Концепция уровня жизни: очерк современных представлений


Концепция уровня жизни: очерк современных представлений

Подузов А.А.
Вряд ли найдется идея, более близкая каждому человеку и ярче высвечивающая его положение в обществе, чем идея уровня жизни (УЖ). Смысл, заключенный в словосочетании «уровень жизни» человека, можно передать другими словами, а именно, как оценка того, насколько высоким является состояние его личного бытия. Отсюда непосредственно следует возможность разных подходов к оценке УЖ, связанная с различной интерпретацией терминов «высота» и, главным образом, «бытие». В рамках общего понятия УЖ действительно сосуществуют конкурирующие взгляды в отношении того, какую жизнь, какое бытие следует считать хорошими, взгляды, часть из которых заслуживает, по мнению специалистов, серьезного внимания. Человек может быть состоятельным, но лишенным благосостояния1. Его жизнь может удовлетворять его желаниям, но быть лишенной счастья. Он может быть счастливым, но испытывать недостаток свободы2. Он может обладать большой свободой выбора, но иметь более чем скромный фактический достаток и т. д. Что же касается термина «высота» (уровень), то его общепринятое употребление всегда имеет оттенок относительности: как бы ни определялась высота УЖ в каждом конкретном случае, ее оценки для разных людей и одного человека, но в разные моменты времени, мыслятся как нечто взаимно сопоставимое.
Другое дело лица, для которых УЖ населения, его сопоставления, в том числе международные, объект профессиональной деятельности. Это работники статистических органов, осуществляющие сбор первичной информации, ее обработку и публикацию окончательных оценок. Это лица, отвечающие за разработку и реализацию социально-экономической политики в стране. Это, наконец, академические работники и преподаватели вузов экономического и социологического профиля. Всех их объединяет заинтересованность в том, чтобы публикуемая информация становилась более качественной, т. е. более объективной, надежной и точной. Но есть и различия. Говоря о них, профессор Гарвардского университета Дж. Хоторн предложил не смешивать эмпирическую точность с концептуальной. Он отмечает, что многое из того, что имеет прямое отношение к УЖ, не предполагает возможности измерения с высокой эмпирической точностью. Но даже если бы и предполагало, «то это вряд ли имело значение для тех в правительстве, кто применяет грубые инструменты в условиях, которые контролируются лишь время от времени». Напротив, концептуальная точность в этом вопросе важна, на его взгляд, как для людей, так и для ученых [1, p.vii]. Если он прав, то статистические органы и политики по существу заинтересованы в эмпирической точности в рамках определенной, избранной концепции УЖ, тогда как в круг интересов ученых должна входить и концептуальная точность, т. е. степень адекватности самой используемой статистиками и политиками концепции.
Одна из целей настоящей работы - анализ концептуальной точности основных традиционных подходов к определению УЖ. Другая цель - рассмотрение особенностей нового подхода, предложенного недавно и развиваемого в последнее время нобелевским лауреатом, экономистом А. Сеном при участии профессора М. Нассбаум и других ученых, и сравнение этого подхода с традиционными.
Традиционные подходы. О своем успехе в материальном мире человек обычно судит по достигнутой обеспеченности потребительскими благами. Располагаемые блага, т. е. находящиеся в его распоряжении предметы потребления и услуги, отражаются в его сознании как элементы его бытия, которые складываются мысленно в индивидуальный УЖ. Для сравнения уровня собственной жизни с уровнями жизни окружающих людей3 человеку нужно, таким образом, «лишь» сопоставить совокупность благ, находящуюся в его распоряжении, с суммами благ, находящимися в распоряжении других людей. Причем для ориентировочной сравнительной оценки ему зачастую достаточно минимальных сведений об их обеспеченности (марка автомобиля, наручные часы, дамская одежда, духи и др.).
УЖ, понимаемый как обеспеченность, отражает объективную сторону условий жизни индивида, т. е. количество и качество окружающих его благ. Подавляющая их часть имеет рыночный характер. Они либо были приобретены в прошлые годы (например, накопленное имущество), либо приобретаются теперь (в основном, блага для текущего потребления). Рынок придает им цены, которые могут быть использованы в качестве весовых множителей для целей агрегирования, что представляет большое удобство при измерении и соизмерении УЖ людей, т. е. в задачах, решение которых открывает широкие перспективы для исчисления оценок, имеющих большое социально-экономическое и политическое значение. Это и параметры распределения населения по УЖ, и показатели социально-экономического неравенства, и индексы бедности и др.
Не удивительно поэтому, что именно обеспеченность людей потребительскими благами находилась и находится в центре внимания государственных статистических служб, осуществляющих мониторинг УЖ населения в разных странах мира многие десятилетия. В качестве инструментов сбора информации о располагаемых благах при этом выступают бюджетные обследования, выборочные статистические обследования доходов и расходов семей (домашних хозяйств)4, а также - в последние два десятилетия - более широкие обследования уровня жизни5. В каждом конкретном случае конструирование обследования сопряжено с решением многих проблем.
Полный обзор этих проблем и научных работ, посвященных их решению, выходит за рамки настоящей статьи (см. например, [3]). Для иллюстрации укажем лишь на некоторые. Какой показатель УЖ, а именно, доход, сумма потребительских расходов, потребление продуктов питания, или что-то еще следовало бы выбрать для данной страны в качестве наиболее предпочтительного? Если это потребительские расходы, то насколько детально они должны быть отражены в вопроснике? Короткие вопросники снижают стоимость обследования, но увеличивают вероятность появления ошибок. Что принять за единицу наблюдения: семью, домохозяйство, или индивида? Теоретическим идеалом является последняя альтернатива. Но практически она пока не достижима, поскольку наблюдение распределения благ внутри семей весьма затруднительно. Каким должен быть размер выборки? В разных странах размеры выборок колеблются в широких пределах6, которые определяются многими факторами, включая цели обследования и численность населения. Чем больше объем выборки, тем дороже обследование, но выше точность результатов. Должно ли обследование быть единовременным, или панельным (когда желательно, чтобы одну и ту же совокупность единиц наблюдения можно было изучать на протяжении нескольких раундов)? Как выбрать продолжительность учетного периода (т. е. периода, сведения за который респондент сообщает в ходе опроса)? Длительный учетный период сопряжен с появлением ошибок в результате забывания, сколько и каких благ приобреталось в начале периода, тогда как слишком короткий может приводить к ошибкам в определении тенденции.
Но в современном мире востребованы не только точные оценки, предназначенные для использования внутри страны, но и не менее точные оценки соотношений средних УЖ в разных странах. Для международных организаций важное требование к показателям УЖ для отдельных стран состоит в достижении их взаимной сопоставимости. С этой целью в течение ХХ в. было создано несколько международных и региональных статистических организаций, к числу которых относятся, в частности, Статистическая служба ООН, ЕВРОСТАТ, Группа Канберра и др. Методология международных сопоставлений УЖ входит также в число задач, решаемых Международной Организацией Труда (МОТ) и Всемирным Банком. Только в МОТ совершенствованию обследований УЖ и унификации используемых понятий и определений было посвящено четыре специальных конференции (в 1926, 1949, 1973 и 2003 годах). На последних двух обсуждались, в частности, такие вопросы, как цели обследований, частота их проведения и степень охвата доходов и потребительских расходов, организация обследований, единицы наблюдения, продолжительность учетного периода и др. [4].
Достигнутое к настоящему времени состояние дел в области измерения и соизмерения уровней жизни - это результат продолжительной концентрации и координации значительных интеллектуальных усилий во всем мире. Основной итог этих усилий - значительный прогресс в эмпирической точности измерений. Однако это не означает, что концепцию «УЖ как обеспеченность человека потребительскими благами» удалось реализовать достаточно полно. К числу серьезных и до сих пор нерешенных проблем относятся, во-первых, то, что в качестве объекта непосредственного измерения выступает обеспеченность не человека, а домохозяйства, членом которого он является, и во-вторых, что измеряется не уровень обеспеченности в целом, а в основном лишь та его часть, которая связана с текущим потреблением; подавляющая же часть накопленного имущества в статистической практике пока игнорируется.
Но главное в другом: сопровождается ли указанный прогресс в эмпирической точности прогрессом в концептуальной точности, т. е. совершенствованием самой используемой концепции? Поскольку на протяжении всех этих десятилетий сущность концепции оставалась неизменной, принципиальный вопрос заключается в следующем: насколько адекватно концепция «УЖ как обеспеченность человека потребительскими благами» отражает «высоту человеческого бытия», т. е. уровень человеческой жизни?
Представляется достаточно очевидным, что с теоретической точки зрения, уровень обеспеченности человека и уровень его жизни - разноплановые понятия. Они соотносятся как одна из многих причин и их общее следствие, как одно из условий жизни человека и сама его жизнь. Одного этого факта достаточно, чтобы поставить концептуальную точность современных измерений УЖ под серьезное сомнение. Подобно тому, как благоприятная погода, будучи важным условием хорошего урожая, не является тем не менее компонентом, составной частью последнего, так и человек (за редкими исключениями) приобретает блага не ради них самих, а для качественного изменения своей жизни в лучшую сторону. Без сомнений, улучшение обеспеченности обычно способствует повышению УЖ, но не обязательно. Этот фактор своеобразно влияет на УЖ тяжело больного человека, или человека, который несчастлив в личной жизни. Между изменениями в обеспеченности и в УЖ, по всей вероятности, существует определенная корреляционная зависимость, и если она достаточно сильна, то показатели обеспеченности могли бы интерпретироваться как приблизительные, суррогатные измерители УЖ. Но проверить эту гипотезу пока не представляется возможным, так как самостоятельные, концептуально точные показатели УЖ пока отсутствуют.
Рассмотрим теперь другую традиционную концепцию, а именно, уровень жизни как ее полезность. Под полезностью, согласно И. Бентаму7 (конец XVIII в.), понимается отношение человека к собственной жизни в целом, или некоторым ее сторонам, которое может быть отражено в виде точки на шкале, имеющей градацию от «горя и боли», с одной стороны, до «удовольствия и счастья» с другой [5]. Современная модификация этой концепции отождествляет полезность с осуществлением желаний. В пользу обоих вариантов можно привести разумные доводы. Действительно, было бы странно полагать, что благосостояние человека, подавленного горем и страданием, является высоким. И не менее странно было бы считать, что человек, чьи желания систематически не осуществляются, живет хорошо.
В отличие от только что рассмотренной данная концепция фокусируется на человеке, а не на внешних условиях его жизни. Поэтому в принципе она более адекватна. Вместе с тем ей присущи свои концептуальные и эмпирические проблемы, которые стали предметом широких обсуждений на протяжении последних десятилетий. Одна из них заключается в том, что высота бытия не может быть сведена к одному лишь конкретному ощущению на шкале «горе - счастье». Существуют другие важные элементы, например, здоровье, или участие в общественной жизни, которые имеют все основания быть включенными и в УЖ, и в индивидуальное благосостояние в качестве самостоятельных компонентов. Другими словами, концепция «уровень жизни как интенсивность счастья» предстает как неоправданно суженная проблема связана с тем, что при определении УЖ от человека, участвующего в социологическом обследовании, требуется лишь охарактеризовать чувство, испытываемое им по отношению к собственной жизни. Практически из нескольких предлагаемых градаций (таких, например, как «безмерно счастлив», «умеренно счастлив», «равнодушен» и т. д.) он должен выбрать какую-то одну8. Концепция не предусматривает никакой умственной деятельности, направленной на получение как сравнительных оценок возможных вариантов собственной жизни, так и сопоставление своей фактической жизни с жизнями других людей. Но в таких условиях факт декларирования разными людьми одинаковой степени счастья вряд ли может рассматриваться как свидетельство равенства их уровней жизни.
Человек, который недоедает, болен и жилищные условия которого оставляют желать лучшего, может тем не менее занимать относительно высокое положение на шкале счастья или осуществления желаний, если он научился иметь «реалистические» желания и получать удовольствие от маленьких удач [6, р. 21]. Кроме того, как утверждает американский философ У. Джеймс, многие люди отличаются врожденным стремлением к счастью, и речь идет при этом не о людях, которые действительно счастливы, по мнению всех, кто их знает. Джеймс имеет в виду «тех, кто встретясь лицом к лицу с несчастьем, отказываются почувствовать его, как будто есть нечто постыдное или дурное в признании себя несчастным. Такие люди были во все времена; они страстно верят своему чувству, говорящему им, что жизнь хороша, - верят, несмотря на личные неудачи и на те мрачные религиозные воззрения, среди которых они выросли» [7, с. 74-75]. Сказанное означает, что всякий раз, когда обследование включает людей, «научившихся радоваться маленьким удачам», либо осмеливающихся рассчитывать только на «реалистические» желания, либо считающих, что признавать себя неудачником постыдно, УЖ этих категорий населения искажается. Он завышается и, скорее всего, существенно. Данное обстоятельство, а также тот факт, что оценки для всех участников обследования оказываются принципиально несопоставимыми, являются решающими причинами того, что многочисленные социологические обследования, выясняющие уровень удовлетворенностью жизнью, которые ведутся во всем мире уже несколько десятилетий, не в состоянии внести какой-либо вклад в изучение вопросов социального неравенства в странах9.
Теория Амартии Сена. Итак, рассмотренные традиционные подходы определяют не УЖ, а другие важные понятия и показатели, давно уже занимающие видное место в арсенале инструментов социально-экономического анализа и ошибочно отождествляемые с уровнем жизни. Эти подходы, образно говоря, «бьют» мимо истинной цели. Долгие десятилетия экономисты предпочитали, как говорит А. Сен, «точную неправильность туманной правильности». Они стремились к повышению точности попадания в цель, имеющую лишь некоторое отношение к подлинной цели, поскольку подменяли подлежащую измерению жизнь такими неэквивалентными ей понятиями, как обеспеченность потребительскими благами и полезность.
Что же следует понимать под жизнью? Современный польский философ В. Татаркевич отмечает, что человеческая жизнь - термин многозначный. Он может означать чисто биологический процесс, совершающийся в организме человека, начиная с его рождения и до смерти. Жизнь, может также означать происходящий в  сознании человека психический процесс,  т. е.  движение совокупности его мыслей, чувств, желаний, суждений и т. п. Жизнь, наконец, можно понимать как последовательность событий, в которых он принимает участие и на которые он реагирует, совокупность изменений, происходящих не только внутри человека как психофизиологической личности, но и вне него [8, с. 45]. Именно это третье значение является, на наш взгляд, наиболее релевантным, когда говорят об УЖ.
Одним из первых такого рода мнение высказал Аристотель. В «Никомаховой этике» он пишет «Хотя жизнь разумного существа определяется двояко10, следует полагать ее именно деятельностью, потому что это значение, видимо, главное» [9, с. 64]. Иначе говоря, подобно тому, как элементами обеспеченности являются отдельные блага, в качестве элементов жизни (бытия), согласно Аристотелю, выступают отдельные виды человеческой деятельности. А. Сен идет в этом вопросе дальше.
Он полагает, что совокупность элементов, из которых складывается жизнь11 человека, включает не только разновидности его деятельности (например, читать, писать, смотреть и т. п.), но и различные действия, занятия, поступки, а также состояния и аспекты его существования (например, быть психологически совместимым с другими людьми, обладать пространственной мобильностью, быть достаточно информированным и т. п. )12. Он подчеркивает также, что все элементы бытия являются взаимосвязанными [10, р. 39].
А. Сен предложил две концепции уровня жизни. Одна из них - концепция фактического УЖ человека, т. е. УЖ, понимаемого как совокупность видов его деятельности и аспектов существования, которые действительно свойственны его жизни в данный момент времени, или на протяжении данного учетного периода той или иной продолжительности. Жизнь человека в рамках этой концепции предстает как его биография, как развертывающийся во времени поток событий и процессов, достойных упоминания при ее написании, а его бытие - как мгновенный срез, поперечное сечение этого потока. Другая - отражает совокупность возможных и доступных стилей жизни, которые открываются перед человеком в данный момент времени, и из которых он может выбрать только один, который станет затем его фактическим стилем жизни, характеризуемым первым понятием УЖ. Вторая концепция - это, таким образом, концепция располагаемых возможностей, или индивидуальной свободы выбора.
Центральное место в первой концепции занимает понятие элемента бытия (functioning). В принципе к оценке УЖ индивида имеет отношение вся совокупность свойственных ему элементов бытия. Например, быть грамотным, любить рыбалку, обладать чувством собственного достоинства, быть настойчивым и требовательным, заниматься поиском смысла жизни, иметь «золотые» руки, жить в собственном доме в деревне, обладать харизмой и т. д. Это очень широкий перечень, который может стать еще шире, если учесть, что отдельные элементы могут рассматриваться под разными углами зрения и многократно детализироваться. Для ориентирования в нем необходима прежде всего полная классификация элементов бытия. А. Сен предлагает в качестве первого шага разделить все элементы на две группы: материальные и прочие [1, р. 27]. Первая группа состоит из всевозможных вариантов использования каждого из располагаемых предметов потребления.
Любой элемент этой группы представляет собой деятельность, осуществляемую с помощью одного, либо нескольких материальных благ. Собственный велосипед, например, может использоваться как средство транспорта, средство отдыха и развлечения, а если он спортивный, то и для тренировок и участия в соревнованиях. Но его использование может полностью прекратиться, если, скажем, в результате травмы владелец стал человеком с ограниченными физическими возможностями. Езда на велосипеде, очевидно, отличается как от обладания им (т. е. обеспеченности), так и от удовольствия, которое человек получает от такой езды (т. е. полезности). Поскольку в мире уже накоплен значительный опыт формирования классификаций потребительских благ13, разработка классификации материальных элементов бытия могла бы стать органичным продолжением одной из них, скажем, отечественной. Что же касается остальных, «прочих» элементов бытия, то их отбор относится к сфере экспертных решений.
Другой принцип деления элементов бытия на группы (не отрицающий, а дополняющий предыдущий) связан с наличием (или отсутствием) у этих элементов самостоятельной ценности. При определении и измерении УЖ необходимо учитывать лишь те из них, которые имеют самостоятельную ценность, т. е. ценны сами по себе, а не как средство, необходимое для реализации каких-то других элементов. К ним можно отнести, например, такие как «быть социально интегрированным», «испытывать самоуважение», «гулять по вечерам, не испытывая страха за свою жизнь» и др. Ко второй группе при этом относятся элементы, создающие условия, предпосылки осуществления элементов первой группы. Сюда относятся, например, многочисленные виды хозяйственной деятельности (уборка помещения, приготовление пищи, самостоятельный ремонт предметов быта и т. п.).
Особенно полезное для измерения УЖ различение элементов бытия - это деление их по степени важности (ценности). Внимание должно быть сосредоточено только на важных, ключевых элементах, отражающих основные моменты жизни человека. Сюда относятся такие, как «поддерживать состояние своего здоровья», «при развитии взаимоотношений с людьми стремиться ставить себя на место другого человека» и др. Такой же, например, элемент, как «использование еще одной зубной пасты, мало чем отличающейся от предыдущих», и многие аналогичные ему на УЖ человека практически не сказываются и должны быть исключены. Идентификация определенных элементов как объектов, обладающих важностью, высокой ценностью, представляет собой операцию, подразумевающую экспертное оценивание [1, р. 35]. Поэтому общепризнанная граница, отделяющая важные элементы бытия от остальных, пока отсутствует.
Предполагается, что завершение отбора важных и обладающих самостоятельной ценностью элементов жизни означает, что достигнуто достаточно полное описание характера жизни человека в виде вектора центральных элементов его бытия14. Сравнение УЖ разных людей может мыслиться как ранжирование таких векторов. Когда оно полное (т. е. все люди рассматриваемой совокупности могут быть расположены в порядке возрастания их УЖ), оценивание каждого вектора сводится к приписыванию ему скалярной величины, показывающей насколько хорош соответствующий набор элементов бытия. В некоторых случаях проблема сравнения решается очень просто. Речь идет о ситуациях, в которых каждый компонент вектора элементов одного человека превосходит соответствующий компонент вектора другого.
A. Сен называет такой прием методом «векторного доминирования». Некоторое представление о том, насколько широка область его применения, дают расчеты проф. B. Гертнера [12].
В. Гертнер сравнивал УЖ населения в 130-ти странах в конце 80-х годов прошлого века. Для этого использовались средние для каждой страны значения следующих пяти элементов бытия: детская смертность, ожидаемая продолжительность жизни, численность населения в расчете на одного врача, доля неграмотных и количество потребляемых калорий15. Выяснилось, что применение метода векторного доминирования оказалось возможным лишь в 16% всех парных сравнений для восточно-европейских стран. Для западных стран, включая Канаду, США и Японию, применимость составила 17%. В парных сравнениях между странами первой и второй групп она была несколько выше - 21,4%. В группе, состоящей из 30 самых богатых стран, - 26%, а из 30 самых бедных - 23%16. В сравнениях же между странами, принадлежащих к самой богатой и самой бедной группам, применимость метода векторного доминирования достигла, как и следовало ожидать, очень высокой величины - 90%.
Приведенные оценки подтверждают, как представляется, мнение, что полная упорядоченность внутри всего множества векторов бытия, - явление весьма редкое. Типичной является частичная упорядоченность, когда, например, вектор А соответствует более высокому УЖ как по сравнению с В, так и с С, но последние два вектора не сопоставимы друг с другом. Межличностные сравнения УЖ при отсутствии полной упорядоченности векторов следует либо признать невозможными, либо допустить возможность взвешивания элементов этих векторов, причем в качестве весовых множителей могут выступать соответствующие интенсивности желания17 [6, р. 31]. Необходимо отметить, что предположение возможности взвешивания элементов влечет сомнительное предположение их взаимозаменяемости.
Итак, концепция фактического УЖ по А. Сену включает следующие основные положения:
  • поскольку фактический УЖ человека - это оценка характера жизни, которую он ведет, постольку его исследование и измерение подразумевают изучение самой человеческой жизни;
  • многоплановость понятий «жизнь» и «бытие» требует конкретизации той их стороны, которая имеет непосредственное отношение к кругу интересов экономистов и социологов;
  • неоднородность элементов, из которых складывается жизнь (бытие) в интересующем нас аспекте, требует их классификации по нескольким признакам, включая принадлежность к видам деятельности, либо состояния, наличие или отсут-ствие самостоятельной ценности и степень важности;
  • хотя жизнь человека складывается из безграничного множества взаимосвязанных элементов бытия, для уверенного суждения о его УЖ достаточно вполне обозримого, малочисленного подмножества, состоящего из определяющих, ключевых элементов. Но для обоснованного отбора последних необходима специальная теория;
  • УЖ - это обобщенная оценка совокупности ключевых элементов фактического бытия индивида.
Практическая реализация этой концепции в полном объеме, включая разработку дизайна специального социологического обследования, а также вопросника к нему, может потребовать обширных дополнительных исследований. Сегодня, как представляется, ученые находятся в начале пути. Но поскольку сами подлежащие реализации идеи достаточно прозрачны, заложенный в них научный потенциал может и должен стать предметом обсуждения среди специалистов уже теперь. Один из возникающих в этой связи вопросов заключается в следующем. Можно ли утверждать, что изложенные выше теоретические положения, касающиеся фактического УЖ, образуют базу, достаточную для решения всех основных проблем теории уровня жизни? Отвечая на этот вопрос, А. Сен утверждает, что «это в значительной мере верно. Но это не полностью верно» [1, р. 36].
Определенные рассуждения, которые привели его к такому выводу, сводятся к следующему. Предположим, что данный индивид располагает определенной свободой выбора стиля жизни: ему доступны альтернативные стили А, В, С и D и он выбрал стиль А. Допустим теперь, что другие стили (В, С, и D) стали ему недоступны, но он все еще в состоянии реализовать стиль А. С одной стороны, в этой ситуации можно утверждать, что фактический УЖ индивида не изменился: ведь если бы остальные стили оставались доступными, он все равно выбрал бы А. Но нет ничего абсурдного и в том, чтобы занять иную позицию: индивидуальный уровень жизни в более широком смысле слова несколько снизился из-за сокращения свободы выбора. Хотя особая важность должна быть придана фактически выбранному стилю жизни, наличие в момент выбора других вариантов также имеет некоторую ценность.
Рассмотрим другой пример, а именно, двух людей с идентичными элементами бытия, включающими голодание. При этом голодание индивида А отражает его чрезвычайную бедность, тогда как другой индивид В голодает в результате сознательного выбора по религиозным соображениям. Даже если бы и можно было сказать, что в таких условиях (недостаток питания и связанные с этим страдания, интенсивность которых предполагается одинаковой) А и В имеют одинаковый УЖ, остается важное различие между ними: индивид В обладал реальной возможностью выбора более благоприятного стиля жизни, что было в принципе недоступно для А. Можно предположить, что данное различие имеет отношение к сравнительной оценке УЖ рассматриваемых людей. Вместе с тем это такое различие, которое явно выходит за рамки соотношения их фактических уровней жизни и в принципе не может быть в нем отражено.
Такие примеры наводят на мысль, что концепция фактического УЖ неоправданно узка. Жизнь в любой момент времени предоставляет каждому человеку ту или иную свободу выбора, благодаря которой только и возможно
осуществление индивидуальных замыслов и планов, формирование собственного стиля жизни. Причем, чем шире спектр заслуживающих внимания доступных альтернатив, тем выше шансы сделать жизнь более содержательной и поднять ее на более высокий уровень. Исходя из такого рода соображений, А. Сен выдвинул более широкую концепцию уровня жизни (он часто называет ее концепцией качества жизни)18, а именно, концепцию возможностей. Если ограничиться материальными элементами бытия, то можно сказать, что она характеризует свободу выбора человеком собственного стиля жизни в условиях, когда можно по-разному воспользоваться уже имеющимися благами и по-разному сформировать сам набор этих благ. Говоря же вообще, возможности отражают различные, достижимые комбинации не обязательно материальных элементов бытия, из которых индивид может выбрать какую-то одну. Таким образом, уровень (качество) жизни оценивается теперь с точки зрения наличия возможностей достижения ценных элементов бытия.
Помимо теоретических доводов в пользу концепции возможностей говорят и соображения практической целесообразности. Фактическая свобода человека жить так, как он хочет, может представлять интерес как в личном, так и в социальном планах. Такая свобода может, например, оказаться более подходящей целью социальной политики в отношении бедных, чем достижение каждой бедной семьей определенного УЖ, соответствующего прожиточному минимуму. Ни в одной стране мира государство не может гарантировать достижение всеми гражданами такого важного элемента бытия, как высокий уровень физического и душевного здоровья. В лучшем случае оно ставит перед собой гораздо более скромную задачу - сгладить различия в возможностях людей в этой области. Многие специалисты утверждают, что адекватной политической целью всегда должны быть не конкретные элементы бытия, а возможность их достижения19. В свою очередь и люди, выдвигающие претензии к обществу, зачастую больше нуждаются в предоставлении реальных возможностей решения своих проблем, а не в обязательной реализации одной из таких возможностей.
К этому нужно добавить, что свобода выбора может непосредственно способствовать благополучию людей, причем не просто потому, что она увеличивает шансы появления новых привлекательных альтернатив. Если выбор рассматривается как органичная часть жизни, то даже фактический УЖ не должен быть независимым от свободы, отражающейся в множестве возможностей20. Он должен оцениваться с позиций существующего в момент выбора возможностей, и такой элемент фактического бытия как, скажем, «быть военнослужащим» говорит об УЖ человека гораздо меньше, чем следующий: «сознательно отказаться от заманчивых гражданских профессий в пользу выбора военной карьеры».
Поскольку любая точка (вектор бытия) в пространстве элементов отражает некоторую комбинацию конкретных видов деятельности и состояний человека, то возможности человека отражаются в виде множества таких точек. Следовательно, сравнение возможностей разных людей означает сравнение множеств точек в пространстве бытия. Но такое сравнение представляет собой сложную и малоизученную проблему. Сложность связана главным образом с тем, что сравнению подлежат не только количество этих возможностей, но и их качество. Например, два человека могут располагать одинаковым числом альтернатив, но имеющейся у них одинаковой свободе выбора препятствует тот факт, что один из них стоит перед выбором из вариантов, которые он оценивает как нежелательный, плохой и ужасный, тогда как другой оценивает свои варианты как хороший, отличный и роскошный.
В простейшем случае оценка множества возможностей может быть основана на оценке единственного вектора, а именно того, который был фактически выбран, и мы возвращаемся при этом к концепции уровня фактической жизни. Но простота в данном случае является кажущейся. Ведь для сопоставимости УЖ разных людей необходимо, чтобы векторы элементов бытия этих людей принадлежали одному и тому же пространству бытия, и кроме того имели одно и то же «направление». Но в рассматриваемом случае соблюдение таких условий, очевидно, не гарантировано. На практике проблема сравнения возможностей выбора, располагаемых разными людьми, может быть частично преодолена, если множество ключевых, центральных элементов бытия определяется извне как универсальное, т.е. приложимое к каждому индивиду и разным странам. Тогда первое из указанных выше условий выполняется автоматически, а для осуществления второго условия, т. е. сравнения, необходимо, чтобы используемый в ходе социологического обследования вопросник поставил каждого респондента перед выбором вопросов о доступности для него каждого из этих элементов бытия (см. следующий раздел).
Если ценность свободы выбора заключается лишь в том, что она способствует достижению приемлемой (либо предпочтительной, либо максимально привлекательной) «корзины» элементов бытия, то ее роль имеет вспомогательный характер. Она выступает при этом в качестве средства, инструмента достижения цели, а ее оценка на основе, скажем, фактически выбранного вектора бытия может рассматриваться как вполне адекватная. Но если свобода выбора играет в человеческой жизни не только вспомогательную, но и самостоятельную роль, если она важна сама по себе, то оценка располагаемого множества возможностей, не должна совпадать с оценкой фактически реализованной возможности; она будет превосходить ее на величину самостоятельной ценности свободы выбора.
Одно из объяснений самостоятельной ценности свободы выбора заключается в том, что процесс осуществления выбора может оказаться важным и самостоятельным элементом бытия. Аристотель, например, рассматривал способность к сознательному выбору как свойство, отличающее человека от всех живых существ, находящихся на более низком уровне развития [9, с. 99-101]. Другой довод, тесно связанный с предыдущим, состоит в том, что многие люди придают ценность процессу выбора как таковому. Они считают, что расширение круга возможностей до известного рубежа (переход которого может сопровождаться превращением выбора в обременительную заботу) делает их жизнь содержательнее, богаче, повышая тем самым ее уровень и качество [13, р. 314]. Жизнь, построенная на принципах патернализма и сводящая свободу выбора индивида к минимуму, не равна той же самой в основных своих чертах жизни, но явившейся результатом свободного и осознанного выбора.
Как представляется, обе рассмотренные концепции в случае их признания могли бы иметь далеко идущие политические последствия. Об экономическом и социальном развитии страны следует судить не столько по уровню и темпам роста ВВП в расчете на душу населения, сколько по расширению спектра человеческих возможностей. Развитие предлагается рассматривать как процесс освобождения людей от вынужденной необходимости жить хуже, чем в случае более полной реализации их физического, интеллектуального и духовного   потенциала. Развитие - это высвобождение заложенных в каждом человеке способностей, талантов, наклонностей и свойств, которые в условиях недостаточной свободы выбора могут никогда не проявиться.
Совершенствование экономической и социальной политики должно учитывать, что производимые блага, при всей их важности и полезности, не являются самоцелью. Они являются средством, ценность которого определяется тем, что люди могут делать с их помощью. Их общая масса и состав должны быть подчинены достижению сбалансированной совокупности наиболее важных и обладающих самостоятельной ценностью элементов человеческого бытия.
Ключевые элементы человеческого бытия. Один из путей практической реализации фундаментальных идей А. Сена был недавно предложен проф. М. Нассбаум [14]. Стоявшая перед ней задача заключалась в формировании совокупности центральных элементов бытия. Общие требования к этой совокупности заключаются, как уже отмечалось, в том, чтобы в нее входили только самые важные для жизни любого человека элементы, чтобы каждый из них имел самостоятельную ценность и чтобы все они были разноплановыми (в том смысле, что нехватка «количества» любого из них не могла бы быть скомпенсирована за счет наращивания других). Геометрическая интерпретация этих требований означает конкретизацию границ многомерного пространства, содержащего в себе максимальное разнообразие стилей человеческой жизни и выступающего в качестве необходимого условия сопоставимости УЖ самых разных людей.
Предлагаемый М. Нассбаум конкретный список компонентов бытия (см. ниже) носит экспертный характер. В соответствии с требованиями теории он не включает ни одного потребительского блага как такового. Перечень обособляет те человеческие возможности, которые обладают, по мнению автора, центральной важностью в жизни любого человека, во всем, что люди делают и планируют. Они являются ключевыми при осуществлении выбора жизненного пути и вполне могут быть поддержаны в плюралистическом обществе. Перечень допускает множественную реализацию в том смысле, что отдельные его позиции в разных обществах могут конструироваться по-разному, сохраняя при этом неизменными заложенные в них идеи. Перечень включает всего десять позиций, две из которых имеют, по мнению автора, особое значение. Это позиции № 6 «Практический разум» и № 7 «Аффилиация», которые в случае их реализации «пронизывают» все остальные и делают их осуществление подлинно человеческим. Например, планировать собственную жизнь без размышлений о сравнительной предпочтительности разных ее вариантов и учета интересов других людей означало бы действовать не вполне по-человечески [14, p. 78-80].
Перечень центральных элементов бытия
1. Жизнь. Иметь возможность прожить жизнь нормальной по общественным представлениям продолжительности, жизнь, не прерываемую преждевременной смертью, когда человек еще не достиг состояния, при котором жизнь полностью теряет свою ценность и привлекательность.
2. Физическое здоровье. Быть в состоянии поддерживать хорошее состояние здоровья, включая воспроизводственное, адекватно питаться и иметь достойные жилищные условия.
3. Телесная целостность. Быть в состоянии свободно перемещаться с места на место; рассматривать границы тела как обладающие суверенитетом и быть в состоянии обезопасить себя от нападений, включая сексуальное насилие и внутрисемейные посягательства; располагать возможностями сексуального удовлетворения и выбором в вопросах воспроизводства.
4. Чувства. Воображение. Мышление. Быть в состоянии чувствовать, воображать, мыслить и рассуждать - и делать все это «истинно человеческим» образом, подразумевающим наличие определенных знаний, уровня интеллектуального развития и культуры, важнейшим источником которых является адекватное образование. Быть в состоянии использовать воображение и мышление в процессе самовыражения, проявляющегося в собственных работах, а также в результатах своего выбора в таких областях, как литература, музыка, религия и др. Быть в состоянии идти своим путем к постижению глубинного смысла жизни, радоваться приятным переживаниям и избегать страданий, не являющихся неизбежными.
5. Эмоции. Быть в состоянии испытывать привязанность к вещам и людям, любить тех, кто любит и заботится о вас, горевать, когда их нет, испытывать страстное желание, чувство благодарности и оправданный гнев, не допускать, чтобы страх, беспокойство, оскорбление, или пренебрежение могли оказывать разрушающее воздействие на ваши эмоции.
6. Практический разум21. Быть в состоянии сформировать представление о благе и размышлять о планировании своей жизни.
7. Аффилиация. А). Быть способным жить среди людей и жить для людей, проявлять к ним интерес, принимать участие в общественной жизни, быть способным вообразить себя на месте пострадавшего человека и испытать чувство сострадания к нему, иметь возможность быть как справедливым, так и дружественным. Б). Иметь социальную базу для самоуважения22; быть в состоянии добиться, чтобы к вам относились как к достойному человеку, ценность которого равна ценности любого другого23. На работе быть в состоянии трудиться как человек, обладающий практическим разумом и строящий свои отношения с другими работниками на основе взаимного признания и уважения.
8. Другие виды живых существ. Быть в состоянии жить с чувством заботы и участия по отношению к животным, растениям и миру природы.
9. Игры. Быть в состоянии смеяться, участвовать в играх, радоваться развлечениям.
10. Контроль над окружающей средой. А). Политической. Быть в состоянии эффективно осуществлять политический выбор, последствия которого влияют на вашу жизнь; иметь право участвовать в политической жизни, пользоваться свободой слова и собраний. Б). Материальной. Быть в состоянии обладать собственностью (на землю и движимое имущество), причем не формально, а иметь реальные возможности для этого; обладать правом собственности на одинаковом основании с другими; иметь возможность искать работу наравне с другими; быть свободным от несанкционированных обысков и конфискаций.
Совокупность центральных элементов - если они имеют количественную меру -порождают пространство человеческого бытия, выступая в качестве его системы координат. Но элементы, включенные в Перечень, такой меры пока не имеют. Поэтому аналитические возможности подхода, развиваемого М. Нассбаум, носят ограниченный характер. Для оценки УЖ людей, участвующих в социологическом обследовании, все элементы Перечня должны быть переведены из утвердительной формы в вопросительную (например, вопрос анкеты, соответствующий позиции №2, выглядит, вероятно, так: «имеете ли Вы возможность поддерживать хорошее состояние здоровья ?»). Каждый из таких вопросов может иметь только два ответа: «да», либо «нет». Затем оценка «адекватный уровень жизни» приписывается тем респондентам, которые ответили «да» на все вопросы анкеты, и оценка «недостойный человека уровень жизни» - тем, кто ответил «нет» хотя бы на один из вопросов. Таким образом, указанное пространство сводится всего к двум точкам - достойное и недостойное человека бытие. Это означает, что вне сферы исследований остается широкий круг важных вопросов, связанных с особенностями распределения населения по уровню жизни и с социальным неравенством. Но для осуществления грубых международных сравнений такого подхода достаточно. Если Перечень не противоречит культурным традициям и обычаям сравниваемых стран, то средний УЖ выше в той из них, где доля населения с достойным УЖ больше.
Из сказанного ясно, что предложенный Перечень мыслится как своего рода «порог» или социальный минимум жизненных условий, ниже которого существование хотя и возможно, но выглядит убогим и неполноценным, это жизнь, которая принижает человеческое достоинство. Социологическое обследование, построенное на основе рассматриваемого Перечня, может преследовать единственную цель, а именно, выяснение, какая часть опрашиваемого населения в состоянии достичь уровня жизни, соответствующего социальному минимуму, а какая нет. Последний определяется пороговыми уровнями каждого из десяти элементов бытия. По мнению М. Нассбаум, при их конкретизации нецелесообразно исходить из того, что нехватка возможностей для достижения того или иного элемента бытия должна быть настолько острой, что индивид полностью теряет человеческий облик - как в случае очень суровой формы умственной неполноценности. Система пороговых уровней - это, скорее, результат интуитивного представления о наихудшей жизни, которая все еще достойна человеческого существа. Идея пороговых уровней перекликается, таким образом, с идеей общества, в котором все люди рассматриваются как достойные уважения и каждый имеет возможность жить по-человечески.
Международные и межличностные сопоставления - не единственная цель, ради которой разрабатывался приведенный Перечень. Подчеркивая, что от сравнений мало пользы в отсутствии нормативной концепции, которая только и может сказать, что делать с результатами сравнений дальше, автор полагает, что ее подход открывает путь к созданию эффективного инструмента осуществления социальной политики. Одно из необходимых условий справедливости политического устройства общества заключается в том, что оно обеспечивает всем гражданам определенный базовый уровень возможностей. Если же этот уровень не обеспечивается в любой из ключевых областей, ситуация должна рассматриваться как несправедливая, социально неприемлемая и требующая неотложного внимания -даже если во всех остальных отношениях все обстоит хорошо. Идея М. Нассбаум заключается в том, что заложенные в Перечне пороговые уровни человеческих возможностей могут обеспечить базу для формулирования основополагающих конституционных принципов, осуществления которых граждане каждой страны вправе требовать от своих властей.
Практической реализации описанного подхода мешает, прежде всего, незавершенность Перечня центральных элементов человеческого бытия. Оставляя в стороне философскую проблему обоснования его состава, необходимо отметить, что трансформация Перечня в вопросник для социологического обследования подразумевает, чтобы каждая его позиция отражала возможность реализации респондентом конкретного элемента бытия. Но большинство позиций явно представляют собой не отдельные элементы, а их группы, подчас неоправданно крупные. Например, позиция № 3 - «Телесная целостность» - включает целый ряд элементов, в частности, пространственную мобильность человека, которую логичнее было бы рассматривать в качестве отдельной позиции. Обширный конгломерат элементов бытия представлен в позиции № 4 - «Чувства, Воображение и Мышление». Есть и другие примеры (см. позиции № 7 и № 10). Все это означает, что приводимый Перечень не может непосредственно использоваться для составления вопросника, предлагаемого участникам обследования УЖ населения. Он требует предварительной доработки и конкретизации. Даже в том случае, если в Перечне, так или иначе, нашли отражение все действительно центральные элементы бытия, общее число предлагаемых респондентам вопросов относительно их уровня жизни должно быть не 10, а существенно выше.
Но на самом деле состав Перечня может оказаться еще шире. Дело в том, что, как отмечает сам автор, Перечень носит экспертный характер. Будучи предназначен в основном для международных сопоставлений уровня жизни в самых разных странах, он создавался в процессе многолетних консультаций и дискуссий с представителями разных культур и людьми, придерживающимися очень разных взглядов на то, что такое хорошая жизнь. На протяжении этого времени он непрерывно корректировался, и нет никаких гарантий, что в своем сегодняшнем виде он является окончательным.
В заключение можно сказать следующее. В последние десятилетия смысл, который ученые придают термину «уровень жизни», и вкладываемое в него содержание претерпели серьезные изменения. Во многом этот процесс явился следствием критического анализа существующих концепций и показателей УЖ. До недавнего времени специалисты в области измерения уровня жизни (и родственных ему показателей индивидуального благосостояния и качества жизни) располагали всего двумя давно сложившимися, традиционными подходами к решению этой задачи. Они приравнивали уровень жизни к обеспеченности человека потребительскими благами, либо к полезности последних, т. е. к степени удовлетворения, испытываемого индивидом в результате их потребления. Оба подхода, как выяснилось, имеют серьезные недостатками, осмысление которых позволило поставить вопрос об идеальном с теоретической точки зрения показателе уровня жизни, т. е. ориентире, к которому следует стремиться в прикладных исследованиях и практических измерениях.
Традиционные подходы выражают в определенном смысле крайние и поэтому неприемлемые взгляды на природу понятия «уровень жизни». Один из них, а именно, «УЖ как обеспеченность благами» концентрируется на объективных экономических условиях жизни человека и ничего не говорит о самой жизни в этих условиях. Он полностью обходит важнейший в данном случае вопрос: используются эти блага в его жизни или нет, и если используются, то как и в какой мере? Уровень жизни выступает при этом как одно из понятий экономической науки. Другой подход, а именно «УЖ как полезность», хотя и проявляет интерес к человеку, но резко сужает круг осуществляемых им функций. Он концентрируется на заключительной стадии потребления благ, когда у человека складывается чисто субъективное представление о том, насколько то или иное благо, или жизнь в целом его удовлетворяют. Такой подход, по крайней мере в его классическом варианте, трудно оправдать. Субъективизм получаемых оценок, препятствуя сопоставимости уровней жизни разных людей, делает невозможным исследование проблем социального неравенства, т. е. самого главного, ради чего академическая наука и статистические органы изучают уровень жизни.
Идея, отстаиваемая А. Сеном, состоит в том, что «уровень жизни» - это понятие, не ограниченное рамками ни экономической науки, ни социологии; это междисциплинарное понятие, ведущую роль в определении которого играет философия. В словосочетании «уровень жизни» - главная роль принадлежит слову (человеческая) жизнь, уровень которой мы хотим оценить. Что такое жизнь? - это философский вопрос, попытки ответить на который предпринимались еще в античные времена. Ответ, предлагаемый А. Сеном, созвучен ответу Аристотеля, который в IV в. до н.э. утверждал, что жизнь - это деятельность. По А. Сену жизнь складывается из взаимозависимых элементов бытия, природа которых состоит либо в деятельности, либо в состоянии, т. е. в том, как человек позиционирует себя в обществе. Таким образом, подход А. Сена лишен недостатков, свойственных традиционным подходам: его понятие уровня жизни, с одной стороны, опирается на фундаментальное представление о сущности человеческой жизни, а с другой -удовлетворяет критерию объективности, т. е. дает основу для оценки УЖ, не зависящей от вкусов и эмоций индивида.
Сказанное, однако, не означает, что подход А. Сена обладает преимуществами также и в плане простоты практической реализации. Напротив, этому мешает ряд пока нерешенных проблем. Главная из них носит философский характер и связана с совокупностью компонентов (элементов) бытия, из которых складывается жизнь. Множество элементов бытия любого человека поистине безгранично. И поскольку они выступают в роли «строительного материала» новой концепции уровня жизни, а сами эти уровни у разных людей должны быть сопоставимы, возникает вопрос: что представляют собой система координат и порождаемое ею пространство, вмещающие в себя описания жизней всех сравниваемых между собой людей и позволяющие осуществлять требуемые сопоставления?
Поскольку концептуально обоснованного решения этой проблемы пока не существует, ученые конструируют требуемые перечни на основе здравого смысла, экспертным путем. Этот процесс находится сейчас в начальной стадии. Один из самых первых перечней такого рода - он был разработан М. Нассбаум - мы привели в качестве иллюстрации в предыдущем разделе. Перечень имеет недостатки. Мы, однако, не будем сосредотачиваться сейчас на их критическом обсуждении. Главное в другом. Перед нами новое научное направление, практический потенциал которого трудно переоценить.
Усилия отечественных ученых, направленные на создание более совершенных перечней центральных элементов человеческого бытия, и преодоление других нерешенных пока проблем в рассматриваемой области, могли бы, на наш взгляд, оказаться весьма востребованными именно теперь, учитывая то внимание, которое уделяется вопросам повышения уровня жизни российского населения в последнее время.
1 Благосостояние — термин, очень близкий по смыслу к термину «уровень жизни». О соотношении между ними см. ниже.
2 В экономическом контексте под свободой обычно понимается свобода потребительского выбора. Часто встречается и более широкое понимание термина, а именно, свобода как возможность выбора индивидуального стиля жизни из нескольких доступных.
3 В работе [2] показано, что такие сравнения не только диктуются потребностями экономической науки, но и широко распространены в реальной общественной жизни.
4 Понимание того, что надежные показатели УЖ можно получить не только путем дорогостоящих сплошных обследований населения, но и с помощью гораздо менее дорогих обследований, построенных на основе существенно меньшей по объему случайной выборки единиц наблюдения, пришло только в 20-х годах прошлого века.
5 Первые такие обследования были осуществлены Всемирным Банком в Перу и Кот-д'Ивуар в 1985 г. Им предшествовал ряд экспериментальных обследований в Малайзии и других странах с целью апробирования новых идей относительно сбора информации и ее содержания.
6 В мировой практике часто встречаются выборки объемом около 10 тыс. ед. наблюдения, в России выборка насчитывает около 50 тыс. домохозяйств, в Индии — около четверти миллиона домохозяйств.
7 Таким образом, полезность по Бентаму это не совокупность присущих благу полезных свойств, для обозначения которой К. Маркс использовал термин «потребительная стоимость», а удовольствие, испытываемое, индивидом в процессе потребления этого блага, т .е. состояние ума потребителя. Понятие полезности по Бентаму до сих пор рассматривается как фундаментальное при формировании социальной политики в экономически развитых странах Запада.
8 В отличие от предыдущей концепции, в основу которой положены чувственно (и поэтому однозначно) воспринимаемые блага, эта концепция носит психологический характер и лишена столь высокой степени определенности. Философы считают, что существуют по меньшей мере четыре разных понятия счастья: 1) счастье как удачное стечение обстоятельств, везение, удача; 2) счастье как состояние интенсивной радости, блаженства, упоения; 3) счастье как высшее из доступных человеку благ и 4) счастье как удовлетворенность жизнью в целом. [8, с. 32-36]. Каким из этих вариантов руководствуется каждый респондент остается неизвестным.
9
О последних исследованиях, направленных на преодоление указанных недостатков см. [2].
10 По мнению автора комментариев к этому произведению Н.В. Брагинской, жизнь разумного, т. е. обладающего способностью к суждению, существа могла пониматься, с одной стороны, как статическое состояние владельца, обладателя этой способности. Но с другой стороны, она могла интерпретироваться в активном смысле, если способностью владеют так же, как, например, языком, т. е. используют ее [9, с. 697].
11 Для обозначения конкретных видов деятельности и состояний А. Сен использует термин «функционирование» (functioning). Мы считаем, что в русскоязычном тексте такой термин не вполне удобен: он непривычен и не раскрывает содержания того, что обозначает. В дальнейшем вместо него мы 1б2удем пользоваться термином «элемент жизни (бытия)».
12 При обсуждении границ совокупности элементов бытия индивида часто возникает вопрос о включении в нее событий, в которых он не участвовал, но которые наложили отпечаток на его жизнь (например, несчастье, случившееся с другим человеком и повергшее данного индивида в отчаяние.). Позиция А. Сена по этому вопросу заключается в следующем: такие события подлежат включению, когда объектом изучения является индивидуальное благосостояние; однако при измерении УЖ они не должны учитываться. Иных различий между благосостоянием и УЖ, по мнению А. Сена, не существует. Есть, однако, и другие точки зрения. Проф. Б. Уильямс, в частности, допускает, что при измерении УЖ следовало бы учитывать только те элементы бытия, которые поддаются воздействию со стороны правительства. Подробнее см. [1].
13 В России такого рода классификатор разработан Госкомстатом РФ [11].
14 Для наименования оценки указанного вектора А. Сен пользуется двумя терминами — «уровнем жизни» и «качеством жизни». В последнем случае подчеркивается, что компоненты вектора — это совокупность всех важнейших и качественно различных граней человеческой жизни. Мы тем не менее будем в основном пользоваться термином «уровень жизни», полагая что при таком словоупотреблении никаких потерь в отражении качественных аспектов жизни не происходит. Ведь говоря, например, о повышении уровня умственного развития ребенка мы, очевидно, имеем в виду исключительно качественное развитие его интеллекта.
15 Отбор указанных элементов, по всей видимости, диктовался не теорией, а наличием статистических данных.
16 Страны идентифицировались как богатые или бедные на основании среднедушевого уровня ВНП.
17 В предыдущем разделе отмечалось, что осуществление желаний не может быть принято в качестве источника, или определения уровня жизни, и А. Сен поддерживает такую позицию. Но в данном случае речь идет не о содержании УЖ, а всего лишь о техническом приеме, позволяющем объединить разнородные элементы бытия в один обобщенный показатель. Проф. Т. Скэнлон предлагает для этих же целей воспользоваться субъективными оценками степени безотлагательности осуществления каждого из элементов бытия. В обоих случаях роль источника информации отводится анкетированию, хотя и признается, что соответствующие вопросы анкеты, как правило, трудно сформулировать и еще труднее на них отвечать.
18 См. сноску 13.
19 Сторонники политического либерализма считают, что, хотя достигнутые элементы бытия вполне определяют фактическую ценность любой жизни, независимо от возможностей, которые в ней содержатся, тем не менее в социальной политике целесообразно стремиться к возможностям и только к ним. Людям должна быть предоставлена свобода с тем, чтобы дальнейшую линию поведения они определяли сами.
20 Такой взгляд прямо противоположен господствующему в современной теории потребления. Согласно последней, вклад всего множества достижимых вариантов оценивается исключительно на основании ценности наилучшей из имеющихся альтернатив.
21 Термин и соответствующее понятие заимствованы, как представляется, у И. Канта. См. его работу «Критика практического разума» [15, с.281-406].
22 Психологи полагают, что каждому индивиду необходимы и уважение окружающих людей, и возможность
уважать самого себя. Это одна из его базовых потребностей. Он нуждается в репутации, престиже,
признании, в завоевании статуса. Удовлетворение этой потребности порождает у человека чувство
уверенности в себе, ощущение, что он полезен и необходим в этом мире. Подробнее см. [16, с. 88-89].
23 Это одно из условий предохранения общества от расовой, религиозной, национальной и др. видов дискриминации.

Литература
1. Sen A. The Standard of Living. Cambridge, 1987.
2. Подузов А.А. Межличностное сравнение уровней благосостояния. Очерк современных представлений // Научные труды ИНП РАН. М.: МАКС Пресс, 2006.
3. Deaton A. The Analysis of Household Surveys // The World Bank. Wash., D.C., 1997.
4. Household Income and Expenditure Statistics. Report II, ILO. Geneva, 2003.
5. Bentham J. An Introduction to the Principles of Morals and Legislation. In: The Utilitarians, N. Y., 1961
6. Sen A. Commodities and Capabilities. Amsterdam, 1985.
7. Джемс В. Многообразие религиозного опыта. С.-Пб.: Андреев и сыновья, 1992.
8. Татаркевич В. О счастье и совершенстве человека. М.: Прогресс, 1981.
9. Аристотель. Соч. Т. 4. М.: Мысль, 1983.
10. Sen A. Inequality Reexamined. N. Y., 1996.
11. Классификатор индивидуального потребления домашних хозяйств по целям. М.: Госкомстат РФ, 2001.
12. The Quality of Life /Ed. By Martha C. Nussbaum and Amartya Sen. N. Y., 1993.
13. Lindbeck A. Individual Freedom and Welfare State Policy //European Economic Review. 1988. Vol. 32. № 2.
14. Nussbaum M.C. Women and Human Development. Cambridge, 2001.
15. Кант И. Лекции по этике. М.: Республика, 2005.
16. Маслоу А.Г. Мотивация и личность. С.-Пб.: Евразия, 2001.
Комментарии (0)add comment

Написать комментарий
меньше | больше

busy