ЭФФЕКТИВНОСТЬ УПРАВЛЕНИЯ ГОСУДАРСТВЕННОЙ СОБСТВЕННОСТЬЮ


ЭФФЕКТИВНОСТЬ УПРАВЛЕНИЯ ГОСУДАРСТВЕННОЙ СОБСТВЕННОСТЬЮ

В последние годы все более заметен интерес ученых и практиков к проблеме эффективности использования государственных средств в форме как "потока", когда перераспределяемые первичные доходы направляются на создание финансовых фондов воспроизводственного назначения, так и "запаса", когда используется прошлый труд людей, воплощенный в различных ценностях, в том числе и в недвижимости.

Повышение актуальности данной проблемы обусловлено неэффективно проведенной "денежной" приватизацией, дефицитом ресурсов, необходимых для полномасштабного восстановления инфраструктуры в материальном производстве и непроизводственной сфере, несмотря на активизацию процесса накопления по мере роста ВВП. Соответственно увеличиваются абсолютные размеры перераспределяемого с помощью бюджетов всех уровней объема ВВП, усиливается концентрация отдельно взятых финансовых потоков (мобилизуемые в доходы бюджетов всех уровней налоговые и неналоговые поступления или выделяемые из бюджетов всех уровней средства для финансирования реализации функций, закрепленных за государством).

Критическое состояние парка технологического оборудования и основных производственных фондов в целом во всех отраслях экономики и отсутствие возможности их сравнительно быстрой модернизации требуют максимально рационального использования как "запаса", так и "потока". С этой точки зрения представляются неоправданными меры последних лет по ликвидации имущественных технологических комплексов с последующим их разрушением и превращением занимаемой ими территории в место торгов недвижимостью, как это произошло с АЗЛК.

Настоятельная необходимость повышения эффективности использования государственных ресурсов в виде "потока" и "запаса" продиктована также ошибками и просчетами последних лет в финансовой политике, вследствие чего возросла дотационность целых отраслей и бюджетов всех государственных внебюджетных фондов - пенсионного фонда, фонда обязательного социального страхования, федерального и территориальных фондов обязательного медицинского страхования.

Ресурсная напряженность бюджетной системы связана с созданием и использованием для вложений в ценные бумаги иностранных эмитентов стабилизационного фонда, который к концу 2007 г. превысит 4 трлн. руб. и после деления на две части (в виде резервного фонда и фонда будущих поколений) не будет ниже 10% ВВП и практически выводится за пределы масштабного инвестирования в национальную экономику. Вместо того чтобы накопленные от экспорта энергоносителей доходы использовать для структурной модернизации отраслей экономики, в том числе на основе радикального увеличения государственных кредитных ресурсов для кредитования значимых инвестиционных проектов, правительство при поддержке парламента эти средства по-прежнему будет вкладывать в ценные бумаги иностранных эмитентов.

Достижением управленческой мысли считается "революционная" переформатизация федерального бюджета, а в ее рамках - "последовательный перевод части природных активов в финансовую форму". Это, по нашим представлениям, непозволительная роскошь, поскольку мировые цены экспортируемых невоспроизводимых природных ресурсов в перспективе будут только расти в связи с повышением спроса на них. Одни страны (к ним относятся США) увеличивают резервные запасы нефти на случай роста цен и выигрывают на этом, другие (Россия), пользуясь сиюминутной выгодой, сверх всякой меры половину добытой нефти экспортируют.

При ограничении продажи невоспроизводимых ресурсов можно было получать дополнительные финансовые ресурсы в результате более эффективного использования фондовых ценностей, связанного, в частности, с "денежной" приватизацией государственного имущества, которое продавалось за бесценок.

С позиции реализации стратегических интересов государства ограниченные ресурсы вряд ли целесообразно сохранять в качестве основного товара для экспорта и переводить в финансовую форму, что в условиях инфляции и снижения курса резервных валют чревато прямыми потерями. Следовало бы учесть и недопустимо грубую ошибку подобного "перевода", состоявшегося в недавнем прошлом.

Речь идет о заключенном в начале 1990-х гг. соглашении с США о поставках Россией в США 500 т высокообогащенного оружейного урана. Обычный урановый эквивалент этого объема - 150 тыс. т (в 300 раз больше, чем объем поставок). При годовой потребности страны в уране порядка 15-16 тыс. т Россия добывает около 3 тыс. т в год и держится на запасах, которые иссякнут примерно к 2015 г. А завершение поставок в США предусмотрено на 2013 г., в связи с чем там уже заявляют о "ядерной стерилизации" России. Поставка была рассчитана на поступление в Россию около 12 млрд. долл. по ценам периода заключения соглашения, тогда как в последние годы цены на уран резко возросли. Например, с января по апрель 2007 г. мировая цена урана выросла на 57% и достигла рекордного уровня - 113 долл. за фунт, или 293 долл. за 1 кг.

В результате разрушения СССР лишь около 20% разведанных урановых месторождений находится на территории России, а основные - в соседних государствах СНГ. Срочно потребовалась геологическая разведка, давшая результаты: в Якутии было открыто мощное месторождение урана. На геологоразведочные работы приходится тратить значительные средства - в 2003 г. 5, 2 млрд. руб., в 2005 г. - уже 11, 2 млрд. руб., в 2006 г. - более 16 млрд. руб., из них 720 млн. руб. - на разведку урановых месторождений. До 2015 года предполагается вложить в разведку и производство урана около 10 млрд. долл. -сумма, сопоставимая с выручкой от экспорта в США за бесценок высокообогащенного урана.

Упрощенное представление о ценности имевшегося в стране и уже в основном вывезенного за рубеж "запаса" урана в конечном счете заставило страну спешно изыскивать средства для усиленных бюджетных "потоков" в отрасль. К сожалению, из этого не сделаны выводы в практике управления другими ресурсными отраслями (добыча нефти и газа).

Финансовые ресурсы можно было высвобождать и в результате улучшения использования государственного имущества (управление акционерными обществами с контрольным пакетом акций в руках государства, расширение использования в целях кредитования под умеренный процент высокодоходных инвестиционных проектов и т. п.). Но и это не стало реальностью нашей экономики.

Средства для инвестирования изыскиваются теперь путем "свертывания" бюджетной сферы. Для снижения явного дефицита ее финансирования при растущем профиците федерального бюджета государство пошло на реализацию схемы превращения государственных учреждений в автономные, снимаемые, если потребуется, с обязательного бюджетного финансирования (Федеральный закон "Об автономных учреждениях" N 174-ФЗ от 3 ноября 2006 г.). С согласия собственника не исключается приватизация таких учреждений. В этом и заключается "стратегический" смысл принятия данного закона. Этот шаг государства уже достаточно осмыслен и воспринимается весьма критически, поскольку не только упускается время в эффективном производительном привлечении конъюнктурно высоких доходов от экспорта энергоносителей (на нужды финансирования социально-экономического развития), но и не используются реальные возможности получения дополнительных доходов и высвобождения финансовых ресурсов в результате улучшения управления государственным имуществом. Если бы это стало реальностью, можно было бы меньше доходов перераспределять на развитие бюджетной системы и больше средств оставлять предприятиям; увеличить составляющую бюджетов субъектов Федерации в консолидированном бюджете страны, которая остается намного меньше федеральной части и постепенно уменьшается. При этом расходы бюджетов муниципальных образований покрываются собственными источниками лишь на 40-60%.

Расчетные пропорции консолидированного бюджета на 2007 г. подтверждают эту тенденцию: при предполагаемом объеме ВВП на конец года в 31, 2 трлн. руб. доходы консолидированного бюджета достигнут свыше 10, 5 трлн. руб., но доходы субъектов федерации в целом - только 4, 3 трлн. руб. (табл. 1).

С позиции интересов предприятий, нуждающихся в модернизации производства, усиление перераспределительных процессов при нынешней доходности реального сектора экономики нежелательно, тем более что с учетом расходов государственных внебюджетных фондов перераспределяемая посредством бюджетной системы часть ВВП достигла 37, 5%. В некоторых отраслях (нефтедобыча) налоговое бремя превысило 50%, на уровне 5% остается в сельском хозяйстве, да и то главным образом вследствие его низкой доходности. Государство при профиците бюджета прибегает к займам, затрачивая немалые средства на их обслуживание (табл. 2).

Но при этом внешние активы государства (долг других стран перед Россией) остаются на уровне свыше 68 млрд. долл. США без долга стран СНГ (около 3 млрд. долл.). Эти активы в новой редакции Бюджетного кодекса названы внешними долговыми требованиями. Иной формы они и не принимают, поскольку в последние годы регулярно списывались в колоссальных суммах (3-5 млрд. долл.) с таких стран, как Ирак, Сирия, Алжир, - в надежде закрепиться на рынках стран-дебиторов в качестве поставщиков военной техники и оружия.

В управлении внешними активами также нет государственной стратегии, рассчитанной на сокращение потерь. Известны единичные факты, когда долги обмениваются на активы зарубежных компаний. Например, в Индии Россия в обмен на задолженность этой страны приобрела пакет акций предприятия по производству титана. Подобные возможности реальны и в других странах.

Приносящим доход активом являются земли. Однако и здесь нет государственной стратегии, определяющей перспективу оборота земель сельскохозяйственного назначения. Весьма интенсивно они перестают быть таковыми. Использование этой части государственного имущества пока не было предметом проверки Счетной палаты РФ. Отчасти это связано с несовершенством закона, регулирующего ее деятельность. В нем нет норм о стратегическом аудите использования всех государственных ресурсов.

С учетом ресурсной напряженности воспроизводственного процесса становится ясно, почему в последние годы возрастает внимание Счетной палаты РФ к проблематике более эффективного использования как государственного имущественного "ресурса", так и "потока" финансовых ресурсов в рамках бюджетного финансирования. Это закономерно: эффективность использования значительных по объему ресурсов в конечном счете определяет реальные возможности удовлетворения растущих потребностей. Аудит эффективности не менее важен, чем проверка законности и целевого использования средств, ибо при целевом использовании средств в соответствии с нормами законов эффективность может быть "нулевой", если не достигается запланированный конечный результат, и бюджетные средства тратятся напрасно. Насколько нужен такой аудит, говорит использование на размещение заказов для удовлетворения потребностей бюджетной сферы около трети расходов консолидированного бюджета. А не менее четверти этого объема становится "подарком" государства бизнесу. Схема простая - размещение заказов на внеконкурсной основе привело к крупномасштабному перераспределению бюджетных средств на счета компаний-монополистов, выполняющих заказы по монопольно высоким ценам. Сейчас, чтобы нивелировать этот процесс, внесены соответствующие изменения в закон о государственных заказах, все больше внимания уделяется эффективности "потока" государственных финансовых ресурсов. Однако не утрачивает актуальности использование государственных ресурсов в форме "запаса" фондовых ценностей.

Весьма значительным событием последних лет было проведение Счетной палатой РФ анализа процесса приватизации государственного имущества и публикация соответствующих материалов. Они имеют явно выраженную оценку исторических реалий социально-экономической трансформации советской плановой экономики, базирующейся на общенародной собственности, в экономику рыночную с доминантой дерегулирования. Однако такой материал, к сожалению, мог появиться лишь после завершения приватизации, ибо ее самый интенсивный период пришелся на время, когда Счетной палаты не существовало. Такой орган финансового контроля тогда был не нужен по мотивам нецелесообразности вмешательства в приватизационный процесс, поскольку он мог и затормозить этот процесс. Решалась задача завершения приватизации как можно скорее. Закон о Счетной палате был принят в 1995 г., когда основные приватизационные операции были проведены.

Примерно такая же ситуация с проектами, реализуемыми за счет кредитов международных финансовых организаций. Достаточно проработанное в деталях Положение о работе с проектами, реализуемыми Российской Федерацией при участии международных финансовых организаций (утверждено постановлением Правительства РФ N 43 от 28 января 2005 г.) появилось тогда, когда основные потоки кредитов международных финансовых организаций "прошли" по затратным, малоэффективным, нередко сомнительным проектам - при многочисленных нарушениях законов в части правомерности реального использования валютных займов. Важно то, что оценка фактов грубого нарушения законодательства при реализации проектов, финансировавшихся за счет внешних кредитов, а также в процессе приватизации была дана официально высшим органом государственного финансового контроля - Счетной палатой РФ. И эти материалы фиксируют наиболее существенные изъяны в использовании ресурсов в форме и "запаса", и "потока". Такой анализ чрезвычайно важен и для будущего, ибо остается еще немало неприватизированного государственного имущества, которое следовало бы использовать существенно лучше, чем до сих пор, и которое значится в ежегодно составляемых перечнях подлежащего приватизации имущества. Скрыто и незаконно приватизация продолжается, поскольку дает о себе знать явно "приватизационное" кредо по отношению к оставшемуся в государственной собственности имуществу. Выходящим из общего ряда примером циничного отношения к труду целого поколения граждан нашей страны является незаконная передача российского атомного ледокольного флота Мурманскому морскому пароходству с последующей передачей его без согласия собственника (государства) в аренду иностранным компаниям для организации высокооплачиваемых круизов на Северный полюс. А речь идет не только о "доходности" таких операций, но и об интересах национальной безопасности России. Без стратегического аудита с соответствующими правами органов высшего государственного контроля в таких ситуациях обойтись невозможно.

Сегодня возрастает значение использования того "запаса", каким остается государственное имущество, находящееся на территории Российской Федерации и за рубежом. Но еще сильна инерция "приватизационного" мышления государственных чиновников высокого уровня, которая проявляется в отсутствии научной концепции управления федеральным имуществом в целом.

В соответствии с Конституцией РФ управление федеральной собственностью осуществляет правительство. В рамках его конституционных полномочий начиная с 1995 г. создавались организационно-правовые предпосылки улучшения управления федеральной собственностью, находящейся за рубежом. В центре внимания были вопросы контроля расходов на его содержание, обеспечения определенной доходности его использования в коммерческих целях. Постановление Правительства от 5 января 1995 г. N 14 "Об управлении федеральной собственностью, находящейся за рубежом", определило порядок осуществления всех видов сделок с собственностью России за границей (продажи, мены, залога, дарения, изъятия, приобретения, приватизации, сдачи в аренду и т. д.). Согласно этому акту все сделки с недвижимым имуществом, а также с ценными бумагами, долями участия, паями и акциями в зарубежных компаниях полагалось осуществлять с учетом рыночных цен, складывающихся по местонахождению имущества на момент их совершения. В 1990-е гг. были решены и другие вопросы совершенствования управления государственным имуществом, находящимся за рубежом, определены функции и полномочия Управления делами Президента РФ и МИД России, в оперативном управлении которых находилось тогда недвижимое федеральное имущество за рубежом.

Был установлен порядок, в соответствии с которым средства, вырученные в результате совершения сделок с имуществом, являющимся федеральной собственностью и находящимся за рубежом, должны поступать в федеральный бюджет. Это распространялось и на доходы по ценным бумагам, долям участия, паям, а также дивидендам, выплачиваемым на акции зарубежными юридическими лицами с российской долей участия, за исключением средств, вырученных от сделок с имуществом, закрепленным за государственными предприятиями на праве хозяйственного ведения. Неоднородность подобных потоков предполагает их систематизацию и учет. Именно поэтому было принято постановление Правительства РФ от 3 июля 1998 г. N 696 "Об организации учета федерального имущества и ведения реестра федерального имущества", предусматривающее порядок учета федерального имущества и ведения соответствующего реестра.

Вопросы управления находящимся за рубежом имуществом нашли также отражение в концепции управления государственным имуществом и приватизацией в Российской Федерации, одобренной постановлением Правительства РФ от 9 сентября 1999 г. N 10. В ней были определены цели и задачи государственной политики в области управления государственной собственностью, находящейся за рубежом. Позднее постановлением Правительства РФ от 14 января 2002 г. N 10 утверждался порядок отчуждения федерального недвижимого имущества, находящегося за границей. Учитывалось, что преобладающая часть недвижимого имущества тогда находилась в оперативном управлении Министерства иностранных дел России. Другая (меньшая) часть его была передана Управлению делами Президента РФ для создания условий деятельности федеральных государственных органов за рубежом и в целях коммерческого использования. На указанные ведомства были возложены и функции по осуществлению поиска не учтенного и не оформленного должным образом зарубежного имущества Российской империи и Союза ССР - с оформлением соответствующих прав собственности Российской Федерации.

Названная проблема также многоаспектна и имеет глубокие корни. В разных странах находится немало объектов недвижимости, требующих правового урегулирования. Многие из них не решаются в течение длительного времени. В частности, на дворец Бельведер (Франция) и летнюю резиденцию великих князей на Лазурном берегу у России имеется купчая от 1865 г., заключенная с городскими властями Ниццы. Дворец находится в муниципальной собственности Ниццы. Аналогично в 1867 г. была оформлена купчая на дворец Вольроз - бывшие владения управляющего императорских железных дорог России, также находящиеся ныне в муниципальной собственности Ниццы. В Иране в концессию в соответствии с договорами о концессиях с иранским правительством 1876-1896 гг. было получено Каспийское побережье в Персии (Пехлеви). Вопрос не был урегулирован и остается нерешенным до настоящего времени. В Монголии в 1924-1990 гг. по соглашениям с монгольским правительством были построены 42 объекта социального и коммунального назначения, вопрос по которым не урегулирован. В Восточной Европе в соответствии с Союзной декларацией о поражении Германии и ее союзников от 5 июня 1945 г. значится множество объектов (в Германии - 695, Венгрии - 244, Болгарии - 672, Австрии - 2415, Финляндии - 295, в Румынии - 464) общей стоимостью свыше 10 млрд. долл., вопрос о которых тоже не решен. На территории бывшего СССР также не были адекватно урегулированы имущественные отношения бывших союзных республик.

В научных публикациях последнего десятилетия пролит свет на то, что за границей находится немало принадлежащего России золота, являющегося универсальным активом. Известно, например, что в соответствии с Русско-японской финансовой конвенцией от 4 сентября 1916 г. были приобретены ценные бумаги Японии и сделан заказ на поставку оружия на сумму около 70 млн. золотых иен. По условиям конвенции золото полагалось возвратить, чего не было сделано. В январе-феврале 1917 г. в соответствии с секретной антанто-русской конвенцией (январь 1917 г.) на сумму 20 млн. фунтов стерлингов (2244 ящика с золотом в слитках и золотой монетой) были поставлены на закупку оружия в Японию. Заказ не был выполнен, золото не было возвращено. Аналогично 16 октября 1919 г. в Японию было поставлено 20 ящиков с золотой монетой и 2 ящика со слитками (всего 1300 кг на сумму 1, 3 млн. руб.), а также золото и ценные бумаги для закупки оружия для армии Колчака. Золото не было возвращено. В день штурма Зимнего дворца из Петрограда в Стокгольм согласно секретной конвенции Временного правительства о поставках оружия было поставлено золота на сумму 4, 85 млн. золотых рублей (2, 5 млн. долл., или 13 млн. золотых франков).

Реальная возможность решения проблем, имеющих историю, связана с необходимостью правового урегулирования управления зарубежным имуществом России. Прежде всего, это касается органов управления государственным имуществом. До 2004 г. координирующим уполномоченным федеральным органом исполнительной власти в части управления федеральной собственностью, находящейся за рубежом, являлось Минимущество России и созданная распоряжением Правительства РФ Межведомственная комиссия, которая была упразднена постановлением Правительства РФ от 16 апреля 2004 г. N 215. Однако задачи и функции по межведомственной координации не были поручены ни одному из федеральных органов исполнительной власти, включая Минэкономразвития России, куда структурно входит пришедшее на смену Минимуществу Росимущество. Ему была передана большая часть функций упраздненного ведомства. Однако в нормативные правовые акты, регулирующие порядок учета, распоряжения и контроля за использованием федеральной собственности, находящейся за рубежом, соответствующие изменения не были внесены. Результат - отсутствие координирующего органа по управлению этой частью федеральной собственности. В такой ситуации федеральные органы исполнительной власти организуют работу по решению вопросов использования находящейся за рубежом собственности автономно, по своим представлениям, их деятельность никем не координируется, что нарушает единство системы управления собственностью государства за границей. Отсутствие Межведомственной комиссии привело к выхолащиванию самого содержания функций управления имуществом, обусловило запущенность работы по комплексной оценке и самого имущества, и эффективности его использования за рубежом.

Постановлением Правительства РФ от 3 июля 1998 г. N 696 "Об организации учета федерального имущества и ведения реестра федерального имущества" предусматривалось обязательное ведение реестра, содержащего перечни объектов учета и данные о них, которые, в свою очередь, отражаются в Государственном регистре баз и банков данных. Объектами учета в реестре определены: земельные участки, находящиеся в федеральной собственности; участки леса, недр, водные объекты и другие природные объекты (ресурсы), находящиеся в федеральной собственности; федеральное имущество, закрепленное на праве хозяйственного ведения за государственным унитарным предприятием или на праве оперативного управления за федеральным казенным предприятием, либо находящееся в федеральной собственности предприятие в целом как имущественный комплекс; находящиеся в федеральной собственности акции (доли, вклады) хозяйственных обществ и товариществ, а также имеющееся у них федеральное имущество, не вошедшее в уставный (складочный) капитал; иное находящееся в федеральной собственности недвижимое и движимое имущество, в том числе переданное в пользование, аренду, залог и по иным основаниям. Иначе говоря, отражению в реестре подлежит все имущество.

В соответствии с постановлением Правительства РФ от 27 ноября 2004 г. N 691 "О Федеральном агентстве по управлению федеральным имуществом" его полный учет, в том числе ведение реестра, должны осуществляться Росимуществом. Однако его функции в этом деле реализуются с весьма существенными отклонениями от установленных требований. Так и не был организован пообъектный учет имущества, расположенного за рубежом. Объектами учета стали имущественные комплексы юридических лиц Российской Федерации, что открывает путь к неполноте учета со всеми вытекающими из этого возможными последствиями.

В частности, объекты, находящиеся на праве хозяйственного ведения у ФГУП "Госзагрансобственность" Управления делами Президента РФ, учтены под одним реестровым номером. В реестре объектов федеральной собственности, принадлежащих на праве оперативного управления МИД России, значатся 1773 учетные единицы, тогда как в его ведении за рубежом находится более 2 тыс. объектов федерального недвижимого имущества. Разница значительная -около 230 объектов.

Не решен вопрос о ведомственной принадлежности объектов недвижимости за рубежом, в которых размещаются российские центры науки и культуры Росзарубежцентра. В результате более 150 объектов в 43 странах мира не внесены в государственную информационную базу, реестровые номера не присвоены, свидетельства не оформлены. А речь идет о довольно дорогих объектах. Аналогично несвоевременно обновляется база данных при изменении формы собственности или других вещных прав на объект учета. Это относится к информации о долях участия Российской Федерации в уставных капиталах иностранных компаний. Оказались неучтенными: часть акций Московского народного банка (Великобритания) и Коммерческого банка для Северной Европы - Евробанк (Париж), находящихся в хозяйственном ведении 9 федеральных государственных унитарных предприятий - внешнеэкономических объединений. Не в полной мере отражена в учете доля участия Российской Федерации в размере 12, 29% (344, 1 тыс. долл.) в уставном капитале Белвнешэконом-банка (Белоруссия). В информационной базе данных Росимущества не учтены доли участия в уставных капиталах четырех иностранных компаний ОАО "Ингосстрах", в том числе: Блэк Сиэнд балтик Дженерал (Великобритания) - владеет 4, 51% - 59, 6 тыс. долл.; Гарант Ферзихерунгс (Австрия) - 20, 0 млн. в австрийской национальной валюте (22, 22% - 2, 2 млн. долл.); Софаг (Германия) -3 млн. в национальной валюте (23, 07% - 313, 2 тыс. долл.).

Не учтены доли участия Внешэкономбанка в финансовых активах 8 иностранных компаний, в том числе: Белвнешэкономбанка (15%, или 420, 0 тыс. долл.), Юраско Банка (6, 6%, или 1, 9 млн. долл.).

Оценка федерального имущества, находящегося за рубежом, как правило, не отражает его состояние и ценность и существенно занижена. Так называемая "справедливая оценка" по рыночным ценам не стала реальностью. По данным на 1 января 2006 г., на балансе МИД России в 124 странах мира числится 2001 объект, балансовой стоимостью 2, 5 млрд. долл.; у ФГУП "Госзагрансобствен-ность" Управления делами Президента РФ в 75 странах мира находится 964 объекта балансовой стоимостью 125 млн. долл.

Переоценка федеральной зарубежной собственности по состоянию на 1 января 2003 г. не была проведена. В результате имеются даже случаи учета имущества в ценах 1921 г. Так, в г. Лусака (Замбия) земельный участок площадью 3, 6 га и находящееся на нем здание (площадь 568, 8 м2) имеют балансовую оценку 281 руб. Рыночная же оценка данного объекта, проведенная по заказу Мингосимущества России, составляет не менее 190 тыс. долл.

Информационная база не содержит данных о фактически совершенных сделках с федеральной собственностью, находящейся за рубежом. Не организован ее мониторинг, с у четом данных которого можно было бы получить информацию о сдаче в аренду объектов федеральной собственности. Нет и мониторинга сводных данных в разрезе по министерствам, ведомствам и странам. Соответственно не проводятся ни оценка доходности сделок, ни анализ эффективности использования объектов, ни учет продления сроков договоров аренды федерального недвижимого имущества за рубежом.

Заслуживает особого внимания вопрос отчуждения и приобретения имущественных ценностей, находящихся за рубежом. При отсутствии межведомственного координирующего государственного органа все решения принимаются правительством по предложениям отдельных ведомств (МИД России, Управление делами Президента РФ и Росимущество), избирательно, приобретая затяжной характер. В частности, распоряжением Правительства РФ от 30 июля 2005 г. N 1090-р была предусмотрена продажа Росимуществом находящихся в федеральной собственности пакетов акций и долей участия в уставных капиталах ряда акционерных обществ, находящихся за рубежом. Речь идет об АО "Русское лесное агентство Лтд." (Великобритания), АО "РУС ВУД" (Швеция), ООО "РУСЛЕНЬО", (Италия), АО "РЮСБУА" (Франция). Этот вопрос не был решен. Аналогично тем же ведомством не был решен и вопрос о перечислении в федеральный бюджет крупной суммы (1, 0 млн. долл.) в виде платы за использование в 2004 г. имущественного комплекса Разданской ТЭС (Армения), переданной Российской Федерации по межправительственному соглашению в счет погашения долга. Это один из немногих случаев погашения внешнего долга дебиторами России - государствами СНГ в форме передачи имущества. Аналогом такой операции может стать залог акций "Белтрансгаза" под кредит примерно в 1, 5 млрд. долл., запрашиваемый у России с последующими возможными действиями в случае его непогашения страной-дебитором. Именно поэтому очевидной является осторожность соседней страны.

Комментарии (0)add comment

Написать комментарий
меньше | больше

busy