БОЛИВИЯ - ВЫЗОВЫ ТРАДИЦИОННОЙ ЭКОНОМИКЕ


БОЛИВИЯ - ВЫЗОВЫ ТРАДИЦИОННОЙ ЭКОНОМИКЕ

Республика Боливия - небольшое латиноамериканское государство (население - 9 млн. человек), расположенное в центре Южной Америки. Но ее значимость в экономико-социальном росте континента как самостоятельной геоструктуры на протяжении почти двух столетий весьма существенна. Не зная участия этой незаурядной страны в динамике исторического развития Латинской Америки, в современном альтернативном курсе невозможно иметь полного представления о данном регионе. Тем более сейчас, когда в его стратегии и практике наметился новый, необычный этап.

Взгляд в прошлое. Исторически судьба Боливии была связана с Венесуэлой, когда в первой половине XIX в. после 300-летнего феодального господства Испании начали формироваться новые молодые государства. Они представляли собой реакцию на длительный гнет, прервавший естественный ход развития складывавшейся местной цивилизации. В русле преобразований венесуэльский государственный деятель и полководец С. Боливар (в юности жил в послереволюционной Франции) в 1816 г. отменил в стране рабство, а через год провел аграрную реформу, наделив солдат земельными участками. Учредительный конгресс другой возникшей республики принял решение назвать ее в честь Освободителя (почетное звание венесуэльского деятеля) Боливией.

В памяти боливийского народа закрепилась середина XIX в., когда в 1848 г. президентом страны стал генерал М.И. Бельсу, выходец из простой семьи. За семь лет правления он проявил себя как демократ-реформатор, объявив, что его целью является создание "государства для народа". Конструируя новую экономику, М.И. Бельсу выступал против латифундистов, городских олигархов и новых капиталистов с их ожесточенной и нередко затемненной конкуренцией, отстаивал путь создания и расширения собственной промышленности, причем без привлечения зарубежных кредитов. Он был инициатором введения первого в стране трудового законодательства. М.И. Бельсу провозгласил курс на образование, просвещение народа, социальную справедливость, на сохранение старинных традиций взаимопомощи. В ключевой отрасли экономики, сельском хозяйстве, он защищал общину, индейские обычаи. Понятно, что его левые реформы, которые могли бы стать примером для соседних стран, вызвали яростное сопротивление внутри Боливии и за ее пределами; М.И. Бельсу был свергнут и убит.

С этого времени и до начала Первой мировой войны Боливия переживала трудные, нередко жестокие периоды. Вторжение в экономику зарубежного, в основном английского, капитала (добыча серебра, селитры), навязанные извне войны с соседними государствами ослабляли Боливию. В результате Тихоокеанской войны 1879-1884 гг. страна лишилась части своей богатой территории и выхода к Тихому океану (побережье перешло к Чили), превратившись в небольшое внутреннее государство со значительными группами индейского населения.

Помимо сельского хозяйства в Боливии была развита горнодобывающая промышленность (запасы нефти, олова, меди, вольфрама, сурьмы и др.), что привлекало к ней иностранных предпринимателей. Внутри страны велась напряженная политическая борьба за власть, в результате которой к началу мировой войны правление сосредоточилось в руках либеральной партии, выражавшей интересы владельцев шахт и зарубежных финансистов. Но ее воздействие не было всеобъемлющим. В годы войны Боливия оставалась нейтральной, а экономически находилась на стороне Антанты (в 1917 г. разорвала дипломатические отношения с Германией).

Между двумя мировыми войнами под влиянием Октябрьской революции в России в стране начало крепнуть рабочее движение, которое сурово подавлялось. Тем не менее в 1925 г. возникла Национальная конфедерация трудящихся Боливии, ориентировавшая трудовой народ. Крупное восстание рабочих, крестьян и студентов вспыхнуло в 1930 г., его участники требовали национализации иностранной собственности. Усилилось проникновение в ключевые отрасли экономики капиталов США. В 1922 г. американская нефтяная корпорация "Стандард ойл" приобрела концессию на эксплуатацию нефтяных месторождений в провинции Чако. Американские банкиры быстро наращивали свое присутствие в финансовой сфере страны. Обострилось американо-английское соперничество, приведшее в 1932 г. к войне с Парагваем. Страна потеряла две трети нефтеносного района Чако-Бореаль.

В результате переворота в 1936 г. президентом Боливии стал генерал Х.Д. Торо. Он подписал декрет о национализации собственности "Стандард ойл" и передаче права разведки и добычи нефти государственной компании "Ясимьентос петролиферос фискалес боливианос", основанной в том же году. Последующее военное правительство внесло в конституцию 1938 г. специальную статью, которая провозглашала все природные ресурсы собственностью нации.

В годы Второй мировой войны в стране активизировалась национально-реформаторская идеология. Заметную роль стала играть созданная в 1941 г. партия Националистическое революционное движение (НРД), выступавшая за независимое экономическое развитие страны. В 1943 г. Боливия объявила войну Германии, Италии и Японии, а в 1945 г. установила дипломатические отношения с СССР. Последнее обстоятельство усилило недовольство крупных земельно-ресурсных собственников. В результате противодействия олигархических сил избранному в 1951 г. президентом страны представителю от НРД потенциальному преобразователю экономики даже не дали приступить к исполнению своих обязанностей.

В 1952 г. разразился острый экономический и политический кризис, сопровождавшийся вооруженными столкновениями. Он закончился возвращением к власти деятеля от НРД Пас Эстенсоро (1952-1956 гг.). Новый президент ввел всеобщее избирательное право, национализировал оловянные рудники, осуществил аграрную реформу и ряд других мер, в том числе в пользу индейского населения. В самом центре Южной Америки сложилась грозовая ситуация, всколыхнувшая соседние государства и по-разному воспринятая внутри и вне страны.

Десятилетие 1950-х гг. было в Боливии напряженным и неустойчивым, с радикальной сменяемостью курсов, вооруженными восстаниями и переворотами. Уже в принятом в 1955 г. нефтяном кодексе содержался ряд льгот для иностранных компаний. Стало все отчетливее прослеживаться направление на ограничение в экономике государственного сектора. В 1961 г. появилась программа реорганизации оловодобывающей промышленности, ее рост предусматривался посредством инвестиций США и ФРГ, призванных вытеснить из данной отрасли государство. Осложнилось сотрудничество с Кубой, с которой в середине 1964 г. были разорваны дипломатические отношения. В конце года произошел очередной переворот с приходом к власти военной хунты.

На это событие отреагировал левый фланг вооруженных сил. Новое военное правительство во главе с генералом А. Овьедо в 1969 г. отменило нефтяной кодекс, упразднило репрессивный закон о безопасности государства (принят в 1965 г.) и антипрофсоюзные постановления. Оно национализировало собственность американской нефтяной компании "Боливиан галф ойл" и ввело государственную монополию на торговлю минеральным сырьем. Стали расширяться экономические связи с СССР.

Подобный курс не мог оставить спокойной другую сторону. Яростное противоборство продолжалось, что делало финансово-экономическое положение страны крайне нестабильным. Периоды правления то правых, то левых сил были кратковременными, как и сроки действия некоторых законов. Большую роль играла армия, представители которой могли занимать противоположные позиции. Так, поддержанный некоторыми демократическими слоями и профсоюзами генерал Х.Х. Торрес, ставший президентом в октябре 1970 г. ("Политическое командование народа"), выступил за углубление аграрной реформы, развитие кооперативного движения и установление государственного контроля над металлургической промышленностью и крупными сахарными заводами. Была национализирована американская металлургическая компания "Интернэшнл метал просессинг", разорван контракт с другой американской горнопромышленной компанией "Мина Матильда". Проводилась самостоятельная внешнеэкономическая политика.

Таких деяний не могли вынести правые структуры ни внутри, ни вне страны. Новое десятилетие 1970-х гг. началось с антиправительственного мятежа и прихода к власти военных уже с правой ориентацией. В августе 1971 г. президентом стал полковник У. Бансер. Отношение к иностранному капиталу изменили на доброжелательное (принят ряд законов), активизировались связи с США. В 1972 г. была проведена девальвации песо, всколыхнувшая инфляцию. Из-за роста дороговизны через год власти восстановили закон о безопасности государства.

Однако массовые протесты не позволили полностью устранить предыдущие завоевания, в том числе участие государства в некоторых ключевых отраслях хозяйства. В 1977 г. власти вынуждены были вернуть к жизни деятельность политических партий. Маятниковая ситуация в стране продолжилась. Возродились попытки вооруженных мятежей. Конец 1970-х гг. проходил в условиях военной хунты.

В последующие десятилетия противоречивое, с большими социальными издержками развитие Боливии проходило уже в условиях новой мировой расстановки экономических и политических сил, чужеродного вторжения в традиционный стиль и темп жизни стран и народов. На передний план вышла свободная игра рыночных сил - не социально-экономическое равновесие, а добыча прибыли, обеспечение валютно-денежного превосходства.

Индейский фактор. Индейцы - коренные жители Латинской Америки, в том числе Боливии. Это древняя цивилизация со своей экономикой и культурой. С момента завоевания континента Испанией индейцы либо уничтожались, либо подвергались жестокому угнетению и эксплуатации. Известны многочисленные индейские восстания колониального периода, которые сыграли немалую роль в Войне за независимость в начале XIX в. и появлении молодых самостоятельных государств. В Боливии индейские поселения занимают существенное место в общей экономике страны, главным образом в сельском хозяйстве и добывающей промышленности. Они сохранились благодаря отделенной и сложной территории в отличие от ряда приморских стран, где они были полностью истреблены (Уругвай, Куба и др.). В Латинской Америке индейцы долгое время были разъединены по странам, мало знали друг о друге.

Проблему индейцев в стране стали изучать с начала 1960-х гг. в., особенно с 1963 г., когда появился специальный журнал "Болетин индихениста". Серьезный шаг в данном направлении был сделан в 1973 г. в связи с созданием Индеанистского института, где стали трудиться подготовленные специалисты.

В широком и парадоксальном контексте индейский "национализм" получил подпитку со стороны идеологии Запада, так называемой вестернизации. Суть ее в том, что индейцам следует подтягиваться под современный стиль жизни, встать на путь "догоняющего развития". Понятно, что вторжение в вековые традиции и культуру коренных жителей наталкивалось на их сопротивление, нежелание подчиняться навязываемым извне экономическим и религиозным нормативам.

По последней переписи населения 62% жителей страны составляют явные индейцы, 31 - относятся к племени кечуа, 25 - аймара и 6% - гуарани. Основная масса граждан проживает в городах (64%), среди боливийцев преобладает молодежь - 60% имеют возраст до 25 лет и только 7% превышают 65 лет. Ежегодный прирост населении равняется 2, 7%.

Выживаемости индейцев способствовала система их древних принципов жизни и труда. К их числу можно отнести следующие идеи: "береги свой внутренний мир"; "преодолевай препятствия, которые мешают твоему полету"; "нужно расти, жизнь - это праздник роста"; "не рубить живые деревья, только сухие"; "надо делиться, самый богатый тот, кто отдает"; "человек, думающий о материальных благах, лишает себя энергии"; "надо учиться, жизнь - это школа".

Неудивительно, что эти и некоторые другие мысли получили общенародное распространение и в последние десятилетия XX в. наиболее умные и энергичные индейцы стали даже избираться в местные органы власти. Росло понимание, что будущее Боливии, а возможно, и других стран с индейскими поселениями - это союз, единение с индейцами в экономике и политике, в общественной жизни и быту. О Боливии стали говорить как о стране, где "индейцы вновь завоевывают Америку", что "индейская весна в Америке только начинается". Одна из важных линий связи Боливии и Венесуэлы - повышенное внимание в обеих странах к положению индейцев, их роли в современной общественной и хозяйственной жизни.

Энергоресурсы - стратегическое богатство. Важное преимущество Боливии в разрезе экономической безопасности и политической самостоятельности заключается в наличии у нее нефти и газа. Если нефти ей хватает в основном для удовлетворения внутренних потребностей, то по запасам газа страна находится на пятом месте в мире, уступая только Аргентине, Тринидаду и Тобаго и Бразилии. Эта четверка плюс Венесуэла доминируют в быстро развивающейся базовой сфере экономики региона. Учитывая растущую значимость энергоресурсов в мировом хозяйстве при ее неравномерном распределении на земле, можно представить роль указанной пятерки в мировом масштабе 2. Острые схватки за газ явились главной причиной отставки двух разных правительств - в 2003 и 2005 гг.

В самой стране энергоресурсы оказались в центре политико-экономических столкновений в последние десятилетия прошлого века. Отчетливо внутренняя борьба за роль и судьбу энергоносителей обострилась в 1980-1990 гг., когда на фоне либеральной волны в регионе Боливия тоже была втянута в это открыто рыночное движение. После президента У. Бансера (1997-2002 гг.), не проведшего назревших структурных реформ, главой государства оказался миллионер и либерал С. де Лосада, который, в частности, выразил намерение продавать газ в американский штат Калифорния через Чили. Подобное желание вызвало бурю протеста среди самых различных слоев населения, в исторической памяти которых сохранились итоги Тихоокеанской войны с Чили, в результате которой Боливия потеряла выход к океану. Возникшее срединное "сухопутное" положение страны предопределило ее дальнейшую экономическую отсталость и рассматривается боливийцами и столетие спустя как национальная трагедия. Массовые марши на столицу, уличные сражения с камнями и огнестрельным оружием, введение чрезвычайного положения в ряде городов. Потеря управляемости, кризис власти двигали страну к хаосу, пропасти. Не помогли привлечения армии с ее танками и бронетранспортерами, увеличилось только число убитых и раненых.

Напряженная борьба за обеспечение экономической безопасности, за главный ресурс страны - нефтегазовое топливо - велась до конца 2005 г. В схватке участвовали разные общественные силы, отстаивавшие свои интересы и цели, что усугубляло нестабильность положения. Если и происходило какое-то увеличение, то без устойчивой энергетической базы. Это был рост без развития.

Либерализм - тупиковый путь. Периодически возникавший в Боливии либеральный курс, причем не без давления извне, оказывался тернистым, и не случайно. Ведь речь идет о весьма неоднородном обществе в этническом, экономическом и социальном отношении. В подобных обстоятельствах сложная страна нуждалась в выверенных структурных реформах, способных обеспечить разностороннюю стабильность. Однако вместо необходимой корректировки и обеспечения всеобщего баланса предлагался рыночный курс.

Очередной накат либерализма произошел на исходе XX в. Первое, с чем столкнулись экономика, общество, - падение внутреннего динамизма предпринимательства. В насаждаемом свободном рыночном хозяйстве стали расцветать коррупция, несвойственный стране подкуп местных и республиканских служащих, своекорыстие политических деятелей. Усилилось имущественное расслоение, социальное неравенство, появилось больное общество с обесценившимся человеком.

Глубокое недовольство вызывало наступление на государственный сектор, государственные компании, служившие своего рода гарантией хотя бы относительного благополучия основных масс населения. Приватизация коснулась не только коммунальных служб, но и ряда ключевых предприятий экономики. Особые протесты были связаны с переходом в частные руки крупнейшей нефтяной компании "Ясимьентос петролидерос фискалес боливианты".

Накат развернулся и на частный сектор, например, в такой базовой сфере, как финансово-инвестиционная. В изданном в 1993 г. законе о банках и финансовых учреждениях (ст. 17) указывалось, что действующие в стране филиалы и отделения иностранных банков пользуются теми же правами и привилегиями, а также регулируются теми же законами, нормами и регламентами, что и национальные банки. В результате резко возросли рискованные, спекулятивного типа операции.

Либерально-рыночная политики в такой важной для жителей страны проблемы, как водоснабжение, имела опасные последствия. В некоторых департаментах, прежде всего высокогорных, после приватизации коммунальных услуг стала ощущаться нехватка воды. Поставки ее оказались в руках не только местных предпринимателей, но и зарубежных, принося им немалые доходы. Повышение цен на воду вызвало бурные протесты с перекрытием автодорог и захватом административных зданий.

Рыночная либерализация при одновременном снижении уровня контроля в экономике и общественной жизни привела к ослаблению управляемости хозяйственного развития, общенациональной устойчивости. В конце XX в. Боливию, как и другие крупные и средние страны Южной Америки, стали сотрясать финансовые и социальные кризисы, хотя, возможно, и меньшей силы. Среди индейского населения оказалось меньше эгоизма и больше взаимоподдержки, т. е. рыночные либеральные миражи и мифы затронули больше экономику, чем общество.

Стоит отметить, что даже в самый активный период либерально-рыночного курса в Боливии не исчезало то или иное государственное регулирование. Так, оно сохранилось в сфере финансов, а именно в лице функционирования Центрального банка. Деятельность Центробанка не позволяла вспыхивать гиперинфляции, возникать крупным торговым и платежным дефицитом. На основе существующего законодательства автономный Центробанк имеет право финансировать правительство только в рамках ежегодно устанавливаемых лимитов. Исполнительная власть, таким образом, ограничена в использовании кредитных ресурсов Центробанка, который может отказать в финансовых средствах правительству, если оно превысило соответствующую норму в кредитно-денежном балансе.

Большие экономические трудности проявлялись в социальной сфере, где все отчетливее стали сказываться переизбыток рабочей силы в деревне (наличие крупных земельных собственников) и высокий уровень безработицы в городе. Большие массы населения жили как бы в экономической резервации. Из страны в поисках работы и более приемлемых заработков уезжали трудоспособные и энергичные граждане. Растущая эмиграция била по экономике, усиливая ее социальную дезорганизацию. Происходили явный спуск вниз по социальной лестнице, ослабление экономики, но нарастало сплочение общества, его противостояние либеральному курсу, который выглядел все более обанкротившимся. Явно вызревала потребность в новом движении страны.

Эво Моралес - необычный руководитель. Одна из особенностей Боливии заключается в ее демографии, в том, что в структуре ее населения свыше половины составляют индейцы. После Второй мировой войны они начали все громче заявлять о себе, и в 1952 г. коренное население официально получило право голоса. Постепенно индейцы все активнее стали включаться в политико-экономическую жизнь страны, особенно в 1980-1990-х гг., когда либеральный курс властей начал заметно ухудшать их жизненные условия. Серьезный рывок был сделан в 1995 г., чему способствовало возникновение партии "Движение к социализму" (Мовимьенто аль сосиалисмо, MAC), отголосок французской революции. Год спустя появился обновленный избирательный закон, который обеспечивал доступ молодым, малым партиям в Национальный конгресс. Среди организаторов новой партии с самого начала стал выделяться активист в сфере крестьянских движений Эво Моралес, выходец из крестьян. Энергичный, яркий индеец, прирожденный лидер превратил партию MAC в одну из главных политических сил в стране. Она и ее зажигательный руководитель активно включились в предвыборные президентские кампании и оказывались в узкой группе претендентов у финишной планки. Уже в 1997 г. на выборах в Конгресс прошли четыре кандидата-индейца, и среди них Эво Моралес.

В своей предвыборной кампании Эво Моралес высказывался против США, их гегемонии. Он был противником создания Всеамериканской ассоциации свободной торговли, которая была бы выгодна лишь могучему северному участнику. Новый политик не расставался с портретом Че Гевары, считая его своим учителем. Его новым наставником и другом стал венесуэльский лидер Уго Чавес, с его проектом формирования для Латинской Америки "боливарийской альтернативы" (С. Боливар, один из руководителей Войны за независимость испанских колоний в начале XIX в.).

Неутомимые действия индейского оппозиционера раздражали либеральные власти. В начале 2002 г. он был даже лишен депутатской неприкосновенности и объявил голодовку. По его мнению, "кто ничего не имеет, тому нечего бояться". И когда в середине того же года состоялись всеобщие выборы, Эво Моралес занял второе место, отстав от победителя - либерала-миллионера С. де Ло-сада лишь на 1, 5% голосов. Успех бывшего президента был в немалой степени связан с откровенной позицией США, заявивших через своего посла, что в случае поражения их сторонника они лишат страну американской помощи. Закономерно, что в 2003 г. произошел экономический спад и социальное напряжение стало набирать обороты.

Очередной эмоциональный взрыв в обществе был вызван заявлением президента о намерении экспортировать газ в США, штат Калифорния, причем через Чили. И столетие спустя утрату тихоокеанского побережья в результате войны с Чили боливийцы воспринимают как историческую национальную трагедию, как одну из главных причин отсталости и зависимости. Массовые протесты проходили с плакатами и криками "Ни одной молекулы газа для Чили". В маршах на столицу, в горячих дискуссиях в Конгрессе звучали обвинения президента в предательстве национальных интересов. Осенью 2003 г. глава государства С. де Лосада, рейтинг которого упал до 9%, вынужден был подать в отставку и бежать в США. Его место занял вице-президент Карлос Меса. Предполагалось, что он будет находиться у власти до августа 2007 г., т. е. срока полномочий избранного президента.

В обществе по-прежнему шли острые диспуты о судьбе ключевого богатства страны - энергоресурсов. В июле 2004 г. состоялся референдум, на котором 92% боливийцев высказались за восстановление государственного контроля над газовым хозяйством. Явно влиятельной партией становилась MAC, члены которой выступали под девизом "Мы - народ". Общенародные интересы выражал и ее лидер Эво Моралес, ожидая от нового руководителя страны решительных действий. Но тот проявлял медлительность, создавая поводы для антиправительственных выступлений. Его прошение об отставке в марте 2005 г. было отклонено многопартийным конгрессом, где MAC на тот период не располагала большинством. "Мы изменим Боливию не пулями, а голосами", -обещал лидер MAC.

В середине 2005 г. экономическая жизнь в стране находилась в кризисном состоянии. В городах ощущалась нехватка продовольствия и горючего, были парализованы многие дороги. Все громче звучали требования ухода слабовольного президента и роспуска Конгресса. В подобной ситуации К. Меса подал второе прошение об отставке и оно было принято. Пост временного президента занял председатель Верховного суда, в задачу которого входили подготовка и проведение досрочных президентских и парламентских выборов, и они состоялись в конце года. На завоевание главной высоты власти претендовали восемь кандидатов от различных социально-экономических сил. Победу одержал индейский лидер партии MAC Эво Моралес. Его многочисленные поездки по стране, ораторский талант, простота в общении, дар находить понятный язык с разными социальными группами сделали свое дело. Впервые с 1963 г. президентом был признан кандидат, победивший на основе прямого голосования. В регионе появился первый президент индейского происхождения, причем не на островах, а в центре Южной Америки. По его мнению, закончился 500-летний период противостояния с индейцами... начинается новый 500-летний период. Главная цель теперь состоит в том, чтобы "добиваться единства в многообразии". Говоря о новом курсе в экономике, он, в частности, отмечал намерение взять под контроль государства ключевую энергетическую отрасль. Президент высказывался за нетрадиционный тип социализма, учитывая историю и культуру страны. Произошедший в Южной Америке левый поворот (Боливия, Эквадор, частично Венесуэла) связан с процессом возрождения коренного, индейского населения.

Одним из первых объектов внимания нового правительства стала энергетика. Опасная междоусобица по вопросу нефтегазовых ресурсов вызывала потребность в новых подходах к базовой отрасли. Приход к власти целеустремленного Эво Моралеса коренным образом изменил курс в этом нелегком направлении. После непростых местных согласований было решено взять в руки государства основные сферы нефтегазовой промышленности. Четыре месяца спустя после инаугурации президента, т. е. 1 мая 2006 г., был обнародован Высший декрет о национализации данной отрасли, главная политико-экономическая победа главы государства.

Но на этом проблемы не кончились. Далее последовала не менее сложная конкретизация закона, определявшего положение действующих в стране иностранных компаний. Речь шла о четырех главных компаниях, особенность которых заключалась в том, что тем или иным образом они были связаны с южноамериканскими странами. Ведущее место занимала бразильская государственная компания "Петробраз", контролировавшая 20% производства газа в Боливии и 15% акций основного газопровода, а также осуществлявшая экспорт в крупнейшую страну Южной Америки. Затем шли смешанные компании с тем или иным участием испанского, французского и английского капитала. С каждой из четырех были заключены торгово-финансовые контракты, предусматривавшие политико-экономическое преобладание боливийского государства. Подобное компромиссное решение в какой-то мере смягчило жесткую позицию зарубежных инвесторов.

Страна стала активно участвовать в международных энергетических проектах Южной Америки. Так, в начале 2007 г. Венесуэла объявила о создании южноамериканского энергетического центра, и это нашло отклик среди боливийцев. Его основу помимо инициирующей страны составили Аргентина, Бразилия и Боливия, которые стали формировать взаимную сеть газопроводов. Крупная газопроводная линия строится между Аргентиной и Боливией. По всему видно, что этот центр будет иметь не только региональное, но и более масштабное мировое значение.

В личном плане Эво Моралес придерживается, с одной стороны, традиционных индейских правил, а с другой - тех норм скромности и морали, к которым стали стремиться новые политические руководители в регионе. Так, он собственным указом сократил себе заработную плату на 60%, что дополнительно укрепило связь правительства с обществом, власти с народом.

Новый президент проявляет очевидную заинтересованность в активизации роли Боливии в Южной Америке, учитывая отсутствие у его страны выхода к водным просторам. В ноябре 2005 г. делегация MAC побывала в Бразилии, где встретилась с руководством правящей Рабочей партии и предложила прислать наблюдателей на предстоявшие выборы. И уже будучи президентом, Эво Моралес снова приехал в важнейшую южноамериканскую страну для обсуждения ряда экономических проблем, прежде всего энергетического сотрудничества, его перспектив.

После выборов Эво Моралес посетил Кубу, где индейская молодежь давно получала хорошее образование. Кубинское руководство предложило правительству Боливии помощь в устранении неграмотности и развитии здравоохранения и спорта.

В современном, быстро усложняющемся мире, когда на Западе ощущается нехватка харизматичных, интеллектуальных и волевых лидеров, в Южной Америке появились незаурядные, национально-ориентированные, энергичные руководители. Дает о себе знать и подобный руководитель в Боливии, сумевший объединить разрозненные социально-экономические силы и организации, в том числе профсоюзы. "Когда народ един, он непобедим" - один из наиболее распространенных лозунгов в сегодняшней Боливии.

Болевая точка экономики и общества. Одно из важных преимуществ Боливии - относительно однородные климатические условия. Здесь нет холодно-морозных территорий и периодов, в этой стране "солнце светит всем". Вместе с тем экваториально-тропическое месторасположение, плоскогорье Анд на западе и саванны на востоке затрудняли ведение обычного сельского хозяйства. Для поддержания жизни, просто физической устойчивости индейцы традиционно использовали в пище наркосодержащие растения. Постепенно знания об этих "поднебесных" веществах распространились на соседние страны, а затем и далее, на супердержаву. Если для местных индейцев они служили источником существования, то для белых людей - либо средством обогащения, либо источником эйфории, а затем болезней и гибели.

По мере распространения наркотиков и вспышек антиамериканизма отношение США к Боливии становилось все более враждебным.На страну накладывались экономические санкции, что делало ее положение менее стабильным, а действия властей заметно противоречивыми. Стали насильственно сокращать плантации коки в Андах, вызывая недовольство индейцев, которые тысячелетиями рассматривали эту культуру как естественную и даже священную. Возникали массовые протесты, когда с воздуха на поля распылялись гербициды, ухудшая состояние почвы и нанося ущерб окружающей среде в целом. Многие протесты и шествия проходили под лозунгом "Да здравствует кока, пусть умрут янки". В числе арестованных в начале 2002 г. находился и депутат Национального конгресса Эво Моралес, выступавший против ликвидации плантаций коки, что способствовало воспламенениям страны. Кстати, сами США используют это вещество в изготовлении кока-колы. Для борьбы с сельскими жителями, возделывавшими наркотические растения, привлекались армия и полиция, что порождало протестные настроения общенационального масштаба. В подобных условиях ослабевала управляемость обществом, возникала тяга к сильному и понятному, волевому руководству страной, к многогранному, в том числе порайонному рассмотрению и оценке данной непростой проблемы.

Боливия и США. Одна из главных основ могущества северной державы заключается в том, что длительное время она выступала в роли основного собирателя ресурсов и "мозгов" почти со всего мира, прежде всего соседней Латинской Америки. США - самый крупный в мире потребитель энергоресурсов. Немалые поставки шли из Боливии с ее значительным горно-природным сырьем. В 1922 г., например, американская компания "Стандард ойл" получила концессию на эксплуатацию нефтяных месторождений в провинции Чако. Капиталовложения США к 1928 г. увеличились более чем в 10 раз по сравнению с 1912 г. Финансовая деятельность в стране подпала под контроль специальной комиссии, возглавлявшейся американскими банкирами. После Второй мировой войны интерес инвесторов США к ресурсам маленькой бедно-богатой страны сохранялся. Но в последнее время положение существенно изменилось, и тому были причины.

Формирование в Южной Америке нового самостоятельного государства в значительной степени связано с ослаблением общих экономических позиций северной супердержавы (около четверти мирового ВВП). Многолетние дефициты торгового и платежного баланса, бюджетные трудности не позволяли США в полную меру использовать экономические санкции против южных соседей. К этому с 2003 г. добавились острые проблемы, связанные с кровавыми событиями в Ираке. В Конгрессе США республиканская партия Дж. Буша уступила демократической партии, придерживающейся более осторожного курса в отношении Южной Америки.

В данном контексте понятным становится двойственная позиция США применительно к Боливии. В другое время супердержава использовала бы против непокорной страны разнообразный арсенал средств и санкций, которые, возможно, обеспечили бы необходимые результаты. Теперь в Южной Америке сложился неблагоприятный для США расклад экономических и политических сил. К этому необходимо добавить и проблему энергетической безопасности, которая осложняется для супердержавы. По имеющимся прогнозам, к 2010 г. США перестанут быть экспортером энергоресурсов и превратятся в их чистого импортера (не хотят расширять атомную энергетику, равную 20%). Отсюда их осмотрительная стратегия применительно к таким "бунтовщикам", как Венесуэла и Боливия. Это не значит, что североамериканский подход к южноамериканским энергоэкспортерам станет "вегетарианским", но, по всему видно, он будет в какой-то мере перестроенным с учетом неблагоприятных веяний.

Сдержанное позиционирование северного гиганта диктуется смелым развитием событий в Боливии. Там главный политик не только не ориентируется на США, но занимает явно антиамериканский путь. Его сотрудниками становятся Куба и Венесуэла, подходы которых тоже неприемлемы для супердержавы. Мало что дали США и попытки усилить военное сотрудничество с соседними с Боливией странами Перу и Парагваем. США получили в Южной Америке "цветную революцию" и они не могут не считаться с подобным положением.

Проблемы, опыт и перспективы. С момента своего образования Боливия сталкивалась со многими внешними и внутренними трудностями. Исторически возникшим слабым звеном ее является, как отмечалось, срединное, замкнутое положение. В результате Тихоокеанской войны конца XIX в. с Чили страна лишилась части своей территории (залежи селитры) и выхода к океану, что отрицательно стало сказываться на ее внешнеэкономических отношениях. Еще в предвыборной кампании Э. Моралес указывал, что поставки газа будут увязываться с возможностями выхода к морским путям. К тому же ее окружают экономически и социально весьма разные соседние государства (северная супердержава граничит только с двумя государствами и двумя океанами).

В данном и более широком разрезе следует рассматривать стремление Боливии устанавливать и укреплять отношения с другими странами региона, особенно соседними Бразилией, Аргентиной, Парагваем, Перу и Чили. В 1996 г. она присоединилась в качестве ассоциированного члена к объединенному южноамериканскому рынку Меркосур. Подобные действия были предприняты и применительно к созданному в декабре 2004 г. интеграционному Южноамериканскому содружеству наций (ЮАСН), объединившему 12 государств. Члены этой группы, где главенствующую роль играли стратегически обновленные Бразилия и Аргентина, основными целями помимо расширения торгово-экономических связей поставили борьбу с бедностью и социальным неравенством. Две крупнейшие южноамериканские страны настроены против формирования торгово-экономического союза с США.

Нетрадиционный опыт Боливии (взгляд сквозь время), показывает, что в определенных случаях демократии, взвешенной экономики можно добиться автократическими, силовыми, в том числе военными методами. Ее особая, страновая модель допускает суровое, подчас жестокое противоборство во имя поставленных собственных, национально-специфических задач.

Комментарии (0)add comment

Написать комментарий
меньше | больше

busy