ИНТЕЛЛЕКТУАЛИЗАЦИЯ ХОЗЯЙСТВЕННОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ


ИНТЕЛЛЕКТУАЛИЗАЦИЯ ХОЗЯЙСТВЕННОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ

Формирование и развитие интеллектуального потенциала современных производительных сил и в целом интеллектуализация хозяйственных отношений обычно интерпретируются как нарастание процесса информатизации общества и экономики, с превращением индустриальной экономической системы в так называемую постиндустриальную. Если подытожить большинство существующих трактовок последней, то можно выделить следующие содержательные признаки: основным фактором создания благ выступают человеческие знания, используемые, прежде всего, благодаря науке; безусловным приоритетом воспроизводственного процесса является создание различного рода услуг, включая новые знания и новую информацию; овеществленная в живой и неживой природе информация, а также идеальная информация в форме человеческих знаний - важнейший предмет деятельности человека; технологической основой производственной деятельности становятся наукоемкие технологии, а не трудоемкие и энергоемкие технологии; главное в процессе создания экономических благ - обмен-общение между хозяйственными агентами.

Названные положения вполне могут рассматриваться как важные характеристики общества и экономики, преобразуемые под воздействием "цифровых" , "умных" и гибких, автоматизированных технологий. Вместе с тем необходимы существенные уточнения и дополнения. Нельзя путать причины и следствия, иначе формируются превратные представления. Так, исходя из ходячих стереотипов о "постиндустриализме" развивающуюся сферу услуг нередко принимают за источник, а не следствие научно-технического прогресса, в связи с чем приписывают ей свойство делать наукоемким и ресурсосберегающим процесс использования вещества природы при создании материальных благ. Отсюда порождается иллюзия, будто сфера услуг призвана едва ли не заменить сам процесс материального производства.

В действительности же причинно-следственные зависимости совершенно иные и они властно диктуют приоритеты, связанные с масштабной технологической модернизацией производительных сил страны и всей материально-технической базы народного хозяйства России. Исходя из сущности эту фазу развития правильнее расценивать как неоиндустриализацию.Следует ясно понимать, что именно потребности развития материального производства являются детерминантом прогресса науки и техники, возможностей социальной сферы, повышения эффективности образования и т. д. И наоборот, социализация хозяйственной действительности оказывает обратное, мультипликативное воздействие на производство материальных благ. Таким образом, как доказывает и отечественная, и мировая практика, одновременное обеспечение расширенного воспроизводства и успешное решение социальных задач не просто реально возможно и вполне достижимо, но в современных условиях абсолютно необходимо.

Отмеченное выше обстоятельство позволяет усомниться в том, что в рамках общества, именуемого "постиндустриальным" , материальное производство отходит на второй план, уступая место сфере услуг. Нам представляется, что количественный рост и качественное обновление информационного сектора экономики отнюдь не свидетельствуют в пользу приоритета сферы услуг относительно трансформационного сектора экономики в целом или материального производства. Экономика любого периода человеческого развития всегда была одновременно и трансформационной, и информационной. Можно ли представить переход от доиндустриального этапа хозяйственного развития к индустриальному без соответствующей информационной революции? Более того, любое новшество в производстве экономических благ всегда сопровождалось соответствующим информационным обеспечением.

Таким образом, феномен интеллектуализации, или развитие наукоемких начал в экономической действительности в целом и в практике промышленного предприятия в частности, едва ли следует непосредственно увязывать с появлением неких "постиндустриальных" производственных отношений. Отсутствие такой непосредственной связи объясняется тем, что базисная значимость и жизненная важность материального производства никогда не отойдут на второй план, какими бы супертехнологиями ни обладал современный и будущий человек.

Ни повышение роли информации, ни ускоренное развитие сферы услуг не являются конституирующими признаками интеллектуализации экономической действительности, поскольку эти процессы, при всей их важности, имеют лишь опосредованное отношение к созданию "базисного набора" жизненных благ. Но главное заключается в том, что формирование и развитие гуманистических, своего рода ноосферных начал, которыми должен быть пронизан весь ход современного научно-технического прогресса, напрямую не связано с информационным обществом и одноименной экономикой. Следовательно, детерминанту интеллектуализации экономики и всей системы хозяйственных отношений следует искать не в обслуживающем материальное производство информационном секторе, а непосредственно в самом материальном производстве. Сфера услуг, равно как весь информационный и трансакционный сектор экономики, всегда будут хотя и важными, но вспомогательными относительно того сектора хозяйства, где осуществляется трансформация вещества природы в конкретное жизненное благо.

Однако и отстаиваемое нами положение о том, что интеллектуализация экономической действительности и становление промышленного предприятия наукоемкого типа непосредственно обусловлены прежде всего потребностями развития системы материального производства, также требует своего обоснования. И если исходить из того, что любые жизненные блага создаются при непосредственном участии вещества природы, всегда имеющего материальную субстанцию, то необходимо выявить общую логику экономического использования природных ресурсов и природного потенциала на различных этапах развития человеческой цивилизации.

В доиндустриальный период экономической истории природные экономические ресурсы были столь велики, что человек не задумывался над проблемой их сохранности и воспроизводства. Возникающие проблемы разрешались в рамках существовавшего тогда относительно устойчивого равновесия человека и среды его обитания. В системе человеческого потенциала важнейшую роль в данном случае играл трудовой фактор, который соединялся с веществом природы непосредственно. При этом преобразование вещества природы в потребительское благо не требовало массовых специальных знаний, а являлось содержательной характеристикой естественного единения человека и среды его обитания. Информационное пространство в данном случае состояло преимущественно из овеществленной информации, заключенной в конструкции и свойствах орудий и предметов труда, потребительских благ. Таким образом, созидательный потенциал здесь состоял из природного и трудового.

Среда человеческого обитания и, следовательно, природный потенциал, будучи критическим фактором производства того периода, не утрачивал способности к самовосстановлению. Если же данного потенциала не хватало, то человек находил новые его источники. При этом дальнейшее использование экономических ресурсов природы не приводило к обострению противоречия в системе "человек - природа". Энергии человека и естественной природной энергии было вполне достаточно для добычи и начинающегося производства предметов потребления. Набор типичных человеческих потребностей и практически неограниченные возможности экосистемы для их удовлетворения не являлись непосредственным основанием для обострения и ужесточения социально-экономических противоречий внутри человеческих сообществ.

Период индустриального развития экономики существенно модифицировал содержание взаимодействия человека и природы, а также человеческого и природного потенциала. Теперь критическим фактором производственных отношений становится капитал, представляющий собой воплощенный в средствах производства и выпускаемых товарах прошлый человеческий труд. Вещественный капитал, как известно, представляет собой производный фактор, а точнее, такую форму производственных отношений, которая опосредует производство человеком различных благ для более эффективного удовлетворения своих растущих потребностей. Теперь вместо добычи потребительских благ практически полностью доминирует их производство, которое предполагает как масштабное использование вещества природы, так и технологическую его переработку. Развитие производительных сил оказывается в зависимости от хода и масштаба научно-технического прогресса, т. е. от степени своего единства с наукой. Поэтому в условиях современного капитализма в системе человеческого потенциала наряду с непосредственной способностью к высококвалифицированному труду существенную роль начинает играть способность к умственному труду, а в информационном пространстве овеществленная информация дополняется информацией в форме специальных знаний. Созидательный потенциал имеет сейчас наиболее сложное строение, поскольку состоит из природного, вещественного, трудового и умственного, а это предполагает действие специальной, весьма эффективной экономической системы, от которой требуется поддержание единства всех составных частей современных производительных сил.

Индустриальный этап экономического развития осуществлялся и нередко продолжает осуществляться в рамках традиционных представлений о "безбрежности" природных экономических ресурсов. Для подобных представлений есть немало умозрительных оснований, обусловленных якобы несметными богатствами еще существующих анклавов Земли и Мирового океана. Однако современный этап развития мирового хозяйства и национальных экономических систем позволяет решительно усомниться в отмеченном выше традиционализме. Период всеохватывающей капитализации экономических отношений и взаимодействий объективно привел к "вымыванию" природного потенциала, нарушению баланса в системе отношений "человек - природа". Если в доиндустриальную эпоху экономического развития использовалась естественная энергия человека и природы, то масштабные и всеохватывающие индустриальные технологии основывались на энергии, получаемой в результате использования невоспроизводимых природных ресурсов. В этих условиях обостряется объективное противоречие между растущими потребностями человека и возможностями экосистемы по их удовлетворению. По сути, произошло отрицание экономически гуманного созидательного бытия. На его место пришло и укоренилось экономически утилитарное производственное бытие капитала, закономерно приведшее к разрушению самих основ человеческой жизни и деятельности. Особенным итогом масштабной индустриализации экономики являются растущие и обостряющиеся социально-экономические противоречия, причем даже в странах с развитыми традициями социально ориентированной модели рыночной экономики.

Попытки разрешить названные выше противоречия на основе существующих традиционных теоретико-методологических и научно-практических концепций уже не приводят к ожидаемым результатам. Социально-экономическим итогом подобных попыток являются концепции "золотого миллиарда" , деление стран и народов на "центр" и "периферию" с заведомо определенными и различающимися стандартами уровня и качества жизни. Между тем продолжающийся утилитарный подход к мировому воспроизводственному процессу объективно привел к продовольственному, энергетическому и экологическому кризису. Экономическая суть этих и грядущих кризисов или бедствий заключается в том, что природные ресурсы становятся все более ограниченными, а задействованный в производственном процессе природный потенциал оказался "вымытым" настолько, что уже не просто не подлежит восстановлению, но и заключает в себе источник новых, уже неконтролируемых человеком экологических угроз.

Нам представляется, что не бурный рост информатизации общества и экономики является непосредственной причиной интеллектуализации современной экономики, а объективная необходимость гуманно-экономического развития хозяйственной деятельности, суть которой заключается в сознательном и целенаправленном обеспечении такого ее качества, когда прекращается "вымывание" природного потенциала и человеческое развитие приобретает действительно гуманистическую направленность. Растущая информатизация общества и экономики предстает здесь как определенное внешнее условие, способствующее либо тормозящее формирование и развитие названных гуманно-экономических основ хозяйствования. Но информатизация не является конституирующим признаком интеллектуализации экономической деятельности, связанной непосредственно с созидательной материализацией высокого уровня общей и экономической культуры человека. Следовательно, интеллектуализация современной экономики - это объективно-императивный процесс формирования и развития гуманистических основ хозяйственной деятельности.

Необходимый уровень общей и экономической культуры человека находит свое проявление не только в "гармонизации" отношений в системе "человек -природа" , но и в гуманизации отношений в системе "человек - человек". На наш взгляд, постепенно пробивающие себе путь гуманно-экономические основы созидательной деятельности как основного хозяйственного звена, так и всей экономики представляют собой ведущий признак процесса интеллектуализации современной системы хозяйственных отношений. Инструментом реализации требований экономической гуманности является реально сформированный и действующий интеллектуальный потенциал, обеспечивающий прогрессивное человеческое развитие путем расширенного воспроизводства жизненных благ в условиях перманентно укрепляющегося социально-экономического и экологического равновесия. Экологическая "составляющая" данного равновесия заключается в предотвращении и профилактике "вымывания" природного потенциала. Социальный аспект экономически гуманного хозяйствования заключается в становлении и развитии в ходе созидательного процесса таких человеческих взаимодействий, которые развивают обмен-общение, сотрудничество и сотворчество при решении созидательных задач.

Интеллектуализация экономической деятельности является объективным атрибутом хозяйственной действительности. В доиндустриальную эпоху гуманно-экономические основы хозяйственного бытия не становились объектом специального рассмотрения в силу естественного единения человека и природы. Индустриальный этап развития человеческой цивилизации привел к растущей ограниченности природной среды, формированию деструктивной дихотомии "человек и природа" и, как следствие, нарастанию системы экологических и социально-экономических противоречий. Развитие основ неоиндустриальных экономических отношений, сопровождаемых процессами интеллектуализации хозяйственной действительности, характеризуется повышением значимости экономической справедливости. Человеческий потенциал дополняется интеллектуальным, являющимся инструментом практического осуществления требований экономической "честности" и "порядочности". Необходимость интеллектуализации экономического развития предстает здесь как насущная потребность сохранности и среды человеческого обитания, и самого человека.

Непосредственно информатизацией общества и экономики интеллектуализация хозяйственной деятельности не определяется. Развитие процессов информатизации лишь способствует ускорению интеллектуализации экономического бытия. Этот вывод обосновывается тем, что человеческое общество и его экономика на всех этапах своего развития были информационными. Экономическая история не знает неинформационных экономических систем. Для определенной части сообщества людей информация всегда была предметом труда и творчества. Интенсификация же информационного пространства есть лишь благоприятное условие для интеллектуализации экономики, но не ее суть. Информатизация и наукоемкая фаза экономической действительности является функцией императива интеллектуализации хозяйственной действительности, а не наоборот. Конечно, процессы информатизации оказывают ускоряющее влияние на интеллектуализацию хозяйственной деятельности, но не становятся качественной определенностью ни интеллектуального потенциала, ни как такового процесса интеллектуализации экономики.

Современный процесс интеллектуализации экономической действительности представляет собой "отрицание отрицания" предшествующих периодов хозяйственных отношений и человеческих взаимодействий. Естественность гуманно-экономического бытия доиндустриального периода отрицалась необходимостью осознания и познания иррациональных форм и способов хозяйствования эпохи индустриализма. Здесь формируется императив, насущная потребность в сознательно организуемой и целенаправленно внедряемой "интеллигентности" социально-экономических взаимодействий. Конституирующим признаком неоиндустриальной системы экономических отношений и взаимодействий является, таким образом, не приоритет сферы услуг над сферой материального производства, и не всеохватывающая информатизация общества и экономики, а требуемая реальной действительностью "порядочность" и высокая гуманность социально-экономического устройства.

Интеллектуализация экономических трансакций и всего воспроизводственного процесса никоим образом не умаляет приоритета и основополагающей роли материального производства в неоиндустриальном обществе. Она означает лишь то, что сфера материального производства приобретает новое качество, в рамках которого будет осуществляться настолько глубокая переработка вещества природы, что прекратится отмеченное ранее "вымывание" природного потенциала.

В неоиндустриальном обществе едва ли будет иметь место так называемая "двухсекторная" хозяйственная модель, состоящая из обрабатывающего сектора материального производства и "постиндустриального" сектора услуг. Нам представляется, что неоиндустриальная модель экономики должна охватывать не только весь воспроизводственный цикл создания жизненных благ, но и органически сочетать в себе трансформационный и трансакционный сектор хозяйства. Оба сектора неоиндустриальной экономики должны в равной степени отвечать требованиям экономической гуманности. Если в рамках неоиндустриальной экономической системы еще и будет оставаться "индустриальный архаизм" , то этот архаизм будет иметь место на всех фазах индустриального воспроизводства. С этой точки зрения "двухуровневая" экономическая модель современной экономики не только возможна, но и будет закономерным этапом в становлении развитых форм неоиндустриального хозяйства. Конечно, содержание деятельности промышленных предприятий здесь существенно изменится, однако это не означает их "растворенности" в лабиринтах бурного роста сферы услуг и информатизации общества. Сфера материального производства и, следовательно, сфера деятельности хозяйственных первичных звеньев промышленности едва ли когда-нибудь станет второстепенной.

Комментарии (1)add comment

Ольга Иванова said:

Здравствуйте! Подскажите, пожалуйста, кто автор публикации?
17 Май, 2012

Написать комментарий
меньше | больше

busy