Проблемы конкурентоспособности народного хозяйства


Проблемы конкурентоспособности народного хозяйства

Р. Кучуков
А. Савка

В современном мире социально-политические факторы, особенно государственное регулирование, стали общепризнанным условием жизнеспособности и эффективного функционирования экономической системы. Конкурентоспособная экономика немыслима без эффективного механизма ее взаимодействия с государством, органами его законодательной и исполнительной власти. Более того, такой механизм стал одним из сущностных признаков демократического общества. Опыт индустриально развитых стран показывает, что действующая форма взаимоотношений между экономической системой и государством прошла длительный и сложный путь развития.

И по степени проникновения в структуры хозяйства, и по характеру воздействия на отдельные регионы и сферы жизнеобеспечения человека динамично развивающиеся трансформационные процессы в мире неоднозначны. Поэтому устойчивое конкурентоспособное развитие народного хозяйства принципиально важно с точки зрения единства и безопасности страны. Формирование приоритетов развития системы национального хозяйства должно учитываться стратегией государства, реализуясь на основе четкого проведения экономической политики.

Значительное ослабление роли государства в ходе рыночной трансформации - неизбежный результат быстрого разрушения адекватных плановому хозяйству институтов и деформированного становления рыночных структур. Для олигархического типа развития, сформировавшегося в ходе реформ, характерны сращивание собственности и власти, приоритет капитала над трудом и потребителем; источником политического влияния стала клановая частная собственность. Следствием слабости государства явились чрезмерная коррупция и криминализация экономики. Тотальное перемещение собственности и доходов от государства и массового потребителя к немногочисленной экономической элите, финансовой олигархии лишило производство внутреннего импульса развития и обрекло экономику на стагнацию, небывалое сокращение производства и, как результат, - расслоение общества, достигшее чрезмерных масштабов.

Так, коэффициент, выражающий соотношение доходов 10% самого богатого и самого бедного населении в 2007 г., поднялся до рекордного уровня - 18 раз против 13, 9 в 2000 г., 13, 5 - в 1995 г. и 8 раз - в 1992 г. В советское время разрыв в доходах населения не превышал 4-5 раз. Между тем критически опасным для социальной обстановки считается 7-8-кратный разрыв. Столь стремительного социального расслоения населения не знала ни одна страна мира. Естественно, такое неравенство тормозит экономический рост, поскольку ведет к социально-политической нестабильности. Статистические данные последнего времени о росте реальных доходов в среднем на душу населения не вызывают массового доверия, поскольку понятно, что рост средних показателей обеспечивается сверхдоходами богатой небольшой части населения (в эту группу входит слой населения, сконцентрировавший в своих руках основную часть национального богатства страны - это 2-3% российских граждан, а также группы правящей бюрократии - 4-5% населения), держащей в своих руках реальные рычаги регулирования экономической, денежно-кредитной, внешнеторговой деятельности.

Как показывает практика, одна из основных причин разрушения экономики - реализованная модель приватизации. В процессе ее осуществления были допущены две принципиальные ошибки: одновременно с приватизацией воспроизводственных активов предприятий их новым хозяевам была предоставлена возможность присвоения рентного дохода; новый "класс" менеджеров - директоров и управляющих акционированными предприятиями, по существу, вывел себя из-под общественного контроля и юридической ответственности за эффективность использования своих активов. Этому в немалой степени способствовало то, что государство как один из стратегических собственников промышленных и других предприятий устранилось от управления принадлежащим ему имуществом. Господствующие высоты в экономике занимают теперь предприятия частной или смешанной формы собственности.

После 1990 г. процесс воспроизводства в стране перестал быть расширенным. В течение восьми лет непрерывно снижались объемы производства в ключевых отраслях экономики, а инвестиции в основной капитал к 1998 г. уменьшились против предреформенного уровня более чем в 5 раз. Если в эпоху СССР хотя бы на уровне научных исследований эффективно велись разработки проблематики перехода к интенсивному типу расширенного воспроизводства, то рыночные реформы послужили поводом для полного забвения темы о типе воспроизводства. Изначальные цели - интенсификация экономики, научно-технический прорыв, структурная перестройка экономики - отошли в разряд устаревших. За годы реформ, к сожалению, по доле в мировом валовом продукте Россия оказалась отброшенной на много лет назад. Так, в 1970-е гг. в стране производилось 8% мирового ВВП, в 1990-е гг. - 5, 5, в 2000 г. - 2, 7, а в 2007 г., по разным расчетам, - 2, 8-2, 9%.

Произошел масштабный структурный, сырьевой перекос в экономике. Это было результатом подчинения внутренней политики требованиям зарубежного капитала, внешнего рынка. Если в 1995 г. в объеме российского экспорта в страны дальнего зарубежья минеральные продукты занимали 40%, то сегодня -более 60%. Основные доходы, поддерживающие экономику и благосостояние людей, обеспечиваются прежде всего экспортом нефти и газа. Несомненно, предпосылки такого структурного перекоса возникли еще в 1980-е гг., но советская экономика (в отличие от нынешней) была комплексной. Даже в период падения цен на нефть в 1985-1987 гг. с 27 до 15 долл. за баррель ВВП страны устойчиво рос вплоть до 1990 г. Характерной чертой политики при всех тогдашних ее недостатках была все-таки линия на развитие машинотехнического сектора. Доля машин, оборудования и транспортных средств в экспорте из СССР составляла в 1965 г. - 20%, в 1970 г. - 21, 5, в 1975 г. - 18, 7, в 1980 г. -15, 8, в 1986 г. - 15%. В отличие от этого в российском экспорте доля машин, оборудования и транспортных средств составила в 2003 г. 9% и в 2007 г. только 7, 1%, т. е. их доля сегодня меньше в разы.

С учетом сложившейся ситуации необходимы меры по обеспечению комплексного, инновационного развития, по восстановлению научно-технического потенциала. Если в 1960-х гг. и вплоть до 1988-1989 гг. наша страна хотя бы в удельном отношении к национальному доходу выдерживала относительный паритет с США по размеру вложений в НИОКР, то с начала рыночных преобразований практически все параметры научно-технического потенциала России уменьшились в разы. Финансирование НИОКР осуществляется на уровне около 1% ВВП против 2, 5-3% в технически развитых странах, а доля инновационной продукции в составе промышленного производства оценивается в размере не более 4-5% против 35-40% в указанных странах. В арсенале реформационных действий за весь период после 1991 г. невозможно выделить ни одной крупной целевой программы инновационного характера, доведенной до результативного выполнения. В российском экспорте продолжает доминировать сырьевая составляющая, а не технологическая. За 2007 г. импорт увеличился на 36%, а экспорт - всего на 17%, причем в основном в связи с повышением экспортных цен на топливно-энергетические товары.

По расчетам многих специалистов и крупных научно-исследовательских институтов РАН для устойчивого динамичного развития экономики и изменения структуры народного хозяйства в пользу обрабатывающей индустрии объем фонда внутреннего накопления должен составлять не менее 25% ВВП. Только кардинальное увеличение объемов капитальных вложений и эффективности, равно как улучшение технологической структуры, позволяет рассчитывать на повышение конкурентоспособности народного хозяйства и преодоление тенденций деградации производственно-технического аппарата.

К сожалению, пока Минфин РФ направляет ежегодно нефтедоллары на выплату внешнего долга, а также вкладывает в американскую экономику (через ценные бумаги) и ценные бумаги европейских государств в ущерб собственным интересам. При этом доходность государственных ценных бумаг и капиталов, размещенных за границей, составляет 2-4% годовых, тогда как рентабельность внутреннего производства продукции конечного спроса могла бы составить не менее 7%.

На рубеже XX-XXI вв. мировая цивилизация вступила в принципиально новый этап своего развития, характерными особенностями которого являются интеллектуализация, технологизация, информатизация и глобализация экономики. На этом этапе ведущая роль человеческого фактора в экономическом развитии и национальном богатстве становится все более очевидной.

В России с ее богатым природно-ресурсным потенциалом и топливно-сырьевой ориентацией экономики, которая не соответствует современным требованиям к качеству экономического развития, новые, инновационные аспекты факторов роста используются, к сожалению, пока еще слабо. И это объяснимо. В то время как в России в течение более 15 лет осуществлялись так называемые радикальные реформы, другие передовые страны развивались в русле научно-технического прогресса, и отставание нашей страны в этой сфере не только не сократилось, а даже еще больше увеличилось.

Нынешний хозяйственный механизм не позволяет эффективно использовать огромные резервы экономики, тормозит решение комплекса неотложных социальных проблем. Приоритетным должно быть, прежде всего, обеспечение высокого уровня образованности и профессиональной подготовки кадров, поддержка развития науки, наукоемких производств, новая промышленная политика, ориентированная на прорывные технологии, создание высококонкурентных новых поколений техники.

К началу XXI в. российская экономика оказалась на крайне неблагоприятной стартовой позиции. Объективных причин для этого не было, но зато имели место крупные стратегические ошибки, просчеты.

Поскольку потребность в переходе к политике высокотехнологичного накопления и воспроизводства стала для России безотлагательной и жизненно важной, анализ социально-экономического положения должен служить в первую очередь выработке, обоснованию и отстаиванию именно такой хозяйственной политики. Время увлечения монетарными регуляторами прошло: неотложные задачи неоиндустриального развития требуют включения механизма планово-централизованной концентрации реальных ресурсов на приоритетных направлениях структурно-инновационного маневра и прорыва.

Сейчас основная проблема, мешающая становлению условий инновационного хозяйствования, заключается, прежде всего, в слабости политики государства по поддержке воспроизводства промышленного капитала. Сектор малых и средних предприятий не в состоянии выйти на позиции, сравнимые с ТНК высокоразвитых стран, и не служит базой для создания эффективных хозяйственных структур. Проблема эффективного предпринимательства не может быть решена лишь в плоскости предоставления государством больших свобод частному капиталу. Решение видится в создании вертикально интегрированных структур, сопоставимых по концентрации промышленного капитала и инвестиций с ведущими ТНК мира. Секторов, в которых возможно их создание, немало - это авиастроение, электроника, приборостроение и т. д.

Более высокая инновационная активность корпораций, поднимающая потенциал конкурентоспособности российской экономики, может быть обеспечена только при ясно выраженной промышленной стратегии государства. Нужны энергичные и ответственные действия, опирающиеся на публично сформулированные стратегии, такие, которые могут весьма жестко контролироваться обществом.

Одной из основных причин утраты Россией позиций на мировом и внутреннем рынках наукоемкой продукции стало отсутствие концептуальной государственной политики в сфере интеллектуальной собственности и инновационной деятельности, обвальное снижение инвестиций в науку, фактическая ликвидация отраслевой науки, разрушение связей науки с производством. Инновационный путь развития предполагает первоочередное решение всех вопросов, связанных с интеллектуальной собственностью.

Российская Федерация пока еще сохраняет некоторый уникальный научно-технический и образовательный потенциалы, однако эффективность их практического использования для создания национальной инновационной системы крайне низка. За 1990-е гг. более чем вдвое сократился объем работ, выполненных научными организациями по основному профилю, свернуты целые научные направления, ликвидированы научные и обеспечивающие подразделения. При этом утрачены часть информации, составлявшей научно-технический задел, и специалисты в области патентного дела. Из государственного сектора выведено более 30% научных организаций, часть которых была головными и аккумулировала результаты научно-технической деятельности в соответствующих отраслях экономики. Начиная с 1992 г. на предприятиях существенно сократились количественные показатели изобретательской и рационализаторской работы, снизилось качество патентно-лицензионной деятельности, на ряде предприятий подразделения, обеспечивающие эту деятельность, были ликвидированы. По экспертным оценкам Роспатента, с начала 1990-х гг. в России произошел спад количества поданных заявок на изобретения почти в 60 раз. Были утрачены кадры патентоведов, в научных организациях не обеспечивалось проведение необходимой проверки научно-технической продукции на патентную чистоту и наличие патентоспособных решений. При этом обладающая коммерческим потенциалом часть результатов интеллектуальной деятельности, полученных за счет средств государства, патентовалась физическими лицами и негосударственными структурами как в России, так и за рубежом, в том числе с последующей переуступкой прав. По данным Роспатента, в США были запатентованы российские разработки в области электронной, лазерной, волоконно-оптической техники, технологий переработки нефти и газа, органической химии, медицинской и экологической техники. По экспертным оценкам, в 1992-2000 гг. только в США зарегистрировано более 1 тыс. патентов на технологии военного и двойного назначения, где авторами являются российские изобретатели, а обладателями патентов - иностранные юридические и физические лица, в том числе непосредственно США в лице органов государственной власти.

Использование новых высоких технологий, в том числе содержащих объекты интеллектуальной собственности, в период проведения реформ сократилось почти в 20 раз. Большинство высокотехнологичных производств в передовых, высокотехнологичных отраслях промышленности было приватизировано: в авиационной - более 70% предприятий финальной продукции, в радиоэлектронной - более 60%.

За прошедшие десятилетия основные фонды серийных предприятий не обновлялись. Их износ составляет более 75%. Государственный заказ на разработки высоких технологий уменьшился в десятки раз. Отсутствие оплаченного спроса на отечественную высокотехнологическую продукцию на внутреннем рынке фактически разорило ряд производств. При этом новыми владельцами предприятий ставилась задача не развития и обновления товарного ряда в силу отсутствия оборотных средств, а получения максимальной прибыли, в том числе путем передачи в аренду и продажи основных фондов в ущерб основному производству. Выживали в основном предприятия, ориентированные на зарубежный рынок или имеющие уникальные производства востребованных товаров. Таким образом, отставание отечественной науки в силу системного экономического кризиса значительно увеличилось.

Отсутствие единого государственного учета результатов научно-технической деятельности не позволяет дать даже приблизительную оценку объемам научной продукции, имеющей коммерческое значение.

Так, по данным Минобрнауки России (на 1 января 1998 г.), учтенная стоимость нематериальных активов 21 ведущего государственного научного центра составила всего 1, 02 млн. руб. (около 170 тыс. долл.), т. е. около 50 тыс. руб. на один центр. Эти активы ни в коей мере не отражали реальной стоимости результатов интеллектуальной деятельности и в производство практически не передавались. Причем основная масса имеющихся в организациях результатов существует в неохраняемом виде.

Беспатентная форма охраны в виде конфиденциальной информации пока не получила широкого распространения. Это ведет к потере значительной части технологических достижений, поскольку для успешного функционирования системы учета объектов интеллектуальной собственности и конфиденциальной информации необходимо обеспечить им правовой статус. Все это явилось причинами, на годы заблокировавшими организацию учета, закрепления за Российской Федерацией прав на результаты научно-технической деятельности и введения их в хозяйственный оборот.

В то же время на долю новых технологий в развитых государствах мира приходится до 85% прироста ВВП. Объем мирового рынка наукоемкой продукции сегодня превысил 2, 3 трлн. долл. До 36% этой суммы приходится на США, 30 - на Японию, 9, 5 - на Германию, 6% - на Китай. Доля России составляет лишь 0, 3%. Причем удельный вес наукоемкой продукции в общем объеме российского экспорта не превышает 1, 5-2% (в 1990 г. - 23%).

В последнее десятилетие доля инновационной продукции в общем объеме промышленной продукции снизилась до 4, 8% (в конце 1980-х гг. - 30-40%). Доля инновационно-активных предприятий в России не превышает 10% (в конце 1980-х гг. - 60-70%). В то же время следует отметить положительное: торговля технологиями с зарубежными странами постепенно развивается и входит в цивилизованные рамки. С 2001 по 2006 г. число лицензионных соглашений на поставку (экспорт) отечественных технологий выросло почти в 1, 3 раза, а их стоимость возросла в 1, 5 раза. Проведенный анализ проблем, связанных с интеллектуальной собственностью и введением ее в хозяйственный оборот, позволяет сделать следующие выводы.

Вовлечение результатов интеллектуальной деятельности в хозяйственный оборот требует обеспечения их учета и охраны в качестве объектов интеллектуальной собственности либо в качестве сведений, составляющих коммерческую тайну, невозможно без установления надлежащего правообладателя результатов интеллектуальной деятельности и связано с проблемами правомерного распределения и закрепления прав на такие результаты и эффективного распоряжения ими.

В течение продолжительного времени нормативная правовая база не обеспечивала в полной мере единство подхода решения всего комплекса задач, связанных с учетом и закреплением за Российской Федерацией исключительных прав на результаты интеллектуальной деятельности. Ее формирование отстает от практики реформирования экономики России, смены системы государственного управления и хозяйственных отношений.

Контроль за использованием прав Российской Федерации на результаты научно-технической деятельности, вовлекаемые в хозяйственный оборот, нормативно не обеспечен. Организационный и правовой механизмы системы контроля не сформированы. Система экономических стимулов, обеспечивающих заинтересованность в создании и вовлечении в хозяйственный оборот результатов интеллектуальной деятельности, отсутствует.

Зарубежный опыт подтверждает, что интеллектуальная собственность, созданная за счет средств государственного бюджета, должна иметь особый режим правового регулирования. Так, в США применяется более 20 законов и актов президента США по стимулированию передачи технологий и учету прав на результаты интеллектуальной деятельности. На учете исключительных прав государственных органов и ведомств США числится около 100 тыс. патентов, а их количество пополняется более чем на 1 тыс. в год. Для сравнения, в Российской Федерации за последние два года (на конец 2006 г.) Роспатентом закреплены права всего на 75 объектов интеллектуальной собственности.

Низкая эффективность национальной инновационной системы обусловлена рядом причин: незначительностью выделяемых ресурсов для масштабного инновационного преобразования и развития отраслей промышленности; недостаточно эффективным расходованием бюджетных средств и неразвитостью инновационной инфраструктуры; слабой конкурентоспособностью большинства предприятий и неэффективностью их сбытовой системы, а также низким оплаченным покупательским спросом на высокотехнологичную продукцию; отсутствием кадрового потенциала соответствующего уровня, имеющего навыки в области продвижения и сбыта наукоемкой, высокотехнологичной продукции; неразвитостью фондового рынка и неработоспособностью венчурных схем привлечения капитала.

Национальная инновационная система не обеспечивает единого, эффективного государственного управления инновационной деятельностью, а отдельные разрозненные составляющие (объекты инновационной инфраструктуры) - ее комплексного развития. Выделяемые государством денежные средства на проведение НИОКР по приоритетным инновационным проектам явно недостаточны. Кроме того, в 2005 г. практически была остановлена федерально-региональная инновационная научно-техническая деятельность, так как поправки, внесенные в законодательство Федеральным законом от 22 августа 2004 г. N 122-ФЗ фактически лишили субъекты Федерации и федеральные ведомства возможности финансировать совместные исследования и разработки в интересах инновационного развития регионов, создания инновационной инфраструктуры.

Затягивание решения о разработке экономических стимулов не позволяет сформировать в экономике России среду, экономически заинтересованную в потреблении результатов интеллектуальной деятельности и создании инновационной продукции, что делает перевод России на инновационный путь развития крайне проблематичным.

Принятый 22 июля 2005 г. Федеральный закон "Об особых экономических зонах в Российской Федерации" должен обеспечить создание и успешное функционирование зон, имеющих особый режим осуществления предпринимательской деятельности, сыграть положительную роль в активизации инновационной деятельности в России. Однако сразу он не заработает, потребуются определенные механизмы и процедуры, установленные подзаконными нормативными правовыми актами.

В августе 2005 г. постановлением Правительства РФ создано Федеральное агентство по управлению особыми экономическими зонами. В его задачу входит осуществление предусмотренных его положением полномочий по созданию и управлению особыми экономическими зонами.

Существующее бюджетное финансирование НИОКР не обеспечивает необходимого значительного прироста научного продукта. А результаты, полученные при выполнении важнейших инновационных проектов, финансируемых из федерального бюджета, в серийном производстве пока не используются (не завершены НИОКР). Предусмотренное государственными контрактами на НИОКР привлечение внебюджетных средств на организацию производства инновационной продукции не имеет юридических и экономических последствий в случае его неисполнения, в связи с чем не подкреплено в полном объеме ответственностью за реальные результаты.

Практически сложилась ситуация, когда в развитии отечественной инновационной системы, т. е. во внедрении новых наукоемких товаров и технологических процессов, на деле никто не заинтересован.

Ученые и разработчики заинтересованы в бюджетном финансировании своей научной деятельности. Но поскольку полученные результаты интеллектуальной деятельности по законодательству принадлежат государству, то разработчик в лучшем случае получит авторское вознаграждение. Как правило, предлагаемые разработки не доведены до товарного вида и требуют доработки. Реальные возможности для производства инновационной продукции у ученых отсутствуют, это не их задача.

Производственники заинтересованы в продаже своей продукции с минимальными издержками по высоким ценам. А так как производство большинства товаров производится на устаревшем оборудовании и с использованием устаревших технологий, то это позволяет только сводить концы с концами. Оборотные средства, необходимые для модернизации производства и перехода на новую инновационную продукцию, в дефиците, а получение кредитов связано с большими рисками.

Для предприятий выгоден быстрый производственный цикл и спрос на продукцию, что обеспечивается производством продукции по зарубежным разработкам (ноу-хау). Побудительные мотивы для внедрения в производство отечественной инновационной продукции практически отсутствуют.

Правительство России заинтересовано получать налоги от промышленности, но не готово их снизить, хотя бы в инновационном производстве. При этом бюджетное финансирование научных разработок явно недостаточно, а сложившаяся ситуация с кадрами и оборудованием не позволит повысить эффективность научных разработок даже при увеличении бюджетного финансирования. Нормативные акты принимаются медленно, координация отсутствует, причем каждое ведомство преследует собственные интересы. Правительство не прогнозирует ситуацию в промышленности на несколько лет вперед, а постоянное муссирование темы инновационной деятельности создает видимость продвижения в этом вопросе.

Чиновники создают лишь видимость бурной деятельности, стараются увеличить затраты на науку, но при этом растут "откаты", связанные с распределением бюджетных средств на проведение НИОКР.

Системный кризис может быть разрешен только при ускоренном принятии на государственном уровне нормативных правовых актов и создании механизмов, обеспечивающих комплексное решение проблем, связанных с вовлечением в хозяйственный оборот прав на результаты научно-технической деятельности и созданием системы управления этими правами. В их число, на наш взгляд, должны входить:

проведение последовательной государственной инновационной политики с целью создания целостной и эффективной национальной инновационной системы, включающей систему правовых, экономических и организационных мер на федеральном, региональном и муниципальном уровнях, направленных на стимулирование и повышение экономической эффективности инновационной деятельности;

создание системы экономических стимулов для производителей при вовлечении в гражданско-правовой оборот результатов интеллектуальной деятельности и обеспечение государственной поддержки дальнейшего развития национальной инновационной инфраструктуры;

устранение противоречий в нормативных правовых актах, касающихся учета объектов интеллектуальной собственности в составе нематериальных

активов предприятий, гармонизация системы бухгалтерского учета нематериальных активов организаций научно-технической сферы и действующих стандартов;

определение порядка распределения, закрепления и распоряжения правами на результаты интеллектуальной деятельности, полученными за счет средств федерального бюджета, создание системы правовых норм, регламентирующих передачу исключительных прав, и контроля за их использованием;

обеспечение масштабного инновационного преобразования отраслей промышленности и создаваемых национальных интегрированных структур путем увеличения выделяемых на это государственных ресурсов в масштабах экономики всей страны и создания системы государственных целевых программ;

разработка механизма, обеспечивающего исполнение принятых обязательств по внебюджетному финансированию НИОКР и производства инновационной продукции исполнителями государственных контрактов.

Далее, остается нерешенной проблема активизации внутренних источников развития экономики. При этом достаточно показательно, что замедление темпов наблюдается на фоне продолжающегося повышения внешнеэкономической конъюнктуры. Так, в 2003 г. цена барреля нефти составляла 29 долл., в 2004 г. - 38, в 2005 г. - 52, в 2006 г. - 66 и в 2007 г. - свыше 90 долл. Росли в истекшем году мировые цены и на другие ресурсы, в частности, на алюминий (20%), медь (52%) и т. д. Но, даже высокие цены на ресурсы уже не подстегивают экономический рост. При сохранении текущей внешнеэкономической конъюнктуры за счет внешних факторов можно обеспечить не более 5% прироста ВВП в год, но если сырьевые цены снизятся, то среднегодовые темпы замедлятся до 3%. При такой тенденции к 2010 г. реального удвоения ВВП не достичь, поскольку для этого необходим прирост 7-8% в год.

Возрастает актуальность вопроса о содержании и задачах политики управления экономическим ростом и развитием. Развитие - это не только и не столько рост ВВП, сколько создание, наращивание совокупного национального потенциала, обеспечивающего понимаемую в широком смысле конкурентоспособность России в экономической, политической, научно-технологической, конечно, военной и других сферах в стратегической перспективе. Именно на совмещение в единой стратегии роста и развития должны быть направлены основные усилия государства и экономики, на это следует нацеливать осуществляемые институциональные изменения.

Наиболее общим информативным показателем уровня развития экономики является среднедушевой показатель ВВП. Производство его на одного занятого в России в 5 и более раз ниже, чем в развитых странах, в то время как уровень образования и квалификации рабочей силы почти такие и даже выше. Следовательно, среднедушевой ВВП развитых стран как критерий уровня и качества жизни реально можно получить лишь за счет производства новых продуктов и с помощью новых технологий. На долю новых знаний, воплощаемых в технологиях, оборудовании и организации производства, в промышленно развитых странах приходится до 75-80% прироста ВВП. По оценкам Всемирного банка, в конце XX в. 64% мирового богатства составлял "человеческий капитал", 21 -физический, 15% - природные ресурсы, тогда как за столетие до этого соотношение составляющих было прямо противоположным.

Преодолеть негативные тенденции возможно путем лучшей организации конкурентных и других движущих сил и усиления воздействия государства на экономическую динамику, обеспечив новое инновационное и социальное качество экономики, высокотехнологическое производство, развитие образования и науки. Без глубоких инноваций сегодня не обойтись.

Правомерно все же отметить то положительное, которое имеет место в экономике России за последние годы. Именно за семь последних лет среднегодовые темпы роста составили 7%, что значительно превышает темпы развития экономически развитых стран мира; экономика нашей страны переместилась с десятого места (2006 г.) в мировом рейтинге на седьмое (2007 г.).

Однако, по данным ООН, в последние годы по индексу человеческого развития Россия занимает в среднем 60-е место. Это подтверждает, что нам следует форсировать инвестиции в человека. Стратегическое направление в этой сфере - крупные научно-образовательные центры, особые экономические зоны, наукограды, а также федеральные целевые программы. В последние годы реализацию целевых программ удалось несколько оживить, упорядочить, улучшить финансирование, однако все же пока у нас используется лишь 8-10% инновационных идей и проектов против 65% в США и 95% в Японии. Решение проблемы сохранения и развития научно-технического потенциала должно стать первостепенной государственной задачей.

Необходимо четко обозначить, что обеспечение экономического роста -проблема многогранная, особенно когда речь идет о стране, только выходящей из длительного периода кризисных явлений и стоящей перед необходимостью глубокой структурной перестройки экономики. При этом следует выделить ряд характеристик роста, которые необходимо обеспечить: устойчивый рост в средне - и долгосрочной перспективе, а потому важно исключить принятие решений, которые приводят к краткосрочным эффектам; рост должен сопровождаться инновационными структурными сдвигами, строиться с учетом имеющихся ограничений и социальных приоритетов развития.

Итак, акцентируясь на проблемах развития экономики современной России, следует подчеркнуть: нынешний экономический рост не является результатом собственно системных трансформаций, порожден главным образом внешнеэкономической конъюнктурой (за счет высоких цен на энергоносители) и господством сырьевого капитала. Полученные количественные результаты не могут считаться достаточными и устойчивыми. До сих пор еще не восстановлен дореформенный уровень развития экономики. Доходы населения приблизились к уровню 1990 г. лишь в 2007 г. По объемам производства в обрабатывающей промышленности, масштабам научного сектора дореформенного уровня в самом оптимальном варианте прогноза предполагается достигнуть только в 2010 г. Инвестирование средств в развитие экономики далеко от необходимого уровня. При сохранении существующей идеологии государственной инвестиционной политики в обозримых прогнозах не просматривается возможность восстановления параметров инвестирования до уровня, который бы позволил преодолеть сложившийся усеченный характер воспроизводственного цикла производственного потенциала страны.

Еще хуже обстоят дела с состоянием таких параметров эффективности национальной экономики, как производительность труда, энергоемкость и ресурсоемкость экономики. По уровню производительности труда Россия отстает от США в 5-6 раз, от стран ЕС - в 3-4 раза; ресурсоемкость продукции и технологий в основных отраслях промышленности в среднем в 3-7 раз выше, чем в США и других индустриально развитых странах, а энергоемкость - почти в 3 раза выше, чем в среднем в мире. Поэтому внедрение энергосберегающих технологий - это одновременно и повышение конкурентоспособности страны, и важнейшая экологическая задача.

Отсутствие серьезных положительных сдвигов в улучшении качества экономического развития в России свидетельствует о несостоятельности избранного пути преобразований и о необходимости создания новой модели развития. При этом концепция государственного регулирования качества экономического развития России должна учитывать как национальные особенности и интересы, так и тенденции мировой экономики и обеспечивать новое качество экономики путем определения новых приоритетов и сочетаний факторов экономической модернизации.

В стратегии развития страны на период до 2020 г. конкретно определена, что очень важно, целевая задача: учетверение производительности труда в главных секторах экономики, и в первую очередь высокотехнологичных. При этом в формулировке значится прямая связь с инновационной перспективой: "Реализация инновационного сценария развития позволит нам добиться кардинального повышения производительности труда. В основных секторах российской экономики должен быть достигнут как минимум четырехкратный рост этого показателя за 12 лет". Численно конкретизирована "формула" инновационного развития, выражена готовность к проведению ответственной экономической политики созидания, для выполнения всего намеченного среднегодовой темп прироста производительности труда в материальном производстве должен составлять 12, 2%. Следовательно, в программных решениях руководства страны поставлены крупномасштабные, но в вполне реальные задачи по кардинальному улучшению жизни в стране и созданию качественно новой экономики - экономики, ориентированной на инновации.

Но, к сожалению, сложившееся в России предпринимательское сословие не имеет должной научно-инновационной культуры и не считает задачу вкладывания денег в НИОКР своей важной функцией. Из общей суммы внутренних затрат на НИОКР в стране в 2006 г. львиная доля их (75%) финансировалась за счет средств федерального бюджета. При этом надо учесть, что по масштабу годовых вложений в науку Россия сегодня не идет ни в какое сравнение с основными высокоразвитыми странами. Например, США ежегодно вкладывают в НИОКР свыше 280 млрд. долл., страны ЕС - около 190 млрд. долл., Япония -более 100, Китай - 60, Германия - 54, Россия же - около 4 млрд. долл. В сумме затрат на НИОКР на долю корпораций в США приходится 70%, в ЕС - 56%, в Японии - 72%.

Одной из основных причин утраты Россией позиций на мировом и внутреннем рынках наукоемкой продукции стало отсутствие концептуальной государственной политики в сфере интеллектуальной собственности и инновационной деятельности, обвальное снижение инвестиций в науку, фактическая ликвидация отраслевой науки, разрушение связей науки с производством. Проводимая государством политика в этой сфере пока фрагментарна и не системна, целостная нормативно-правовая база инновационной деятельности не сформирована, роль государства в этих процессах недостаточно определена, эффективные механизмы взаимодействия государства с предпринимательским сектором отсутствуют.

Обеспечение свойств конкурентоспособности национальной экономики России должно стать основной задачей государства и реализовываться на основе государственной стратегической комплексной программы. Среди возможных рациональных направлений конкурентной трансформации экономики по пути инновационного развития следует выделить: эффективное использование природных ресурсов как базы развития экономики России; обеспечение страны и общества в производимых товарах и услугах; оптимизацию товарно-технологической структуры экономики на основе маркетингового изучения структуры производства потребностей; стимулирование развития национального производства в реальном секторе экономики в направлении выпуска конкурентоспособной наукоемкой продукции, создание инновационно-инвестиционного климата; удовлетворение внутренних потребностей за счет товаров и услуг российских производителей, защиту внутреннего рынка; укрепление национальной безопасности.

Для качественного экономического роста необходимы радикальные перемены не только в экономической политике, но и в самой идеологии экономических преобразований. Должна быть выработана и реализована государственная программа роста экономики на основе ее модернизации с соответствующим ресурсным обеспечением. При этом экономический рост должен быть непосредственно связан с социально-экономическим развитием общества.

Комментарии (0)add comment

Написать комментарий
меньше | больше

busy