Ресурсы модернизации многоукладной экономики Юга России


Ресурсы модернизации многоукладной экономики Юга России

Ю. С. Колесников
Ж.Д. Дармилова

Юг России1, наряду с Дальневосточным и Северо-Западным регионами, является трансграничным регионом и занимает ключевое экономико-географическое положение, стратегически важное для Российской Федерации. Через его территорию Россия имеет выход к государствам Закавказья, Черноморского и Каспийского бассейнов, укрепляющий экономические и геополитические позиции РФ на южном рубеже. В этой связи вопрос об экономическом потенциале ресурсов Юга России, позволяющем противостоять геоэкономическому давлению соседних стран, приобретает на ближайшую перспективу важное стратегическое значение.

Между тем Юг России, особенно территория Северного Кавказа, относится к числу регионов, развитие которых по-прежнему осуществляется по ресурсно-сырьевой модели на фоне все еще не преодоленных последствий деиндустриализации, деградации природно-ресурсного потенциала и дифференциации территорий по уровню социально-экономического развития, глубокой неоднородности экономического пространства2.

Экономика Юга России имеет отчетливо выраженный многоукладный характер. От 30 до 80% отдельных видов продукции и услуг массового потребительского спроса производится в секторе этноэкономики3, значительная часть которой находится в «тени». Так, в республиках Северного Кавказа доля хозяйств населения и крестьянских фермерских хозяйств в сельскохозяйственном производстве составляет 46,7% (в Ростовской области - 22,7%) [1, с. 526].

В целом, согласно нашим расчетам, выполненным на основе занятости по сферам и отраслям экономики, вклада в ВРП, состава источников доходов населения и других показателей, экономика регионов Юга России имеет следующую структуру по типам технического уклада:

- доиндустриальный сегмент (полунатуральное, мелкотоварное производство) - 50%;

- индустриальный сегмент - 45%;

- инновационный сегмент - 5%.

Регион - высокодотационный: 50% занятого населения не производит добавочной стоимости и содержится за счет бюджета. Около половины населения в республиках Северного Кавказа нуждаются в социальной помощи и защите [1, с. 174, 178].

Северокавказские республики, хотя и демонстрируют в 2005-2007 гг. экономический рост по ряду показателей, все более отстают от макроэкономической динамики России. К тому же для региона характерны институциональные дефициты (слабое развитие банковско-кредитной системы, инновационной инфраструктуры и др.), которые затрудняют приход стратегических инвесторов. В последние годы в регион пришло лишь несколько крупных корпораций - «ЛУКойл», «Базовый элемент», «Альфа-групп», «Евроцемент» и др. Из 45 крупнейших бизнес-групп и компаний России только три работают в республиках Северного Кавказа - Карачаево-Черкесии и Северной Осетии [3; 4, с. 85-86].

В этих условиях ключевой задачей устойчивого развития многоукладных экономик Юга России, прежде всего Северного Кавказа, является не просто создание условий для экономического роста, повышения бюджетной обеспеченности, развития современной инфраструктуры (транспортной, инженерной, логистической и др.) и организации новых рабочих мест, а модернизация всей хозяйственной структуры и поиск внешних ресурсов для ее осуществления.

До сих пор финансовые ресурсы, которые направлялись в дотационные субъекты Федерации на Северном Кавказе через каналы межбюджетной системы, в том числе через различные федеральные фонды поддержки регионов и муниципалитетов, в целом имели социальную направленность, помогали решать текущие социально-экономические задачи, но не создавали «экономики развития», модернизационных импульсов, слабо влияли на экономические результаты регионов [5].

Типичным примером этого может служить федеральная целевая программа (ФЦП) «Юг России», разработанная и реализованная в соответствии с поручением Президента Российской Федерации и распоряжением Правительства РФ № 632/пр. от 3 мая 2001 г. (срок действия Программы 2002-2006 гг. продлен до 2007 г.), которая имела целью создать социально-экономические условия для устойчивого развития Юга России, снижения социальной напряженности, сокращения безработицы и роста доходов населения на основе использования его уникального геостратегического положения и природно-климатических особенностей.

Программа финансировалась из различных источников. Отчетные данные показали, что основным источником финансирования капитальных вложений Программы были внебюджетные средства - 90%, бюджет субъектов Федерации -9,16%, средства федерального бюджета - 0,23%. Приведенные данные свидетельствуют о слабости финансового участия федерального центра и его регулирующих функций в реализации Программы. Решение вопросов и проблем, предусмотренное Программой, сводилось к дотационному обеспечению из бюджетов субъектов Федерации (обеспеченность собственными доходами в среднем по ЮФО составляет около 43%. В республиках Северного Кавказа этот показатель в 1,5-2 раза ниже [1, с. 834]).

Индикатором, отражающим низкую инновационность Программы, является доля затрат на НИОКР: в целом по Программе на них предусматривалось выделить 0,47% ресурсов, фактически выделено менее 0,02% [6, с. 64].

В целом Программа дала положительный эффект, но во многих параметрах она не была выполнена из-за ресурсных ограничений.

Таким образом, в начале XXI столетия Северный Кавказ по существу стоит перед той же проблемой модернизации хозяйственного уклада, как и в начале ХХ в., хотя это и не столь очевидно: есть промышленность, транспортные коммуникации, сельское хозяйство, сфера услуг, система образования и т.д. Специфика ситуации заключается в том, что в течение первой половины ХХ в., в советский период, была осуществлена частичная модернизация, процессы индустриализации и урбанизации коснулись лишь некоторой части хозяйственной жизни, социальной сферы, управления. Ядро модернизационных процессов -промышленность - было создано в основном силами мигрантов из регионов России4 и за счет инвестиций из союзного бюджета. Автохтонное население концентрировалось по преимуществу в домашнем подсобном и крестьянском хозяйстве, сельском хозяйстве (т.е. в сегменте экономики с традиционным хозяйственным укладом), отраслях социальной сферы (образование, наука, здравоохранение, услуги) и управлении. Иными словами, профессиональная структура населения по отношению к новым стандартам реального сектора экономики осталась в основном доиндустриального и полуиндустриального типа.

В период трансформационного экономического кризиса 90-х годов ХХ в. фактически вся промышленность республик Северного Кавказа была свернута, а персонал предприятий переместился «залпом» в другие регионы России. Реальную основу простого воспроизводства этносов Северного Кавказа составили именно сегменты доиндустриального, полуиндустриального, мелкотоварного уклада - этноэкономика5. Поэтому в настоящее время речь идет, по существу, о двухуровневом характере процессов социально-экономического развития на Северном Кавказе: необходимо решить задачу первой волны модернизации -завершить индустриализацию и одновременно осуществить модернизацию в современном контексте перехода к инновационной экономике.

Анализ имеющихся к настоящему времени в республиках Северного Кавказа документов прогнозно-программного характера, утвержденных Правительством РФ (правительствами республик Северного Кавказа [10; 11]), выявляет в основном инерционный характер прогнозируемых трендов, ориентацию на поддержку конкурентоспособных секторов и отраслей экономики региона, прежде всего, в сырьевом и транспортном комплексах, сельском хозяйстве, курортно-рекреационном комплексе (который по существу можно отнести к сырьевому сектору, поскольку в нем доминируют природные ресурсы - ландшафт, климат, минеральные воды, море и т.д.).

Эта инерционная доминанта остается и в новых разработках - «Стратегиях социально-экономического развития», которые утверждены в ряде регионов Юга России (Ростовская, Волгоградская области, Краснодарский край и др.). Проблема модернизации экономики регионов Юга России, прежде всего многоукладной экономики Северного Кавказа, в этих документах и разработках или не ставится вообще, или формулируется весьма робко. Между тем ее актуальная постановка требует ответа на вопрос о ресурсах модернизации, в том числе, располагают ли республики Северного Кавказа собственными ресурсами модернизации? Или, как это было уже в первой половине ХХ в., такими могут быть только инорегиональные ресурсы (федерального бюджета, транснациональных корпораций, иностранных инвестиций и т.п.)? Ответ на этот вопрос тем более важен, что ресурсами модернизации является не просто определенная совокупность финансовых средств, инвестиций, материальных или нематериальных активов, но конкурентные преимущества, которые могут создавать дополнительный инновационный импульс.

Под ресурсами модернизации будем понимать совокупность материальных, финансовых и нематериальных активов, являющихся результатом или собственного накопления, или заимствований, которые могут быть использованы в целях осуществления перехода экономики к новому технологическому укладу и соответствующей институциональной системе, обеспечивающей экономическое развитие и рост в конкурентной среде глобальной экономики.

В состав ресурсов модернизации не включаются ресурсы, обслуживающие местные рынки, простое воспроизводство региональной экономики, использование которых не подвержено влиянию конкуренции между регионами. К их числу относят [12; 13] ресурсы кластеров: 1) ориентированных на вывоз продукции за пределы региона или на внешнюю торговлю; 2) базирующихся на природных ресурсах.

Необходимо оценить с этих позиций ресурсы Юга России, в частности, Северного Кавказа: природные, производственные ресурсы, инвестиции, человеческий капитал. Это тем более важно, что в ряде проектов социально-экономического развития Юга России связываются ресурсы развития (приоритеты развития), как уже отмечалось, с ресурсами ТЭК, транспортной инфраструктурой, ресурсами курортно-рекреационного комплекса, АПК [14].

Рассмотрим возможности капитализации этих ресурсов и перехода в ранг ресурсов развития и модернизации.

Природно-сырьевые ресурсы. Хотя топливная промышленность является ключевой отраслью экономики в Астраханской области (60% объема промышленности), Ингушетии (49%), Калмыкии (37%), Дагестане (20%) - однако ее ресурсная база, а также объем добычи сырья невелики в российских масштабах. Добыча полезных ископаемых в ЮФО составляет 1,7% общероссийских объемов, в том числе начальные извлекаемые ресурсы нефти 2,8%, природного газа 2,7%, угля 2,6% [1, с. 460-462, 300]. Объемы добычи жидких углеводородов растут, при этом разведанные запасы сырья не восполняются проведенными геолого-разведочными работами.

Ряд компаний реализует крупные инвестиционные проекты, направленные на модернизацию нефтеперабатывающих производств («БазЭл» - Афипский НПЗ; «Роснефть - Туапсинский НПЗ; «ЛУКойл» - Волгоградский НПЗ). Несмотря на доминирующую роль ТЭК в добыче полезных ископаемых, Юг России заметно уступает по уровню производительности труда в отраслях ТЭК сопоставимым регионам в связи с высокой выработанностью месторождений. Следовательно, ресурсы регионального ТЭК, не являясь конкурентоспособными, не могут выполнять роль ресурсов модернизации и развития экономики Юга России.

Другие уникальные природные ресурсы (климат, ландшафт, рекреационные ресурсы) могут быть рассмотрены как базовые ресурсы развития и модернизации туристско-рекреационного комплекса региона, однако практически из-за неразвитости инфраструктурных отраслей (дорог, транспорта, гостиниц, общественного питания) эти ресурсы слабо капитализируются. На Юг России приходится 48% всего туристического потока России [15], но вследствие указанных причин около 80% всего туристического потока Юга России концентрирует Краснодарский край (рис. 1) [16].

Производственные ресурсы. Ведущая отрасль экономики региона - сельское хозяйство (рис. 2) [1, с. 360] является отраслью общероссийской специализации и в основном относится к дотационным отраслям экономики.

Транспортный комплекс Юга России, включающий 13 крупных транспортных узлов, 4 мультимодальных логистических транспортно-распределительных центра, имеющий в своем составе 11 морских портов (через которые проходит 38% грузооборота морского транспорта РФ) относится экспертами (Северо-Западный центр стратегических исследований, Агентство прямых инвестиций, Южный научный центр и др.) к числу ресурсов развития, капитализация которых в ближайшие годы в связи с реализацией мегапроекта «Сочи-2014» может оказаться весьма высокой.

Рисунок: Объем туристических потоков по субъектам ЮФО, 2005 г.

Рис. 1.

Объем туристических потоков по субъектам ЮФО, 2005 г.

Диаграма доли сельского хозяйства субъектов ЮФО в ВРП округа, 2005 г.

Рис. 2.

Доля сельского хозяйства субъектов ЮФО в ВРП округа, 2005 г.

В целом производственные ресурсы Юга России (прежде всего промышленность) неконкурентоспособны из-за низкой производительности труда работников (рис. 3) [рассчитано по: 1, с. 351, 357] и низкого уровня инновационной составляющей.

По всем основным показателям «инновационности» экономики (количество использованных передовых производственных технологий, затраты на технические инновации, число организаций, выполняющих исследовательские работы, количество выданных патентов, затраты на ИТ-услуги) регион Северного Кавказа существенно отстает от общероссийского уровня, что свидетельствует об отсутствии значимого потенциала для капитализации производственных ресурсов (см. Приложение, рис. 18).

Диаграма производительности секторов экономики ЮФО в сравнении с РФ, 2005 г.

Рис. 3

Производительность секторов экономики ЮФО в сравнении с РФ, 2005 г.,

Соответственно ВРП на душу населения (2005 г.) составляет в ЮФО лишь 44,8% общероссийского показателя (в северокавказских республиках - 27%) [1, с. 352].

Инвестиционные ресурсы. Объем инвестиций в основной капитал региона в расчете на душу населения составлял в 2006 г. 59,3% среднероссийского показателя (в северокавказских республиках - 32%). При этом основным источником финансирования республик Северного Кавказа являются привлеченные средства, доля собственных ресурсов весьма незначительна (табл. 1) [1, с. 939].

Таблица 1

Распределение инвестиций в основной капитал по источникам финансирования (по субъектам РФ ЮФО), 2006 г., %

     

В том числе

 

Собствен-

Привле-

кредит

бюджетн

из них

Субъект ЮФО

ные

ченные

ы

ые

федеральн

бюджеты

 

средства

средства

банков

средства

ый бюджет

субъектов

           

РФ

Адыгея

19,8

80,2

13,1

42,5

28,1

14,4

Дагестан

23,4

76,6

1,2

32,7

24,2

8,6

Ингушетия

1,4

98,6

-

93,6

68,7

24,9

Кабардино-Балкария

13,3

86,7

4,9

54,9

41,0

13,4

Калмыкия

22,5

77,5

6,6

44,8

34,9

10,0

Карачаево-Черкесия

13,0

87,0

7,0

49,1

41,8

7,1

Северная Осетия - Алания Чеченская

24,1 13,2

75,9 86,8

5,2 0,04

36,9 86,8

30,9 72,3

3,2 14,5

В целом по ЮФО

38,7

61,3

8,2

25,0

16,3

7,1

Сальдированный результат финансовой деятельности предприятий и организаций республик Северного Кавказа из-за дефицитности средств исключает возможности создания модернизационных импульсов своими силами (табл. 2) [1, с. 880]. Расходы же консолидированных бюджетов республик Северного Кавказа на развитие экономики составляли в среднем 15,6% в 2006 г., хотя по некоторым из них (Адыгея, Карачаево-Черкесия) этот показатель существенно ниже - 8,5% [1, с. 845].

Таблица 2

Сальдированный финансовый результат (пибыль) деятельности организаций, млн. руб., 2006 г

Субъект ЮФО

Показатель

Адыгея

-53*

Дагестан

-254

Ингушетия

-748

Кабардино-Балкария

-384

Калмыкия

-460

Карачаево-Черкесия

86

Северная Осетия - Алания

1567

Чеченская

1178

ИТОГО

932

В целом по ЮФО

110181

* Минус означает убыток.

 

Доходы населения как источник инвестиций также не могут быть отнесены к возможным ресурсам модернизации. Половина населения, как уже отмечалось, не производит добавочной стоимости и существует в значительной степени (кроме доходов от личного подсобного хозяйства, различного рода приработков) за счет бюджета. Высокий уровень безработицы в регионе (в 2006 г. 21,7% в среднем по республикам Северного Кавказа [1, с. 135]), низкие доходы (29,7% населения республик Северного Кавказа, по официальным данным, имели доходы ниже прожиточного минимума [1, с. 178]) отражают низкую капитализацию человеческих ресурсов.

Человеческий капитал. Хотя население республик Северного Кавказа имеет относительно высокий образовательный уровень (см. Приложение, рис. 9, 10), однако он не конвертируется в эффективную занятость, высокую производительность труда, высокий уровень доходов, социальную мобильность.

Таким образом, к ресурсам модернизации на Северном Кавказе можно отнести ресурсы лишь отдельных отраслей макроэкономической хозяйственной специализации, продукты и услуги которых имеют признаки востребованности на общероссийском и глобальном рынках. К ним следует отнести отдельные подотрасли сельского хозяйства (производство семян подсолнечника, зерна), частично, туристско-рекреационный комплекс, добычу минерального сырья (цемент, подземные минеральные воды), транспортный комплекс.

Из-за отсутствия конкурентных ресурсов, имеющих потенциал капитализации на мировых рынках, включенность республик Северного Кавказа в глобальную экономику весьма слабая (табл. 3) [1, с. 986].

Таблица 3

Внешняя торговля (по субъектам РФ ЮФО), 2006 г., млн. долл.

ЮФО (республика)

Вне СНГ

Со странами СНГ |

экспорт

импорт

экспорт

импорт

Адыгея

3,2

12,5

3,4

0,3

Дагестан

26,8

181,6

34,9

104,0

Ингушетия

236,4

15,5

2,6

1,3

Кабардино-Балкария

17,4

22,6

8,0

4,8

Калмыкия

110,4

29,0

4,0

15,2

Карачаево-Черкесия

3,2

15,0

27,5

2,0

Северная Осетия - Алания

75,9

38,3

37,4

23,7

Чеченская

-

0,4

-

-

Прогноз на ближайшие годы. По прогнозу МЭР России рост инвестиционной активности в ЮФО снизится с 118,0% в 2007 г. до 109,8% в 2010 г. По республикам, за исключением Дагестана и Калмыкии, тенденция еще более негативная. Низкие темпы роста инвестиций прогнозируются в Адыгее, Ингушетии, что закрепляет их отставание; замедление темпов роста реальных инвестиций прогнозируется в Кабардино-Балкарии (с 119,7% в 2007 г. до 104,0% в 2010 г.) [6, с. 62-72].

Федеральная целевая программа «Юг России» на 2008-2012 гг. (в нее включены лишь республики Северного Кавказа) предусматривает объем финансирования 146,4 млрд. руб., в том числе из средств федерального бюджета - 52,1 млрд. руб. (35,6%), средства бюджетов субъектов РФ - 11,9 млрд. руб. (8,1%) из внебюджетных источников - 82,4 млрд. руб. (56,3%) [13]. Для сравнения - общая сумма расходов госбюджета на строительство олимпийских объектов составит 276,1 млрд. руб., в том числе на компенсацию собственникам территории объектов - 80 млрд. руб. Как видно, ФЦП «Юг России» явно отстает по объему финансирования от мегапроекта федерального значения типа «Сочи-2014», хотя в данном случае, как отмечалось, речь идет о геополитических интересах России на южном стратегическом направлении. Кроме того, ФЦП «Юг России» не имеет модернизационных ориентиров, о чем свидетельствуют запланированные в ней мероприятия (табл. 4) [13].

Таблица 4

Мероприятия ФЦП «Юг России», млрд. руб.

Показатель

Федеральный бюджет

Бюджеты субъектов РФ

Внебюджетные источники

Итого

Устранение инфраструктурных ограничений Развитие туристско-рекреационного комплекса Развитие

5,6

18,07

1,5

3,57

44,8

35,64

51,9

57,28

сельхозпроизводства, рыбохозяйственного

       

комплекса и инженерной инфраструктуры сельских территорий

5,3

1,6

1,66

8,56

Для накопления ресурсов модернизации за счет собственных источников (прибыль и т.п.), как свидетельствует нынешнее состояние экономики Северного Кавказа, потребуются при благоприятных условиях развития десятилетия. Поскольку крупными собственными ресурсами федерального значения Северный Кавказ не располагает, основой модернизации его экономики, как и в первой половине ХХ в., могут стать лишь ресурсы федерального бюджета и инорегиональные ресурсы крупных корпораций и сетевых структур, ресурсы транснациональных компаний.

Стратегия их привлечения предполагает:

- развитие рыночной инфраструктуры и финансовой системы в регионе;

- наращивание производства с опорой на внутренний спрос и развитие форм внутриотраслевой координации;

- создание условий для капитализации ресурсов мелкотоварного сектора экономики, расширение возможностей импортозамещения и экспорта;

- использование потенциала региона как трансграничного и развитие на этой основе транспортно-логистических сетей;

- использование эффекта монопольного положения по ряду товаров и услуг;

- «точечные» инвестиции в капитализацию рентных ресурсов (минеральная вода, полиметаллические руды, строительные материалы, производство экологически чистой продукции и т.п.).

Кроме того, в связи с реализацией проекта «Сочи-2014» была бы целесообразна разработка программы инновационного развития смежных с регионом «Большие Сочи» горных и предгорных территорий Северного Кавказа, включающей мероприятия по использованию местных природных ресурсов, рабочей силы, научно-технического и образовательного потенциала, развитию их транспортной инфраструктуры, реструктуризации логистических потоков - по опыту реализации проекта развития депрессивных территорий во Франции в связи с подготовкой и проведением Олимпийских игр в Гренобле в 1968 г.

Важнейшее направление региональной политики на Юге России - создание механизма включения ресурсов этноэкономики в корпоративные и сетевые бизнес-структуры в качестве дополнительного резерва ресурсов модернизации.

Таким образом, наращивание ресурсов модернизации на Юге России предполагает не только привлечение «стратегических инвесторов», в том числе государственных корпораций, реализацию мегапроектов, но и «точечные» инвестиции в доходные сегменты экономики, независимо от типа хозяйственного уклада, к которым они относятся, полноценное инфраструктурное обустройство территории, приоритетное развитие малого бизнеса на основе ресурсов этноэкономики. Создание благоприятных институциональных условий для привлечения в республики Северного Кавказа инорегиональных ресурсов, развитие рыночной инфраструктуры для капитализации имеющихся локальных ресурсов, рост объема ресурсов ФЦП «Юг России» до уровня мегапроекта национального значения (в сопряжении с программой «Сочи-2014») будет способствовать развитию инновационных сегментов экономики, высокотехнологичных производств, формированию современной профессиональной структуры населения Северного Кавказа.

Такие ориентиры экономической политики в регионе отвечают перспективным установкам стратегии инновационного развития.


1 Южный федеральный округ — один из крупнейших регионов России: административный центр — Ростов-на-Дону (население — 1076897 чел. на 01.01.2006 г.); численность населения — 22777200 чел. (на 01.01.2007 г.), или 16% населения РФ; площадь территории ЮФО — 591,3 тыс. кв. км; число субъектов РФ, входящих в ЮФО, — 13; 135 городов; 13 крупных транспортных узлов; 4 мультимодальных логистических транспортно-распределительных центра; 11 морских портов.

2 Так, по производству ВРП на душу населения субъекты ЮФО разнятся в 4,7 раза, по инвестициям в основной капитал (на душу населения) — в 4,2 раза, по удельному весу населения с доходами ниже прожиточного минимума — в 4,8раза. [1, с. 352, 930, 178].

3 Об этноэкономике см., например, [2].

4 На это неоднократно обращалось внимание в научной литературе. См. [2, 7-9].

5 Следует, по-видимому, полагать, что именно «недомодернизация» Северного Кавказа стала одной из фундаментальных причин его конфликтогенности в масштабах России.


Литература

1. Регионы России. Социально-экономические показатели. 2007. Стат. сб. М., 2007.

2. Колесников Ю.С., Овчинников В.Н. Этноэкономика как сегмент национального хозяйства России // Проблемы прогнозирования. 2005. № 4.

3. Южный репортер, 17-23 сентября 2007.

4. Зубаревич Н.В. Крупный бизнес в регионах России: территориальные стратегии развития и социальные интересы. Академический доклад. М.: Поматур, 2005.

5. Валитова Л. Факторы регионального роста. Влияние межбюджетных отношений на экономические стимулы регионов // Доклады РЕЦЭП, 2004, № 9.

6. Исаев Э. Перспективы развития потенциала Юга России //Экономист. 2007. № 11.

7. Этноэкономика в модернизационной парадигме развития национального хозяйства: ресурсы устойчивости и резервы адаптивности. Сб. / Под ред. Овчинникова В.Н., Колесникова Ю.С. Ростов на Дону: Изд-во РГУ, 2005.

8. Колесников Ю.С. Этноэкономика в судьбах модернизации Юга России // Экономический вестник Ростовского государственного университета. 2008. № 2.

9. Этноэкономика Юга России: концепции, параметры, механизмы // Материалы Всероссийской научной конференции 11-14 марта 2005 г. Домбай, КЧР.

10. Гуртов В.А., Березин Л.Я., Матвеев В.А., Сигова С.В. Приоритеты экономического развития субъектов Российской федерации. М.: Изд-во «Кучково поле», 2005.

11. Программа экономического и социального развития Карачаево-Черкесской Республики на период до 2012 года (проект). Черкесск, 2006.

12. Ларина Н.И. Региональные кластеры и территориально-производственные комплексы как формы территориальной организации производства // Регион: экономика и социология. 2007. № 4.

13. Южный репортер, 2007, 24-30 декабря, № 44.

14. ФЦП «Юг России на 2001-2006 гг.».

15. Российская газета, 01.07.2008.

16. www. russiatourism.ru

Комментарии (0)add comment

Написать комментарий
меньше | больше

busy