Влияние социально-демографической ситуации на трудовую миграцию: Дальневосточный вектор


Влияние социально-демографической ситуации на трудовую миграцию: Дальневосточный вектор

Е.Л. Мотрич
С.Н. Найден

Статья подготовлена при поддержке проектов ДВО РАН 09-І-П28-02 и 09-III-А-10-546

Дальневосточный федеральный округ (ДФО) - самый крупный по площади регион России (6216 тыс. кв. км, или 36,4% территории страны). Однако здесь проживает всего 4,6% населения РФ.

Обширность и малонаселенность территории ДФО предопределили низкую плотность населения: на квадратный километр приходится всего 1,1 чел. по сравнению с 8,3 чел. в среднем по стране. Семь из девяти субъектов округа являются приграничными. Приморский и Хабаровский край, Амурская область и Еврейская автономная область непосредственно граничат с КНР; Камчатский край, Сахалинская область и Чукотский автономный округ имеют морские границы с США и Японией. Протяженность границы с КНР составляет 2511 км, на 60 км тянется граница с КНДР. Между тем в ближайших трех провинциях Северо-восточного Китая (Ляонин, Цзилинь и Хэйлунцзян) к началу 2007 г. проживали 108,7 млн. чел., что в 16,7 раза больше, чем на всем Дальнем Востоке России [1, с. 31].

Уязвимое место региона - его слабая транспортная связь с остальной территорией России. Для стабильного развития региона при слабой транспортной связи и низкой плотности населения важнейшим остается его геополитическое положение.

В начале 2009 г. численность населения на Дальнем Востоке (6460,1 тыс. чел. [2]) сохранялась примерно на уровне 1975 г. (6472,0 тыс. чел. [3, с. 83]). За период 1991-2008 гг. (1991 г. - год максимальной численности населения в регионе) регион потерял 1596,5 тыс. чел., или 19,8% собственного населения. Наиболее существенное сокращение за этот период - 812,3 тыс. чел., или 50,9% общего сокращения населения Дальнего Востока - имело место в северных территориях: в Чукотском АО - 56,8%, в Магаданской области - 57,6, на Сахалине - 28,3, Камчатке - 27,3, Республике Саха (Якутия) - 14,3% (рис. 1). В южных районах ДФО сокращение численности составило от 13,4% (в Хабаровском крае) до 19,7% в Еврейской автономной области (табл. 1).

Таким образом, более двух десятилетий оказались потерянными для наращивания демографического потенциала региона.

Лидирующую роль в процессе сокращения численности населения на Дальнем Востоке сыграл миграционный отток населения. Так, за 1991-2007 гг. миграционный отток составил 1356,5 тыс. чел. (86,4%), естественная убыль -213,7 тыс. чел. (13,6%).

Таблица 1

Динамика численности населения в дальневосточных субъектах Российской Федерации

Изменение чис-

Сокращения

Территория

1991 г.

2009 г.

ленности

численности

за 1991-2007 гг., тыс. чел.

за 1991-2008 гг., %

Российская Федерация

148542,7

141904,0

6638,7

-4,5

Дальний Восток России

8056,6

6460,1

1596,5

-19,8

Республика Саха (Якутия)

1108,6

949,8

158,8

-14,3

Еврейская АО

231,0

185,4

45,6

-19,7

Чукотский АО

149,2

49,5

99,7

-56,8

Камчатская область

472,8

343,5

129,3

-27,3

Приморский край

2299,6

1988,0

311,6

-13,6

Хабаровский край

1619,7

1401,9

217,8

-13,4

Амурская область

1073,7

864,5

209.2

-19,5

Магаданская область

384,5

163,0

221,5

-57,6

Сахалинская область

717,5

514,5

203,0

-28,3

Источник: [2, 3].

Начиная с 2000 г. роль фактора естественной убыли в сокращении численности населения стала возрастать, но уже с 2006 г. лидирующие позиции вновь занимает миграция (рис. 1.)

Динамика численности населения российского Дальнего Востока занимает устойчивую позицию на демографической «наклонной плоскости». Согласно оценкам прогноза демографического департамента ООН для всей России, ДФО в наибольшей степени, чем другие территории страны, пострадает от сокращения числа своих жителей за счет естественной убыли (депопуляции) и миграционного оттока. Демографическая кривая продолжит движение вниз, и численность населения в ДФО к 2026 г. может составить 5,9 млн. чел. [4, с. 11] (столько было зафиксировано переписью населения 1970 г.), к 2050 г. - 4,0 млн. чел, если не будут приняты меры по стабилизации проживающего населения и привлечению и закреплению прибывающего [5, с. 212] (рис. 2).

Стратегические и экономические последствия сокращения численности населения для ДФО заключаются в разрушении сложившегося трудового потенциала и дефиците трудовых ресурсов, в нарастании угрозы национальной безопасности страны [6, с. 127].

Рис. 2. Численность населения Дальнего Востока

Для поддержания стабильного развития народнохозяйственного комплекса и обеспечения рабочей силой в условиях сокращения численности населения Дальневосточный округ вынужден привлекать рабочую силу из других регионов России, а также трудовых мигрантов из ближнего и дальнего зарубежья.

Но каковы возможности миграционного прироста?

Практически нет надежды на увеличение притока мигрантов из российских регионов, поскольку в них тоже происходит сокращение численности населения, а следовательно, и его экономически активной части. В этой связи конкурентные преимущества привлечения трудовых ресурсов становятся определяющими условиями формирования миграционных потоков в регионе. Дальний Восток потерял свои преимущества социально-экономического развития, необходимые для привлечения мигрантов. В связи с этим не случайно, что объемы прибывших на Дальний Восток существенно сократились и, напротив, увеличилось движение в обратном направлении (табл. 2).

Таблица 2

Внешняя миграция на Дальнем Востоке России, тыс. чел.*

Направленность миграционных потоков

1986 г.

1996 г.

2006 г.

2007 г.

Прибыло на Дальний Восток, всего

327,6

78,2

27,2

33,2

В том числе из регионов:

ФО России

146,7

45,8

23,2

22,8

ближнего зарубежья

174,6

30,1

3,7

8,6

дальнего зарубежья

6,3

2,3

0,3

1,8

Выбыло за пределы Дальнего Востока, всего

278,2

137,0

49,5

49,1

В том числе в регионы:

ФО России

133,7

107,7

46,7

46,3

ближнее зарубежье

141,1

24,6

2,0

2,0

дальнее зарубежье

3,4

4,7

0,8

0,8

Сальдо внешней миграции

49,4

-58,8

-22,3

-15,9

В том числе с регионами:

ФО России

13,0

-61,9

-23,5

-23,5

ближнее зарубежье

33,5

5,5

1,7

6,6

дальнее зарубежье

2,9

-2,4

-0,5

1,0

* По материалам Федеральной службы государственной статистики.

Отмеченный в 2007 г. рост числа прибывших из стран ближнего и дальнего зарубежья, увеличивший положительное сальдо миграции в обмене населением с этими странами, был связан с изменением характера учета миграции, когда к числу прибывших (выбывших) стали относить трудовых мигрантов.

Предпринимаемые попытки властей к добровольному переселению соотечественников («пилотные» региональные программы действуют в Приморском и Хабаровском краях, Амурской области), проживающих за рубежом, не дают пока желаемого результата, и вряд ли этот процесс усилится в дальнейшем. В 2007-2012 гг. государственной программой было предусмотрено создание 8965 рабочих мест, в том числе в Приморском крае - 6512, Хабаровском - 1461 и Амурской области -992, т.е. примерно для 35 тыс. чел. с их семьями (табл. 3). За весь период действия программы поступили 392 анкеты соотечественников, желающих принять в ней участие, в том числе в Приморский край - 205, Хабаровский край - 118, Амурскую область - 69. Однако только по 167 анкетам приняты положительные решения1.

Таблица 3

Программа по переселению и ее реализация в пилотных районах Дальнего Востока*

Территория

Создание рабочих мест по программе

Прибыло по программе

Выбыло из числа прибывших по программе**

Создано рабочих мест фактически

Приморский край

6512

27(65)

2

25(7)

Хабаровский край

1461

32(75)

-

25(9)

Амурская область

992

19(53)

1

7(4)

Итого

8965

78(193)

3

57(20)

* По материалам Федеральной службы миграции по Хабаровскому краю. В скобках указано число членов семей.

** В связи с плохими условиями труда и проживания.

Фактически по результатам действия программы на 1 января 2009 г. на Дальний Восток прибыли всего 78 участников (с членами семей - 193), в том числе в Хабаровский край - 32 (75); в Приморский край - 27 (65); Амурскую область - 19 (53). При этом трудоустроено было всего 57 участников Программы и 20 членов их семей, в том числе в Приморском крае - 25 (7), Хабаровском крае - 25 (9) и в Амурской области -7 (4). Таким образом, программа переселения оказалась провальной.

Современная социально-экономическая ситуация и условия проживания являются наиболее значимым фактором формирования миграционных ориентаций населения, его закрепления в регионах Дальнего Востока. Анализ обстоятельств, вызвавших необходимость выбытия за пределы ДФО, подтверждает это. При выборе места жительства мигранты руководствуются не только поиском нового места работы, возвращением к прежнему месту жительства, их миграционная мотивация на выезд дополняется причинами личного и семейного характера, обусловленными в первую очередь стремлением к повышению материальной обеспеченности (табл. 4).

Сдерживающим для Дальнего Востока фактором сохранения местного населения и закрепления мигрантов является неудовлетворительное решение проблемы бедности работающего населения, доход которого составляет величину менее трех прожиточных минимумов.

Таблица 4

Распределение мигрантов в возрасте 14 лет и старше, выбывших за пределы ДФО в другие округа РФ в 2007 г.*

В 2007 г. по сравнению с 1995 г. номинальная заработная плата в ДФО возросла в 20,7 раза, а в среднем по России - в 28,8 раза. Ситуация с реальной заработной платой дальневосточников, темпы роста которой на протяжении 1995-2007 гг. стремительно отставали от среднероссийских, критическая. Если в целом по стране она повысилась за этот период в 5 раз, то для дальневосточников только в 3,7 раза [7, 8] (рис. 3).

Заработная плата остается основным источником формирования доходов населения дальневосточных районов страны, а в Корякском и Чукотском автономных округах ее доля в доходах трудоспособного населения достигает 80%. Недостаточный уровень социально-экономического развития субъектов, неразвитость производственной и финансовой инфраструктуры, сравнительно низкая активность предпринимательской деятельности ограничивают возможности получения населением альтернативных видов доходов.

В результате, если в 1995 г. среднедушевые денежные доходы населения на Дальнем Востоке превышали среднероссийский уровень примерно на четверть, что обусловливалось, прежде всего, высокими номинальными доходами на севере региона, то уже к 2000 г. эта разница сократилась до 9,5%, а к 2007 г. - до 6% [7, 8]. При этом денежные доходы населения в Приморском крае, Амурской области и Еврейской автономной области к началу 2008 г. составили менее 85% среднего показателя по России.

Еще хуже ситуация с реальными доходами населения. Дальний Восток является одним из самых «дорогих» в России районов: рост потребительских цен здесь был выше средних по стране в дореформенный период и в течение всего пореформенного периода (рис. 4).

Общий рост потребительских цен в 2007 г. по отношению к 1995 г. при среднем показателе по стране 568% был ниже только в Республике Саха (Якутия) (476%), Приморском крае (519%) и Амурской области (531%) за счет развития собственной продовольственной базы и региональной политики сдерживания роста цен. Во всех остальных субъектах ДФО цены росли значительно быстрее средних по стране, особенно в Чукотском автономном округе - 1253%, что в 2 раза превышает средний по России показатель.

В результате повышенной стоимости фиксированного набора потребительских товаров и услуг в первую двадцатку самых «дорогих» регионов страны попали все дальневосточные субъекты. Лидирующие позиции заняли Чукотский и Корякский автономные округа, где стоимость потребительского набора почти в 2 раза была выше, чем в среднем по России. Опережающий рост цен определил и более низкие темпы роста реальных денежных доходов населения, которые за период 1995-2007 гг. увеличились в 3,8 раза (в постоянных ценах 1995 г.), в то время как по стране в целом -в 4,3 раза (рис. 5).



Единственной территорией, где темпы роста реальных денежных доходов опередили общероссийский тренд, стала Сахалинская область (4,8 раза к уровню 1995 г.), где формируется более высокий уровень заработной платы, что связано с сырьевой направленностью экономики и реализацией крупных инвестиционных проектов (рис. 6).

В то же время Камчатский край (включая Корякский АО) и Чукотский АО по темпам роста реальных денежных доходов населения практически в 2 раза отстают от российских параметров (за 15 лет чуть более 200% по сравнению с 430% в среднем по стране). Следовательно, иллюзия номинального роста оборачивается снижением реальных доходов населения Дальнего Востока. Каждый четвертый житель Амурской области, Еврейской автономной области и Корякского автономного округа имеет доход ниже величины прожиточного минимума. Сложившаяся высокая стоимость прожиточного минимума наиболее болезненно отражается на бедных слоях населения, в частности на пенсионерах, средний размер пенсии которых ни в одном из субъектов ДФО в 2007 г. не превысил минимального уровня жизни.

Существующий уровень доходов населения в дальневосточном регионе не только стал сдерживающим фактором привлечения и воспроизводства трудовых ресурсов, но и все сильнее влияет на другие характеристики качества жизни. К числу последних относится уровень развития отраслей социальной сферы и обеспечения объектами социальной инфраструктуры. По этим показателям население ДФО традиционно опережало среднероссийские параметры в дореформенный период. На 10000 жителей Дальнего Востока приходилось примерно на 20-30% больше, чем в среднем по России больничных коек, медицинского персонала, ам-булаторно-поликлинических учреждений и т.п. Это свидетельствовало не столько о значительных успехах медицинского обслуживания, сколько об объективной разбросанности по территории населенных пунктов - дисперсным характером расселения, менее развитой сетью автодорог и низкой транспортной доступностью, относительно более высокой занятостью населения в добывающих отраслях промышленности с вредными и сложными условиями труда, проживанием значительной части населения в районах Крайнего Севера или приравненных к ним местностях с экстремальными природно-климатическими условиями и т.д. К началу 1990-х годов произошло снижение удельных показателей медицинского обслуживания населения в результате сокращения числа государственных медицинских учреждений и оттока из них врачебно-медицинского персонала во вновь организованные частные, арендные и страховые компании. Период 2000-х годов ознаменовался постепенным возвратом большей части территорий в двадцатку лидеров по обеспеченности медицинским персоналом в результате сокращения численности местного населения. Однако внедрение рыночных механизмов в систему здравоохранения и расширение перечня платных услуг при низком уровне доходов населения существенно ограничили возможности профилактики, лечения и восстановления здоровья дальневосточников (особенно это коснулось категории инвалидов и лиц нетрудоспособного возраста).

Материально-техническая база системы здравоохранения в субъектах ДФО остается сложной. За 2000-2007 гг. в строй было введено чуть более 4000 больничных коек, из которых половина - на территории Республики Саха (Якутия), 1/5 часть - в Хабаровском крае за счет активной политики региональных властей по лоббированию дальневосточных интересов в федеральных органах управления и возможностей региональных бюджетов. На остальных территориях имели место лишь единичные случаи ввода в строй незначительных по масштабу объектов здравоохранения. На территории Магаданской области после 1997 г. строительство медицинских учреждений не велось вообще.

Довольно напряженная ситуация складывается в сфере образования. Несмотря на высокую посещаемость детьми дошкольных учреждений (почти в 1,4 раза выше, чем в среднем по России), новое строительство подобных учреждений практически прекратилось. Почти треть зданий дневных общеобразовательных школ требует капитального ремонта.

По вводу жилья Дальний Восток стабильно занимает последнее, 7-е место среди федеральных округов (рис. 7).

Несмотря на то, что восточные территории в целом повторяют общероссийск ю тенденцию темпов ввода жилья относительно 1990 г., разрыв межд этими трендами с каждым годом величивается. Если в 1995 г. в целом по стране ввод жилья по сравнению с ровнем 1990 г. составил 66%, то на Дальнем Востоке - всего 42% (в 1,4 раза меньше). К 2007 г. в целом по России практически достигн т ровень 1990 г. (98,8%), в то время как дальневосточниками введено в строй жилья втрое меньше, чем в 1990 г. [7-9].

С 1997 по 2007 г. в ДФО вводилось в экспл атацию в среднем не более 0,20 кв. м общей площади на человека в год, что почти в 2 раза ниже, чем в среднем по России (0,43 кв. м в 2007 г.). При этом для нормального воспроизводства и обновления жилищного фонда треб ется ввод не менее 1 кв. м на человека в год. По качественным параметрам жилой фонд дальневосточных районов страны также отстает от среднероссийского ровня. Степень распространения основных комм нальных сл г составляет примерно 74%, это означает, что практически в каждом четвертом жилье отс тст-в ет хотя бы один вид благо стройства, а большое количество малых поселений и жилищ не имеет вообще систем комм нального обсл живания.

В рез льтате значительного отставания темпов обновления жилищный фонд субъектов ДФО теряет свои потребительские качества2, следовательно, ухудшаются словия комфортного проживания и возникают дополнительные расходы в бюджетах домашних хозяйств [10]. Если в среднем по России в 2007 г. домашнее хозяйство тратило на оплату жилья и коммунальных услуг 11,6% общей суммы потребительских расходов, то на Дальнем Востоке - 12,5% (Сахалинская область -18,7%, Камчатский край - 17,3%, Амурская область - 15,9%). Доля малообеспеченных семей региона, пользующихся субсидиями на оплату жилья и коммунальных услуг, в несколько раз превышает общероссийский уровень. Если в среднем по стране только каждая десятая семья нуждается в субсидиях на оплату жилья и коммунальных услуг, то на Камчатке - каждая четвертая, в ЕАО - каждая пятая, а в Корякском автономном округе две трети всех семей не в состоянии оплатить коммунальные услуги полностью.

Таким образом, по основным параметрам уровня и качества жизни дальневосточные территории существенно отстают от центральных районов страны. Сохраняется значительное экономическое и социальное неравенство и между субъектами Дальнего Востока. Несмотря на реализацию Федеральной целевой программы «Экономическое и социальное развитие Дальнего Востока и Забайкалья на период до 2013 года» [11] продолжается отток населения в более развитые и благоприятные по условиям жизни регионы страны.

В условиях отставания Дальнего Востока по уровню жизни население других регионов страны не видит перспектив для реализации своих приоритетов и социальных установок при перемене места жительства в пользу ДФО. Не имея возможности рассчитывать на приток населения из других экономических районов страны, следует ожидать дальнейшей активизации привлечения на Дальний Восток трудовых мигрантов из ближнего и дальнего зарубежья. В аналогичных условиях нехватки ресурсов труда европейские страны прибегают к услугам трудовых мигрантов. В 2006 г. удельный вес иностранных работников в численности занятых в ДФО составил 3,55% по сравнению с 2,45% в 2005 г., в 2008 г. - 6%. Стоит заметить, что аналогичные показатели в других федеральных округах заметно ниже дальневосточных.

В 2006 г. было занято в регионе 114,8 тыс. иностранных работников (на 45,7% больше, чем в 2005 г), что составляло 11,3% их общей численности в России.

По количеству иностранных работников Дальний Восток занимал в 2006 г. 3-е место, уступая Центральному (47,8%) и Уральскому (13,3%) ФО [12] (табл. 5).

Таблица 5

Численность иностранных работников в 2005-2006 гг.

Федеральный округ

2005 г.

2006 г.

чел.

%

чел.

%

Российская Федерация, всего

702500

100,0

1014013

100,0

Центральный

323456

46,1

484151

47,7

Северо-Западный

56425

8,0

72533

7,2

Южный

32049

4,6

44511

4,4

Приволжский

48476

6,9

71023

7,0

Уральский

97200

13,8

134714

13,3

Сибирский

66120

9,4

92295

9,1

Дальневосточный

78774

11,2

114786

11,3

Если в целом по РФ самые масштабные трудовые миграционные потоки направлены из государств - участников СНГ (53,03%), то на Дальнем Востоке их доля составляет только 23,21%, остальные 76,79% -из дальнего зарубежья. Из общего числа иностранных работников, прибывших в ДФО из стран СНГ, на долю Украины приходится 39,5%; Армении - 16,3; Узбекистана - 13,4; Киргизии - 12,6; Таджикистана - 10,2; Молдовы - 3,2; Азербайджана - 3,0; Казахстана - 1,6; Грузии -0,2%. В перечне государств дальнего зарубежья самым крупным «экспортером» иностранных работников на Дальний Восток в 2006 г. был Китай (59,6% общей численности иностранных работников из дальнего зарубежья). Далее следуют КНДР (18,7%), Турция (9,0%) и Вьетнам (3,6%). При этом трудовые мигранты из Китая, работающие на Дальнем Востоке, составляли 24,91% всех трудовых мигрантов из КНР в России, трудовые мигранты из КНДР соответственно 59,59%, Республики Корея - 46,56%.

По состоянию на 1 января 2009 г. иностранным гражданам выдано 107467 разрешений на работу на Дальнем Востоке России (на 1 января 2008 г. - 107 334). Имели разрешение на привлечение иностранных работников 1330 работодателей (в конце 2007 г. - 1249, рост на 6,5%). Наибольшее количество разрешений на работу выдано в Сахалинской области (23586), Приморском (22183) и Хабаровском (19743) краях, Амурской области (17680).

Структура занятости иностранных граждан по основным видам экономической деятельности на Дальнем Востоке выглядит следующим образом: строительство -41,3%; обрабатывающие производства - 3,1; сельское хозяйство, охота и лесное хозяйство - 19,5; транспорт и связь - 1,3; оптовая и розничная торговля, сфера ремонта автотранспортных средств, бытовых изделий - 19,6; другие виды экономической деятельности - 15,2%.

Согласно данным ФМС по Хабаровскому краю, вид на жительство получили 3272 иностранных мигранта (на 1 января 2008 г. - 3503); разрешение на временное проживание - 10047 (на 1 января 2008 г. - 7386). В 2008 г. на территории ДФО 10719 иностранных граждан приобрели гражданство РФ, что ниже показателя предыдущего года на 2,9%. Заслуживает внимания тот факт, что качественные характеристики мигрантов, желающих получить гражданство РФ, ухудшаются. Так, большинство молодых людей, прибывающих в РФ, прежде всего из государств Средней Азии, не имеют никакой специальности и стажа работы, не владеют или слабо владеют русским языком, выросли и сформировались в период экономической нестабильности и межнациональных конфликтов в государствах своего проживания. Большая ошибка - считать, что данные граждане смогут воспринять менталитет и культурные традиции местного населения.

Представляется, что получение иностранными гражданами разрешения на временное проживание и вида на жительство еще не дает основания для последующего приобретения гражданства РФ. Иностранный гражданин, чтобы стать полноправным гражданином России, должен доказать уважительное отношение к законодательству и культуре Российской Федерации.

В последнее время произошли определенные изменения в социально-экономических отношениях, связанные с экономическим кризисом. В период с 31 октября по 31 декабря 2008 г. Управлением ФМС по Хабаровскому краю зарегистрировано более 3 тыс. уведомлений от работодателей о досрочном расторжении трудовых отношений с иностранными гражданами. Основные причины увольнений: по собственному желанию - 69,8% общего количества уволенных иностранных граждан; в связи с окончанием срока действия трудового договора -12,6%; с нарушением трудовой дисциплины - 10,1%; с окончанием срока действия разрешения на работу - 7,3%.

В целом по ДФО фактов массового увольнения иностранных работников по причине сокращения работодателями рабочих мест не выявлено.

Проведенный анализ спроса на рабочую силу позволяет сделать вывод, что число иностранных граждан на рынке труда Дальнего Востока заметно не уменьшится, возможно даже его увеличение. Это связано, прежде всего, с тем, что население ДФО имеет устойчивую тенденцию к сокращению, что влечет за собой уменьшение численности трудоспособного населения, и следовательно, необходимость привлечения трудовых мигрантов. Экономические районы России, прежде поставлявшие рабочую силу в восточные районы, в современных условиях демографического развития «страдают» от сокращения населения и выступают конкурентами Дальнего Востока по привлечению мигрантов. Вполне вероятно, что основным «поставщиком» рабочей силы будет трудовая миграция и, прежде всего из стран АТР, преимущественно из КНР, поскольку на северо-востоке Китая быстро растет армия безработных. Кроме того, китайцы очень мобильны, готовы ехать в любое место, где есть работа. Весной 2000 г. на третьей сессии Всекитайского собрания народных представителей была провозглашена новая внешнеэкономическая стратегия Китая, получившая известность под девизом «Идти вовне». Эта стратегия должна обеспечить значительное расширение позиций Китая на международном рынке труда. В КНР исходят из того, что на долю страны приходится треть работающего населения планеты, но только 2-3% мирового рынка труда. Россия занимает особое место в этих планах, так как является одной из немногих стран, в которых Китай имеет возможность решать свои неотложные проблемы [13], в частности, по продвижению на рынок труда своих граждан. При этом Россия в свою очередь не может полностью отказаться от использования китайской рабочей силы в условиях сокращения собственного экономически активного населения.

Динамика численности населения и трудовых ресурсов на Дальнем Востоке России в среднесрочной и долгосрочной перспективе будут во многом определяться направлением и качеством экономического развития региона, повышением уровня жизни населения и комфортности проживания в регионе, а также объемами и структурой спроса на рабочую силу.

Учеными Института экономических исследований ДВО РАН были разработаны два сценария социально-экономического развития ДФО (без учета влияния кризиса, так как расчеты проводились в начале 2008 г.). В соответствии с ресурсно-

транзитным сценарием к концу 2025 г. произойдет сокращение численности занятых на 9-11% (до 2,9 млн. чел.). При сохранении ежегодных темпов роста производительности труда, достигнутых в 2000-2005 гг. (105%) и прогнозируемых темпах роста экономики Дальнего Востока на перспективу (105% до 2020 г. и 104% в период 2020-2025 гг.), расчетный дефицит трудовых ресурсов в регионе повысится к 2025 г. до 10%. Покрытие дефицита возможно с использованием вахтовых методов трудообеспечения и привлечения мигрантов из СНГ и Китая.

В соответствии с инновационным сценарием, базирующимся на более технологичном варианте развития экономики, численность занятых в регионе к 2025 г. снизится пропорционально сокращению численности населения (на 4-6%, составив 3,0-3,1 млн. чел.). Общая потребность в дополнительных трудовых ресурсах к 2025 г. не превысит 5% занятых [14].

Для Дальнего Востока необходимо, а в условиях продолжающегося экономического кризиса тем более важно, сохранение местного населения, в том числе его экономически активной части. Поэтому сегодня как никогда становится актуальной необходимость в получении в этом регионе жизненных благ того же качества, что и в европейской части страны. Для привлечения и закрепления населения в регионе, восстановления в нем населенческого потенциала объем этих благ должен быть больше. Его жителям необходимо предоставить преференции в форме снижения стоимости топлива и коммунальных услуг, компенсацию проезда воздушным и наземным транспортом, увеличить пенсии и зарплаты. В противном случае у них формируется устойчивая мотивация на поиски лучших условий в других регионах страны. При любых инвестициях значительный экономический результат не может быть получен, если ДФО будет оставаться «большим вокзалом» с убывающим населением. В сложившейся современной социально-экономической ситуации весьма проблематично, чтобы миграция в будущем стала основной составляющей прироста населения и ресурсов труда.

Чтобы переломить сложившиеся тенденции и превратить миграцию в фактор роста населения в регионе, необходимо:

- безусловное выполнение всех мероприятий, предусмотренных в Федеральной целевой программе [11], ориентированных на обеспечение динамичного экономического роста, реализацию крупных инфраструктурных проектов и создание новых рабочих мест, что позволит повысить роль денежных доходов (реальных и номинальных) в закреплении населения;

- преодоление фактора территориальной и экономической удаленности от Центра страны за счет компенсации дальневосточникам стоимости проезда к местам учебы, отдыха, лечения;

- обеспечение в регионе комфортных условий проживания, которые зависят не только от уровня доходов населения, но и от развитости отраслей социальной сферы, доступности жилья и социальных услуг. При этом качество и доступность услуг должны превышать среднероссийский уровень для компенсации неблагоприятных природных, климатических и географических условий проживания населения;

- установление на федеральном уровне преференций для субъектов социальной сферы (образования, здравоохранения, культуры и спорта, социальной защиты) дальневосточных территорий с целью выравнивания стартовых возможностей при их участии в конкурсных отборах, проводимых в рамках национальных проектов и федеральных целевых программ.


1 Основными причинами отказа в удовлетворении обращений переселенцев стали: недостаточная квалификация или отсутствие соответствующего образования, отсутствие в анкете данных о предыдущей трудовой деятельности, территории вселения, выбранной вакансии, пенсионный или предпенсионный возраст переселенцев.

2 Так, по данным Росстата, более 5% жилищного фонда Дальнего Востока находится в ветхом и аварийном состоянии, по России в целом этот показатель не превышает 3%.


Литература

1. Китай. 2007. Изд-во литературы на иностранных языках. КНР. Пекин, 2007.

2. http:habstat.gks.ru/news/reviewdoc/news_dok_02.htm

3. Российский статистический ежегодник. 2001.Стат. сб. М.: Госкомстат России, 2001.

4. Предположительная численность населения Российской Федерации до 2025 года. Стат. бюлл. М.: ФСГС. 2008.

5. Мотрич Е.Л. Формирование и динамика населения как фактор экономического развития Дальнего Востока России. Дисс. на соиск. уч. степени д-ра экон. наук. Хабаровск: Ин-т экон. исслед-ий ДВО РАН. 2006.

6. Мотрич Е.Л. Проблемы демографии и миграции на Дальнем Востоке России / Третий Дальневосточный международный экономический форум. Т.3. Демографические и социальные проблемы Востока России: пути решения: Материалы круглого стола. Правительство Хабаровского края. Хабаровск: Изд-во Тихо-океан. гос. ун-та, 2008.

7. Регионы России. Социально-экономические показатели. 2004: Стат. сб. М.: Росстат, 2005.

8. Регионы России. Социально-экономические показатели. 2008: Стат. сб. М.: Росстат, 2008.

9. Жилищное хозяйство и бытовое обслуживание населения в России 2007: Стат. сб. М.: Росстат, 2007.

10. Найден С.Н. Платежеспособность населения в условиях реформы ЖКХ // Пространственная экономика. 2006. № 1.

11. Федеральная целевая программа «Экономическое и социальное развитие Дальнего Востока и Забайкалья на период до 2013 года» (утверждена постановлением Правительства Российской Федерации от 15 апреля 1996 г. № 480 в редакции постановления Правительства Российской Федерации от 21 ноября 2007 г. № 801).

12. Мониторинг легальной (законной) внешней трудовой миграции за 2005-2006 годы. М.: ФСГС России, 3007.

13. Гельбрас В. Китайская миграция и китайские землячества в России // Мир в зеркале международной миграции / Гл. ред. В.А. Ионцев. М.: МАКС Пресс, 2002.

14. Мотрич Е.Л., Найден С.Н., Ли Е.Л. Население и социальное развитие // От идеи Ломоносова к реальному освоению территорий Урала, Сибири и Дальнего Востока / Под общ. ред. А.И.Татаркина, В.В. Кулешова, П.А. Минакира. Екатеринбург: Ин-т экономики УрО РАН, 2008.

Комментарии (0)add comment

Написать комментарий
меньше | больше

busy