ОБЩЕСТВЕННОЕ СОЗНАНИЕ И ЭКОНОМИЧЕСКАЯ ПОЛИТИКА


ОБЩЕСТВЕННОЕ СОЗНАНИЕ И ЭКОНОМИЧЕСКАЯ ПОЛИТИКА

Экономические рыночные преобразования осуществляются в нашей стране уже полтора десятка лет. За годы реформ условия и содержание хозяйственной деятельности изменились коренным образом. Частная форма собственности является преобладающей, сформирован корпоративный сектор, введено свободное ценообразование почти по всему кругу товаров и услуг, либерализован рынок труда, отменена монополия государства в сфере внешней торговли и так далее. Сделано, казалось бы, немало для эффективного функционирования экономики.

Вместе с тем в общественной оценке экономического развития Российской Федерации преобладают нотки неудовлетворенности, но не позитива. И в этом нет ничего удивительного, поскольку за годы реформ многие базовые проблемы не были решены и даже обострились.

Разнообразные монополии (общероссийского масштаба, региональные и местные) доминируют по отношению к сложившимся системам антимонопольного регулирования и защиты прав потребителей, ограничивая по мере собственной необходимости конкуренцию. Возросла зависимость экономики от объемов экспорта топливно-сырьевых товаров и поступления валютной выручки. Структурные преобразования осуществляются по инерции, сопровождаемые старением основных фондов в большинстве отраслей материального производства и снижением роли высоких технологий. Постепенно нарастает дефицит научных, инженерных и квалифицированных рабочих кадров при сохранении производительности труда на низком уровне. Весьма заметны материальное и социальное неравенство по группам населения, похоже, и не собирающиеся сокращаться. Усиливается дифференциация экономического развития в региональном разрезе, различия в качестве столичной и провинциальной жизни давно вышли за разумные пределы.

Перечисленные проблемы отнюдь не новы, формироваться они начинали еще в советский период. Однако, допущенное промедление привело к дополнительному осложнению поиска их решения. Так, например, экономика Советского Союза в отличие от Российской Федерации была частично защищена внешнеторговой монополией, меньше интегрирована в систему мировых финансово-хозяйственных связей и зависима от их состояния. Кроме того, СССР не стремился к вступлению во Всемирную Торговую Организацию, которое неизбежно повысит планку конкурентных требований в отношении отечественной продукции.

В принципе, повышение степени открытости российской экономики внешнему миру процесс позитивный, но следует помнить, что для обеспечения конкурентоспособности предстоит существенно улучшить потребительские свойства многих видов выпускаемой продукции, заметно повысить производительность труда, резко снизить материалоемкость производства, а также решить целый ряд других застарелых проблем. При этом возникают обоснованные вопросы - почему давно известные и значимые проблемы нашего материального бытия не находят своего решения и что надо сделать для их решения? Не разобравшись в данных вопросах, не удастся позитивно изменить ситуацию.

На первый из поставленных вопросов дадим простой по форме, но не по смыслу, ответ. Так происходит потому, что в процессе экономического развития какие-то очень важные и, определяющие его ход, факторы оставались вне поля зрения, либо по тем или иным причинам не получили должного внимания и изучения. Следовательно, ранее сложившиеся проблемы развития не могли найти и не нашли своевременного и правильного решения.

Искомый недооцененный фактор, причем фундаментально влияющий на тенденции в экономике, действительно существует - это состояние общественного сознания.

К сожалению, при проведении экономических преобразований основное внимание традиционно уделялось и уделяется материальным факторам. Подобное положение дел характерно как для советского планово-административного, так и для российского рыночного периодов. Вместе с тем исторический опыт показывает (но, по видимому, не убеждает), что игнорирование состояния, в котором находится общественное сознание, и сформировавшихся в нем устойчивых тенденций способно приостановить и даже полностью заблокировать экономическое развитие, трансформировать начатые преобразования в нечто отличное от первоначального замысла.

Взаимосвязь отношений, в которые люди вступают в сфере материального производства, с общественным сознанием превращает их в область исследований гораздо более сложную, чем физические или химические процессы, используемые в тех или иных технических устройствах. В данном случае серьезно ограничены либо практически отсутствуют возможности для применения лабораторных (стендовых) испытаний, для четкого выделения влияния отдельных факторов на динамику наблюдаемых и анализируемых процессов.

Как следствие, при проведении экономических преобразований тщательный учет состояния общественного сознания важен не менее, чем темпы преобразований и количество одновременно решаемых крупных экономических задач. Реформы не следует искусственно тормозить, но нельзя и безоглядно подстегивать. В ином случае, какими бы ни были изменения в материальных отношениях, в конечном итоге, они неизбежно будут скорректированы общественным сознанием.

Бытие и сознание взаимодействуют посредством ряда общественных институтов, включая право и государство. Таким образом, результаты в экономике предопределяются эффективностью функционирования системы органов государственной власти, качеством законодательства, а также правоприменительной практикой и содержанием десятков триллионов отдельных хозяйственных операций. В свою очередь, содержание каждой операции на микроуровне устанавливается ее непосредственными участниками, но не юридическими лицами, как это нередко абстрактно принято считать, а конкретными людьми - собственниками организаций, управляющими предприятий, рядовыми работниками и т. д.

Действуют участники операций, руководствуясь не только экономическими интересами и соответствующей системой правовых норм, но также сообразно личному или групповому мировоззрению. В связи с этим экономические последствия их действий зависят как от уровня профессиональной подготовки, так и от всей совокупности взглядов и убеждений. Полученное образование и законодательная база профессиональной деятельности лишь набор инструментов в умах и руках добродетельных либо недобросовестных пользователей.

Именно поэтому для обеспечения устойчивого экономического прогресса требуется учитывать мировоззренческие аспекты, включая нравственность. Наличие серьезных нравственных проблем будет постоянно создавать препятствия при проведении экономических преобразований, например, в виде коррупции, налоговых и таможенных правонарушений, производства контрафактной продукции, противодействия развитию подлинной конкуренции. Нравственное нездоровье общества служит одним из главных источников постепенного накопления недостатков и усиления диспропорций, генератором энергии разрушения материальной базы жизнедеятельности общества.

Во второй половине 80-х и в начале 90-х годов XX века десятки миллионов наших соотечественников, измученных разнообразием товарного дефицита, поддержали новый курс реформ, объединенные стремлением улучшить, прежде всего, свое материальное положение. Однако, сознание многих из них было весьма отличным от эталонного образа строителя коммунизма и не менее равноудаленным от соблазнительного образа цивилизованного предпринимателя-капиталиста. Оно лишь официально принималось близким идеалу, но в действительности имело изъяны, сопоставимые с диспропорциями в товарно-денежных отношениях.

Приведенное соображение не следует воспринимать как обвинение обществу и автор не видит за собой такого права. Дело в ином. Вступая на путь радикальных преобразований, необходимо комплексно оценить возможности достойно его пройти - как материальные, так и морально-нравственные.

К сожалению, получив свободу экономической деятельности, значительная часть постсоветского, т. е. современного российского общества, устремилась к извлечению сиюминутной материальной выгоды, не разбираясь в методах и средствах, не особенно задумываясь о последствиях своих действий. Причем носителей подобного сознания можно обнаружить во всех социальных группах. Соответственно, желание попутно изменить что-либо в отношении к труду, в социальном и гражданском поведении, оказывалось на последнем плане либо вовсе исчезало.

В то же время построение эффективной и перспективной экономики, организованной на рыночных принципах, - поле деятельности честных, ответственных и, как результат, доверяющих друг другу партнеров. При отсутствии доверия потенциал деловых намерений не трансформируется в кинетическую энергию инвестиций и инноваций, столь необходимых экономическому развитию.

Сложившийся в отечественной экономике уровень взаимного недоверия, например, наглядно проявившийся в банковской сфере весной-летом 2004 г., весьма высок и это, по нашему мнению, лишь одно из последствий негативного и ухудшившегося состояния общественного сознания. Вот почему современное российское общество не только не сумело преодолеть экономические и социальные недостатки своего советского предшественника, но и заметно расширило их состав.

Система отношений, основанных исключительно на приоритете личных интересов и при отрицании общественных, циничном пренебрежении принципом единства прав и обязанностей, отказе от морально-этических норм, не может не разделять экономику на фрагменты, состоящие из постоянно конфликтующих домашних и корпоративных хозяйств, на разрозненные островки, где каждый борется против всех и все - против каждого. Желающим узнать, чем это, как правило, завершается, достаточно прочитать очерки российской истории. Вектор экономического роста подобной системы не будет достигать значений, требующихся для реализации стратегических государственных задач.

Таким образом, острейшая общественная потребность заключается в поиске начала, способного объединить наших соотечественников, скорректировать их мировоззренческие позиции, превратить совокупность индивидуумов в гражданское общество, умеющее формулировать и отстаивать свои права и интересы, в том числе в социально-экономической сфере. В этом ответ на второй из приведенных вопросов. Что сделать для изменения ситуации к лучшему - выработать общенациональную цель, наличие или отсутствие которой, в свою очередь, служит одной из главных характеристик состояния общественного сознания.

В качестве отправной точки при выработке общенациональной цели предлагается рассмотреть построение государства как общественно-политической организации, опирающейся на широкую относительно однородную социальную базу - средний класс, призванный выполнять функции экономически господствующего класса, и, осознанно регулирующий свое поведение в соответствии с высокими нравственными принципами. Материальное благополучие этого государства должно обеспечиваться, в первую очередь, научными исследованиями, инновациями и высокими технологиями.

Взаимосвязь между процессом накопления знаний об окружающем мире и увеличением влияния среднего класса в обществе необходимо подчеркнуть особо. Представляется, что дальнейшее продвижение по ступеням цивилизационного развития и переход к новым способам производства будут сопряжены с существенным усилением общественной роли научной и технической интеллигенции, как основного носителя соответствующих знаний в составе среднего класса. Причем в данную социальную подгруппу следует включить не только инженеров, техников, ученых, исследователей, но и высококвалифицированных рабочих, представителей управленческого аппарата.

Прогнозируемый рост численности научной и технической интеллигенции заметно скорректирует структуру занятости населения, а ее профессионализм будет обеспечивать качественное повышение производительности живого и овеществленного труда на базе ускоренной модернизации основных фондов. Кроме того, осознание научной и технической интеллигенцией своего приоритетного места в производстве материальных и духовных благ изменит отношение к участию в социальной и политической жизни общества.

Именно с учетом упомянутых обстоятельств наиболее развитые государства Запада ведут (пока без активного участия России) бескомпромиссную борьбу за интеллект, хорошо понимая, что страны с низшими технологическими укладами вынуждены уплачивать интеллектуальную ренту, устанавливаемую государствами-лидерами научно-технического прогресса.

В этой связи вполне объяснимы объемы государственных расходов социальной направленности в странах "большой семерки", составляющие 20 и более процентов валового внутреннего продукта (в России вряд ли выше 10-15% ВВП), поскольку повышение качества трудовых ресурсов при адекватном функционировании систем здравоохранения, образования и социального обеспечения во все большей мере проявляется в способности работников генерировать идеи, изобретать и делать открытия. При сложившихся мизерных подушевых расходах (разумеется, взятых с учетом курсовых соотношений валют), например, на науку и образование стоит ли удивляться тому, что инновационная активность в Российской Федерации в несколько раз меньше, чем в странах "большой семерки".

Хозяйственный механизм, функционирующий в Российской Федерации, как минимум, не способствует формированию среднего класса. Экономическая деятельность находится под действием налогового пресса; как и государственная, частная собственность, включая интеллектуальную, не имеет достаточной защиты; рабочие места в высокотехнологичных отраслях создаются в весьма ограниченном количестве; научно-исследовательский сектор пребывает в угнетенном состоянии без должной финансовой помощи от государства и промышленности; получение высшего образования по многим специальностям не перспективно по причине низкой оплаты труда. И это далеко не полный перечень ограничений.

Тема формирования среднего класса стала активно обсуждаться еще до финансового кризиса 1998 г. Российский средний класс пострадал в кризисный период, но благодаря полученному образованию, квалификации и энергичному поведению на рынке труда восстановился. Однако, пока он малочисленен, как устойчивая группа, объединенная общими интересами, не проявился и не может считаться ведущей социальной силой общества, а, следовательно, не может служить гарантией экономической и политической стабильности.

Вместе с тем четкое представление о среднем классе еще не выработано. Формируя средний класс, очень важно, например, иметь в распоряжении обоснованные критерии (образовательные, имущественные и др.) отнесения тех или иных групп населения к среднему классу.

Так, в качестве основного критерия отнесения к среднему классу часто рассматриваются уровень доходов, объем накопленных сбережений, количество имеющихся автомобилей, наличие второго жилья, т. е. характеристики имущественного состояния.

В связи с этим в данную социальную группу часто включают работников финансового сектора и предпринимателей, не учитывая, что многие предприниматели (например, те из них, кто действует без образования юридического лица) не относят себя к среднему классу и не имеют четко выраженных интересов, кроме меркантильных. В то же время работники образования и науки, медицины и культуры по-прежнему остаются лишь потенциальным резервом пополнения среднего класса, поскольку в большинстве случаев по экономическому положению ему явно не соответствуют.

Состав критериев для определения принадлежности к среднему классу, по видимому, должен быть достаточно репрезентативным и четким. Аморфность, с одной стороны, или чрезмерная жесткость при отнесении, с другой стороны, воспрепятствуют получению правильного представления о среднем классе.

Несмотря на существующие объективные и субъективные трудности, работу по формированию деятельного среднего класса следует активизировать. При этом важно обеспечить общественное восприятие среднего класса как законопослушной социальной группы, получившей возможности для удовлетворения своих рациональных материальных и высоких духовных потребностей за счет качественного и производительного труда. Создание условий, способствующих образованию и увеличению численности среднего класса, могло бы рассматриваться как одна из главных целей среднесрочной социально-экономической программы органов государственного управления.

При дальнейшем осуществлении реформ в нашей стране целесообразна организация более активного и глубокого изучения общественного сознания как фактора экономического развития. Для проведения соответствующих исследований необходимо масштабное привлечение академических и отраслевых научных сил. Представляется, что тема научного участия в реализации государственной экономической политики заслуживает хотя бы краткого упоминания и рассмотрения.

Построение основ эффективно функционирующей экономики нового типа - информационно-инновационной - невозможно без создания благоприятных условий для научной деятельности и ускоренного внедрения достижений технического прогресса. Наука, как одна из форм общественного сознания, уже давно перестала быть изолированным социальным институтом и постепенно превращается в главную производительную силу общества.

Происходящее в мире накопление научных знаний (например, в области материаловедения, микробиологии и информатики) неизбежно воплотится в технических нововведениях, которые потребуют быстрых и адекватных изменений в методах регулирования хозяйственной деятельности. Государства, лучше других подготовившиеся к грядущим изменениям, получат неоспоримые преимущества.

Предсказать конкретную дату совершения прорывных научных открытий и увеличения их интенсивности не представляется возможным. Проблема, однако, заключается в ином. Новые подходы к регулированию экономики необходимо разработать до, а не после перехода к ее функционированию в режиме научно-технической революции.

Для нашей страны это более чем актуально. Открытость отечественной экономики, сырьевая направленность экспорта, низкая производительность живого и овеществленного труда, высокая материалоемкость выпускаемой продукции заведомо предполагают ее уязвимость при подобном варианте развития событий, в том числе с точки зрения экономической безопасности.

Целесообразность активного участия научных организаций в формировании новой экономики достаточно очевидна. Но потенциал участия останется нереализованным, если не будут укреплены взаимоотношения органов государственной власти и научного сообщества.

К сожалению, в последние годы эти взаимоотношения заметно осложнились. Притчей во языцех является неудовлетворительное финансирование научных организаций. Однако, ограничиться увеличением объемов выделяемых средств не удастся. Главное во взаимоотношениях с наукой заключается в том, чтобы научная сфера почувствовала свою востребованность со стороны государственных органов, но не формально, а на деле. Для настоящего ученого складывать в стол результаты проведенной работы даже за большие деньги неприемлемо.

Вместе с тем научное сообщество, со своей стороны, должно осознать объективно существующую необходимость и принять конструктивное участие в проведении преобразований, направленных на повышение эффективности научной деятельности, включая реорганизацию системы бюджетных научных организаций в целях концентрации бюджетных средств на финансировании приоритетных работ. Изучение общественного сознания и его влияния на развитие экономики этого заслуживает.

Для обеспечения всестороннего и углубленного изучения общественного сознания усилия научного сообщества целесообразно дополнить привлечением организаций образования и культуры, религиозных и общественных объединений. Ошибочно рассматривать общественное сознание как абстракцию, пригодную лишь для интеллектуальных игр, ибо конкретность и значимость этого понятия неоднократно и наглядно доказывалась прорывами в экономическом развитии стран и наций.

Комментарии (0)add comment

Написать комментарий
меньше | больше

busy