МИРОВОЕ ХОЗЯЙСТВО И ТЕНДЕНЦИИ ИНТЕГРАЦИИ


МИРОВОЕ ХОЗЯЙСТВО И ТЕНДЕНЦИИ ИНТЕГРАЦИИ

В современных условиях ни одна из стран не может эффективно развиваться в стороне от мирохозяйственных отношений. Состояние национальной экономики все больше определяется не только внутренним потенциалом, но и степенью участия в международном разделении труда, общемировым характером научно-технического прогресса.

Мировое хозяйство следует рассматривать как объективный результат экономического роста, имманентного стремления общественного производства к максимально положительному эффекту, взаимодействия факторов по производству материальных благ на основе углубляющегося разделения труда, специализации и интернационализации производства, перемещения в геоэкономическом пространстве товаров и капиталов. Оно характеризуется возрастающей интернационализацией производительных сил, созданием системы международных экономических отношений, формированием межнациональных механизмов, регулирующих экономические отношения между странами.

Возрастающее значение международных экономических отношений связано с развитием промышленности, машинной индустрии. Понятие новых отраслей и видов производства, рост производительности труда расширили возможности вывоза за рубеж значительной части производимой продукции. С другой стороны, резко возросла потребность ряда стран в сырьевых ресурсах, осуществляется возможность перевозок товаров на большие расстояния. Все это придало импульс быстрому росту международной торговли, расширению и углублению международных экономических отношений.

Вторая половина XX в. характеризуется нарастанием процессов интернационализации и транснационализации производства, услуг, капитала, трансферта технологий, либерализацией международной кредитно-финансовой сферы, повышением роли международных экономических организаций. Такие преобразования основываются на новой инфраструктуре. По экономическому содержанию интернационализация есть международный аспект общеисторического процесса обобществления производства. Неуклонное углубление общественного разделения труда и параллельное развитие различных форм взаимодействия и обмена его результатами способствуют усилению целостности, внутренней взаимосвязанности данной хозяйственной системы (локальной, национальной или мировой).

Главный участник интеграционного процесса как следствия интернационализации экономики мира - крупный частный капитал наиболее развитых стран, их ТНК. Именно экономическая интеграция есть результат углубления интернационализации экономических процессов, в том числе международной кооперации труда. Мощными проводниками интеграции являются ТНК и инвестиционные потоки, которые придали интеграционным блокам их современное содержание и формы. Транснациональный капитал и современная научно-техническая революция в громадной степени усиливают действие переплетающихся факторов хозяйственной жизни во всем мире.

Международная экономическая интеграция - это обширная деятельность государств, экономических агентов (предприятий), различных субъектов хозяйственной, правовой и прочей деятельности, направленной на взаимоприспособление и взаимопроникновение национальных экономик (производства, свободного передвижения и перемещения финансов, транспорта, рабочей силы); максимальное объединение национальных экономик в одно целое с точки зрения поставленных задач, включение их в единый воспроизводственный процесс в рамках (и масштабах) интегрируемых стран.

Интернационализация хозяйственной жизни - главная материальная база развития международной экономической интеграции. Опыт множества интеграционных объединений показывает, что они формируются в основном на двух базовых принципах: мощная инициативная роль государства (классический пример - создание и развитие ЕС); преобладающая роль крупного корпоративного предпринимательства, которое nо-существу заставляет государство стать на путь интеграционного сближения с той или иной группой стран (например, договор между США, Канадой и Мексикой - НАФТА). Главный процесс экономической интеграции имеет больше всего смешанный характер, поскольку он инициируется, с одной стороны, развитыми странами и их правительствами, а с другой - мощными ТНК и ТНБ, с третьей стороны - крупными и влиятельными международными финансово-экономическими и финансовыми организациями и учреждениями (ВТО, Всемирный банк, МВФ), а также структурами ООН.

В последние годы резко возросло количество международных экономических организаций. Они все активнее принимают участие в регулировании международных экономических отношений, превратившись в заметную самостоятельную часть механизма всемирного хозяйства. Систему мирового хозяйства составляют главными образом национальные экономики, транснациональные корпорации, интеграционные объединения, международные экономические организации.

Современное мировое хозяйство неоднородно. В него входят государства, отличающиеся социальной структурой, политическим устройством, уровнем развития производительных сил и производственных отношений, а также характером, масштабами и методами международных экономических отношений. Ведущее положение в мировом хозяйстве занимают семь промышленно развитых стран - США, Япония, Канада, ФРГ, Франция, Великобритания и Италия. На их долю приходится более 80% промышленного производства группы промышленно развитых стран (ПРС) и около 60% всего мирового промышленного производства; соответственно 70 и 60% производства электроэнергии; более 60% и около 50% экспорта товаров и услуг.

Главной тенденцией в развитии мировых производительных сил выступает интенсификация процессов интернационализации, транснационализации и интеграции - процессов, ведущих к реальному формированию мирового хозяйства как всеобщей экономической целостности.

Все страны мира так или иначе включены в международное разделение труда. Его расширения и углубления требуют производительные силы, испытывающие мощное воздействие технологической революции. Это во многом являлось и ранее основой развития взаимных экономических связей различных государств, независимо от их социального устройства, однако сами по себе общие материальные предпосылки, благоприятствующие развитию связей и взаимосвязей, не следует принимать за нечто, действующее автоматически, так как препятствий на этом пути бывает немало, и прежде всего в сфере политики, определяющей сам характер международных отношений.

В XXI в. миропорядок определяется: ускорением движения международных факторов производства, которое породило новые направления интернационализации производства и финансов. Они включают ныне в свою орбиту не просто территории, как это происходило на предыдущих этапах, а хозяйствующие субъекты разных стран, действующие в различных сферах производства, торговли, обслуживания и т. п.; усилением динамизма процессов интернационализации. Динамизм непосредственно ведет к взаимопроникновению капиталов различных стран в разных формах и проявлениях; в свою очередь эти процессы способствуют укреплению взаимозависимости национальных экономик, синхронизации их развития, эволюции и проявлениям в мировом финансово-экономическом кризисе. В результате такого мирового развития сформировались могущественные автономные и инерционные силы, которые блокируют усилия национальных государств и международных организаций по преодолению кризисного развития; глобализация породила могущественные силы, которые на грани выхода из-под контроля мирового рынка (международных организаций типа ВТО, МВФ, Всемирного банка).

Большая взаимозависимость между странами усилила влияние как позитивных факторов роста, так и негативных потрясений. В результате национальные экономические проблемы выходят за пределы стран. Ни одна страна, каких бы успехов она ни достигла, не может оградить себя от демографических, экологических, экономических, социальных и военных проблем, существующих в современном мире. Успешно справиться с ними не удастся до тех пор, пока не получит конкретное выражение глобальное развитие вообще.

Уже в 1990-е гг. термин "глобализация экономики" стал довольно распространенным среди экономистов и политиков, хотя его всестороннего анализа с точки зрения методологии тогда еще не было проведено. На наш взгляд, сегодня ясно одно, что прежде всего - это финансовая глобализация, становление ТНК, регионализация секторов мировой экономики, интенсификация и динамизация мировой торговли, ускоренное развитие процессов конвергенции и др. Все эти и иные факторы приобрели новое качество, поэтому называть их составляющими глобализации мировой экономики, видимо, вполне правомерно. Техническими аспектами перехода к ней являются компьютеры, телекоммуникационное оборудование, телекоммуникационная инфраструктура, информационные системы и т. д.

Свободное перемещение капиталов, товаров, услуг, рабочей силы в секторах мирового капитализма, ускоренное развитие новых процессов международного разделения труда привели к особой интенсификации интегрированности "стран триады" (США, ЕС, Японии) и новых индустриальных стран, при этом большинство развивающихся стран остается вне сферы развития, и на долю их в мировой торговле приходится незначительная ее часть. Речь идет о глобальной рыночной конкуренции, которая все больше исключает национальные рычаги государственного регулирования.

В современных условиях регулирующая роль в развитии общества отводится не только рыночному механизму, но и более широкой системе воздействий. Здесь необходимо участие государства с более или менее развитой системой регулирования, включая прогнозирование экономики, определение приоритетов в научно-технической политике и образовании, влияние Центрального банка, проведение жесткой антимонопольной политики и т. д. Антимонопольные меры - классический пример государственного вмешательства в экономику во имя сохранения движущей силы конкуренции. Сюда же относятся и протекционистские меры, на определенном этапе необходимые для развития конкуренции на внутреннем рынке и его защиты от внешнего давления. Именно законы, нормы, правила поведения, процентная и налоговая политика, коллективные договоры, межправительственные и иные соглашения образуют совокупность рычагов экономического или хозяйственного механизма в широком смысле слова. Все это обеспечивает условия для дальнейшего включения страны в мировой рынок.

Нередко процесс финансовой глобализации сопровождается международной денежной и финансовой нестабильностью, которая и представляется ее главной характерной чертой. Глобализация в области финансовых потоков может привести к разрушительным процессам, ибо появились факторы,

обусловливающие мгновенный переход кризиса в одной стране на мировую экономику или крупные регионы мира. Этому способствует то, что существующий уровень мировых рыночных механизмов весьма несовершенен и нестабилен и не может выполнять роль глобального регулятора, поскольку спекулятивные методы действия рыночных структур - это свойство рынка. Более того, наднациональные методы регулирования финансовых потоков неадекватны возможностям влиять на них со стороны ТНК, ТНБ, государства, международных финансовых организаций, отдельных крупных банков, действия которых могут ввергнуть страну или группу стран в финансовый хаос.

Управление транснациональной корпорацией основано более всего на плановых, чем на рыночных принципах. Внутри ТНК экономическая деятельность осуществляется по существу на основе принципов планового хозяйства, в то же время взаимодействие с внешним окружением и межфирменные связи осуществляются по законам рынка. Таким образом, интергация корпоративных форм обеспечивает возможность индикативного планирования глобальной транснациональной экономической деятельности цивилизации.

Итак, глобализация мирохозяйственных процессов в определяющей мере связана с интенсификацией действия закона интернационализации хозяйственных связей различных подсистем всемирной экономики. Ее процессы развиваются через углубление интернационализации производительных сил мира в различных формах и проявлениях, например: транснационализация производства, капитала, технологий и т. д.; обмен средствами производства и технологическими знаниями; многообразные формы международной специализации и кооперации, когда связываются производственно-технологические, информационные и координационные центры в единые международные производственно-потребительские и контрольно-регулирующие системы; формирование международной, материально-технической, финансовой, информационно-организационной инфраструктур, обеспечивающих всемирную торговлю, глобальные и мгновенные "перебросы" мощных потоков капиталов с одного континента на другой, международную трудовую миграцию, другие разнообразные формы сотрудничества.

Глобализация затрагивает производство товаров и услуг, использование рабочей силы, инвестиции, технологии и их распространение из одних стран в другие. Все это в конечном итоге отражается на эффективности производства, производительности труда и конкурентоспособности. Именно глобализация вызвала обострение международной конкуренции. Конкуренция и расширение рынка ведут к углублению специализации и международного разделения труда, стимулирующих, в свою очередь, рост производства не только на национальном, но и на мировом уровне. Преимуществом ее является экономия на масштабах производства, что приводит к сокращению издержек и снижению цен, а в итоге к устойчивому экономическому росту, росту производительности труда на основе рационализации производства при глобальном распространении передовых технологий. Как следствие конкурентного давления глобализация порождает непрерывное внедрение инноваций в мировом масштабе, соответственно появляющиеся преимущества позволяют всем участникам -партнерам увеличить производство, повысить уровень заработной платы и другие жизненные блага людей.

Но кто оказывается в выигрыше от глобализации? На самом деле основную часть преимуществ получают богатые страны и их ТНК. Несправедливое распределение благ порождает угрозу конфликтов на региональном, национальном и интернациональном уровнях. В этой связи не подтверждается идея о глобальной конвергенции доходов. В действительности ускоренное развитие в небольшой группе стран Юго-Восточной Азии не изменило общую ситуацию в развивающихся странах и менее развитые в экономическом отношении страны отличаются гораздо более низкими темпами роста, чем развитые государства. Происходит не выравнивание доходов, а их поляризация. Быстроразвивающиеся страны входят в разряд богатых государств, а бедные все больше отстают от них. Растущий разрыв в доходах вызывает недовольство со стороны последних.

Глобальная конкуренция в современных условиях ведется уже не столько между странами, сколько между транснациональными воспроизводственными системами. Они формируют ядро мировой экономической системы, концентрирующее интеллектуальный, научно-технический и финансовый потенциалы. ТНК, связанные с ядром мировой экономической системы, контролируют более половины оборота мировой торговли и финансов, наиболее прибыльные отрасли экономики разных стран. Многие транснациональные корпорации превосходят по экономическому обороту крупные страны, подчиняют своему влиянию правительства, решающим образом воздействуют на формирование международного права и на работу международных институтов. Ведущие 500 ТНК охватывают свыше трети экспорта обрабатывающей промышленности, 3/4 мировой торговли сырьевыми товарами, 4/5 торговли новыми технологиями, обеспечивают работу десяткам миллионов человек практически во всех странах мира. И наконец, что весьма показательно: валовой внутренний мировой продукт ныне составляет примерно 36 трлн. долл., а интернационализированная часть мировой экономики - около 15 трлн. долл., т. е. степень глобализации мировой экономики приближается к половине ВВП всех стран мира (по данным 2003 г.).

Следует подчеркнуть особое значение и заинтересованность США в динамизме глобализации мирохозяйственных процессов. Огромная экономическая мощь (ВВП - 11 трлн. долл.), рост в использовании инноваций и их распространении по всему миру в управленческой, технологической и финансовой сферах превратили их во флагман мировой экономики. Лидирующая роль США обусловлена прежде всего тем обстоятельством, что самое значительное число ТНК, причем наиболее могущественные из них, - американские, либо контролируемые американским капиталом.

Страны, не входящие в ядро мировой экономической системы, образуют периферию, лишенную внутренней целостности и возможностей самостоятельного развития. Отношения между ядром и периферией мировой экономической системы характеризуются неэквивалентным экономическим обменом, при котором находящиеся на периферии страны вынуждены оплачивать интеллектуальную ренту, содержащуюся в импортируемых товарах и услугах, за счет природной ренты и затрат труда, содержащихся в экспортируемых сырьевых и низкотехнологических товарах. Концентрируя финансовый потенциал, ядро навязывает периферии условия движения капитала и использование своих валют, устанавливая таким образом контроль над финансовыми системами периферийных стран и присваивая эмиссионный доход в масштабах мировой экономической системы. Формирование экономической модели каждой страны идет в сложной и весьма острой борьбе за контроль над институтами государственной власти между представителями транснационального и национального капитала, международными институтами и национальной элитой.

Транснациональный капитал стремится к тотальному контролю над мировым рынком и каждой его страновой составляющей, стиранию экономических, культурных и политических границ между нациями, подчиняя своим интересам конкурентные преимущества каждой из них, формируя удобную для себя глобальную финансовую, информационную, правовую и прочую инфраструктуру. Обслуживающие его интересы международные институты пытаются доминировать над национальными государственными институтами, устраняя препятствия на путях международного движения капитала, товаров, рабочей силы.

Если в США, Японии и других государствах "семерки" идут процессы централизации, продолжается формирование разветвленных механизмов государственного регулирования, то на периферии насаждается идеология тотальной либерализации, создающей возможность через управляемый хаос внедрять механизм неэквивалентного обмена. Идеологическим обоснованием проводимой политики в течение уже многих десятилетий служит теория радикального либерализма, основной целью которой является втягивание соответствующих стран в режим неэквивалентного внешнеэкономического обмена и долговую зависимость.

Наиболее отработанные режимы неэквивалентного внешнеэкономического обмена между ядром и периферией, навязываемые мировой олигархией зависимым странам, включают втягивание их в ловушки: внешней задолженности, сырьевой специализации в мировом разделении труда, отказа от суверенитета в проведении торговой и финансовой политики. Так, через стимулирование внешних займов достигается наиболее легкая эксплуатация экономического потенциала соответствующих стран. Предоставляя займы государствам, транснациональный капитал получает немалый процент, а страна-заемщик втягивается в долговую пирамиду, занимая вновь все больше для оплаты прежде сделанных долгов. Учитывая, что темпы экономического роста подавляющего большинства стран (0-4%) значительно меньше ставки процента на мировом рынке ссудного капитала (8-20%), "долговая ловушка" срабатывает довольно успешно. Как только расходы на обслуживание государственного долга становятся сопоставимыми с суммой доходов госбюджета, национальный доход этой страны подпадает под контроль иностранных кредиторов. Далее отказ от суверенитета в проведении самостоятельной денежно-финансовой политики, достигаемый путем принятия обязательств перед международными финансовыми организациями по поддержанию определенных параметров денежной массы и обменного курса национальной валюты, привязки его к одной из свободно конвертируемых валют, лишает экономику страны возможностей использования инструментов государственной власти для стимулирования инвестиционной активности и повышения конкурентоспособности.

Тенденция к глобализации несет этим странам реальную угрозу, поскольку им трудно сохранить свою самостоятельность в потоке общепланетарных экономических и социокультурных трансформаций. Сегодня одной из наиболее острых проблем, относительно которой современная цивилизация не имеет моделей решения, - это увеличивающийся разрыв между индустриально развитыми странами и развивающимися странами, в которых проживает большая часть населения. Чтобы осознать масштабы этой проблемы, достаточно отметить, что наряду с "золотым миллиардом" существует и "голодный миллиард". По данным ООН, за последние десятилетия соотношение уровней доходов богатых и бедных, "золотого" и "нищего" миллиардов планеты не только не сократилось, но значительно увеличилось: с 13: 1 в 1960 г. до 60: 1 в настоящее время, т. е. поляризация усиливается, растет социальная напряженность в мире. Проблему выбора, согласно новой концепции открытого общества, за другие народы, независимо от их исторического прошлого, решает рынок, а потому выживают сильнейшие. Индустриально развитые страны вступают в эпоху безальтернативного господства в мире, построенного по законам рынка в западном смысле этого слова. Попытка свести глобализацию к модернизации западного типа вызывает резкую критику со стороны многих исследователей.

Между тем глобализация опасна тем, что она универсализирует ценности техногенной цивилизации, той цивилизации, которая внесла и продолжает вносить решающий вклад в разрушение природных оснований бытия человека и в конечном итоге способствует разрушению человека; она еще более ускоряет темпы извлечения прибылей и тем самым способствует распространению "болезней" западного мира по всей планете. Если даже остальная часть мира согласится на предлагаемую модель развития, то это не решает проблему по существу, а лишь отодвигает наступление экологической катастрофы.

Итак, глобализация сегодня - это один из главных вызовов, с которым столкнулось человечество. Отмахнуться от внешних проблем невозможно; однако сложности не в самой глобализации, а в политических и экономических механизмах ее регулирования. Человечество не бессильно перед угрозами глобализации, оно в состоянии - в планетарном масштабе - наиболее разумно и успешно направлять ее ход.

Сегодня мир имеет перед своими глазами страну - Соединенные Штаты Америки, которая по экономической, военной, информационной мощи четко заявила свои претензии на статус единственной супердержавы ("Мы - самые передовые, мы - эталон для всеобщего подражания"). Однако с учетом развернувшегося и нарастающего движения к построению многополярного мира с наличием нескольких взаимодополняющих центров такой путь не имеет шансов на успех.

Вопрос в том, сможет ли объединенная Европа стать реальным противовесом США в глобальном мире, является центральным для европейской геополитики. Процесс интеграции идет достаточно ускоренно, противоречиво, но очевидно, какие широкомасштабные возможности он открывает для европейцев в сфере экономики, политики и обороны. Создание ЕС и единой европейской валюты позволило во многом сблизить основные показатели экономического и военного развития европейских стран и США, но противоречия стратегического характера при этом не исчезают, а, напротив, обостряются.

Национальные интересы любой страны диктуют выбор соответствующих приоритетов международного сотрудничества. В странах, претендующих на самостоятельное развитие, процессы открытия национальных рынков, привлечения иностранного капитала, международной кооперации находятся под национальным контролем. Вместе с тем в условиях современной научно-технической революции чрезмерный протекционизм как никогда чреват отсталостью и утратой сравнительных преимуществ.

Экономическая глобализация становится важной тенденцией экономического развития различных стран мира. Так, Китай - одна из совсем немногих развивающихся стран, которые извлекли выгоды от глобализации в последние два десятилетия. За это время Китай ускорил свою интеграцию в мировую экономику. Рост объемов внешней торговли и прямых иностранных инвестиций -важные факторы дальнейшего устойчивого экономического развития страны. Китайские руководители возлагают большие надежды на расширение политики открытости внешнему миру, которая должна способствовать решению сложных проблем, возникающих в ходе проведения экономической реформы. Экономическая глобализация помогает Китаю хорошо использовать внутренний и иностранный капиталы, технологии, ресурсы и рынки.

Политика открытости может способствовать экономическому росту непосредственно через экспорт и косвенно через импорт и прямые иностранные инвестиции, освоение новых технологий и знаний. Китай старается не упустить возможности, предлагаемые глобализацией. По мнению китайских ученых, членство в ВТО позволит стране ежегодно увеличивать свой валовой внутренний продукт на 2-3% и к 2005 г. довести объем внешней торговли до 600 млрд. долл., а иностранных инвестиций - до 100 млрд. долл.

В 1990-е гг. в КНР существовали две концепции: стратегия импортозамещения, т. е. внутриориентированного развития, и активного интегрирования страны в мировую экономику. В последние годы происходит переход ко второй. Главный ориентир внешней торговли состоит в концентрации валютных средств на импорте оборудования и основных фондов высокотехнологичных отраслей с целью перевооружения промышленности, ее модернизации. Как итог поощрительных мер возросли масштабы привлечения зарубежного капитала, повысилась эффективность его применения. За 1998-2002 гг. было использовано зарубежного капитала на сумму свыше 290 млрд. долл., что на 80% больше предыдущей пятилетки. Приток иностранного капитала в экономику страны ежегодно в среднем превышал 50 млрд. долл. Китай занимает лидирующее положение среди развивающихся стран мира по объему привлеченных зарубежных капиталовложений.

Если говорить о России, то для нее неприемлемо положение периферийной страны, являющейся сырьевым придатком ядра мировой экономической системы. Россия еще обладает конкурентными преимуществами, дающими стране шанс прервать тенденции спада производства и выйти на траекторию устойчивого развития. К наиболее важным из них относятся: высокий уровень образования, богатые природные ресурсы, огромная территория и емкий внутренний рынок, квалифицированные трудовые ресурсы, развитый научно-технический потенциал, а также достигнутая за последние годы макроэкономическая стабилизация, хотя положительные тенденции в экономике связаны в основном с внешними факторами - ростом цен на энергоносители и сырье.

Россия может стать одной из стран, влияющих на глобальные трансформации в мире, быть стабилизирующим фактором международной политики. Однако для этого ей необходимо решить проблемы, с которыми она столкнулась в последние годы, найти оптимальную экономическую модель общественного развития.Наиболее действенной и эффективной стратегией интеграции России в мировую экономику является сочетание структурной перестройки экономики с ее ориентацией на активный рост экспорта. Именно через развитие экспорта может быть достигнуто сохранение положительного сальдо торгового баланса без сокращения импорта жизненно важных товаров и могут быть решены проблемы погашения внешней задолженности.

Россия - одна из локальных цивилизаций, уникальность и самобытность которой исключает простое копирование или прямое заимствование чужого опыта, тем более его насильственное перенесение на российскую действительность. С этой точки зрения весьма уязвимы концепции модернизации в форме вестернизации. России нужны такие реформы и трансформации, которые являются средством развития, национальной общности, опираются на социокультурные традиции, определенную систему ценностей. Все это требует принятия со стороны государства определенных мер. Государственное регулирование призвано обеспечить прежде всего реализацию на всех уровнях мирового хозяйства национальных интересов России. Для российской экономики далеко не безразлично, на каком уровне и на каких условиях происходит встраивание национального воспроизводственного комплекса в мировое хозяйство. Причем необходимо иметь в виду: опыт экономического развития различных стран показывает, что рыночная система блокирует вхождение в рынок более слабых участников, оставляя им подчиненные или периферийные позиции. Рыночные силы сами по себе не содействуют изменению положения в мировом хозяйстве, для этого требуется вмешательство государства, активная регулирующая его роль.

Заметим, что для индустриальной фазы экономического развития была характерна торговая (торгово-посредническая) модель мирохозяйственных связей. В современных условиях государственное регулирование процесса включения российской экономики в мировую должно основываться на воспроизводственной (производственно-инвестиционной) модели взаимодействия национальных хозяйственных комплексов. В первом случае (торгово-посредническая модель) госрегулирование сводилось к стимулированию экспортеров и защите собственных отраслей экономики. В рамках же воспроизводственной модели речь идет не только и не столько о продвижении на мировой рынок отдельных товаров и услуг, сколько о функционировании на этом рынке определенных структурных блоков. Здесь предметом государственного регулирования является не только звено - купля-продажа товаров и услуг, но и другие звенья воспроизводственного процесса: движение капитала, рабочей силы, кредитно-финансовые, валютные отношения и т. п.

Существующий обширный арсенал государственного регулирования позволяет странам оказывать активное воздействие как на формирование структуры и направлений развития собственных мирохозяйственных связей, так и на мирохозяйственные связи других стран. При этом взаимодействие происходит на различных уровнях: на уровне отдельного предприятия, производственного комплекса, отрасли, территориально-производственной структуры, макроэкономическом уровне.

В России сегодня происходит постепенный переход на воспроизводственную модель регулирования мирохозяйственных связей. Торговая модель в трансформированном виде органично входит в структуру производственно-инвестиционной модели. Изменяются подходы, методы, формы регулирования. Активизируются все стороны внешнеэкономической деятельности.

Однако действия рыночных сил сводятся пока к тому, чтобы превратить Россию в экспортера природных ресурсов, сделать зависимой от импорта продукции обрабатывающих отраслей. Из примерно 4 тыс. различных видов отечественной экспортной продукции лишь 10 (в том числе газ, нефть, цветные и драгоценные металлы, алмазы) дают основную массу экспортных поступлений и формируют стоимостную базу экспорта.

Как известно, одной из главных целей развитых стран мира в конце XX в. стал рост конкурентоспособности и обеспечение лидирующих позиций в мировых рынках. Эта цель решалась на основе перевода экономик на путь инновационного развития. В структуре экспорта России на долю основных групп сырья в 1991 г. приходилось 66%, а в 2003 г. - около 80%, в том числе до 60% -нефть и газ, и эта доля не снижается. Резкое увеличение доли относительно дешевых необработанных сырьевых ресурсов в экспорте привело к снижению доли России в мировой торговле - с 2, 1% в 1990 г. до 0, 7% в 2003 г. Продавая энергоресурсы, Россия теряет дважды: из-за низкой добавленной стоимости экспорта, но высокой - импорта.

Однобокое сырьевое развитие России - прямое следствие присвоения природной ренты узким кругом лиц, получивших доступ к этим ресурсам. Порочная приватизация привела к созданию монопольных структур в сырьевом секторе и исчезновению внутриотраслевой конкуренции. В этих условиях в добывающих отраслях стали возможны картельные соглашения и получение монопольной прибыли. Все эксперименты в экономике привели к тому, что российская экономика, ее бюджетная система находятся в еще большей зависимости от добычи нефти и газа, чем до реформы. В структуре доходов федерального бюджета углеводородное сырье составляет 37%. На пути безоглядной либерализации цен и приватизации государственной собственности, передачи сырьевого сектора в частные руки был сделан огромный шаг назад. В первую очередь было позволено владельцам природоэксплуатирующих объектов присваивать незаработанную природную ренту и устанавливать монопольно высокие цены, обеспечивающие сверхдоходы, ранее пополнявшие бюджет государства. Эти сверхдоходы, как ни парадоксально, придушили не только конкуренцию, но и экономику в целом.

Комментарии (0)add comment

Написать комментарий
меньше | больше

busy