ВВП СТРАН СНГ: ПРОПОРЦИИ И МЕХАНИЗМ РАСПРЕДЕЛЕНИЯ


ВВП СТРАН СНГ: ПРОПОРЦИИ И МЕХАНИЗМ РАСПРЕДЕЛЕНИЯ

На стадии распределения представляющие ВВП доходы выступают как элементы национального дохода в различных формах первичных, вторичных и конечных доходов, которые расходуются их получателями на оплату конечного потребления товаров и услуг, накопление материальных элементов капитала и приобретение финансовых активов. Распределение и перераспределение доходов является тем самым посредствующим звеном между созданием ВВП и его конечным использованием.

В то же время через механизмы и инструменты распределения государство проводит свою социально-экономическую политику, осуществляет регулирование процесса создания и использования ВВП. В сфере распределения через соответствующие правовые нормы и законодательство в наибольшей степени проявляется прямое вмешательство государства в экономическую жизнь (деятельность хозяйствующих субъектов) и механизмы рынка, а также сталкиваются классовые и имущественные интересы хозяйствующих субъектов.

Национальный доход отличается от ВВП на сальдо первичных доходов (оплаты труда, доходов от собственности и инвестиций), полученных из-за рубежа и переданных сектору "остальной мир". Его объем, как и объем ВВП, принято исчислять на валовой основе (включая амортизацию) и на чистой основе (при ее вычете). Далее для упрощения изложения используются показатели валового национального дохода (ВНД).

В России, как и большинстве других стран СНГ, ВНД меньше ВВП, так как за рубеж передается больше первичных доходов, чем поступает оттуда. Значительное и устойчивое превышение ВНД над ВВП отмечено в Молдове и Таджикистане в результате больших переводов валюты извне гражданами этих стран (мигрантами) из других государств СНГ (табл. 1).

Инфляционные процессы оказывают, в частности, главное воздействие на формирование и пропорции распределения доходов, а также во многом предопределяют направления их последующего перераспределения и использования.

Особенно это проявлялось в первой половине 1990-х гг. С середины 1990-х гг. темпы инфляции замедлялись, но по-прежнему повсеместно значительно превышали увеличение объема ВВП в реальном выражении, т. е. ее влияние оставалось преобладающим.

Для характеристики уровня инфляции воспользуемся дефляторами ВВП, которые отражают изменение уровня цен конечного потребления на все элементы его использования - потребление, инвестиции, экспорт и импорт товаров и услуг. Покупательная способность денег на внутренних рынках изменяется в обратной пропорции к индексу-дефлятору ВВП (табл. 2).

Снижение инфляции в решающей степени было обусловлено усилением государственного регулирования механизма воспроизводства - мерами денежной, бюджетной, кредитной политики, а также усилением государственного контроля за динамикой цен в сферах, регулируемых естественными монополиями. Если меры макроэкономической финансовой политики еще можно как-то увязать с курсом на либерализацию экономики и развитие частного предпринимательства, то восстановление государственного контроля за динамикой цен в инфраструктурных отраслях экономики в этот курс явно не вписывается. Но в ряде случаев именно этот рычаг антиинфляционной политики оказался наиболее действенным.

В советский период, когда существовал единый союзный рынок товаров и услуг, уровень цен в союзных республиках отличался незначительно (существовала поясная дифференциация цен).

В настоящее время в СНГ сложилась более выраженная дифференциация цен по странам. В рамках Программы международных сопоставлений ВВП Статкомитет СНГ определил сопоставимый уровень цен по отношению к России, который рассчитывался как отношение паритетов покупательной способности национальных валют к валютному курсу российского рубля. Он определялся по 23 аналитическим категориям фактического конечного потребления домашних хозяйств населения, трем группам валового накопления и пяти группам расходов на конечное потребление (табл. 3).

В большей части стран СНГ сопоставимый уровень цен на товары и услуги, которые входят в состав ВВП, ниже, чем в России. Выше он был в Казахстане, государствах Закавказья, ниже - в Белоруссии и остальных государствах, участвовавших в программе сопоставлений. При этом заметно отличались соотношения уровней цен товаров и услуг. Дифференциация цен на услуги является большей, чем по товарам.

Аналогичные данные о сопоставимых уровнях цен в указанном источнике приводятся по следующим аналитическим категориям конечного потребления домашних хозяйств: продукты питания и безалкогольные напитки (укрупненная группа с выделением в ней позиций: хлебобулочные изделия и крупы; мясо; рыба и морепродукты; молочные изделия, сыр и яйца; масла и жиры; фрукты и овощи; прочие продукты питания; безалкогольные напитки; алкогольные напитки, табачные изделия и наркотические средства - укрупненная группа с выделением трех перечисленных видов товаров); одежда и обувь; жилищные услуги, вода, электричество и другие виды топлива; предметы домашнего обихода, бытовая техника; здравоохранение; транспорт; связь; отдых и культура; образование; рестораны и гостиницы; разные товары и услуги; чистые покупки за границей. В валовом накоплении основного капитала выделены машины и оборудование; строительство. В составе расходов на конечное потребление приводятся сопоставимые уровни цен на конечное потребление домашних хозяйств, обслуживающих их некоммерческих организаций, государственных учреждений, в том числе по расходам на индивидуальные товары и услуги и на коллективные услуги.

Сопоставимый уровень цен в России, несмотря на происходящее их повышение, все еще остается ниже, чем в развитых странах; в 2002 г. он составлял 30% по отношению к США и 37% к 25 странам Европейского союза.Это дает основание говорить о более низком уровне цен, а соответственно более высокой покупательной способности доходов в странах СНГ по отношению к уровням цен в развитых странах.

Стоимостная структура ВВП характеризует пропорции его распределения на первичные доходы, формами которых являются оплата наемного труда (включает отчисления на социальное страхование), валовая прибыль и валовой смешанный доход, чистые налоги на производство и импорт (включают налоги на продукты и другие налоги на производство). Термин "стоимостная структура" не совсем точен, так как речь идет не о стоимости, а об оценке ВВП в ценах конечного потребления, отклоняющихся от стоимости товаров и услуг.

Оплата труда по концепции СНС представляет денежную оценку продукта, создаваемого трудом, валовая прибыль - продукта, создаваемого капиталом. Теоретическая интерпретация других форм первичных доходов более трудна: налоги на продукты часто трактуются как продукт, создаваемый государством, валовой смешанный доход - как аналог прибыли в секторе "домашние хозяйства населения". В категориях экономической теории марксизма оплата труда и ВСД характеризуются как оценки необходимого продукта, валовая прибыль и налоги на продукты - как оценки прибавочного продукта (табл. 4).

В России, Украине и Белоруссии в 2004 г. оплата труда составляла 44-46% ВВП, Казахстане 33,0%, других странах еще меньше, например, в Азербайджане, Киргизии и Грузии от 25 до 20%, Таджикистане - 13,5%. Указанные отличия являются следствием происходившей в девяностые годы натурализации экономики вследствие инфляции, нехватки денег и снижения покупательной способности населения, под воздействием которой возросшая часть его потребностей стала обеспечиваться за счет производства продукции и услуг в домашнем хозяйстве. Подтверждением является увеличение в ВВП кавказских и среднеазиатских государств удельного веса валового смешанного дохода (в табл. 4 показан вместе с валовой прибылью).

Наиболее существенные изменения пропорций первичного распределения ВВП происходят в соотношении оплаты труда и валовой прибыли (ВСД). В России в 2004 г. удельный вес оплаты труда практически совпадал с уровнем 1995 г., в Украине, Белоруссии и Азербайджане несколько увеличился; более значительным рост был в Армении; в остальных государствах СНГ ее доля уменьшилась.

Приведенные показатели выражены в текущих ценах и относятся к номинальной оплате труда; уровень последней вследствие роста цен не характеризует динамику реальной оплаты труда Для ответа на этот вопрос статистика применяет индексы реальной заработной платы, которые определяются делением индексов начисленной номинальной заработной платы на индексы потребительских цен (табл. 5).

В России и Украине в 2000 г. реальная заработная плата была ниже, чем в 1995 г., в других странах СНГ происходил ее рост. В 2004 г. ее уровень к 2000 г. повысился в России и Белоруссии в 1,7 раза, Украине - почти в 2, Казахстане - в 1,5 раза. Рост реальной заработной платы к 1995 г. в остальных странах СНГ был большим, чем в России. Это объясняется более низким ее уровнем и меньшей, чем в России, продолжительностью трансформационного экономического кризиса (в них раньше началось послекризисное восстановление).

Анализ распределения доходов населения не может ограничиваться показателями их объема, структуры и динамики и включает также характеристику дифференциации распределения доходов. В этих целях статистика пользуется показателями распределения доходов по их размеру у отдельных групп населения, индексом концентрации доходов и оценками бедности - численности населения с доходами ниже прожиточного минимума (табл. 6).

Индекс концентрации доходов (коэффициент Джини) характеризует степень отклонения фактического распределения общего объема доходов населения от равномерного распределения. Величина коэффициента изменяется от О до 1; чем выше значение показателя, тем более неравномерно в стране распределены доходы.

Масштабы бедности измеряются процентом населения, доходы которого ниже официально установленной черты бедности. В России и большинстве стран СНГ в качестве такой границы принята величина прожиточного минимума (различается по странам).

В 1990-е гг. неравномерность распределения доходов во всех странах СНГ усилилась, а различия в уровне доходов на душу населения приобрели четко выраженный классовый характер. Образовалась и расширяется пропасть между богатством буржуазии и нищетой больших масс населения, которые живут на низкие заработную плату и пенсию. Россия при снижении объема производства по числу миллиардеров вышла на третье место в мире после США и Японии. Миллиардные состояния были сколочены главным образом путем присвоения государственной собственности и финансовых спекуляций. Сходные процессы дифференциации доходов типичны также для других стран СНГ.

В России неравномерность распределения доходов между отдельными группами населения сильнее, чем в приведенных в таблице крупных странах СНГ, и находится на уровне США и Китая - стран мира с самой сильной дифференциацией доходов. Неравномерность распределения доходов населения в России приближается или превышает ее в таких бедных странах СНГ, как Киргизия и Молдавия.

В 1992 г. в России за чертой бедности оказалась треть населения; в 2004 г. при некотором увеличении размеров прожиточного минимума доля исчисленного приведенным выше методом "бедного" населения сократилась к 1992 г. в 1,9 раза; по отношению к 1990 г. она, по нашей оценке, выше почти в 3 раза.

Активным участником процесса распределения национального дохода является государство, участие в распределении и перераспределении национального дохода; регулирование деловой активности через денежную политику, налоги, бюджетное финансирование и кредитование; определение в связи с этим приоритетов и инструментов социальной политики; финансирование расходов на общее государственное управление и оборону.

В национальных счетах перечисленные функции характеризуются операциями, результаты которых описываются показателями образования, первичного распределения, перераспределения и конечного использования доходов сектора государственного управления. В табл. 7 соответствующие результаты показаны по отношению к объемам ВВП стран Содружества (ВДС - валовая добавленная стоимость, СПД - сальдо первичных доходов, ВРД - валовой располагаемый доход, К. п. - расходы на конечное потребление, Ст. - социальные трансферты в натуральной форме, переданные сектору "домашние хозяйства населения", Вс. - валовое сбережение).

В наиболее крупных масштабах (относительно объема ВВП) перераспределение национального дохода осуществляется государством в России. Так, в 2004 г. в процессе первичного распределения доля сектора "государственное управление" в ВНД увеличилась до 18,1%, или почти в 2 раза по отношению к его удельному весу в ВДС. В ходе вторичного распределения удельный вес ВРД сектора в ВВП повысился до 26,6%, или еще почти в 1,5 раза к доле сальдо первичных доходов. На оплату конечного потребления сектор направил 17,6% ВВП, в том числе 8,5% составили социальные трансферты в натуральной форме и 9,1% - фактическое конечное потребление сектора. Десятую часть ВВП составило валовое сбережение сектора.

На высоком, хотя и несколько меньшем уровне государство осуществляет перераспределение национального дохода в Украине, Белоруссии и Казахстане. В Украине в 2004 г. сальдо первичных доходов сектора "государственное управление" (12,9% ВВП) примерно соответствовало его доле в ВДС (ранее превышение достигало 1,7 раза). Доля сектора в ВРД 20,8% ВВП, расходы на конечное потребление соответствовали их уровню в России, а по социальным трансфертам в натуральной форме были несколько выше (10,6% ВВП). Валовое сбережение сектора (3,2% ВВП) уступало его размерам в России из-за трехкратного снижения этой доли к 2000 г.

Похожие соотношения имеют место в Белоруссии и Казахстане. Главные отличия заключаются в том, что в Белоруссии выше (29,4% ВВП) доля сектора в ВРД, а также доля расходов на конечное потребление в части социальных трансфертов в натуральной форме (13,6% ВВП). В Казахстане сектор выходит на относительно высокий уровень перераспределения национального дохода с более низкой доли в ВДС (5,5%) путем большей доли налогов на продукты и поступления текущих трансфертов; в то же время относительно ниже удельный вес расходов сектора на конечное потребление.

В остальных странах СНГ участие государства в распределении и перераспределении национального дохода осуществляется, как правило, в меньших масштабах. Например, в Азербайджане в 2004 г. доля сектора "государственное управление" в ВДС составляла 8,4% к объему ВВП, в первичных доходах -13,9%, в ВРД - 18,0%, расходах на конечное потребление - 12,8% (из них 6,4% составляли социальные трансферты в натуральной форме), валовом сбережении - 5,1%.

Для характеристики преобладающих в странах тенденций воспользуемся показателем доли сектора "государственное управление" в конечных доходах (ВРД), формирование которых завершает процессы первичного распределения и перераспределения национального дохода. Участие сектора в этих процессах с середины девяностых годов расширялось в России, Белоруссии, Казахстане, Азербайджане; более умеренным оно было в Армении и Киргизии, где в отдельные годы его масштабы уменьшались. В Украине и Молдавии преобладала тенденция ограничения участия государства в распределении и перераспределении доходов.

Главным инструментом перераспределения национального дохода через финансово-кредитную систему является государственный бюджет (табл. 8).

В наиболее крупных масштабах перераспределение национального дохода через государственный бюджет происходит в Белоруссии - в 2004 г. 44,1% ВВП; в России эта доля составляла 32,0% (по доходам). Далее по уровню рассматриваемого показателя следовали: Украина (26,5%), Казахстан (22,2%), Молдавия (23,4%), остальные страны (от 17 до 20%). Различия долей государственного бюджета в ВВП обусловлены структурой национальных экономик (в частности, соотношением тяжелой промышленности, сельского хозяйства, строительства), степенью их разгосударствления и либерализации, государственного регулирования.

В 1990-е гг. государственные бюджеты стран СНГ, как правило, были дефицитными: поступавшие в них доходы не покрывали государственных расходов, что со своей стороны увеличивало государственный долг и являлось одной из основных причин инфляции. Поэтому правительства всех стран приоритетом бюджетной политики считали сокращение бюджетного дефицита путем увеличения доходов, сокращения расходов и привлечения кредитов. Размеры бюджетного дефицита удалось значительно снизить, а в ряде случаев добиться превышения доходов над расходами. Наиболее устойчив в настоящее время государственный бюджет России, где дефицит обеспечивается с 2000 г., а профицит в 2005 г. составил 7,7% ВВП. В 2004 г. были сбалансированы государственные бюджеты Белоруссии, Азербайджана, Молдавии: бюджеты остальных стран оставались дефицитными.

Изменение масштабов перераспределения национального дохода стран через бюджетную систему характеризуется следующими тенденциями: они расширялись в России, Белоруссии, Киргизии и Таджикистане, мало изменились в Казахстане и уменьшились в Украине, Армении и Молдавии.

Итоги перераспределения доходов по секторам. Анализ включает рассмотрение по секторам пропорций первичного распределения, перераспределения и формирования конечных доходов. Анализ изменения пропорций первичного распределения и перераспределения ВВП проведен на базе показателей валового национального дохода (сумме сальдо первичных доходов секторов по счетам первичного распределения доходов) и валового располагаемого дохода

(счет вторичного распределения доходов) по секторам: нефинансовые предприятия, финансовые предприятия, государственное управление, домашние хозяйства и т. д.

Сравнение структур распределения ВДС и ВНД показывает, что в сумме первичных доходов увеличивается доля сектора "государственное управление" - ему полностью поступают налоги на производство и импорт.

В процессе перераспределения (вторичного распределения) доходов удельный вес этого сектора также увеличивается, это прежде всего обусловлено поступлением текущих трансфертов (налогов на доходы и собственность). Доля других секторов в ВРД соответственно уменьшается.

По странам указанные соотношения существенно различаются, что является одной из главных причин различий их хозяйственных механизмов. Данное обстоятельство объективно создает трудности при попытках согласования экономической политики (определения общих ее принципов и механизмов реализации) в рамках Содружества. В советский период государственные бюджеты азиатских республик были дефицитными, для покрытия разрыва между предусмотренными государственными планами, расходами и имеющимися доходами все они получали крупные дотации (субвенции) из союзного бюджета. С распадом Союза эти средства перестали поступать, что потребовало ощутимого сокращения бюджетных расходов ставших независимыми государств. Это усугубилось падением доходной базы их бюджетов из-за снижения объемов производства.

Показатели по России в статистических сборниках о национальных счетах приводятся по предприятиям и организациям вместе взятым, без выделения организаций финансового сектора. Для сопоставимости объединим нефинансовые и финансовые предприятия и организации также в других странах СНГ. Удельный вес объединенного сектора предприятия и организации в 2004 г. составлял в России, Украине и Белоруссии 21-25% ВНД, в Казахстане около 20%, в Азербайджане и Армении 43-38%. Удельный вес сектора предприятия и организации в ВРД по отношению к их долям в ВНД уменьшался по странам на 6-8% пунктов.

Самая высокая доля доходов при первичном распределении национального дохода поступает в сектор домашние хозяйства населения. Его удельный вес в ВНД в 2005 г. составлял в России и Украине около 61%, Белоруссии - 56%, Казахстане - 70,5%, Азербайджане - 47,5%, Армении - 58,2%. После перераспределения первичных доходов удельный вес сектора в ВРД снижается - в России примерно на 5% пунктов, в других странах примерно на 2% пункта (в Армении повышался на 3% пункта).

В динамике по пятилетиям прослеживаются следующие тенденции.

В ВНД России снижается доля предприятий, растут удельные веса секторов "государственное управление" и, особенно значительно, "домашние хозяйства населения". То же происходило в структуре ВРД, при одном отличии - примерной стабильности доли государственного управления.

В ВНД Украины повышалась доля нефинансовых предприятий, домашних хозяйств населения, после 2000 г. росла также доля финансовых предприятий; удельный вес государственного управления сокращался. Удельный вес первых двух секторов в ВРД повышался еще быстрее; соответственно заметнее снижалась доля государственного управления.

Иные тенденции в Белоруссии: доля первых двух секторов в ВНД снижалась, государственного управления и домашних хозяйства - росла. В ВРД повышался удельный вес нефинансовых предприятий, доля домашних хозяйств сокращалась.

В ВНД Казахстана происходило снижение доли нефинансовых предприятий, увеличивалась доля секторов финансовых предприятий, государственного управления и домашних хозяйств населения (после 2000 г.). Похожие изменения отмечались также в структуре ВРД.

Сбережение и накопление. Та часть конечных доходов (ВРД), которая в течение года на расходуется на оплату конечного потребления, представляет сбережение и поступает на рынки капитала для финансирования инвестиций. Инвестиционные расходы частично оплачиваются также за счет капитальных трансфертов (на макроуровне это внешние трансферты от сектора "остальной мир"). Разность между общей суммой источников финансирования и их фактическим использованием на цели инвестирования показывает обеспеченность страны (табл. 9) необходимыми финансовыми ресурсами (чистое кредитование или заимствование капитала).

Удельный вес валового сбережения в ВВП в 2004 г. составлял в России 36,2%, Азербайджане - более трети его объема, Украине - 31,6%, Белоруссии, Казахстане и Молдавии около четверти. Доля ресурсов для финансирования инвестиций корректировалась на сальдо капитальных трансфертов от остального мира. Удельные веса в ВВП валового накопления основного капитала более детально анализируются в следующей третьей статье, цифры приведены в таблице. Ограничимся поэтому рассмотрением показателей чистого кредитования (заимствования).

В 2004 г. самая высокая доля чистого кредитования (около одной десятой объема ВВП) сложилась в России и Украине, в Казахстане оно составляло менее 1%. В остальных странах имело место чистое заимствование финансовых ресурсов извне, особенно большое в Азербайджане и Армении.

Увеличение доли сбережения с 1995 г. происходило во всех странах (в Армении до 2000 г. оно было отрицательным). Однако в ряде стран это не покрывало потребностей их экономики в финансировании инвестиций в основной капитал и других расходов инвестиционного характера.

В России доля чистого кредитования с 1995 по 2000 г. увеличилась в 10 раз, затем ее рост замедлился. В Украине его доля в 2000 г. достигла почти 5% ВВП (в 1995 г. имело место чистое заимствование), и в 2004 г. удвоилась. В Беларуси продолжается чистое заимствование с тенденцией к некоторому снижению. В Казахстане к 2000 г. операции с капиталом завершились сменой заимствования на кредитование, но в 2004 г. его доля в ВВП уменьшилась. В остальных странах рынок капитала характеризовался состоянием чистого заимствования при тенденции уменьшения доли последнего в ВВП.

Итак, можно сделать вывод, что в странах СНГ в рассматриваемый период происходили некоторые общие изменения пропорций распределения национального дохода. Уменьшалось перераспределение доходов через цены вследствие снижения уровня инфляции, т. е. уменьшался принудительный инфляционный налог на покупателей и вкладчиков. В формировании цен конечного потребления возросла роль налогов на продукты. По этой линии перераспределение доходов через цены расширялось. Одним из главных рычагов снижения уровня инфляции наряду с ограничением денежной массы и расширением кредитования по линии бюджетной политики было сбалансирование государственных бюджетов.

Перераспределение национального дохода через государственный бюджет в целом усиливалось, его доля в ВВП росла.

Тенденции изменения пропорций распределения и перераспределения доходов разнонаправленны и неоднозначны по направлениям, формам и странам. В целом движение шло от преобладания негативных процессов в первой половине девяностых годов к усилению позитивных изменений (стабилизация и рост) после 2000 г., хотя финансовая стабилизация экономики пока не завершена.

Комментарии (0)add comment

Написать комментарий
меньше | больше

busy