Сфера услуг в современном воспроизводственном процессе российской экономики - страница 2


Сфера услуг в современном воспроизводственном процессе российской экономики - страница 2

Индекс материала
Сфера услуг в современном воспроизводственном процессе российской экономики
страница 2
Все страницы

Появились и новые виды экономической деятельности. Это прежде всего услуги финансового посредничества, которые сразу же не только заняли прочное место в новой структуре экономики, но и начали играть одну из определяющих ролей в функционировании народного хозяйства. Однако применяемый до последнего времени условный метод исчисления выпуска отрасли «финансы, кредит, страхование», который не учитывает импорт этих услуг и их конечное потребление, занижает реальное значение выпуска этой отрасли.

Несмотря на неблагоприятные тенденции в таких видах деятельности, как жилищное и коммунальное хозяйство, наука и научное обслуживание, здравоохранение, образование, их доля в суммарном рыночном выпуске сферы услуг выросла за период 1991-2003 гг. с 5,9 до 11,5%. Именно в этих отраслях в период реформ особенно четко прослеживался переход от оказания нерыночных услуг к реализации услуг по рыночным ценам, что при прочих равных условиях естественным образом увеличивало выпуск этих отраслей, измеряемый в рыночных текущих ценах.

Как показано на рис. 2, сильно увеличилась (с 3,1 до 6,3%) доля в общем объеме ВВП добавленной стоимости отраслей, названных «прочими». К ним отнесены, прежде всего, такие «некрупные новые» отрасли, как информационно-вычислительное обслуживание, общая коммерческая деятельность по обеспечению функционирования рынка, а также традиционные - геология, шоссейное хозяйство, управление и деятельность организаций, обслуживающих сельское хозяйство.

Обращает на себя внимание и уменьшение доли нерыночных услуг, что обусловлено двумя причинами: во-первых, переводом в ходе реформ многих видов услуг из разряда нерыночных в рыночные, и во-вторых, более высокими по определению ценами на рыночные услуги, что даже при прочих равных условиях должно было сократить долю нерыночных услуг в общем выпуске сферы услуг, измеряемом в текущих ценах.

Чтобы избежать влияния разного уровня роста цен на различные виды услуг, рассмотрим динамику изменения структуры выпуска сферы услуг в постоянных ценах (рис. 3). Прежде всего, обратим внимание на то, как менялась доля нерыночных услуг.

Несмотря на достаточно распространенную точку зрения о том, что в годы реформ доля услуг, оказываемых населению по нерыночным ценам и финансируемых из государственного бюджета, по сравнению с платными услугами сильно сократилась, динамика структуры услуг в постоянных ценах, отраженная на рис. 3, имеет совершенно другую тенденцию. Хотя объем нерыночных услуг снизился к 1995 г. на 25%, на всем периоде 1991-1999 гг. доля физического объема нерыночных услуг в общем объеме выпуска сферы услуг не опускалась ниже 26,5%, и лишь к 2003 г. немного снизилась до 23,3%. Очевидно, что если рассматривать эту динамику в ценах 1990 г., цифра была бы даже больше (порядка 40%).

Данный факт объясняется тем, что уровень благосостояния российских граждан не позволял существенно снизить уровень услуг, оказываемых по заниженным ценам (а точнее, увеличить объем платных услуг). И только с 2000 г., когда начался некоторый подъем реальных доходов населения, стало возможным увеличение потребления платных услуг. В итоге к 2003 г. физический объем платных услуг вернулся на уровень 1991 г., а объем нерыночных услуг увеличился до 82% по сравнению с 1991 г.

График структуры услуг в постоянных ценах 1995 г.

Все вышеизложенное свидетельствует о неоднозначной роли процесса развития сферы услуг в период, переходный от административной к рыночной экономике. К числу положительных моментов, на наш взгляд, следует отнести формирование условий, необходимых для взаимодействия хозяйствующих субъектов на рыночных принципах (в том числе частичная компенсация функций разрушенной системы директивного материально-технического снабжения и государственного финансирования), а также «абсорбирование» части трудовых ресурсов, высвобождаемых из других сфер экономики.

Вместе с тем, как было показано выше, большая привлекательность отдельных отраслей сферы услуг явилась причиной перетока в них значительной части финансовых ресурсов, что осложнило условия функционирования других видов экономической деятельности. Опережающий рост цен на услуги увеличивал масштабы инфляции и издержки производства. Аналогичную роль играл и рост трансакционных издержек.

Значительный интерес с точки зрения оценки роли сферы услуг в современном воспроизводственном процессе представляет попытка оценки меры соответствия уровня и динамики развития отраслей сферы услуг реальным потребностям национальной экономики. Эта часть анализа роли отраслей услуг в функционировании народного хозяйства (прежде всего реального сектора) была выполнена на основе учета характера межотраслевых связей, представленных в межотраслевых балансах производства и распределения продукции (МОБ), или, иными словами, в таблицах «затраты - выпуск»3.

Согласно данным таблиц «затраты - выпуск» [11], в период 1990-1995 гг. в промышленности доля услуг в структуре затрат повысилась в 2,7 раза (до 48,5% общей величины затрат), в строительстве - в 2,2, в сельском и лесном хозяйстве - в 1,6, в самой сфере услуг - в 2,6 раза. В дальнейшем, вплоть до 2003 г. (на всем временном интервале, для которого имеются данные по МОБ в текущих конечных ценах) ситуация кардинально не менялась.

Наибольшие колебания наблюдались для услуг торгового посредничества: с 1990 по 1995 г. их доля резко увеличилась в структуре затрат промежуточного потребления промышленности - с 6,7 до 35% (в 5,2 раза). Не столь резкое увеличение наблюдалось в сельском и лесном хозяйстве - в 1,5 раза (с 7,1 до 10,5%).

Содержательные результаты были получены при сопоставлении динамики структуры промежуточного потребления реального сектора экономики в ценах конечного потребления и в ценах производителей. Рассмотрение МОБ в ценах производителей позволяет исключить влияние прежде всего торговой наценки, имеющей значительный удельный вес в цене конечной реализации продукции.

В отраслях промышленности в 1990 г. промежуточное потребление в ценах производителей и в ценах конечного потребления различалось незначительно (всего на 9%), что являлось естественным для экономики советского периода, когда распределение производственных ресурсов и продукции производилось централизованно, по фиксированным ценам органами государственного управления, и не требовало от предприятий никаких значимых затрат на услуги торговых посредников, которые выполняли бы функции подбора партнеров и поставщиков, проверяли их надежность, организовывали составление контрактов и т.д.

К 1995 г. разрыв между объемами промежуточного потребления, исчисленными в ценах производителей и в ценах конечного потребления, увеличился почти до 6 раз в пользу последнего, в 1997 г. - в 2,2 раза, в 1998 г. - 3,5 раза. Этот скачок в 1990-1995 гг. был обусловлен, прежде всего, двумя причинами. Во-первых, в силу становления новых производственно-технологических и хозяйственных связей, за которые пришлось платить отраслям реального сектора - потребителям новых «торговых связей». Во-вторых, в силу сверхвысокого уровня инфляции, который приносил дополнительную прибыль торговым посредникам в виде холдинговой прибыли и создавал дополнительную нагрузку на отрасли реального сектора через опережающий темп роста затрат на услуги торгового посредничества. После кризиса 1998 г. разрыв в уровне промежуточного потребления услуг, выраженного в ценах производства и потребления, сокращался (до 2 раз в 2000 г.), тем не менее оставаясь достаточно высоким.

Доля торговой наценки (как разницы между потреблением в основных ценах и в ценах конечного потребления)4 в величине промежуточного потребления услуг отраслями промышленности в 1990 г. была равна 19%, а впоследствии колебалась от 150% в 1995 г. до 86% в 2000 г. Таким образом, высокая доля услуг в структуре промежуточного потребления промышленности в конечных фактических ценах объясняется, в том числе, и большой величиной торговой наценки, которая в некоторые годы (1991-1995 гг.) даже превышала величину промежуточного потребления услуг в ценах производителей (т. е. фактически конечные цены на услуги для отраслей промышленности продавались посредниками в 1,5 раза дороже, чем покупались ими у производителей услуг).

Что касается самой сферы услуг, то для отраслей, входящих в нее, характерна минимальная разница между промежуточным потреблением услуг в конечных ценах и в ценах производителей. При этом динамика величины промежуточного потребления услуг после 1998 г. в отраслях этой сферы оказалась выше, чем в отраслях реального сектора, тем самым во многом определяя спрос экономики на услуги.

Чтобы исключить влияние изменения цен, рассматривались межотраслевые балансы в постоянных ценах 1997 г. и соответственно физическая динамика затрат реального сектора на услуги. В промышленности и строительстве на протяжении периода 1995-2000 гг. доля затрат на услуги в постоянных ценах не менялась и сохранялась в пределах 47,7-51,1% общего уровня издержек, что всего на 5,5-8,9 проц. п. больше, чем в 1990 г. В сельском и лесном хозяйстве за период 1990-1995 гг. доля услуг в структуре затрат на производство увеличилась в 1,6 раза и в отличие от отраслей промышленности и строительства продолжала расти в 1997-2000 гг. (исключение составил лишь 1999 г.), в итоге достигнув величины 25%.

При оценке роли и места бурно развивающихся отраслей сферы услуг в процессе трансформации отечественной экономики возникает естественный вопрос о мере адекватности этих процессов реальным потребностям национального хозяйства. Частично ответ может быть получен на основе международных сопоставлений, так как рынок услуг для экономики России - до сих пор еще новое явление (немногим более 15 лет активного становления), и есть смысл сопоставить уровень и динамику уже устоявшегося рынка услуг в одной из развитых постиндустриальных стран, доля услуг в ВВП которой также превышает 50%, с российскими показателями.

В качестве такого объекта была выбрана система экономических показателей США. Эта страна, наряду со многими характерными для нее особенностями, имеет много сходных с Россией черт (например, огромная территория, большая протяженность дорог, наличие мощного оборонного комплекса, обширный государственный сектор и т. д.). Поскольку нас в данном исследовании интересуют услуги, потребляемые реальным сектором экономики, из всех возможных вариантов сравнения выбрали тот, который позволяет сравнить структуру промежуточного потребления услуг отраслями промышленности, строительства и сельского хозяйства. Целью этой части анализа являлось выявление, по возможности, особенностей развития сферы услуг и динамики ее взаимодействия с производственным сектором в России и в США. Для этого были сопоставлены показатели упомянутых выше межотраслевых балансов России и межотраслевых балансов США за 1997, 2001 и 2002 гг., составленных в текущих ценах [12].

Обращает на себя внимание устойчивость показателя доли услуг в структуре затрат отраслей реального и нематериального секторов в США на всем анализируемом периоде. В промышленности он составляет 32%, в строительстве - 45%, в сельском и лесном хозяйстве - 27%, в отраслях сферы услуг - 74%. Если сравнить эти показатели с показателями отечественного МОБ, то обнаружится, что промежуточное потребление услуг в отраслях реального сектора России больше, чем в США в 1,4 раза (2002 г., рис. 4), в строительстве - в 2,8 раза меньше, в сельском хозяйстве - на 10% меньше, в отраслях сферы услуг - в 2,3 раза меньше.

График доли услуг в структуре промежуточного потребления реального сектора России и США.

Иными словами, наблюдается некоторая несбалансированность: в отраслях, достаточно благополучных в современной российской экономике (отрасли сферы услуг), доля услуг в промежуточном потреблении меньше, чем в США, а для отраслей, которые, наоборот, пережили наибольший спад (промышленность), этот показатель превышает аналогичный для США. Таким образом, есть основание говорить о том, что в отечественной экономике отрасли, чье положение в результате реформ ухудшилось, вынужденно экономят на материальных затратах в пользу услуг.

Разница в структуре промежуточного потребления строительств в России и США, на наш взгляд, объясняется недостаточной развитостью в нашей стране кредитования и страхования, а также рынка жилой и коммерческой недвижимости (особенно в регионах).

То, что в сфере услуг отечественной экономики доля услуг в структуре промежуточного потребления ниже, чем в США в 1,7 раза (2002 г., рис.5), характеризует неразвитость рынка услуг в нашей стране по сравнению с ведущими постиндустриальными странами (несмотря на значительную долю в ВВП) и прежде всего -услуг финансового посредничества (их доля в промежуточном потреблении отраслей сферы услуг в России более чем в 9 раз меньше по сравнению с США).

График доли услуг в структуре промежуточного потребления сферы услуг России и США.

В российских МОБ в структуре потребления основная роль отводится сфере обращения, на которую приходится более 65% общей величины промежуточного потребления услуг для промышленности, 54% - для сельского хозяйства. Для американских МОБ характерна совершенно другая ситуация: услуги торговых посредников составляют не более 25-30% общей величины промежуточного потребления услуг в отраслях реального сектора. Меньше, чем в России, и показатель доли транспортных услуг в общей величине промежуточного потребления услуг (он равен 10-18%, в то время как в российском МОБ - 30-47%). Есть различия и в доле услуг финансового посредничества в промежуточном потреблении: в США она выше, чем в России в 4-5 раз (а для сельского хозяйства разница достигает 50 раз). И наконец, доля услуг научного обслуживания в промежуточном потреблении услуг в промышленных отраслях США больше, чем в России, в 30-40 раз и равна 35% (в России - 1-2%, только в структуре потребления отраслей сферы услуг этот показатель несколько выше - 11%).

Таким образом, уровень трансакционных издержек (здесь имеются в виду затраты на услуги торгового и транспортного посредничества) в структуре промежуточного потребления в России выше, чем в США, в 1,5 раза. Это свидетельствует о том, что экономическая система США более эффективна, чем российская, так как позволяет полноценно функционировать отраслям реального сектора с более низким уровнем издержек, не относящихся непосредственно к производству.

К сожалению, более высокая доля услуг в промежуточном потреблении в отраслях отечественной экономики, а следовательно, и меньшая доля затрат на материальные ресурсы объясняется не тем, что экономика России менее ресурсоемка, чем американская. Данное явление свидетельствует, по большей части, все-таки о неэффективности и несбалансированности функционирования отечественной экономики, причем мера этой неэффективности не снижается уже на протяжении 15 лет, хотя теоретически институциональные преобразования, направленные на либерализацию рынка, должны были бы снизить трансакционные издержки экономики.

Следует также отдельно рассмотреть степень потребления услуг финансового посредничества в отраслях реального сектора в России и США. Несмотря на бурное развитие отраслей этой сферы, в российской экономике степень их взаимодействия с другими отраслями экономики до сих пор еще намного ниже, чем в США, что вполне объяснимо: США - постиндустриальная страна с высокой степенью виртуализации экономики. Россия же пока остается индустриальной страной, для которой высокая доля услуг в ВВП свидетельствует не столько о степени развития рыночной экономики с присущим ей уровнем развития отраслей нематериального сектора, сколько о несбалансированности функционирования народного хозяйства.

Низкий уровень потребления услуг финансовых посредников свидетельствует о недостаточно развитых институтах страхования, кредитования и инвестирования, что не только сказывается на текущей ситуации, но и отзовется в ближайшем будущем.

И наконец, на интенсивность инновационных способов развития экономики, наряду со многими другими факторами, влияет удельный вес услуг научного обслуживания в потреблении отраслей народного хозяйства. В США он, как уже было отмечено, значительно больше. Это определит, на наш взгляд, в числе других факторов более низкий уровень инновационно-технологического развития России на ближайшие годы, если не десятилетия, по сравнению с США.

Сравнение структуры промежуточного потребления реального сектора в России и в США, значительные различия между ними наводят на мысль о том, что в отечественной экономике роль услуг в функционировании отраслей реального сектора при переходе к рыночной экономике повышалась непропорционально потребностям реального хозяйства в этих услугах. И хотя переход от советской к современной российской экономике был невозможен без некоторого «разумного» изменения системы функционирования народного хозяйства, сопровождавшегося увеличением роли сферы услуг, тем не менее, на наш взгляд, роль этой сферы с начала 1990-х годов завышена. Поэтому были проведены расчеты гипотетической динамики и структуры ВВП России, которые основывались на предположении, что в результате реформ отечественная экономика начала функционировать сходным с экономикой США образом.

Расчет производился так:

- МОБ в текущих конечных ценах для расчета ВВП России составляется следующим образом: в 1990 и 1995 гг. расчетный МОБ такой же, как и по отчетным данным;

- в 2001-2002 гг. структура первого квадранта расчетного МОБ (потоковые величины) совпадает со структурой первого квадранта МОБ США за этот же период;

- в период 1995-2001 гг. структура первого квадранта расчетного МОБ (потоковые величины) изменяется от уровня 1995 г. до уровня 2001 г. одинаковыми темпами каждый год;

- доля промежуточного потребления в общей величине выпуска отраслей и второй квадрант задаются таким же образом, как и структура промежуточного потребления (см. выше);

- исключение составляет только оценки для отрасли «жилищно-коммунальное хозяйство»; в расчете используются только отчетные данные МОБ российской экономики на всем периоде 1990-2002 гг. (мы не располагаем данными за период 2001-2002 гг., поэтому для расчета на этом периоде используются данные 2000 г.);

- для каждой отрасли народного хозяйства из отчетных данных берется общая величина затрат на производство и, используя «новую» структуру МОБ, рассчитывается первый квадрант «нового» МОБ;

- рассчитывается общая величина выпуска каждой отрасли сферы услуг и величина добавленной стоимости (используем результаты пункта 4); для отраслей реального сектора при определении величины выпуска и добавленной стоимости используются отчетные данные за 1990-2002 гг. без изменений;

- рассчитывается структура и динамика ВВП России по новым расчетным данным о выпуске и добавленной стоимости отраслей сферы услуг.

Этот расчет ценен не столько количественными данными динамики ВВП и его структуры, сколько качественными характеристиками полученной «гипотетической» экономики, главным отличием которой от фактической является структура промежуточного потребления реального сектора. По результатам расчетов, ВВП к 2002 г. был бы больше примерно на 34% вследствие уменьшения величины промежуточного потребления реальным сектором услуг торговли и транспорта (что фактически означает повышение эффективности функционирования экономики). Доля услуг в ВВП была бы на уровне 53%, что, однако, не означает снижения динамики производства услуг (табл. 5).

Таблица 5

Доля отраслей сферы услуг в структуре ВВП в текущих ценах по отчетным данным и по данным расчета, % к итогу *

Показатель

1990 г.

1997 г.

2002 г.

отчет

расчет

отчет

расчет

отчет

расчет

Производство услуг

34,9

34,9

54,7

47,1

59,4

53,1

Транспорт

3,3

3,3

6,6

3,4

6,9

2,6

Торговля

3,6

3,6

18,5

9,4

23,3

12,2

ЖКХ и непроизводственные виды бытового обслуживания населения

3,2

3,2

3,9

12,2

3,6

12,7

Управление, финансы, кредит, страхование

10,3

10,3

14,1

10,2

13,6

12,0

Наука и научное обслуживание

4,5

4,5

1,1

3,2

0,9

2,8

Здравоохранение, образование

10,6

10,6

13,8

8,8

10,7

10,9

* По данным расчета и [1-3].







Проведенное исследование позволяет сделать нижеследующие основные выводы относительно роли сферы услуг в воспроизводственном процессе российской экономики в начальный период становления новой экономической системы.

1. Кардинальное изменение структуры ВВП, сопровождавшееся резким увеличением доли сферы услуг, было вызвано как объективными причинами (необходимость налаживания новых межпроизводственных связей и новых способов финансирования хозяйственной деятельности), так и негативными факторами, основным из которых является ценовая несбалансированность, приведшая к тому, что динамика цен на услуги опережала ценовую динамику на товары. Ценовая диспропорция до сих пор перераспределяет национальную прибыль в пользу третичного сектора и добывающих отраслей, что не может не сказаться на качестве экономического роста.

2. В годы становления новой экономической системы развитие сферы услуг позволило частично сгладить социальные эффекты спада производства, предоставив рабочие места многим гражданам, занятым до этого в реальном секторе. В то же время производительность труда в нематериальном секторе остается ниже, чем в среднем по экономике. В условиях ограниченности объемов трудовых ресурсов это тормозит экономическое развитие России, так как отраслевая структура занятости кардинально не изменилась с началом периода роста производства.

3. По результатам межстранового сопоставления можно утверждать, что степень развития нематериального сектора в нашей стране оказалась значительно завышена по сравнению с реальными потребностями экономики в силу специфического характера российской модели трансформации административно-командной экономики в рыночную. Пересчет динамики и структуры ВВП России с использованием характеристик межотраслевого взаимодействия (по межотраслевым балансам) США предварительно показал, что доля сферы услуг в производстве валового внутреннего продукта завышена, по крайней мере, на 6-8 проц. п.


1 В связи с тем, что Росстат с 2004 г. публикует данные СНС в классификации ОКВЭД, возникла необходимость переоценки всех отчетных показателей, опубликованных ранее с использованием ОКОНХ, что позволяет сопоставлять временные ряды данных с 1990 по 2007 г. Однако поскольку доступная классификация ОКВЭД является менее детальной, в некоторых частях приведенного ниже анализа используются данные в классификации ОКОНХ, временные ряды по которым ограничены 2003 г., а в части межотраслевых связей — 2002 г.

2 Эта часть анализа проводилась для статистических данных в классификации ОКОНХ, как более подробной и в большей мере отвечающей задачам исследования. Там, где это возможно, авторы используют данные по показателям деятельности сферы услуг в классификации ОКВЭД.

3 Эта часть анализа проводилась для статистических данных в классификации ОКОНХ.

4 Для услуг, как «специфического товара», не требующего транспортировки или хранения, транспортная наценка равна нулю.


Литература

1. Национальные счета России в 1989-1996 годах. Стат. сб. М.: Госкомстат России, 1997.

2. Национальные счета России в 1991-1998 годах. Стат. сб. М.: Госкомстат России, 1999.

3. Национальные счета России в 1996-2003 годах. Стат. сб. М.: Федеральная служба государственной статистики, 2004.

4. Россия в цифрах. 2005, 2007, 2008 (электронная версия). www.gks.ru.

5. Национальные счета России в 1999-2006 годах. Стат.сб. М.: Федеральная служба государственной статистики, 2004.

6. Россия в цифрах. 1995. Крат. стат. сб. М.: Госкомстат России, 1995.

7. Россия в цифрах. 2002. Крат. стат. сб. М.: Госкомстат России, 2002.

8. Россия в цифрах. 2004. Крат. стат. сб. М.: Федеральная служба государственной статистики, 2004.

9. Российский статистический ежегодник. 2003 г. Стат. сб. М.: Госкомстат России, 2003.

10. Российский статистический ежегодник. 2007 г. (электронная версия). www.gks.ru.

11. Узяков М.Н. Трансформация российской экономики и возможности экономического роста. М.: Изд-во ИСЭПН, 2000.

12. Input-Output Accounts Data. United States, Bureau of Economic Analysis. http://www.bea.gov/industry/io_annual.htm

Комментарии (2)add comment

Алексей Садчиков said:

Старые цифры !!!!!!!!!!!!
27 Январь, 2012

садриддин said:

вы просто спасли меня
11 Апрель, 2011

Написать комментарий
меньше | больше

busy