотреть возможность введения пошаговой реструктуризации накопленной просроченной задолженности и создания специальной банковской структуры, которая занималась бы проблемными активами кредитных организаций и долгов организаций в сфере АПК.

Около 60% объемов господдержки аграрного сектора направляется на поддержку кредитования путем субсидирования части процентных ставок по кредитам. Однако доступ к кредитованию имеет ограниченный круг товаропроизводителей, т.к. высокорентабельных организаций в отрасли всего 30% и они генерируют 95% прибыли, полученной в сельском хозяйстве. Для низкорентабельных или убыточных организаций доступ к кредитованию практически закрыт. В связи с этим целесообразно дифференцировать государственную поддержку сельскохозяйственных товаропроизводителей в зависимости от их экономического положения, предусмотрев увеличение объемов несвязанной поддержки на 1 га пашни, на 1 кг реализованного и (или) отгруженного на собственную переработку молока, ввести субсидии на 1 условную голову скота.

Для сравнения в России размер несвязанной поддержки в растениеводстве в 2014 г. составил 434 рубля на гектар, в то время как в среднем по ЕС этот показатель равнялся 232 евро/га с вариациями от 754 евро/га на Мальте до 174 евро/га в Литве.

Если мы стремимся конкурировать с западными товаропроизводителями, то и поддержка у нас должна быть на соответствующем уровне. Кроме того, необходимо обеспечить стабильность предоставления несвязанной поддержки с тем, чтобы сельхозтоваропроизводитель мог планировать свою деятельность. Важно также упростить доступ сельхозтоваропроизводителя к субсидиям путем устранения излишних бюрократических требований для их получения. Наряду с этим целесообразно унифицировать правила получения федеральных субсидий в регионах.

Что касается агрострахования, то в последние годы сокращается не только доля застрахованных площадей (2011 г. - 20,1%; 2014 г. - 17,7%; 2015 г. - 12,5%) и застрахованных животных, но и размеры компенсации потерь. Страховое возмещение должно составлять до 80% от суммы собранных страховщиками средств, включая субсидии из бюджетов. Фактически страхователям было выплачено: в 2011 г. - 28%; 2013 г. - 14% и 2014 г. - 12,2%. В абсолютном значении, например, в 2014 г. из 12,3 млрд руб. собранных средств страховщики выплатили всего 1,5 млрд руб.

Снижение порога гибели посевов, после которого возможно получение страховых выплат, с 30% до 25% и даже до 20% не приведёт к сколько-нибудь значительному росту рынка агрострахования. Крестьяне не хотят страховаться по действующим правилам, т.к. они им невыгодны. Напротив, действующая модель агрострахования выгодна страховщикам, т.к. она позволяет мобилизовать большие деньги, в том числе из бюджета, осуществляя при этом мизерное покрытие ущерба. Распоряжением Правительства Российской Федерации установлено, что при охвате страхованием 12,5% посевной площади и 10% поголовья животных трёхлетний план по страхованию будет считаться выполненным. Исходя их этого, Национальному союзу агростраховщиков удалось продлить действие этой ошибочной модели ещё на 3 года, хотя она требует немедленного изменения.

Следует изменить действующую концепцию агрострахования, перейдя от модели страхования только катастрофических рисков к страхованию недобора урожая, что наиболее востребовано хозяйствами. Повысить долю страхового возмещения до 7080% от собранной страховой премии с учетом субсидий, как это предусмотрено Федеральным законом от 25 июля 2011 г. При этом порог гибели урожая при выплате страхового возмещения не должен превышать 10-15%. Одновременно Банку России следует усилить контроль за использованием временно свободных денежных средств страховых компаний (резервного фонда, фонда компенсационных выплат).

В целях оптимизации системы налогообложения для АПК необходимо:

  • разрешить сельхозтоваропроизводителям, находящимся на специальном налоговом режиме - едином сельскохозяйственном налоге (ЕСХН), уплачивать НДС (такой механизм действует и в странах, входящих в ЕАЭС);
  • развивать налоговое стимулирование сельскохозяйственной деятельности, освободив от налогов участников инвестиционных проектов по животноводству;
  • снизить налоговую ставку на прибыль, подлежащую зачислению в областной бюджет;
  • снизить ставку по налогу на прибыль для предприятий сельскохозяйственного машиностроения.

Кроме того, целесообразно увеличить земельный налог в отношении земель сельскохозяйственного назначения, не используемых для сельскохозяйственного производства - в размере 3% от кадастровой стоимости земельного участка.

Государственную политику в области ценообразования следует совершенствовать по нескольким направлениям:

  1. ограничение роста цен на материальные, энергоресурсы и тарифы хотя бы на тех рынках, где доминируют государственные компании.
  2. обеспечение достойного уровня цен на продукцию, производимую нашими крестьянами, путем увеличения ее доли в конечной розничной цене.
  3. совершенствование механизма государственных интервенций. Имеется в виду, что целесообразно от периодически объявляемых закупочных интервенций, проводимым биржевым способом, перейти к постоянно действующей системе закупок сельскохозяйственной продукции по заранее объявленным гарантированным ценам. Также было бы целесообразно постепенно расширить перечень сельскохозяйственной продукции, по которой проводились бы закупочные интервенции.

Неслучайно в ряде таких стран, как США, Западной Европы и даже Индия существуют механизмы гарантии минимальных цен на широкий перечень продукции своих фермеров, в том числе и на зерно.

Помимо вышеперечисленных направлений целесообразно развивать косвенные меры поддержки сельскохозяйственных товаропроизводителей, например, введение механизма продуктовых карточек; расширение системы субсидирования производителей сельхозтехники; поддержка экспорта сельскохозяйственной продукции и продуктов ее переработки, с возможным выделением отдельной подпрограммы в рамках Госпрограммы развития сельского хозяйства.

Таким образом, несмотря на то, что сельхозтоваропроизводители практически единодушно поддерживают правительственный курс на импортозамещение, ожидаемых с введением эмбарго положительных изменений в отрасли пока не произошло. По данным социологических исследований Центра мониторинга ВНИИЭСХ, более 72% респондентов отметили, что улучшение доступа сельхозтоваропроизводителей к внутреннему рынку сбыта не произошло или произошло незначительно.

Эксперты считают, что этот курс должен быть достаточно длительным и сопровождаться адекватной государственной поддержкой отечественных сельхозтоваропроизводителей, при которой можно будет более полно реализовать имеющийся потенциал роста отечественного производства сельскохозяйственной продукции.

К базовым условиям обеспечения импортозамещения, продовольственной независимости и безопасности страны относится социальное развитие сельских территорий и формирование трудоресурсной базы агропромышленного комплекса. На 1.01. 2015 г. численность сельского населения составляла 37 млн (без Крымского ФО). К началу 2020 года, по прогнозу Росстата, она сократится до 35,5 млн, а 2030 г. - до 32,3 млн. При этом доля населения в трудоспособном возрасте снизится с 55,8 до 49,3%. Основной причиной сокращения численности сельского населения является широкомасштабная миграция в города, прежде всего молодежи. Только за последние 5 лет (2010-2014 гг.) село покинули 860 тыс. жителей. Одновременно в порядке естественной убыли сельские территории потеряли 133 тыс. человек. Эти потери были частично компенсированы преобразованием городских поселений в сельские, за счет которых численность сельского населения за 2010-2014 гг. увеличилась на 241,7 тыс. человек.

Перелив сельских трудовых ресурсов в город обусловлен неудовлетворенностью условиями жизнедеятельности, в первую очередь низкими доходами. В среднем за январь-август 2015 г. заработная плата в сельском хозяйстве составила 18,7 тыс. руб. -56,5% от среднероссийского уровня, 1/5 работников организаций сельского хозяйства, охоты и лесного хозяйства получала заработную плату в размере ниже прожиточного минимума трудоспособного населения, 2,5% - ниже МРОТ. Из-за низкой доходности сельскохозяйственного труда 17% сельского населения находится за чертой бедности (в городах - 9,2%).

Уровень общей безработицы на селе в 2014 г. был почти вдвое выше, чем в городе (соответственно 7,9 и 4,3%). По нашей оценке, учитывая неадаптированность методологии МОТ по учету безработных к особенностям российского села, масштабы сельской безработицы можно удвоить.

Сельский жилищный фонд остается в основном неблагоустроенным. Всеми видами благоустройства оборудовано только 28,2% общей площади против 73,5 в городе. Разница по отдельным видам благоустройства составляет от 1,3 до 2,5 раза.

В этой связи вызывает большую озабоченность сокращение объемов финансирования ФЦП Устойчивое развитие сельских территорий на период до 2020 года на 46,6 млрд рублей, главным образом, за счет сокращения финансирования из региональных бюджетов. При этом ожидается уменьшение еще на 48 млрд рублей уже и за счет федерального бюджета. Таким образом, финансирование программы будет снижено на треть от планируемого первоначально объема.

Мы надеемся, что наше Правительство будет придерживаться достижения тех целей, которые обозначены в Стратегии устойчивого развития сельских территорий до 2030 года, принятой в этом году.

В России как стране с исторически обширной и малозаселенной территорией, значительным разнообразием природных и социально-экономических условий рациональное размещение и специализация производства являются важнейшими факторами дальнейшего развития и повышения эффективности сельскохозяйственного производства.

В этих целях следует:

  • разработать долгосрочную стратегию развития территориально-отраслевого разделения труда в агропромышленном производстве, на основе которой следует осуществлять финансирование развития приоритетных отраслей и подотраслей аграрной сферы экономики в отдельных регионах;
  • разработать общероссийскую схему развития и размещения агропромышленного производства, на базе которой целесообразно определить и сформировать крупномасштабные специализированные зоны производства отдельных видов сельскохозяйственной продукции;
  • скоординировать совместные действия государств Евразийского экономического союза по рациональному размещению и углублению специализации агропромышленного производства, разработав общую схему его территориально -отраслевого разделения труда;
  • при реализации государственных программ и инвестиционных проектов следует руководствоваться принципом рационального размещения производства.

Принципиальным является вопрос совершенствования земельных отношений. Россия позиционирует себя не только способностью обеспечить продовольствием собственное население, но и как страна-кормилица значительной части всё возрастающего населения планеты. По данным ООН, к 2050 году мировое население вырастет с нынешних 7,3 млрд до 9,7 млрд человек. Под впечатлением огромной территории обычными стали постоянно звучащие провозглашения об изобилии пахотных земель, их бескрайних приростах, о большой площади пашни, приходящейся на одного жителя России. При этом не приводится убедительных доказательств этому добросовестному заблуждению.

Если учесть, что общеклиматический потенциал земледельческой территории России в 2,4-3,2 раза ниже, чем в странах Западной Европы и США, то сопоставимая по качеству площадь пахотных земель в расчёте на одного жителя равная 0,31 га (0,86:2,8) лишь немного превышает среднюю фактическую площадь пашни, приходящуюся на одного жителя в мире, равную 0,22 га, то есть как во Франции (0,31 га). Но, естественно, затраты на получение продукции с сопоставимого по качеству российского гектара составят гораздо большую величину, чем затраты на продукцию, получаемую с 1 га во Франции.

В этих условиях, говоря об отмене категории земель и регулированию земельных отношений на основании гласно обсуждённых схем территориального планирования и генпланов, сначала следует произвести классификацию сельскохозяйственных земель по их ценности, выделить не подлежащие застройке особо ценные земли, установить законом платность получения права на застройку. В этом случае земли, скупленные и удерживаемые спекулянтами, выйдут на рынок из-за экономической нецелесообразности их сохранения у себя. Цены на землю снизятся. Абсолютное большинство субъектов РФ (более 90%) считает такую последовательность обоснованной.

За последние 13 лет земельный фонд страны сократился на 123 млн га, в том числе сельскохозяйственные угодья на 11,9 млн га. Решение данной задачи аграрная экономическая наука видит в переходе от охраны особо ценных земель, в основу которой положена кадастровая стоимости, и сегодня, по общему мнению, далеко не объективна, к иным не стоимостным критериям оценки ценности земель по их пригодности и продуктивности.

Этот механизм позволит сократить выбытие земель сельскохозяйственного назначения из оборота.

Одним из ключевых элементов формирования продовольственной безопасности является техническое обеспечение сельскохозяйственного производства.

Современная экономическая ситуация диктует необходимость импортозамещения на рынке сельскохозяйственной техники, так как зависимость техническая может перерасти в зависимость технологическую (невозможность заменить иностранные образцы российскими аналогами не позволят в конечном итоге реализовывать ресурсосберегающие и интенсивные технологии в сельском хозяйстве).

Доля импортной техники в общем количестве сельскохозяйственной техники в 2014 г. составила по тракторам 65,1%, по зерноуборочным комбайнам - 19,0% и по кормоуборочным комбайнам - 22,9%. В то же время потребность в машинах и оборудовании для животноводства на 90% удовлетворяется за счет импортной техники, что не позволяет в полной мере говорить о продовольственной безопасности с точки зрения технического потенциала.

Отделением сельскохозяйственных наук Российской академии наук разработаны машинные технологии и технические средства нового поколения, способные конкурировать с лучшими импортными аналогами.

Основными конкурентными преимуществами отечественной техники являются относительно невысокая цена, доступность сервисного обслуживания, возможность самостоятельного ремонта, протекционистская политика государства. В этой связи для удержания рынка российским производителям, пользуясь условиями государственной поддержки, следует пересмотреть свою ценовую политику, тем самым усилить конкурентные преимущества.

Меры поддержки развития сельскохозяйственного машиностроения и технико-технологической модернизации сельского хозяйства носят кратковременный и разрозненный характер, что открывает рыночные ниши для иностранных производителей. Нужно стимулировать не только сельскохозяйственных производителей модернизировать парк техники, но и представителей сельскохозяйственного машиностроения реализовывать инновации в своем производстве. Затраты на НИОКР российских заводов, производящих сельскохозяйственную технику составляют не более 3% от всех инвестиций в производство (за исключением Ростсельмаш - 7%), что замедляет внедрение инноваций в сельскохозяйственное машиностроение.

Зарубежные поставщики воспринимают Россию как субъект экономических отношений с неограниченной ёмкостью рынка, в том числе и рынка сельскохозяйственной техники, запасных частей и сервисных услуг. Мы, к сожалению, не пользуемся в должной мере этим своим конкурентным преимуществом для развития собственного сельскохозяйственного машиностроения, а также стимулирования повышения локализации производства иностранной техники на своей территории.

В современных условиях развития аграрного сектора экономики страны единственным реальным условием динамичного развития агропромышленного комплекса является переход его на инновационную модель развития. Инновации, как известно, начинаются с научных исследований. Поэтому аграрные научно-исследовательские учреждения призваны формировать базу, на основе которой может быть реализована такая инновационная модель.

В стране имеется разветвленная сеть научных и образовательных организаций аграрного профиля, в которую входят государственные научные учреждения и опытные хозяйства ФАНО России; учреждения высшего и дополнительного профессионального образования, научно-исследовательские институты Мин-сельхоза России, Росрыболовства и Россельхознадзора; региональные и муниципальные центры сельскохозяйственного консультирования.

При этом следует учитывать, что сельскохозяйственная наука продолжительное время функционирует в условиях воздействия на нее негативных факторов, среди которых наиболее существенными являются:

  • неоправданно низкий уровень финансирования научно-исследовательских работ, отсутствие внедренческих звеньев и связанный с этим недостаточный контакт научных учреждений с предприятиями;
  • существенное отставание от мирового уровня в технической оснащенности научных лабораторий;
  • крайне низкий уровень оплаты труда научных сотрудников, связанный с этим, чрезвычайно низкий приток в науку молодых кадров, что не обеспечивает преемственность научных школ и ориентацию на инновационные технологии;
  • низкая чувствительность к научно-техническим достижениям основной части сельскохозяйственных товаропроизводителей, как в силу недостаточной подготовленности инноваций к внедрению, так и в силу низкой доходности большинства аграрных бизнесов, недостаточного интеллектуального потенциала лиц, принимающих решения.

Вместе с тем, главной задачей государства в области научного обеспечения АПК на ближайшие годы остается мобилизация возможностей научно-технического потенциалов отрасли для технического и технологического обновления отечественного сельского хозяйства. Первоочередным приоритетом должна стать государственная поддержка фундаментальной науки, а также четкое определение - какие направления прикладной науки необходимо поддержать в современных условиях с ориентацией на обязательную реализацию их результатов в конечном товарном продукте.

В связи с этим, в качестве приоритетов фундаментальной аграрной науки на ближайшие годы предусмотрены следующие направления.

Экономика и земельные отношения:

  • разработать организационно-экономический механизм развития агропромышленного комплекса страны в условиях глобализации и интеграционных процессов в мировой экономике;
  • разработать механизмы формирования новой социальной парадигмы устойчивого развития сельских территорий;
  • комплексные исследования проблем трансформации земельных отношений и управления земельными ресурсами в сельском хозяйстве.

Земледелие: фундаментальные основы создания систем земледелия и агротехнологий нового поколения, с целью сохранения и воспроизводства почвенного плодородия, эффективного использования природно-ресурсного потенциала агроландшафтов и производства заданного количества и качества сельскохозяйственной продукции.

Мелиорация, водное и лесное хозяйство: фундаментальные проблемы создания и эксплуатации оросительных и осушительных систем нового поколения, в том числе систем двустороннего регулирования влажности почвы в целях сохранения природно-ресурсного потенциала и производства высококачественной сельскохозяйственной продукции.

Растениеводство: фундаментальные проблемы развития сельскохозяйственной биотехнологии в целях создания новых высокопродуктивных форм культурных растений, устойчивых к неблагоприятным абиотическим и биотическим факторам среды.

Защита и биотехнология растений: молекулярно-биологические и нанотехнологические основы разработки биологических и химических средств защиты растений нового поколения в целях эффективного и безопасного их использования в интегрированных системах защиты растений.

Зоотехния: теоретические основы молекулярно-генетических методов управления селекционным процессом с целью создания новых генотипов животных, птиц, рыб и насекомых с хозяйственно-ценными признаками, системы их содержания и кормления.

Ветеринарная медицина: молекулярно-биологические и нанобиотехнологические методы создания биопрепаратов нового поколения, технологии и способы их применения с целью борьбы с особо опасными инфекционными, паразитарными и незаразными болезнями животных.

Механизация, электрификация и автоматизация: теория и принципы развития процессов энергообеспечения, энергоресурсосбережения и возобновляемых источников энергии.

Хранение и переработка: развитие теоретических основ системного анализа трансформации биологических объектов сельскохозяйственного сырья и продуктов его переработки с целью создания инновационных технологий глубокой переработки сельскохозяйственного сырья и производства пищевых продуктов.

Как известно, в 2014 г. принят закон «О стратегическом планировании в Российской Федерации». Этим законом предусмотрена разработка долгосрочной стратегии социально-экономического развития как России в целом, так и отдельных отраслей экономики.

Отсюда задача научного сообщества состоит в том, чтобы принять участие в разработке этих стратегических документов по указанным направлениям и обеспечить научное сопровождение их реализации. Для того чтобы научные разработки были реализованы в виде инноваций в агропромышленном производстве, необходимо эффективное взаимодействие РАН, ФАНО России, Минсельхоза России и бизнеса.

Комментарии (0)add comment

Написать комментарий
меньше | больше

busy