Урок социальной сфере


Урок социальной сфере

С.В. Калашников
МГУ им. М.В. Ломоносова, Москва
Круглый стол: Экономический кризис и социальная политика

Нетрудно заметить, что в экспертном сообществе нет единого мнения о социальной политике России. Это и хорошо, ученые не должны иметь однозначного мнения по каждому поводу. Но должны быть некие фундаментальные положения, которые специалистами, занимающимися социальной политикой, уже не дискутируются. К сожалению, у меня складывается впечатление, что в отличие даже не от естественных, а от общественных наук в области социальной политики устоявшихся позиций нет. Не могу я согласиться, например, с тем, что государство не является главным субъектом социальной политики. И хочу задать вопрос, а кто является таким субъектом. Гражданское общество? То есть относительно небольшие социальные группы, претендующие на защиту своих узкогрупповых интересов? Да, они, безусловно, игроки. Но никак не ведущие. Равнодействующая социальная политика, безусловно, остается за государством. Это первое. Второе. Приходится часто слышать, что кому то надо помогать. Возникает вопрос, почему надо кому то помогать. Давайте спросим людей, как они оценивают свою жизнь. И РОМИР, и «Левада-центр» постоянно публикуют данные, где люди говорят, что живут хорошо, как все на среднем уровне. Можно слышать о том, что в кризисе пострадала молодежь. Подойдите к любому на улице, выпивающему банку пива в день, и спросите: «Вы в унынии или бодро себя чувствуете?» Никто не скажет, что он погряз в пессимизме. В чем причина подобных ответов людей, которые плохо живут, даже с позиции наших «бедных стандартов»? Почему в нашем обществе такой пониженный фон социальных реакций, заставляющих власть думать о своей социальной политике?
Попробуем сформулировать цель социальной политики. Нельзя полагать, что государство как ведущий субъект социальной политики думает о завтрашнем дне. Политика - это искусство возможного на сегодняшний день. Есть вызов, и государство как умеет, так на него и отвечает. Не потому что государство плохое и обеспокоено только сегодняшним днем и думает, что завтра будет хоть потоп. Ничего подобного. Просто у государства достаточно много проблем сегодня, чтобы не тратить ограниченные средства на завтрашний день. Государство решает сегодняшние проблемы - такова реальная ситуация, определяющая социальную политику.
Попробую теперь ответить на несколько вопросов, поставленных перед участниками круглого стола. Начну с влияния кризиса на социальную сферу в целом и на состояние ее отдельных отраслей: оправдались ли панические прогнозы. Сегодня часто можно услышать, что такие прогнозы не оправдались. У меня же совершенно другая точка зрения. Я думаю, то, что уже произошло (я не занимаюсь прогнозами и не знаю, что будет в ближайшей и отдаленной перспективе), нанесло колоссальный урон социальной политике государства. Приведу только один пример с социальным страхованием. Что делать с нынешними пенсионерами? От принципов социального страхования у нас фактически отказались: существующее страхование - ни пенсионное, ни медицинское, ни тем более социальное - страхованием в полной мере назвать нельзя. Сейчас, когда из одного вида страхования безвозмездно изымаются ресурсы, чтобы покрыть дефицит в другом виде страхования, вообще нельзя говорить ни о какой системе страхования. Думается, нынешнее руководство страны стоит перед тяжелейшей проблемой, и положение дел пока только ухудшается.
Другой пример, принятое решение, также нанесшее колоссальный удар, - это передача социальных обязательств и полномочий субъектам федерации, у которых для этого нет ресурсов. Недавно субъектов доноров у нас было 13, сейчас их уже 9, сколько будет завтра, неизвестно, боюсь, 2-3. Российские регионы, которым Федеральный центр под эти обязательства оставляет только табачно-винные акцизы, проводить социальную политику в принципе не могут. И те обязательства, которые сейчас туда передаются, выполнить невозможно. Понятно, что социальная политика должна делаться там, где человек живет, а не в Москве. Но под эти обязательства нужны соответствующие финансовые ресурсы. То, что со ссылкой на кризис нарушен и без того хрупкий баланс, сложившийся к 2009 г. по бюджетным трансфертам и по социальному обеспечению, еще очень долго будет «икаться», даже если завтра у нас все будет очень хорошо.
И еще одна принципиальная ситуация. У нас почему то по прежнему успешно живут многие мифы, которые вроде бы давно опровергнуты. Один из них - миф о взаимоотношении занятости и производительности труда, о заработной плате и т.д., и т.п. И кризис эти несуразности высветил очень ярко. Мы видим сегодня, что нет национально регулируемого рынка труда, нет системы распределения производительных сил, не в плане Госплана и советских пятилеток, а просто в плане обеспечения людскими, финансовыми и техническими ресурсами в конкретной точке, потому что когда строится новый завод, то не стоит вопрос, где взять рабочих: завезем самолетом из Белоруссии, Украины, это же не проблема на сегодняшний день, или наймем турок строить Москву. Это тоже не проблема. Я должен сказать, что последствия для такой социальной политики, на мой взгляд, очень серьезные. Вопрос пойдет ли это нам на пользу.
Еще один вопрос - модернизация. Вы знаете, мне кажется, не пойдет на пользу. Не пойдет по одной простой причине. Социальная политика - это не чистая экономика. Такой прямой связи «производительность труда - экономические условия - социальная политика» не существует. Социальная политика еще и культурологический фактор. Наша культура не может взять кальку с западного 300 летнего капитализма в чистом виде. И определенные демпферы, определенные протекторы существуют не в нашей экономике, они существуют в нашей культуре. В нашем понимании социальной политики эти вещи выброшены из анализа, выброшены при принятии решений. Они существуют как бы сами по себе. Я думаю, что они сыграют свою роль. И это плохо. Плохо по простой причине: это означает, что мы на свой самобытный путь в социальной политике будем натыкаться при каждой новой итерации, пока не пройдут годы, когда это все как-то нивелируется. А сколько лет может пройти, я не знаю.
И последнее. Мне кажется, что сейчас создалась уникальная политическая ситуация для того, чтобы научное сообщество сказало свое слово. В какой форме? Я не знаю. Надо просто определить. Никто не спорит, что у власти существует вектор развития социальной сферы и социальной защиты населения. Я не буду говорить о причинах этого вектора: пиар или еще что-то, но такой вектор, безусловно, существует. Заявление президента и постоянное нагнетание органов субъектов Федерации, чтобы они выполняли социальную защиту, свидетельствуют об этом векторе. Другое дело, вопрос, который поднимался самого начала. А как? Вот тут складывается такое положение, что мы опять никак не хотим воспользоваться наработанным уже опытом и принять (может быть, не так однозначно, так как говорилось, что это неэффективно), по крайней мере, какие-то наработанные принципиальные позиции. Ну, если нет в рынке ничего, кроме социального страхования, давайте его развивать.
Если весь мир убедился, что государственная накопительная пенсионная система неэффективна и смысл негосударственной системы именно в том, чтобы эти инвестиционные потоки расползлись как ручейки, то зачем же мы формируем совершенно колоссальный бум непонятных денег в государственной накопительной системе, которая заведомо будет неэффективной? Давайте направим ее в солидарную систему пенсионного страхования. Если мы понимаем, что при нашем менталитете гарантированная медицинская помощь должна иметь именно такой объем, то нам не надо надстраивать над гарантированной медицинской помощью как совершенно внутренний контур якобы социального страхования.
Комментарии (0)add comment

Написать комментарий
меньше | больше

busy