Китайские мигранты: их представления о работе, учебе и условиях жизни в России (по результатам социологического опроса) - Страница 2


Китайские мигранты: их представления о работе, учебе и условиях жизни в России (по результатам социологического опроса) - Страница 2

Индекс материала
Китайские мигранты: их представления о работе, учебе и условиях жизни в России (по результатам социологического опроса)
Страница 2
Все страницы
Студенты. По данным китайского министерства образования, в настоящее время в России обучается около 15 тыс. студентов из КНР (цит. по [9]). Эта цифра выглядит скромной по сравнению с потоком молодых китайцев (260 тыс. в 2006 г. [10]), проходящих обучение в развитых странах мира, которые находятся на переднем крае технологического прогресса.

России с ее незавидным местом в системе современной материальной цивилизации достается от этого потока небольшой ручеек, хотя в 50-е годы прошлого века знакомство Китая с новейшими достижениями науки и техники происходило именно в России, а еще раньше, в 1920-1930-х годах молодые китайцы изучали здесь теорию и методы революционной борьбы. После радикальных перемен в российском обществе в 1990-х годах и маловразумительной реформы образования уровень последнего - и соответственно его международный престиж - снизился, хотя авторитет России в таких областях, как например космические технологии, проецируется и на соответствующие сферы образования. Для молодых людей из стран Азии и Африки привлекательность перспективы провести несколько лет в России снижается и из-за проблем личной безопасности. Еще один барьер создает трудный для изучения русский язык.

Поэтому стремление китайских юношей и девушек к учебе в России относительно невелико, и по числу студентов из КНР Россия в мире занимает 11-е место. Однако на учебу в российских вузах в Китае есть свой постоянно растущий спрос. Он обусловлен прежде всего интенсивно развивающимся двусторонним экономическим сотрудничеством, порождающим потребность в хорошо подготовленных кадрах, владеющих техническими, экономическими, юридическими специальностями и в дополнение к ним - русским языком. Другой стимул - сохранившийся в России относительно высокий уровень некоторых технологий, которые Китай хотел бы перенять. Существует и интерес к самой России как к стране с яркой самобытной культурой, чья историческая судьба тесно переплетена с судьбой самого Китая.

Не менее важно, что обучение в России обходится китайцу намного дешевле, чем на Западе - порядка 30, максимум 50 тыс. юаней (примерно 10-17 тыс. долл.) в год, а то и меньше, т. е. доступно значительному количеству китайских семей. Не менее важно, что при поступлении в российский вуз не требуется сдавать экзамен по русскому языку -достаточно предъявить свидетельство об окончании в КНР средней школы или высшего учебного заведения, после чего можно начать учебу на подготовительном языковом факультете. Эти обстоятельства играют решающую роль для определенного числа молодых китайцев при выборе ими места учебы.

По данным опроса, в массе своей (61%) китайские студенты удовлетворены тем, как поставлена учеба в российских вузах. Не вполне удовлетворены 35%, совершенно не удовлетворены 2%.

Более или менее удовлетворены китайские студенты условиями своего проживания (табл. 18).

Таблица 18

Ответы на вопрос: «Удовлетворены ли Вы тем, как организован быт студентов?»


Россия

Москва

Дальний Восток

Дальний Восток

Владивосток

Хабаровск

Благовещенск

Удовлетворен

50

69

30

6

55

30

Не вполне удовлетворен

40

29

51

74

27

52

Совершенно не удовлетворен

3

0

6

15

0

3

Затрудняюсь ответить

8

2

13

6

18

15

Всего

100

100

100

100

100

100

Со стороны российских студентов китайские учащиеся, судя по материалам опроса (табл. 19), встречают в основном нейтральное отношение; доброжелательное отношение перевешивает «не вполне доброжелательное», а явно враждебного просто нет. Вполне приемлемым считают китайские студенты и отношение к ним российских властей (табл. 20).

Таблица 19

Ответы на вопрос: «Как к Вам относятся российские студенты?»

Доброжелательно

29

Нейтрально

42

Не вполне доброжелательно

22

Враждебное

0

Трудно оценить

7

Всего

100

Таблица 20

Ответы на вопрос: «Как к Вам относятся российские власти?»

Доброжелательно

31

Нейтрально

40

Не вполне доброжелательно

13

Враждебное

2

Трудно оценить

16

Всего

100

Мнение студентов, для которых властные инстанции предстают, главным образом, в лице администрации их вузов, в данном случае значительно отличается от мнения коммерсантов, имеющих дело с множеством инстанций и напрямую зависящих от воли того или иного чиновника.

Однако общая атмосфера, окружающая китайских студентов, омрачена разного рода проявлениями мигрантофобии (отчасти - но только отчасти - вызванной непривычно большим для россиян потоком мигрантов и страхом потерять Дальний Восток) (табл. 21).

Таблица 21

Ответы на вопрос: «Случалось ли, что россияне...?»


Россия

Москва

Дальний Восток

Проявляли высокомерное отношение к Вам

68

66

69

Оскорбляли, ругали Вас

30

28

32

Угрожали

12

11

12

Избивали

3

3

4

Грабили

12

10

14

Нарушали безопасность и достоинство Ваших друзей, родственников

24

25

23

Затрудняюсь ответить

7

11

2


Примечание. В таблице сумма процентов больше ста, поскольку допускалось несколько ответов. Всего было дано ответов: в Москве — 154, на Дальнем Востоке — 153. Столица и дальневосточная окраина страны в этом отношении сравнялись друг с другом.

В материальном отношении китайские студенты живут по-разному, но в целом достаточно скромно. От 11 до 20% опрошенных вынуждены периодически отказывать себе в покупке необходимых продуктов питания, одежды, в лечении. Однако примерно половина студентов (54%) имеет возможность ни в чем подобном себя не ограничивать, уезжая даже домой на Праздник Весны.

Примерно треть респондентов так или иначе совмещает учебу с работой, от случайных подработок до регулярной работы по найму полный рабочий день в качестве торговых служащих, переводчиков, гидов и т. п. Есть и владельцы собственного бизнеса. Подработки широко распространены среди магистров и аспирантов, которым принадлежит значительная часть объявлений о поиске работы в китайских газетах Москвы. Возможность полностью посвятить себя учебе имеют две трети респондентов (табл. 22).

При этом более половины опрошенных (55%) оказывают материальную помощь родственникам или землякам в Китае, почти четверть (24%) сами пользуются помощью родственников и лишь чуть меньше пятой части (18%) не помогают кому-либо, так как в этом нет необходимости.

Таблица 22

Ответы на вопрос: «Помимо учебы Вы еще и работаете?»

Только учусь

64

Работаю регулярно по найму полный рабочий день

6

Работаю регулярно по найму неполный рабочий день

11

Работаю от случая к случаю, как придется

17

Имею собственный бизнес

3

Затрудняюсь ответить

1

Всего

100

Характерная особенность китайцев, обучающихся в России, в отличие, например, от китайских студентов в США, состоит в том, что они не стремятся интегрироваться в российское общество, поэтому между ними и принимающей средой постоянно сохраняется довольно плотный культурно-языковый барьер. В принципе, в этом нет ничего необычного, такой барьер в той или иной мере изначально существует между студентами-иностранцами и их местными сокурсниками. Процесс его преодоления требует большого труда и зачастую прекращается по достижении минимума, достаточного для удовлетворения практических потребностей. Но применительно к России изоляция китайских студентов временами выглядит чрезмерной. Так, согласно данным опроса, почти в половине учебных групп рядом с китайцами нет русских студентов: 43% обучаются в группах, состоящих из одних китайцев, 3% - в общих с другими иностранцами, в смешанных группах, состоящих из иностранцев и русских, обучаются 54% студентов из КНР. Трудно сказать, какая сторона отвечает за возникновение барьера в том или ином случае, а где он существует по взаимному согласию, но результаты опроса отчетливо выявляют его.

Подавляющее большинство китайских студентов (68%) проживает в российских студенческих общежитиях, что, очевидно, должно было бы способствовать установлению контактов и дружеских связей. Однако лишь единицы (табл. 23) живут в одной комнате с русскими. Лишь 7% китайских студентов, если судить по данным опроса, проводят свой досуг вместе с русскими друзьями.

Таблица 23

Ответы на вопрос: «Кто живет в одной комнате (квартире) в Вами?»

Китайцы

79

Другие иностранцы

1

Русские

1

Подруга/друг

7

Члены семьи

14

Всего

100

Впрочем, впечатление, что китайские студенты отделены от российской действительности глухой стеной, было бы также неверным. Они черпают сведения о событиях окружающей их жизни из множества источников, среди которых больше половины респондентов (53% - четыре нижние строки в табл. 24) упомянули и российские.

Занимаются китайские студенты усердно, продолжая, можно сказать, традиции, заложенные их дедами - студентами, обучавшимися в Советском Союзе в 50-х годах прошлого века. Преподаватели российских вузов отмечают: «Китайские студенты на редкость трудолюбивы. Чтобы успеть выполнить задание, они могут отказаться от обеда, могут ночь не спать. Они редко выходят погулять, занимаются все свободное от лекций время, занимаются даже в праздники» [11].

Таблица 24

Ответы на вопрос: «Из каких источников Вы получаете информацию о жизни россиян?»

Китайское телевидение

10

Китайские газеты

6

Китайский Интернет

10

Китайские друзья, знакомые

17

Российское телевидение

22

Российские газеты

8

Российский Интернет

5

Российские друзья, знакомые

17

Имею очень мало информации о жизни россиян

5

Затрудняюсь ответить

0

Всего

100 (426)

На наш взгляд, это объясняется не только тем, что трудолюбие является исконным свойством китайского национального характера. В кардинально переменившемся за полстолетия Китае сохранились в обновленном виде мощные стимулы к овладению знаниями, к самовыражению через труд, придающие их деятельности ясно выраженный общественный смысл. Обратим внимание на примечательный нюанс. Китайский студент из МГУ говорит: «Еще два года назад почти все россияне смотрели на Китай как будто из прошлого века, думали, что китайские студенты -бедные, необразованные, кроме своего ушу ничего не знают. Спрашивали: а в Китае есть телевизоры? Сейчас они гораздо вернее представляют себе Китай. Знакомясь с нашими студентами, они могут лучше оценить процветание и могущество Китая» [11].

Нельзя не пожалеть, что китайские студенты, приезжая в Россию с плохой языковой подготовкой или вообще без нее, в дальнейшем слабо усваивают русский язык, чему способствует и скудость контактов с российскими сокурсниками. Не случайно китайские дипломаты, работающие в нашей стране, высказывают пожелание, чтобы молодые люди, стремящиеся учиться в России, вначале изучили русский язык у себя на родине [12].

О качестве обучения русскому языку должны заботиться в первую очередь российские вузы: у них для этого больше возможностей, да и материальный интерес, казалось бы, налицо. Между тем постановка учебного процесса явно не всегда и не везде на высоте. Приведем в качестве примера выдержки из интервью китайскому репортеру студентки МГУ по имени Чжан Хань. «В подготовительной группе собрались студенты из Италии, Венгрии, Чехии, Кореи и других стран. Друг друга мы не понимали и общаться не могли. Преподаватель говорил то по-русски, то по-английски. Но, как он ни старался, как ни помогал себе жестами, никто не понимал, о чем он говорил и чего хотел от нас, какие давал задания». Дальше девушка рассказывает о том, как в непривычной обстановке, сталкиваясь на каждом шагу с разного рода бытовыми трудностями, она впала в отчаяние и несколько раз собиралась бросить учебу и вернуться домой. Перед поездкой она заранее настроилась не только на напряженную учебу, но и на нелегкую, даже сопряженную с опасностями жизнь. Действительность превзошла ее ожидания [11].

В нашем опросе сложное положение с русским языком выявилось с достаточной четкостью. Большинство студентов (66%) в состоянии лишь объясняться по-русски; знают русский язык хорошо или хотя бы могут свободно читать лишь несколько процентов (9 и 5% соответственно). В силу этого, а также из-за необходимости тратить время и силы на подработку, хорошо усваивает учебную программу, по их собственному мнению, лишь треть респондентов (табл. 25).

Таблица 25

Ответы на вопросы: «Как Вы осваиваете программу обучения?»


Россия

Москва

Дальний Восток

Дальний Восток

Владивосток

Хабаровск

Благовещенск

Усваиваю хорошо

31

39

23

15

18

36

Усваиваю недостаточно из-за языковых трудностей

51

30

71

82

76

55

Усваиваю недостаточно, так как приходиться работать

13

26

0

0

0

0

Усваиваю недостаточно по другим причинам

3

3

3

0

6

3

Затрудняюсь ответить

3

2

3

3

0

6

Всего

100

100

100

100

100

100

Очевидно, что главная причина недостаточного усвоения знаний - языковые трудности, на которые ссылается половина респондентов.

Здесь необходимо отметить, что снижение требований к иностранцам, поступающим в российские вузы - скромная плата за обучение и отсутствие экзаменов по языку - оказывает не лучшее влияние на контингент абитуриентов. Газета «Бэй-цзин ваньбао» приводит слова ответственного работника из системы высшего образования Китая, курирующего учебу за границей. Указав на облегченные правила приема в российские вузы, он замечает: «...Учеба в России - это выбор выпускников со слабым аттестатом и детей из семей с невысоким заработком» [12]. Генкон-сул КНР в С.-Петербурге подчеркивает: «Китайских студентов, успешно овладевших и русским языком, и профессиональными знаниями, крайне мало» [12].

Тем не менее необходимые для работы знания студенты, очевидно, набирают и без работы не остаются. «Китайских коммерсантов в России сейчас очень много, особенно из Чжэцзяна, Фуцзяни, Гуандуна, Хэбэя. Им нужно большое количество работников, знающих русский язык, для перевода и торговли. И если у Вас с языком и личными качествами все в порядке, найти подходящую работу не проблема», - пишут китайские СМИ [13]. Китайские газеты в Москве публикуют множество объявлений от работодателей и от ищущих работу со знанием русского, а подчас еще и английского языков.

Какой багаж знаний и представлений о России накапливают китайские студенты, обучаясь в нашей стране, какое место отводят ей в своих жизненных планах?

Результаты опроса позволяют констатировать, что Россия является для китайских студентов в высокой степени привлекательной страной. Девять десятых из них считают, что поехали учиться в Россию не зря (табл. 26), и только 1% выражает разочарование.

Таблица 26

Ответы на вопрос: «Считаете ли Вы, что Ваше решение поехать в Россию оправдалось?»


Россия

Москва

Дальний Восток

Дальний Восток

Владивосток

Хабаровск

Благовещенск

Оправдалось вполне

41

38

43

21

48

61

Оправдалось частично

48

58

37

68

9

33

Не оправдалось

1

0

2

3

0

3

Затрудняюсь ответить

11

4

18

9

42

3

Всего

100

100

100

100

100

100

Студентов, за время обучения в России изменивших свое мнение о ней в лучшую сторону, оказалось в 3 раза больше, чем разочаровавшихся в ней (табл. 27). На основании такого рода оценок формируются и планы студентов на будущее (табл. 28): 46% опрошенных четко выразили готовность если не всегда, то длительное время жить, следовательно, и работать в России. Еще 11% не возражают против такого варианта, и только 4% не хотят больше сюда возвращаться. В целом 81% хотел бы работать «на российском направлении». Важно отметить, однако, что получить российское гражданство хотели бы немногие - 8%, в отличие от 20% среди коммерсантов (см. табл. 16).

Таблица 27

Ответы на вопрос: «Как изменилось ваше мнение о России?»


Россия

Москва

Дальний Восток

Дальний Восток

Владивосток

Хабаровск

Благовещенск

Улучшилось

41

52

29

21

33

33

Ухудшилось

14

12

16

29

6

12

Не изменилось

29

29

29

32

36

18

Затрудняюсь ответить

17

7

26

18

24

36

Всего

100

100

100

100

100

100

Таблица 28

Ответы на вопрос: «Где Вы хотели бы жить после окончания учебы?»


Россия

Москва

Дальний Восток

Дальний Восток

Владивосток

Хабаровск

Благовещенск

Получить гражданство

РФ и жить в России

8

9

7

3



Работать в России,

имея вид на житель-

ство или визу, но ос-

таваться граждани-

ном Китая

38

60

16

3

18

27

Жить в Китае и приез-

жать в Россию на

время по делам

35

24

45

38

70

27

Жить в Китае и больше

в Россию не приез-

жать

3

0

6

18

0

0

Уехать в третью страну

1

0

2

3

0

3

Все равно, где жить,

были бы подходящие

условия

11

4

17

32

12

6

Другое

1

0

1

0

0

3

Затрудняюсь ответить

5

3

6

3

0

15

Всего

100

100

100

100

100

100

Нельзя не заметить, что китайские студенты в массе своей не страдают ксенофобией и относятся к русским достаточно толерантно. Из респондентов 43% считают вполне приемлемым для своих родственников, включая детей, создание смешанных семей с русскими супругами - втрое больше тех, кто такие браки отвергает (табл. 29).

Позитивный настрой китайских студентов в отношении работы в России или, по крайней мере, тесных связей с ней имеет своей основой уверенное поступательное движение российско-китайского экономического сотрудничества. Его дальнейшее развитие создает потребность в значительно более широком, чем сегодня, взаимодействии сторон в области образования.

Таблица 29

Ответы на вопрос: «Как бы Вы отнеслись к браку Вашего ребенка или другого близкого человека, близкого родственника с россиянином (россиянкой)?»


Россия

Москва

Дальний Восток

Дальний Восток

Владивосток

Хабаровск

Благовещенск

Сам состою в таком браке

2

0

3

0

6

3

Положительно

10

9

11

6

9

18

Безразлично

31

28

34

56

12

33

Отрицательно

14

15

12

9

24

3

Нет определенного мнения

44

48

40

29

48

42

Всего

100

100

100

100

100

100

Исходя из этой потребности, Китай выражает намерение шире пользоваться услугами российских вузов и со своей стороны предлагает увеличить объем преподавания китайского языка гражданам России как на российской, так и на китайской территории. Китайская сторона хотела бы в течение 4-5 лет довести численность китайских граждан, обучающихся в России, до 35-40 тыс. чел. ежегодно [14, с.189-190].

Однако создается впечатление, что Китай больше заинтересован в интенсивном образовательном сотрудничестве, в частности в обучении своих студентов в России, чем сама Россия. Заметим, что и США, и Европа проявляют живейшую заинтересованность в привлечении в свои университеты иностранных студентов, в том числе китайских: студенты - это и канал возможного влияния в будущем на те или иные сферы жизни представленного ими государства, и пополнение бюджетов собственных учебных заведений. Несомненно, российская сторона могла бы получать большую отдачу от обучения китайских студентов, если бы основательно занялась этой проблемой.

Рабочие. До конца 2007 г. Китай направил в Россию в общей сложности примерно 320 тыс. рабочих (по контрактам на срок не более трех лет). На конец 2007 г. в стране трудились около 31 тыс. контрактников из КНР [15].

Распределение китайских рабочих по отраслям хозяйства можно вычислить на основании данных ФМС [6, с. 46]: на 2006 г. в строительстве их было занято 55,7%, в сельском хозяйстве - 24,5%, в лесном хозяйстве - 19,7%. Они работают на Дальнем Востоке и в Сибири, а также в отдельных точках европейской части России.

Доля китайцев в общем балансе иностранной рабочей силы особенно заметна в дальневосточном регионе России, страдающем от сокращения населения и нехватки рабочих рук не только вследствие общенационального демографического спада, но и из-за миграции жителей в более благополучные районы страны. Так, в Хабаровском крае численность иностранных рабочих, прибывших почти из тридцати стран, составила 25,1 тыс. чел., или 3,4% общего числа занятых. А среди иностранных рабочих первое место на 2007 г. принадлежало гражданам КНР (37,3%), за ними вплотную следовали мигранты из стран СНГ (32,3%) [15].

Нет необходимости лишний раз говорить о профессиональных достоинствах китайских рабочих. Они отличаются трудолюбием, дисциплинированны, неприхотливы в быту, согласны довольствоваться невысокой оплатой своего труда. Данные об их зарплатах не афишируются, но в публикациях на эту деликатную тему обычно фигурируют числа порядка 3-5 тыс. руб. Дополнительная ценность импортной рабочей силы для России проистекает из дефицита лиц, владеющих рабочими профессиями, вследствие разрушения советской системы профессионально-технического образования в годы реформ.

Выход китайских строителей на российский рынок происходит в различных организационных формах.

Первая - это непосредственный наем рабочей силы через рекрутинговые компании. В Интернете нетрудно найти объявления, предлагающие рабочие кадры различных строительных специальностей. «Рабочее время 10-12 часов, 6 рабочих дней в неделю. Контракт 1 год» [16].

Вторая - подряд, в рамках которого они выполняют все виды работ: проектирование, возведение объекта, отделку, поставку оборудования и материалов, предоставление рабочей силы. К достоинствам китайского труда здесь добавляется относительно невысокая стоимость китайских стройматериалов, включая цемент, стекло и арматуру. Крупнейший совместный проект этого типа - заключенный в 2005 г. договор о строительстве железобетонного каркаса для Башни Федерации в Москве. Выбор в пользу Китая был сделан после того, как российские заказчики тщательно изучили мировой опыт возведения многоэтажных зданий.

Наконец, третья - привлечение китайских строителей в качестве застройщиков. В числе проектов, которые доверено осуществить китайским застройщикам, значится уникальный комплекс «Балтийская жемчужина» в С.-Петербурге, который расположится на площади в 208 га и будет включать в себя более 1 млн. кв. м жилой площади и более 400 тыс. кв. м коммерческих помещений. (Символический первый камень на стройке заложен в 2005 г.) Нельзя не упомянуть о компаниях КНР как о важнейших участниках строительства крупнейшего многофункционального комплекса - китайского делового центра «Парк Хуамин» в Москве (первый камень заложен в 2007 г.).

Китайская сторона самым серьезным образом заинтересована в экспорте трудовых ресурсов и предлагает увеличить его объемы, а также объемы подрядных работ, способствуя тем самым расширению инвестиционного сотрудничества. По мнению китайских специалистов, он мог бы быть гораздо более значительным, если бы этому не препятствовали высокий уровень конкуренции со стороны российских, украинских и турецких компаний и строгое протекционистское законодательство [17].

Китайские предприниматели откровенно говорят о горьком опыте, накопленном в России: «Эффективность работы правительственных структур низка, чиновники коррумпированы, взяточничество распространено повсеместно, решения могут не исполняться, оформление пересечения границы работниками запутано и требует много времени, пошлины велики. Личные средства и производственные материалы работников, въезжающих на основе двусторонних хозяйственных соглашений, облагаются высокими таможенными сборами. Критерии при утверждении ежегодно заключаемых соглашений о трудовых услугах год от года усложняются, а сроки утверждения - удлиняются. Четкие принципы утверждения у местных властей отсутствуют. Все это создает излишние трудности для нормального сотрудничества в сфере трудовых услуг» [17].

И тут же, деликатно: «Не способствуют сотрудничеству в области трудовых услуг распространенные на российском Дальнем Востоке представления о «китайской угрозе».

Учитывая такого рода опасения, китайские официальные лица заверяют: «Проблема трудоустройства в Китае будет решена за счет экономического развития, государство не намерено перекладывать решение этой проблемы на плечи других. Все китайские рабочие, выехавшие в зарубежные страны на основе соглашений о сотрудничестве в сфере трудовых услуг, должны будут вернуться на родину по истечении срока контракта. Китайские рабочие не будут создавать проблем, касающихся занятости и миграции, в пригласивших их странах» [15].

Российские строительные компании охотно прибегают к найму рабочих из КНР, но приход китайских строителей в качестве подрядчиков и застройщиков они с полным основанием рассматривают как ущемление своих интересов. В то же

время, как полагают эксперты, у правительства может быть иной взгляд на проблему: «привлекая крупные китайские компании, оно, очевидно, считает, что здоровая конкуренция нашему строительному рынку не повредит» [18]. Такой же точки зрения придерживаются и власти многих регионов, подозревая отечественные строительные компании в сговоре и значительном завышении цен. Вероятно, позиция российского руководства отчасти продиктована и политическими соображениями - стремлением придать новые импульсы тесному сотрудничеству с КНР.

Такое сплетение интересов в совокупности создает благоприятные условия для существенно более широкого использования китайской рабочей силы на наших стройках.

В сельском хозяйстве России трудится в два с лишним раза меньше китайских рабочих, чем в строительстве. Главный ареал их деятельности, как и у строителей -Дальний Восток и Восточная Сибирь, но постепенно они добираются и до европейской части России. По китайской статистике, в 2006 г. крестьяне одной только провинции Хэйлунцзян, являющейся главным поставщиком трудовых ресурсов в Россию, обработали на Дальнем Востоке и в Восточной Сибири более 2,1 млн. му (более 130 тыс. га) земли, совершив для этого 35 тыс. человеко-выездов в Россию [19]. В Еврейской АО китайские крестьяне в 2006 г. выращивали сою на 2500 га, овощи и бахчевые более чем на 400 га [19].

Нельзя не признать, что в российских селах подчас встречают появление крестьян из КНР без особого восторга. Местные жители не хотят иметь у себя под боком сильных конкурентов, согласных на невысокие заработки и подающих пример трудолюбия, кроме того, они опасаются, что китайцы в конце концов осядут на арендованной земле навсегда. Недовольные считают также, что правительству следовало бы всерьез заняться налаживанием сельского хозяйства с помощью инвестиций, современной техники и новых аграрных технологий вместо того, чтобы идти по пути наименьшего сопротивления, пренебрегая интересами отечественных производителей. Даже если земля пустует, а рабочей силы в данной местности заведомо недостаточно, чтобы обрабатывать ее, все равно, у людей сохраняется вера, что рано или поздно у селян дойдут руки и до нее; отдать ее чужим - значит похоронить эти надежды навсегда. Протестные настроения усиливаются из-за наличия во многих сельских районах безработицы.

Наглядным примером здесь могут служить протестные акции, имевшие место в 2006 г. в Нижегородской области. Ее руководители по предложению китайской стороны решили принять у себя крестьян из КНР для выращивания овощей и разведения рыбы, предоставив им в аренду на сорок лет соответствующие сельскохозяйственные угодья. Привлекательность идеи была прямо связана с наличием в области обезлюдевших сельских территорий: за годы реформ население области сократилось до 600 тыс. чел., уменьшившись почти на 100 тыс.

Однако инициатива властей натолкнулась на серьезное сопротивление снизу, едва общественность узнала о ней (из прессы, а не от чиновников, что усугубило ситуацию). В СМИ появились критические материалы. Группа нижегородцев направила губернатору письмо с просьбой отказаться от плана завоза китайцев, отмечая, что это приведет к возникновению конкуренции на рынке труда, повышению межэтнической и социальной напряженности, наконец, к оседанию китайских крестьян на российской земле и последующему росту китайской диаспоры. В унисон с авторами письма высказались несколько депутатов Госдумы и областного Законодательного собрания.

Финал истории был таков: «Вице-губернатор области Виктор Клочай заявил, что правительство Нижегородской области не намерено привлекать рабочую силу из Китая и этот вопрос даже не обсуждался» [20].

Если идеи сдачи земли в аренду на десятки лет или ее продажи иностранцам вызывают в обществе явное отторжение, то другие формы использования китайских трудовых мигрантов постепенно распространяются на новые отрасли хозяйства. Рабочие из КНР начинают трудиться не только на стройках и лесоповале, но и в заводских цехах. Например, в той же Нижегородской области Навашинский судостроительный завод пригласил на год 150 сварщиков из КНР, чтобы возместить нехватку рабочих, уезжающих в столицу и в Подмосковье на более высокие заработки. Показательно, что китайские рабочие при меньшей почасовой оплате стали зарабатывать больше российских, поскольку работали по десять часов в день без выходных. У себя на родине они были безработными [21].

Есть все основания считать, что труд китайских мигрантов на временной основе имеет в России большое будущее.

Результаты обследования показывают: китайские мигранты с их готовностью работать в российских условиях - это ценный трудовой ресурс массовых рабочих профессий низкой квалификации, практически неисчерпаемый. Дешевизна в сочетании с качеством делает его привлекательным, в то же время представляя собой сильный козырь в борьбе за рабочие места. Задача состоит в том, чтобы использовать этот ресурс более рациональным образом, соблюдая баланс между противоречивыми интересами тех, кто потребляет плоды труда мигрантов, и тех, с кем они невольно вступают (или могут вступить) в конкуренцию. Для этого необходим тщательный учет потребностей экономики России в импорте рабочей силы, регулирование ее количества и профессионального состава, рациональное распределение по территории страны, а также постоянное внимание со стороны как федеральных, так и региональных властей, особенно в условиях распространившегося на страну мирового финансово-экономического кризиса.


1 Опросы китайцев — дело сложное в силу закрытости китайской общины (как, впрочем, и многих других). Назовем здесь несколько наиболее крупных и значимых социологических исследований китайских мигрантов: см . [1-5].

2 Состав опрошенных: мужчины — 60%, женщины — 40%; образование: университет или институт — 25%, среднее общее или специальное — 42%, неполное среднее — 25%, начальное — 1%; холостые — 31%, семейные без детей — 12%, с детьми — 57%.


Литература

1. Витковская Г., Зайончковская Ж. Новая столыпинская политика на Дальнем Востоке России: надежды и реалии //Перспективы Дальневосточного региона: межстрановые взаимодействия. М.: Гендальф, 1999.

2. Гельбрас В.Г. Китайская реальность России. М.: Муравей, 2001; Гельбрас В.Г. Россия в условиях глобальной китайской миграции. М.: Муравей, 2004.

3. Забияко А.П., Аниховский С.Э., Кобызов Р.А. Исследовательский проект «Этническое самосознание русских и китайцев в Дальневосточном регионе» //Россия и Китай на дальневосточных рубежах. 2. Благовещенск: АмГУ, 2001.

4. Мотрич Е. Демографический потенциал и присутствие китайцев на российском Дальнем Востоке // Проблемы Дальнего Востока. 2001, № 6; Мотрич Е.Л. Демографическая ситуация на Дальнем Востоке России и проблемы китайской миграции // Российско-китайское сотрудничество: проблемы и решения. Научно-координационный совет по международным исследованиям МГИМО (У) МИД России. Центр исследований Восточной Азии и ШОС /Под ред. А.В. Лукина. М., 2007.

5. Wishnick E. Economic Security and Chinese Migration to the Russian Far East. Honolulu, 2004.

6. Антонова Л., Яковлев В. Российско-китайское сотрудничество в области миграционной политики // Россия — Китай. XXI век. 2007. Апрель.

7. Коммерсант.30.01.2007.

8. Цзилинь Шулань ю гэ. Элосы синь нян цунь (В уезде Шулань провинции Гири есть «поселок русских молодух»). http://commerce.northeast.cn

9. Россия и Китай развивают связи в области образования. http://amurpolit.ru/mews/2007-05-18/19-11

10. United Nations. International Migration Organization. Regional Fact Sheet. Asia. http://un.org/migration/presskit/factsheet_asia.pdf

11. Мосыкэ дасюэ чжунго лю сюэшен ды ку юй лэ (Радости и горести китайских студентов в МГУ) http://commerce..northeast.cn 04.09.2006.

12. Бэйцзин ваньбао. 01.02.2008.

13. Чжун гуан ван. 08.01.2008.

14. Деловой Китай. Т. X-XI. М.: ПОЛПРЕД Справочники, 2006.

15. Жэньминь жибао он лайн. 19.06.2008.

16. http://7do.ru/cgi-bin/read.cgi&m=92553

17. http://www.caiec.org/2005/article_view.asp?id=719 (29.05.2006).

18. Володин В. Китайские строители атакуют российский рынок // Сибирский дом. http://www.sibdom.ru/article/php&id=231

19. Жухэ цзяцян Чжун Элаоу цзо хэ цзо (Как укрепить китайско-российское сотрудничество по трудовым услугам) http://www.crc.mofcom.gov.cn/crweb/crc/info/Article.jsp?a_no=39064&col_no=18 04.08.2006.

20. http://eawarn/ru/pub/Bull/WebHome/69_09/htm 21 Российская газета — Приволжье. 14.03.2008.

Комментарии (0)add comment

Написать комментарий
меньше | больше

busy