СЫРЬЕВОЙ РОСТ НА ИСХОДЕ?


СЫРЬЕВОЙ РОСТ НА ИСХОДЕ?

Л. Иванов

Согласно основным макроэкономическим индикаторам текущее социально-экономическое положение остается во многом противоречивым, лишенным отчетливо выраженной доминанты развития. Складывающая ситуация больше характерна для инерционной динамики, когда нет глубоких структурных и системных сдвигов, сфокусированных на достижении крупных стратегических целей. Во многом прежними остаются и проблемные тенденции, в числе которых - рост без развития, инфляция, отрыв меры труда и меры потребления, низкая величина агрегированного мультипликатора добавленной стоимости, дезинтеграция сырьевого и обрабатывающего секторов промышленности и т.п.

Между тем обстановка во всемирном хозяйстве резко осложнилась. Вначале рухнула ипотечная пирамида, возведенная спекулятивным капиталом США, а затем разгорелся мировой кризис той валютной системы, в которой доллар удерживал за собой монополию главной резервной валюты. Теперь внутренние ресурсы поддержания покупательной способности доллара иссякли, поэтому выход из кризиса Вашингтон стремится найти в том, чтобы переложить убытки на других и спасти систему гегемонии доллара за счет национального богатства остального мира.

Ощутимое сейчас монетарное давление извне, нагнетаемое с целью "выжимания" из России ее внутренних ресурсов и активов, не может не усугублять негативного эффекта сохраняющихся у нас проблемных тенденций.

Угроза потери ресурсов, насущно необходимых для инновационного развития, представляет собой немаловажное обстоятельство, которое нельзя игнорировать. Похоже, надо быть готовыми к тому, чтобы ускорить осуществление стратегического маневра с целью замещения внешних источников экономического роста внутренними. События явно приближаются к точке поворота, когда внутренние источники и ресурсы развития так или иначе должны стать приоритетными, количественно и качественно главенствующими. Естественно, проведение столь ответственного маневра потребует также основательного изменения пропорций между экстенсивными и интенсивными факторами развития, между сырьевыми и обрабатывающими отраслями хозяйства, между краткосрочными и долгосрочными приоритетами.

В нынешней социально-экономической ситуации проявляется еще одно тревожное противоречие. Как известно, в последнее время сформулированы крупные целевые задачи общегосударственного масштаба - переход от сырьевого роста к инновационному типу развития, осуществление высокотехнологичной диверсификации экономики, учетверение производительности труда в ключевых секторах обрабатывающей индустрии, кардинальное сокращение бедности и социальной дифференциации и т.д. Все это постановки безусловно назревшие, они отражают насущную необходимость форсированного развития производительных сил России. Кардинального усиления экономической мощи нашей страны требует и геополитическая обстановка, в чем убеждают трагические события августа. Вопреки тому наблюдаемая макроэкономическая динамика отнюдь не свидетельствует об организованном развертывании процессов, связанных с реализацией поставленных высшим руководством задач. Отсюда можно сделать вывод, что должная для их решения перестройка системы государственного регулирования экономики пока не осуществлена. Следовательно, системное направление также остается в известной мере проблемным.

Едва ли можно затронуть все обозначенные проблемы, поэтому логика дальнейшего изложения такова: вначале анализируются ключевые итоги первого полугодия, фиксируются системные проблемы, затем детальнее рассматриваются динамика производительности труда и вопрос о ресурсах для продолжения критически важной в нынешних условиях "политики индексации".

Сырьевой рост близок к концу? В первом полугодии 2008 г. цены сырьевого экспорта еще успели поддержать набранную в предыдущие годы инерцию монетарно-сырьевого роста ВВП. В январе-июле 2008 г. цена на нефть марки Urals составила 109, 1 долл. за баррель, в июле - 129, 7 долл., увеличившись в 1, 7 раза по сравнению с июлем 2007 г. Однако со второй половины июля наблюдается снижение цен на нефть (диаграмма 1).

Благодаря главным образом приросту валютных объемов экспорта, в январе-июле 2008 г. при исчислении по отношению к соответствующему периоду прошлого года ВВП прибавил в своем объеме на 7, 9% (оценка Министерства экономического развития РФ). Вслед за ВВП в стоимостном выражении выросли также все другие компоненты распределения вновь созданной стоимости: валютные резервы, доходы государственного бюджета, импорт, оборот розничной торговли, инвестиции.

Промышленное производство увеличилось на 5, 4%, в том числе добыча полезных ископаемых - на 0, 2, обрабатывающие производства - на 7, 8, производство и распределение электроэнергии, газа и воды - на 4, 2%. Помесячная динамика продукции промышленности отличалась неравномерностью, в результате среднемесячный реальный рост по итогам первого квартала составил 0, 5, а второго - 0, 2%.

Прирост инвестиций в основной капитал - 14, 4% к январю-июлю 2007 г., но их динамика также обнаруживает тенденцию замедления. Реальные располагаемые доходы увеличились к соответствующему периоду 2007 г. на 7, 4, реальной заработной платы - на 12, 7, оборота розничной торговли - на 15, 2%.

Экспорт товаров (по методологии платежного баланса) достиг 285, 1 млрд. долл. и увеличился по сравнению с соответствующим периодом прошлого года в 1, 5 раза. Рост стоимости экспорта был обусловлен в основном повышением цен на основные товары российского экспорта. Рост средних экспортных цен в торговле со странами дальнего зарубежья опережал рост цен в торговле со странами СНГ - индексы 150, 4 и 136, 4% соответственно. Однако физические объемы экспорта в страны дальнего зарубежья, в отличие от стран СНГ, практически не росли - 100, 7 против 113, 5%.

Импорт товаров (по методологии платежного баланса) сложился в объеме 163, 3 млрд. долл., увеличившись по сравнению с соответствующим периодом прошлого года в 1, 4 раза. Международные резервы выросли в целом за январь-июль на 118 млрд. долл., и к 1 августа 2008 г. объем золотовалютных резервов превысил 595 млрд. долл. Инфляция в измерении по индексу потребительских цен оценивается на уровне 9, 3%.

На наш взгляд, текущее социально-экономическое положение обязывает с особенной точностью оценивать соотношение между внутренними и внешними, между базовыми и конъюнктурными источниками экономического роста, равно как и тип последнего. Факт в том, что сдвига в пользу внутренних и фундаментальных факторов развития не произошло. К сожалению, в аналитических материалах Минэкономразвития РФ представлена иная оценка, в связи с чем утверждается: "Рост импорта стимулировался ростом инвестиционной активности, расширением внутреннего спроса населения". Надо признать, подобное утверждение не только не соответствует действительности, не только порождает иллюзию о якобы решающем значении внутренних факторов, но показывает ошибочное представление об устройстве и особенностях той системы, действие которой и обеспечило сырьевой рост в 2002-2008 гг.

Если бы государство не централизовало основную часть сырьевой ренты и не включило бюджетный механизм ее трансформации в инвестиционный и потребительский спрос, если бы сырьевая рента оставалась объектом присвоения для частного капитала, Россия не имела бы повышательной динамики ни ВВП, ни промышленного производства, ни накоплений, ни самого государственного бюджета. Внутренний спрос генерируется посредством расходов государственного бюджета на основе налогового и неналогового изъятия сырьевой ренты, валютно-экспортной выручки. Не будь монетарного роста сырьевого экспорта - не было бы и роста внутреннего спроса. Таким образом, динамика ВВП, включая все компоненты его распределения и перераспределения, по-прежнему определяется именно внешними и конъюнктурными факторами, а не внутренними и базовыми.

Сделанный вывод, а он имеет принципиальное значение для верного анализа и выработки действенных решений, опирается на факты, на статистику экспортно-импортной товарной структуры и экспортно-импортных цен.

Согласно статистическим данным, текущий экспорт остается преимущественно сырьевым, удельный вес углеводородного и другого сырья доходит в сумме до 90%, причем доля нефти и газа даже возросла.

Еще выше удельный вес сырья при вывозе в страны дальнего зарубежья -почти 96%, тогда как доля машин и оборудования - лишь 2, 7%. Если продукция нашей обрабатывающей индустрии относительно конкурентоспособна в торговле на пространстве СНГ, то в развитых державах она обладает минимальной конкурентоспособностью.

Между тем, индикатором успешного перехода на инновационный путь развития служит увеличение машинного экспорта именно в развитые страны. Но пока движение тут практически одностороннее, и положение не меняется: Россия вывозит сырье, а ввозит машины - 52, 8 и продовольствие - 13, 2% общего объема импорта.

Конечно, нынешняя экспортно-импортная структура далеко не передовая, но она качественно лучше той, какая была в 1990-е гг. Теперь по импорту страна все-таки получает машины и оборудование, необходимые для адресной модернизации предприятий и обновления стратегически важных производственных мощностей, а тогда не было и этого. В 1990-е гг. сырьевая рента почти целиком доставалась частному олигархическому капиталу, обращалась на спекулятивные операции, оседала в зарубежных финансовых центрах. Олигархический капитал отказывался даже от каких-либо компенсационных капиталовложений в промышленность и социальную сферу, не желая поддерживать никакого индустриального воспроизводства: ни расширенного, ни простого. Наряду с деиндустриализацией страна втягивалась в долговую кабалу.

Лишь огосударствление значительной части сырьевой ренты и создание государственных корпораций позволило включить бюджетный механизм финансирования критически важных капиталовложений, что и повлекло расширение машинного импорта. Это далеко еще не коренной перелом, но все же прекращение дальнейшего разрушения производительных сил страны.

На той же основе устранена угроза долговой зависимости государства, введена и применяется "политика индексации" бюджетных расходов: оборонных, социальных, инвестиционных. Сверх индексации удается направлять средства лишь в отдельные "точки развития", а расширение финансирования вновь-таки зависит от стоимостных объемов сырьевого экспорта.

Как уже сказано, ценовая конъюнктура первого полугодия позволила увеличить экспортную выручку без особого увеличения физических объемов вывоза товаров, поскольку индекс экспортных цен составил 148%.

Соответственно тому в первом полугодии удалось увеличить величину государственного бюджета на 21% - в реальном выражении, с учетом дефлятора ВВП. Это эквивалентно повышению совокупного конечного спроса примерно на 4%, чего вполне достаточно для целей "политики индексации". Но этого мало для политики реконструкции народного хозяйства на основе высоких технологий.

В то же время вывоз сырья в обмен на ввоз продовольствия и машин означает, что сельское хозяйство все еще не в состоянии обеспечить продовольственную, а обрабатывающая индустрия - технологическую независимость России. Позитивных сдвигов кардинального порядка на данных направлениях не произошло.

Недопустимо высокой остается величина так называемого чистого экспорта, на деле - чистого товарного кредитования других стран: около 14% ВВП.

По сути, таковое означает прямой отток ресурсов, их потерю для целей внутреннего социально-экономического развития. Более того, это непосредственный источник импортируемой инфляции. Если учесть наряду с ним товарные потери в виде отрицательного сальдо процентных доходов по платежному балансу - еще около 3% ВВП, то получим инфляционный потенциал на уровне 17% ВВП. Исходя из такой его величины, становится понятно, почему в июле 2008 г. дефлятор ВВП достиг в годовом исчислении 20, 7%.

Но в силу уже отмеченных обстоятельств инерция прежней макроэкономической динамики уже на исходе, и первое полугодие 2008 г. может стать последним для сырьевого роста. После достижения июльского пика - 150 долл. за баррель - цены на нефть пошли вниз и сократились к началу октября более чем в 1, 6 раза. Есть основания полагать, что понижательная конъюнктура на том не остановится и будет двигаться к точке стабилизации примерно до января-февраля 2009 г. Едва ли надо гадать, до какой отметки опустятся тогда цены на нефть. Тенденция понижения несомненна, а нижняя его граница хорошо известна: в частности, по данным ОПЕК при исключении спекулятивных факторов экономически оптимальный диапазон составляет 25-28 долл./баррель.

Нельзя не заметить, что частота колебаний внешнего рынка углеводородов возросла еще в первом полугодии 2008 г. Причем приростные значения экспортных цен оказались столь дробными, что уже по среднемесячным индикаторам отчетливо видно замедление темпов сырьевого роста ВВП России. Так, значения макроэкономической динамики по основным позициям, включая промышленное производство и капитальные вложения, во втором квартале оказались ниже, чем в первом.

Как видим, конъюнктурные источники роста по меньшей мере залихорадило, и в ближайший период следует ожидать нарастания кризиса, вплоть до полного их отключения. Весьма возможно, уже в начале 2009 г. обнаружится, что России придется полагаться главным образом на внутренние источники и ресурсы своего развития.

Если бы даже дальнейший сырьевой рост не оказался под угрозой, как со второй половины 2008 г., то и тогда его возможности с точки зрения развития были бы весьма ограниченными. И тогда переход к инновационному типу развития потребовал бы от нас поиска новых, притом внутренних источников и возможностей, на порядок более крупных и масштабных. Теперь же иной альтернативы, кроме оживления внутренних движущих сил экономического подъема России, практически нет.

Вот почему недопустимо путаться в источниках роста, тем более в поворотное время, когда конъюнктура резко меняется и взамен внешних необходимо быстро подключать внутренние, притом инновационные источники и факторы социально-экономического развития.

На наш взгляд, уже сейчас целесообразно сформировать своего рода антикризисную комиссию при Правительстве РФ, в задачу которой вменить основательную проработку новой экономической системы, основанной именно на главенстве внутренних движущих сил развития России. Важно действовать так, чтобы никакой, даже самый неблагоприятный, поворот событий не смог застать врасплох органы государственного управления или прервать решение поставленных задач развития.

Системные проблемы. Постановка вопроса о неотложности замены экономической системы диктуется не только необходимостью опоры преимущественно на внутренние источники и движущие силы развития, хотя данное обстоятельство настолько весомо само по себе, что его одного более чем достаточно. Вместе с тем имеются другие основания, о которых здесь нельзя не упомянуть.

Во-первых - инфляция. Индекс потребительских цен не дает полного представления о ней. Более точным является дефлятор ВВП. По нашим расчетам, реальная величина инфляции двузначная и на начало июля 2008 г. в годовом выражении достигла 20, 7%. Такая величина указывает на инфляцию как системную проблему. Действительно, в чем суть этой проблемы - только ли в дороговизне, только ли в монетарном сжатии спроса, доступности товаров и услуг? Нет, в первую очередь инфляция есть индикатор несостоятельности действующей экономической системы. Двузначная величина такого индикатора отражает по сути больше чем просто несостоятельность - системный кризис.

Инфляция означает "порчу" рубля, его превращение в "порченную" валюту. Падение покупательной способности денег влечет неотвратимые системные последствия, так как "порченный" рубль есть порченный стимул к труду, сбережениям, накоплениям, капиталовложениям, бюджетной эффективности. Подорванная и падающая покупательная способность рубля приводит к господству в экономике краткосрочных факторов, а они сплошь монетарные и спекулятивные. Наоборот, долгосрочные источники и факторы, - а только такие и должны доминировать, чтобы шло подлинное социально-экономическое развитие, - отключаются, подавляются краткосрочными. При таком, перевернутом против нормального, сочетании долгосрочных и краткосрочных факторов у экономики не может быть перспективы прогресса, не говоря уже о крупномасштабной структурно-технологической модернизации.

Во-вторых - качество экономического роста. Из-за двузначной инфляции оно по-прежнему минусовое: -1, 4 по итогам первой половины 2008 г. Отрицательно также качество промышленного роста (-0, 32), поскольку рост выпуска промышленной продукции вновь ниже, чем прирост ВВП.

Ничего удивительного здесь нет: сырьевой рост в принципе не может придавать прогрессивные качества макроэкономической динамике. Проблема лишь в том, что состояние роста без развития слишком затянулось, как будто системно законсервировано. Так оно и есть, ибо ныне действующая экономическая система делает приоритетным извлечение прибыли не столько из конечного, сколько из промежуточного производства - добывающего и сырьевого.

В-третьих - конкурентоспособность отечественного народного хозяйства. Ее приростное значение тоже отрицательное (-68, 5), тогда как, для примера, у Японии показатель положителен - 121, 5. Получается, ВВП России растет, а конкурентоспособность хозяйства понижается.

Причина все та же - сырьевой тип роста, т.е. рост без развития, рост не на основе наукоемкого способа производства. К этому прибавляется также обстоятельство в виде отрицательного сальдо процентных доходов по платежному балансу, которое означает, что банковско-биржевой сектор работает в пользу покупательной способности иностранной валюты, а не рубля.

В-четвертых - состав фонда внутреннего накопления, генерируемого отечественными предприятиями. Доля технологически передовых, наукоемких средств производства составляет в нем около 3% - против 52-55% во внутренних накоплениях развитых стран (США, Германии, Франции и др.). Разумеется, неинновационные по своему характеру капиталовложения вряд ли могут служить целям формирования инновационных производительных сил и создания высокотехнологичных рабочих мест.

Перечисленные нами проблемы безусловно являются системными. Действующая экономическая система не решает их, а порождает и воспроизводит. Поэтому России необходима новая экономическая система, которая решала бы указанные проблемы, обеспечивая правильное соотношение внутренних и внешних источников, поддержание покупательной способности рубля, высокое качество экономического роста, конкурентоспособность народного хозяйства, высокотехнологичный состав совокупного фонда накопления.

Динамика производительности труда. Не может не тревожить сокращение темпов прироста производительности труда в целом по экономике. В первом полугодии 2008 г. они составили 5, 7% - против 7, 2% в 2007 г. Напомним, для решения задачи учетверения производительности труда в ключевых секторах народного хозяйства в период до 2020 г. среднегодовой темп должен быть на уровне 12, 2%. Текущие темпы, как видим, намного ниже, они не позволят добиться даже удвоения производительности.

Причина в том, что у наблюдаемой динамики производительности труда нет надежной основы в виде модернизации производственных мощностей или освоения продукции с более высокой добавленной стоимостью. Положительно сработавшим фактором является скорее изменение в загрузке имеющихся производственных мощностей машиностроения, так что колебание коэффициента их использования сказывается в большей мере, чем другие факторы, включая численность занятых. Очевидна причинно-следственная цепочка: больше государственных заказов - больше загрузка мощностей и выпуск продукции, выше прирост производительности. Перед нами вновь действие весьма неустойчивого фактора конъюнктуры.

Именно данное обстоятельство - конъюнктурные условия вместо базисных - должно тревожить больше всего. Конечно, нужно наращивать загрузку обрабатывающей промышленности и выпуск промышленной продукции. Но вместе с тем нужно закладывать фундамент для достижения качественно нового уровня производительности, значительно более высокого по сравнению с нынешним. А это возможно только при крупномасштабной реконструкции всей обрабатывающей индустрии, при техническом перевооружении на основе высоких технологий, при переключении производства на серийный выпуск наиболее передовых и наукоемких видов техники, машин, оборудования.

Точечное бюджетное финансирование ряда опорных звеньев экономики -это этап важный, но подготовительный. Только монетарными методами задачу не решить. Чтобы добиться решения, необходимо сконцентрировать намного более значимую и реальную ресурсную мощь. Важно также, чтобы отечественная промышленность сама создавала фонд накопления, количественно и качественно адекватный требованиям крупномасштабной технологической модернизации нашей экономики. Соответственно, нужна система хозяйствования, рассчитанная всецело именно на успешное осуществление инновационной реконструкции народного хозяйства.

Все наличные ресурсы экономическая система должна подчинять делу неоиндустриальной модернизации, превращению России в страну максимально автоматизированных производительных сил. Отвлечение в нынешней ситуации средств на иные цели представляется непозволительным.

Крупной системной проблемой остается увязка оплаты рабочей силы и производительности труда. Как показывают расчеты соответствующих соотношений с использованием дефлятора ВВП вместо индекса потребительских цен, только в металлургическом производстве и электроэнергетике рост реальной заработной платы опережал прирост производительности.

В остальных секторах, и прежде всего машиностроительном, картина обратная. Она показывает отсутствие и системы стимулов в ключевом для инновационного пути развития комплексе, и системы управления пропорцией между реальной оплатой рабочей силы и производительностью труда. Пожалуй, именно отношение к производительности труда представляет самое проблемное звено всей пореформенной экономической системы.

Думается, целесообразно ускорить необходимые системные преобразования, о которых уже шла речь на страницах журнала, прежде всего - вертикальную интеграцию народного хозяйства, введение почасовой системы регулирования оплаты и производительности труда, подключение плановых методов организации работы крупных государственных корпораций. Нужно перевести на системную основу меры по обеспечению кардинального увеличения производительности в ключевых секторах экономики.

О ресурсах "политики индексации". С учетом складывающейся обстановки напрашивается вопрос о том, как долго удастся сохранять базу "политики индексации" инвестиционных, социальных и других бюджетных расходов. До сих пор внешняя конъюнктура позволяла не подвергать сомнению наличие ресурсов для "политики индексации", но сейчас пора всерьез задуматься об опоре на более устойчивые и эффективные ресурсы - уже не столько монетарные, сколько товарные.

Потенциал тех специфических причин, какими были вызваны сверхвысокие цены на нефть (до 150 долл. за баррель в июле), теперь иссякает. С уходом нефтяной администрации Буша в США исчезнут стимулы к инфляции доллара, в связи с чем, не исключено, уже с начала 2009 г. сырьевой экспорт перестанет быть источником роста ВВП. С другой стороны, спекулятивный капитал - отечественный и зарубежный - способен быстро опустошить накопленные Россией валютные резервы. Все это требует мер адекватной реакции.

В порядке подготовки к изменению ситуации на государственном уровне целесообразны комбинированные действия. Прежде всего необходимы меры по жесткому ограничению всякого спекулятивного капитала, вплоть до режима специального регулирования деятельности биржевого и банковского сектора. Непосредственная их цель - максимальное сохранение золотовалютных резервов. Но этого мало. Важно не только сбережение названных резервов, но и быстрое увеличение государственного бюджета в "товарных рублях", на основе приращения внутренней товарной массы. Вот почему меры по сохранению золотовалютных резервов следует подкрепить мерами по форсированному подъему обрабатывающей промышленности и сельского хозяйства.

По нашим расчетам, чтобы гарантировать дальнейшее осуществление "политики индексации" вне зависимости от конъюнктуры внешнего рынка энергоносителей и цен на нефть, уже в ближайшие два года (2009-2010 гг.) понадобится увеличить выпуск продукции отечественной обрабатывающей промышленности в сумме, эквивалентной примерно 20% ВВП. Такой прирост равнозначен удвоению объемов производства обрабатывающей индустрии России, и в столь сжатые сроки может быть обеспечен только на основе и методами плановой организации работы крупнейших потребителей наукоемкой техники: компаний воздушного транспорта и авиастроения, морских перевозок и судостроения, цифровой телефонии и телевидения, лизинга сельхозтехники и т.д.

Говоря о плановых методах, мы подразумеваем не только методы создания госкорпораций в производстве промышленной продукции - авиалайнеров, судов, средств цифрового телевидения, сельскохозяйственной техники и прочих видов наукоемкой техники. Не менее важны методы планового создания совокупного спроса на эти виды техники, т.е. методы планового создания или укрупнения госкорпораций в сфере применения и эксплуатации гражданских самолетов, морских и речных судов, оборудования цифрового телевидения и т.д.

Для подъема промышленности и агропромышленного комплекса нужны мощные и концентрированные структуры, способные обеспечить консолидированный и долгосрочный внутренний спрос на станки, машины, оборудование, высокие технологии и высокотехнологичную продукцию. Такими могут выступать лишь общехозяйственные системные структуры, подобные единому "Аэрофлоту", "Совморфлоту", системе МТС, единой энергосистеме и т.д.

Обеспечить полную загрузку мощностей производственных госкорпораций можно лишь на основе их системного взаимодействия с эксплуатационными, инфраструктурными и лизинговыми государственными корпорациями, только при наличии совокупного спроса на выпускаемые обрабатывающей промышленностью машины и другие виды техники.

Некоторые выводы. Сырьевой рост рано или поздно должен был подойти к точке завершения. На смену ему так или иначе пришло бы развитие инновационного типа. Если бы подобная замена уже произошла, многие из рассмотренных проблем были бы в прошлом. Но ситуация во всемирном хозяйстве и отечественной экономике изменяется быстрее, так что сырьевой рост близится к концу еще до формирования в России системы инновационного воспроизводства, действующего на базе высокотехнологичных производительных сил.

Вновь возникает угроза разрыва исторически объективной последовательности социально-экономического прогресса, и чтобы вторично не оказаться в ситуации разрушения вместо созидания, как случилось в 1990-е гг., нужны неординарные решения и действия. Думается, ситуация требует пересмотра отношения к плановым методам, решительного отказа от предубеждений и предрассудков, порожденных во времена внеэкономического и директивного нажима на экономические интересы, в период действия затратного хозрасчета обособленных предприятий.

Для России жизненно важна вертикальная интеграция экономики, а это принципиально новые, еще не усвоенные теоретически и не освоенные практически формы организации производства, распределения, обмена и потребления, утилизации отходов. Именно поэтому предпочтителен плановый порядок овладения новыми организационными формами: тогда дело пойдет и быстрее, и масштабнее, и с большей результативностью.

На частной инициативе нельзя обеспечить совокупный внутренний спрос, необходимый и достаточный для быстрого, в течение ближайших лет, удвоения объемов продукции обрабатывающей промышленности. Сырьевой экспорт также не позволяет вдвое поднять спрос на авиатехнику, морские и речные суда, оборудование для электроэнергетики, сельскохозяйственную технику, оборудование переработки и т.д. Более того, сырьевой экспорт может стать даже средством не столько увеличения, сколько сокращения совокупного спроса.

Таким образом, складываются такие внешние и внутренние условия хозяйствования, когда совокупный спрос общества может поддерживаться и расширяться только при помощи планово-корпоративной системы, в которой крупные государственные корпорации участвуют как в производстве, так и в эксплуатации наукоемкой техники. Иными словами, вертикально интегрированные государственные корпорации должны выступать на стороне и товарного предложения, и товарного спроса. Тогда интегральному предложению будет соответствовать интегральный спрос, и наоборот.

Функции же планово-корпоративной системы в том, чтобы предотвращать деструктивное воздействие посторонних факторов, например - спекулятивного капитала; гарантировать покупательную способность рубля, доходов государства и населения, накоплений самих корпораций; блокировать извлечение прибыли из промежуточного производства и поощрять максимизацию добавленной стоимости в производстве товаров конечного спроса; объединять усилия и обеспечивать взаимодействие науки, производства средств производства и производства предметов потребления; содействовать обрабатывающей промышленности в обеспечении научно-технологической независимости России и АПК - в обеспечении нашей продовольственной независимости.

Поскольку субъектами планово-корпоративной системы являются наряду с государством и крупные вертикально интегрированные корпорации, новый тип макроэкономического планирования свободен от известных недостатков затратного хозяйственного механизма и господства директивных методов. Так, планово-корпоративная система ориентирует на конечные народнохозяйственные результаты, ибо опирается на вертикально интегрированное организационное строение экономики.

И главное, только планово-корпоративная экономическая система позволит на деле осуществить переход от внешних и конъюнктурных к внутренним, базисным, неоиндустриальным источникам социально-экономического развития нашей страны.

Комментарии (0)add comment

Написать комментарий
меньше | больше

busy