ОТНОШЕНИЕ К НЕРАВЕНСТВУ ДОХОДОВ


ОТНОШЕНИЕ К НЕРАВЕНСТВУ ДОХОДОВ

Одним из основных следствий капитализации российской экономики явился рост социального неравенства, проявившийся, в частности, в усилении дифференциации доходов. Это привело к тому, что аналитики уже рассматривают в едином комплексе две взаимосвязанные проблемы: средний (абсолютный) уровень доходов населения и их дифференциация (относительная).

Проявлением данной линии исследований является активное использование в экономическом анализе индекса К. Джини и смежных с ним индикаторов социального неравенства. В последнее время делаются попытки дополнить "жесткие" индикаторы неравенства, основанные на отчетных статистических данных, "мягкими", опирающимися на информацию о выборочных социологических обследованиях населения.

Одновременно развивается и другое направление - расширение области применения аппарата кривой М. Лоренца и традиционного индекса К. Джини на различные сферы экономики, построения региональной кривой М. Лоренца применительно к долевым инвестициям. Значительный интерес представляет также новый подход, когда наряду с традиционным доходным индексом Джини рассматривается жилищный индекс Джини и обосновывается тот факт, что малые значения второго индикатора в значительной мере амортизируют высокие значения первого.

Вместе с тем остается открытым вопрос о влиянии социального неравенства на социальную обстановку в стране. Эмпирические данные говорят о том, что даже очень глубокое неравенство не всегда трансформируется в серьезную экономическую и социальную проблему. Здесь возможны два ее среза: субъективный, связанный с ростом социальной напряженности из-за чувства несправедливости и низкодоходных групп населения, и объективный, предполагающий возникновение экономических барьеров по повышению уровня жизни населения из-за невозможности скоординировать коллективные действия. Оба среза проблемы связаны между собой и иногда переходят друг в друга.

Типичный пример объективного ракурса проблемы неравенства доходов в России - обустройство загородных участков. Так, подведение к загородному поселению газа требует, к примеру, затрат в 2 тыс. долл. с участка. Для одних жильцов это нормальные затраты, для других - это нереальная сумма. Неравенство доходов приводит к тому, что подведение газа либо откладывается, либо вообще отменяется. Результат - низкое качество жизни у всех жителей загородного поселения. Однако такая ситуация перерастает в проблему только при низкой емкости рынка жилья. В развитых странах состоятельные люди, как правило, продают дома и участки с низким качеством социальной инфраструктуры и покупают новые дома с повышенным комфортом. Таким образом, во многих странах проблема неравенства трансформируется в процесс сегрегации населения по уровню доходов, за счет чего снимается видимая острота и самой проблемы. В России эффективная социальная сегрегация затруднена из-за значительных ценовых перепадов в стоимости имущества: часто приобрести можно либо качественное, но очень дорогое жилье, либо дешевое, но некачественное - промежуточные варианты отсутствуют. Следовательно, проблема неравенства тесно переплетается с качеством экономических институтов, давая ту или иную результирующую.

На наш взгляд, следующим шагом в изучении проблемы социального неравенства должно стать построение индикаторов, которые фиксировали бы степень неприятия и недовольства населения самим фактом неравенства. Если они терпимы к социальному расслоению, то и высокие индексы Джини не представляют угрозы для социальной стабильности; если же население негативно или нетерпимо воспринимает любые проявления неравенства, то даже низкие значения индекса Джини могут представлять серьезную опасность. В связи с этим сделаем акцент на формировании нового индикатора, который позволил бы Оценить уровень толерантности (терпимости) населения к проблеме неравенства доходов. При этом методологической основой такого индикатора должны стать опросы населения, направленные на выявление тех экономических жертв, которые люди готовы нести, чтобы не допустить углубления неравенства доходов. По своей природе предлагаемый индикатор относится к разряду субъективных и пополняет арсенал "мягких" инструментов социальной диагностики.

Диагностика отношения к неравенству доходов: модельные сценарии. Никакие прямые и объективные замеры степени терпимости (толерантности) населения к разрыву в доходах невозможны. В связи с этим целесообразно воспользоваться социологическими опросами, причем таковые должны строиться в виде гипотетических (моделируемых) сценариев. Более того, опрос должен строиться так, чтобы ответы на него позволили провести градацию предпочтения населения.

Обозначенным условиям отвечает следующий базовый вопрос-сценарий: "В стране намечается референдум и каждый гражданин должен проголосовать за один из двух планов развития страны на 5 лет. Первый предусматривает увеличение реального потребления каждого россиянина на 100%. При реализации второго плана одна половина россиян увеличит потребление на 120%, а другая - на 200%. Известно, что Вы, все Ваши близкие и друзья относятся к первой половине россиян. За какой план Вы отдадите свой голос? ". Варианты ответа: за первый; за второй; затрудняюсь ответить (принципиальная идея предложена акад. РАН В.М. Полтеровичем).

Чтобы "нащупать" точку безразличия в предпочтения населения, данный вопрос должен повторяться в виде нескольких итераций, в каждой из которых число 120 (обозначим данную переменную как х) меняется. В идеале данная переменная должна пробегать расстояние от 100 до 200, однако эти крайние точки не имеют смысла, так как в них предпочтения населения очевидны, в связи с чем можно ограничиться такими крайними точками, как 120 и 180. Кроме того, необходимо определить шаг итеративного сдвига переменной х Учитывая трудоемкость и дороговизну масштабных опросов, в качестве базового варианта можно взять величину сдвига в 20 процентных пунктов (п.п.). Дискретная шкала х будет иметь вид: 120; 140; 160; 180.

Проведенные 23-24 декабря 2006 г. Всероссийским центром изучения общественного мнения (ВЦИОМ) опросы для различных социальных групп позволили построить искомую шкалу предпочтений россиян.

Относительная полезность роста и равенства доходов. Непосредственным результатом опроса являются три результирующие переменные: доля лиц, предпочитающих первый план (U+), второй (LT) и затруднившихся ответить (U ). Данные переменные связаны между собой очевидным балансовым условием: U + U + U = 1 (его можно записать в процентном эквиваленте).

Логика смоделированного сценария позволяет рассматривать все население как один индивидуум. Тогда показатель U+ фиксирует некий аналог положительной полезности первого плана развития, когда рост дохода для человека важнее, чем все остальные обстоятельства, включая рост доходов у других людей. Показатель U- фиксирует аналог положительной полезности второго плана развития, когда рост дохода для человека менее важен, нежели рост доходов у других людей. Соответственно величина U0 отражает состояние безразличия человека, когда он не может предпочесть ни один из предлагаемых вариантов, т. е. оба плана развития для него одинаково хороши (или плохи).

Подобная трактовка долевых показателей опроса позволяет перейти к новой величине - относительной полезности второго плана развития Е (Е = U" -U-). В данном случае относительная полезность Е складывается из полезности второго плана развития и его антиполезности (тягот), в качестве которой выступает полезность первого плана. Величина U0 не учитывается в расчетах, так как обладает нулевым потенциалом полезности и может интерпретироваться в качестве функции безразличия.

Исследование динамики величины Е позволяет выстроить своего рода функцию относительной полезности второго плана: если Е < 0, то предпочтение населения на стороне первого плана; при Е > 0 - большая часть населения предпочитает второй план. Если Е = 0, то имеет место точка безразличия, когда ни один из планов не может быть выбран в качестве наиболее предпочтительного (группы населения, отдающие предпочтение соответствующему плану, являются равномощными). Учитывая, что величина относительной полезности Е(х) зависит от переменной х, рассмотренная дихотомия позволяет нарисовать довольно прозрачную логику изучаемого процесса: при Е(х) < 0 население предпочитает рост собственных доходов; при Е(х) > 0 - равенство доходов. Е(х) = 0 означает точку безразличия, когда рост доходов так же желателен, как и соблюдение равенства доходов. Точка х*, когда Е(х*) = 0, выступает в качестве точки равновесия (безразличия) двух сценариев развития.

Введение в рассмотрение величины относительной функции полезности Е позволяет построить соответствующую кривую - Е = Е(х). Проводимые опросы позволяют затабулировать данную функцию в ее значимой части (табл. 2). Одновременно с этим можно принять априорные представления о том, что на концах данная кривая имеет следующие значения: Е(ЮО) = -100% и Е(200) = 100%. Данные постулаты, на наш взгляд, очевидны, так как практически все люди выберут вариант с большим доходом и большим равенством по сравнению с вариантами, где либо доход, либо равенство меньше.

Если принять обозначенные постулаты, то наша функция будет определена на интервале (-100; +100). С учетом сказанного можно построить (см. рисунок) искомую кривую Е = Е(х).

Точка безразличия между богатством и равенством. Рассмотренные характеристики позволяют соизмерить два фундаментальных явления: богатство (уровень доходов) и равенство (отсутствие разрыва) в доходах или их приростах. В одних случаях люди предпочитают, чтобы их доходы росли, невзирая ни на что, в других - они хотят, чтобы была соблюдена определенная справедливость и обеспечено равенство доходов или темпов их роста.

Однако существует точка, в которой два блага (рост доходов и равенство их роста) и соответственно два антиблага (отсутствие роста доходов и неравенство их роста) уравновешиваются и любое отклонение от этой точки приводит к предпочтению одного из двух благ. В нашем анализе идентификация точки равновесия (безразличия) имеет первостепенное значение.

Для оценки величины данной точки можно воспользоваться различными вычислительными процедурами, однако мы предлагаем простейшую линейную интерполяцию.

Суть ее состоит в следующем. На рисунке и соответственно в табл. 2 определяется отрезок, на котором кривая Е = Е(х) пересекается с линией Е = 0. На графике это видно, когда предыдущая точка Е лежит ниже нулевой линии, а следующая - выше. В табл. 2 отрезок также легко определяется: величина Е меняет свой знак с минуса на плюс.

Обозначим индексом i-1 точку, где величина Е еще остается отрицательной, а индексом i точку Е, где она уже становится положительной. Тогда обе точки можно соединить хордой, пересечение которой с линией Е = 0 и даст искомую точку безразличия ("*; Е = 0). Для аналитического задания функции хорды необходимо решить простейшую систему относительно параметров прямой:

Результаты расчетов по данному алгоритму приведены в табл. 3. Описанный алгоритм хорошо работает при попадании точки равновесия х* внутрь затабулированных отрезков. Типичный пример - третья строка табл. 2 для лиц со средним материальным положением. Когда точка равновесия х* выходит за пределы первого или последнего значений шкалы табуляции, в нашем примере означает, что это практически все остальные случаи, кроме лиц со средним материальным положением. Здесь возможны два способа решения проблемы.

Первый способ связан с дополнительным проведением опросов с более дробной шкалой х Например, для российской экономики в целом необходимо ввести дополнительную точку опроса с х= 190. Скорее всего между значениями х= 180 и х= 190 произойдет смена знака Е(х) и можно будет воспользоваться приведенными формулами (1)-(4). Однако данный способ чреват проведением дополнительных полевых исследований, которые могут быть плохо сопоставимы с предыдущими замерами. Как правило, такой подход должен использоваться либо сразу, когда есть основания предполагать, что надо усовершенствовать табулируемую шкалу, либо для получения равновесной точки х*, выходящей за пределы шкалы, необходимо проводить опросы заново с уже усовершенствованной шкалой. Процедуры подобного рода более эффективны с вычислительной точки зрения, так как впоследствии дают возможность более точно "нащупать" точку равновесия х*. Но они более трудоемки, дорогостоящи и требуют больше времени на повторные опросы.

Второй способ предполагает использование для интерполяции х* крайнюю точку шкалы. Например, для российской экономики в целом следует использовать две точки: х- 180 и х= 200. Однако здесь возникает проблема чрезмерно быстрого роста функции Е(х) и слишком крутого наклона соответствующей хорды. Скорее всего функция Е(х) на данном участке имеет явно нелинейный вид, но определить его невозможно. Можно было бы пойти и другим путем: проэкстраполировать на изучаемый участок шкалы линейную функцию хорды предыдущего участка. Однако проведенные нами вычислительные эксперименты показывают, что в этом случае может нарушаться естественное ограничение 100 < х* < 200 и точка х* выходит за пределы 200% (например, для группы лиц с хорошим и очень хорошим материальным положением). Таким образом, использование крайней гипотетической точки безальтернативно, но несет в себе вероятность некоторого искажения результата. Вместе с тем не следует преувеличивать величину возможной погрешности, так как само попадание точки х* в крайний интервал уже само по себе правильно отражает качественную картину процесса. Хотя при данном способе возможна меньшая вычислительная точность, чем при первом способе, он более предпочтителен в силу своей простоты и экономичности.

Отношение к неравенству доходов. Рассмотренная выше методика определения на шкале абсцисс х точки безразличия х* - предварительный шаг для определения собственно уровня терпимости населения к неравенству доходов. Рассмотрим более подробно смысл данной критической точки.

Условие моделируемых сценариев предполагает, что во втором сценарии люди получат более высокий доход по сравнению с первым. Однако омрачающим данный факт обстоятельством выступает то, что половина населения получит еще больший доход. Глубинный смысл моделирования данной ситуации и замеры мнения населения относительно бегающей величины х заключаются в том, что при определенной величине прироста дохода и сокращении разрыва в приростах с более богатой частью населения люди начинают все-таки предпочитать абстрактной справедливости рост собственных доходов. С увеличением х происходит рост доходов населения и одновременно сокращается разрыв в приросте доходов двух групп населения. Усиливается вероятность того, что респонденты предпочтут второй план развития (рост доходов) второму (обеспечение равенства). В точке х* происходит пересмотр решения в пользу второго плана развития, а следовательно, проблема неравенства в росте доходов для людей перестает играть решающее значение. Можно сказать, что за пределами точки х* людям проблема неравенства становится безразлична, т. е. в этой параметрической зоне людей начинают больше интересовать свои собственные заработки, независимо от заработков других людей.

Это означает, что большинство крайне нетерпимо относится к любому проявлению расхождения в доходах. Расчеты показывают, что люди готовы мириться с разрывом в росте доходов двух социальных групп только при условии, что он не будет превышать 20 процентных пунктов. Более того, чтобы смириться с такой "несправедливостью", людям должна быть предоставлена компенсация в виде роста дохода на 80 процентных пунктов. Такие пропорции вскрывают глубинные социалистические стереотипы, ориентированные на обеспечение социального выравнивания доходов.

С чем же могут быть связаны подобные социальные установки? На наш взгляд, здесь можно выделить три причины. Первая - продолжающееся действие эффекта начальных условий: сохранение у населения социалистического менталитета, отрицающего социальное неравенство. Вторая - негативная реакция людей на происходящее на протяжении последних полутора десятилетий неправомерное и зачастую несправедливое расслоение населения по признаку "бедный-богатый". Третья причина - специфическая ментальность россиян, предполагающая неприятие, т. е. отторжение чужого успеха, в том числе финансового. Такая ментальность может быть охарактеризована как недовольство. Первая и третья причины тесно связаны между собой, но не сводимы друг к другу. Так, чувство недовольства может способствовать формированию стремления к выравниванию доходов, если недовольные оказываются на нижней ступени социальной иерархии, а может провоцировать дальнейшее расслоение, если недовольные оказываются на верхней ступени иерархии доходов.

Нынешние ментальные установки населения в целом не соответствуют традиционной капиталистической экономике, которая априори предполагает неравенство доходов и жесткую социальную стратификацию. Тем самым выявленные социальные преференции российских граждан могут стать серьезным тормозом для многих экономических начинаний частного бизнеса.

Наблюдается ярко выраженная неизменяемость системы предпочтений разных социальных групп. Например, из табл. 3 видно, что точка безразличия х* для трех качественно различных социальных групп зажата в узком интервале [79, 2; 81, 5], т. е. максимальная вариация оценок населения составляет всего лишь 2, 3 процентных пункта. Таким образом, группы лиц с низкими, средними и высокими доходами проявляют примерно одинаковое стремление к равенству. Об этом же свидетельствуют и данные табл. 2. Следовательно, по отношению к проблеме неравенства доходов население представляет собой практически однородный контингент.

Наиболее терпимой к неравенству доходов оказалась группа со средним материальным положением. Тем самым средний класс действительно выступает в качестве наиболее прогрессивного элемента социума, который максимально лояльно воспринимает чужой финансовый успех. И хотя этот эффект малозначим, сам по себе он несет важную информацию о закономерностях формирования ментальных установок разных социальных групп населения.

Наименее терпимым к разрыву в доходах оказался контингент с хорошим и очень хорошим материальным положением. Иными словами, богатые люди относятся наиболее щепетильно к факту возможного отставания от доходов других групп населения. По-видимому, именно эта группа лиц демонстрирует наибольшую зависть в отношении окружающего их социума. Между тем не подтвердилась гипотеза о высокой толерантности бедного класса, который, как оказалось, по своим ментальным установкам почти ничем не отличается от богатого класса. Частичным объяснением подобного парадокса служит предположение о том, что бедный класс в России все-таки не настолько беден, чтобы игнорировать процессы в обществе и попасть в самодостаточное состояние, ориентированное только на собственное выживание. Похоже, что бедный социальный слой в России находится на том уровне материального обеспечения, который не подавляет, а наоборот, поднимает социальную активность населения и стимулирует протестные настроения.

Как и в случае замера степени толерантности населения к разрыву в доходах оценка уровня альтруизма должна базироваться на социологических опросах с использованием моделируемой ситуации. Рассмотренная классификация предполагает тестирование респондентов с помощью следующей модельной конструкции: "Экономическое положение страны улучшается, в основной своей массе люди живут все лучше, а Ваше благосостояние при этом никак не изменяется. Как Вы воспримите эту ситуацию? " Варианты ответа: "меня это будет радовать; меня это будет огорчать; мне это будет безразлично; затрудняюсь ответить".

Эмпирический анализ уровня альтруизма. Опросы, проведенные ВЦИОМ в 2006 г., позволяют осуществить распределение по трем рассматриваемым группам (табл. 4). На основе полученных результатов можно сделать следующие выводы.

Структура населения имеет явно асимметричный вид в сторону доминирования чувства недовольства. Так, в среднем по России недовольных в 3, 8 раза больше, чем альтруистов, при равенстве числа альтруистов и эгоистов.

Наблюдается ярко выраженная инвариантность структуры субъектов среди разных социальных групп. Например, из табл. 4 видно, что доля альтруистов лежит в очень узком интервале [15, 4; 17, 9], т. е. максимальная вариация оценок населения составляет всего лишь 2, 5 п. п. Еще более узкие интервалы характерны для доли недовольных и эгоистов - [61, 5; 63, 4] и [15, 1; 16, 8] - с максимальными вариациями долевых оценок в 1, 9 и 1, 7 п. п. Иными словами, некие фундаментальные моральные установки населения почти не зависят от уровня благосостояния.

Наиболее терпимой к чужому успеху является группа со средним материальным положением. Доля эгоистов среди лиц со средним материальным положением немного превышает аналогичную долю в других социальных группах. Учитывая, что эгоисты не реагируют на рост благосостояния социального окружения, именно они и оказываются наиболее равнодушной социальной группой.

Несложно заметить, что выводы, сделанные нами относительно социальной стратификации на эгоистов, альтруистов и недовольных, полностью совпадают с выводами относительно стратификации по уровню терпимости к дифференциации доходов. Более того, совмещение данных выводов позволяет сделать небезынтересное заключение: среди лиц со средним материальным положением наблюдается небольшой перевес эгоистов по сравнению с остальными социальными группами и, похоже, именно этот факт и лежит в основе большей толерантности данной группы к неравенству доходов. Тем самым нам удалось установить связь между такими, казалось бы, несвязанными между собой явлениями, как уровень альтруизма и уровень терпимости населения к неравенству доходов. Разумеется, данный вывод является в значительной степени предварительным; для его более строгого подтверждения необходимо накопление более серьезного массива репрезентативных данных.

Главным же выводом исследования следует признать то, что российское общество крайне нетерпимо к любым проявлениям чужого благополучия вообще и роста доходов в частности. Причем кажется вполне логичным предположение, что ментальные установки и стереотипы должны меняться в зависимости от уровня материальной обеспеченности человека. Однако данная гипотеза не подтверждается: разные доходные группы населения придерживаются практически идентичных взглядов на проблему чужого успеха и неравенства доходов. Данный факт позволяет сделать вывод о том, что у людей имеется два типа ментальных установок: которые зависят и которые не зависят от уровня материального благосостояния. Феномены альтруизма и нетерпимости к неравенству попадают во вторую группу стабильных предпочтений. Более того, анализ отчетных данных показывает, что данные феномены почти не зависят и от других социальных и антропометрических параметров: пола, возраста, образования, партийной принадлежности, типа поселения, географического расположения и т. п.

Экономический рост, доходы и ментальные установки населения. Построенные нами модельные сценарии-вопросы вскрывают отношение населения к росту доходов и благосостояния. Между тем последние по умолчанию предполагают экономический рост, который и выступает в качестве основы любых позитивных сдвигов в доходах. Например, если населению предлагается выбрать один из двух планов развития страны, которые различаются темпами роста доходов, то это эквивалентно выбору одной из двух стратегий экономического роста. Если население отторгает стратегию более динамичного роста экономики в пользу более пассивного развития, то это означает, что в обществе сформированы социальные механизмы, тормозящие интенсивный рост. Разумеется, население не имеет возможности непосредственно выбирать ту или иную траекторию экономического роста, но оно может реализовать свои предпочтения на парламентских и президентских выборах, на стадии голосования за ту или иную программу социально-экономического развития. В настоящий момент российское население склонно голосовать за умеренные стратегии экономического роста, ориентированные на достижение большей социальной справедливости. Фактически россияне отторгают стратегии такого экономического роста, который сопровождается социальным неравенством.

Оговоримся, что эффективность выбора того или иного варианта развития носит контекстное звучание. Если экономика достигла довольно высокого уровня экономического развития, но при этом наблюдается значительное социальное расслоение, то имеет смысл перейти к более умеренному росту при акцентировании усилий на выравнивании уровня жизни. Если же страна находится в состоянии кризиса, стагнации или вялотекущего роста, имеет смысл делать рывок в темпах экономического роста, откладывая проблему социального равенства до создания предпосылок ее решения. На наш взгляд, сегодня российская экономика нуждается в длительном и интенсивном экономическом развитии даже ценой социальной дифференциации. Выбор в пользу умеренной программы развития означает вероятность того, что и в дальнейшем не будет экономической основы для решения социальных проблем.

Комментарии (0)add comment

Написать комментарий
меньше | больше

busy