Последствия изменений климата в России и адаптация к ним


Последствия изменений климата в России и адаптация к ним

Б. Порфирьев
доктор экономических наук
профессор, завлабораторией анализа и прогнозирования
природных и техногенных рисков экономики Института
народнохозяйственного прогнозирования (ИНП) РАН,
В. Катцов
доктор физико-математических наук
директор Государственной геофизической обсерватории (ГГО)
имени А. И. Воейкова Росгидромета
Последствия изменений климата для экономики: общие замечания
Рост температуры в среднем по территории России за последние 100 лет в полтора-два раза превысил темпы глобального потепления1. При этом по сравнению со столетним трендом в последние десятилетия скорость потепления возросла в несколько раз, увеличились годовые суммы осадков, годовой сток большинства крупнейших рек России, частота и мощность наводнений. В Арктике быстро сокращается площадь морского льда на фоне значительных межгодовых вариаций. В целом, несмотря на маскирующий эффект естественной изменчивости и недостаточность данных по ряду регионов, картина изменений климата на территории России согласуется с тенденцией глобального потепления, которая сегодня не вызывает сомнений. Согласно расчетам с помощью современных физико-математических моделей, в течение XXI в. средняя температура приземного воздуха на территории России будет повышаться. Наибольшего потепления следует ожидать в Сибири и в северных регионах России, а также в Арктике. В регионах, где уже наблюдается достаточное или избыточное увлажнение, водные ресурсы увеличатся; напротив, там, где водообеспеченность в настоящее время недостаточная, она скорее всего будет и дальше уменьшаться. На Европейской территории России ожидаются преимущественное сокращение снежного покрова и увеличение зимнего стока рек, а в северной и восточной частях Азиатской территории страны, где преобладают твердые осадки, — рост накопленной за зиму массы снега и его ускоренное таяние весной, что увеличит риск наводнений. Вероятна дальнейшая деградация многолетней мерзлоты, сопровождающаяся увеличением мощности сезонно-талого слоя и смещением к северу границы, разделяющей области сезонного протаивания и промерзания грунтов. Ледяной покров Северного Ледовитого океана будет сокращаться в течение всего XXI в., причем преимущественно за счет уменьшения площади многолетних льдов. Согласно расчетам, во многих регионах может ухудшиться статистика различных видов экстремальных и опасных явлений, в том числе интенсивности волн тепла, пожароопасности в лесах, засух, экстремальных осадков и т. п.
Перечисленные изменения климата будут все сильнее влиять на условия хозяйствования и жизнедеятельности на всей территории России. Особо отметим негативные последствия экстремальных и опасных природных явлений, подавляющее большинство которых относится к погодно-климатическому типу чрезвычайных ситуаций. По нашей оценке, в конце 1990-х — начале 2000-х годов ущерб от них составлял не менее 0,5% ВВП в среднем в год, при этом он увеличивался вдвое быстрее, чем ВВП. Однако еще важнее изменения окружающей среды и природных условий функционирования хозяйственного комплекса.
Таким образом, назрели перемены в образе жизни и экономическом поведении населения и способах ведения хозяйства на всех уровнях. На микроэкономическом уровне деятельность домохозяйств, производственные технологии и формы организации и управления предприятиями должны быть адаптированы к новым климатическим условиям. На мезо- и макроэкономическом уровнях необходимо скорректировать средне- и долгосрочные программы отраслевого и регионального развития, а также региональную и федеральную экономическую политику с учетом климатической специфики той или иной территории.
Изменения климата имеют двоякие последствия для экономики страны. Прямые последствия включают реальные и ожидаемые изменения условий хозяйствования, определяемые уязвимостью экономики в целом, ее отдельных производств и комплексов, домохозяйств к климатическим флуктуациям. На макроэкономическом уровне это проявляется в изменении динамики, структуры и технологического уклада экономики. Отметим, что изменения условий хозяйствования могут как ухудшать развитие конкретных производств и территорий, так и способствовать ему. Косвенные последствия связаны с реакцией экономической системы на эти изменения: ослаблением хозяйственного воздействия на климатообразующие факторы (снижение техногенных выбросов парниковых газов, применение более эффективных способов землепользования и др.) либо адаптацией основных элементов экономической системы (домохозяйств, производств и комплексов) к изменившимся обстоятельствам (использование новых технологий строительства и оборудования хозяйственных объектов и сооружений, новых технологий и форм организации производства в аграрном, лесном, водохозяйственном и других комплексах).

Прямые и косвенные последствия изменений климата для экономики: оценка и прогноз

Оценка прямых последствий изменений климата для экономики России на период до 2030 г. исходит из инерционного сценария ее развития. Такой выбор обусловлен двумя причинами. Во-первых, сама методология подобной оценки предполагает рассмотрение эффекта воздействия изменений климата на сложившиеся условия хозяйствования без учета возможных корректив экономической политики (это предмет анализа косвенных последствий изменений климата для экономики).
Во-вторых, нужно иметь в виду особенности российской экономики. За последние 20 лет в динамике ВВП наблюдались стремительное падение, впечатляющий взлет, затем торможение, но в целом за период 1990—2010 гг. экономический рост носил восстановительный характер. В структуре ВВП значительно возросла доля сферы услуг, улучшилась ее техническая оснащенность, но в реальном секторе экономики (за исключением строительства) тенденция была прямо противоположная. Правительственные программы, ориентированные на перевод российской экономики на инновационный путь развития, выполняются с огромным трудом: по официальной оценке, стратегия социально-экономического развития страны в 2000—2010 гг. реализована не более чем на 2/5. Серьезные дополнительные сложности создал экономический кризис. Последствия торможения экономического роста, включая динамику инвестиций, в России оказались наиболее тяжелыми среди стран «большой двадцатки». Закономерно, что имеющиеся прогнозы социально-экономического развития страны на период до 2030 г. предусматривают более высокую вероятность реализации инерционного сценария по сравнению с инновационным2.
Инерционному сценарию соответствует тенденция преимущественного сохранения до 2030 г. противоречивого характера (типа) уязвимости хозяйственного комплекса к изменениям климата. С одной стороны, останутся актуальными, а вероятно даже усугубятся, проблемы развития производственной (включая энергетическую) и социальной инфраструктуры, а также транспорта в северных регионах страны, обусловленные деградацией вечной мерзлоты. В то же время может обостриться проблема устойчивости темпов роста производства в наиболее погодочувствительных секторах экономики (в сельском хозяйстве и особенно лесном и водном комплексах, транспортном и туристско-рекреационном секторах, торговле), которые обеспечивают примерно 1/3 произведенного ВВП. Наносимый им ущерб при сложившихся тенденциях изменения регионального климата, включая экстремальные и опасные природные явления, может достигать в среднем в год 1—2% ВВП3. При этом на отдельных, достаточно обширных территориях этот показатель может быть существенно выше — 4—5% регионального ВВП.
В России выявлены признаки возникновения климатических барьеров, тормозящих экономический рост, которые примерно к 2030 г. могут сформироваться в полной мере4. В то же время некоторые последствия изменений климата открывают «окно возможностей» для развития экономики: например, в связи с потеплением климата на значительной части территории России начнет сокращаться отопительный сезон, соответственно уменьшатся потребности и затраты на топливо и отопление (при этом, однако, повысятся расходы на кондиционирование воздуха). Кроме того, увеличится продолжительность вегетационного периода, расширятся зоны земледелия, как следствие, вырастет сельскохозяйственное производство; удлинятся сроки навигации и возникнут новые возможности использования водного транспорта и т.д.
Представляется, что совокупный эффект прямых последствий изменений климата для экономики страны в период до 2030 г. будет отражать некоторое превышение издержек (включая прежде всего ущерб от опасных природных явлений) над выгодами. Вместе с тем это почти не скажется на макроэкономических индикаторах развития экономики России в целом, хотя в отдельных регионах страны эффект торможения может быть ощутимым.
Оценить прямые последствия изменений климата для экономики России за пределами 2030 г. непросто. Проблема заключается не только в сложности их прогнозирования. Оценка перспектив экономического развития страны и степени уязвимости хозяйственной системы к указанным изменениям за пределами 20-летнего горизонта прогнозирования представляется еще менее надежной прежде всего из-за сохраняющегося противоречия между официальными установками на модернизацию экономики и ее перевод на инновационный путь развития, с одной стороны, и реальной структурой консолидированного бюджета, а также расходов корпоративного сектора и домохозяйств — с другой.
Если удастся преодолеть отмеченное противоречие в ближайшие десять лет, то можно диверсифицировать и модернизировать всю экономику страны после 2030 г. Тогда сложились бы лучшие условия для сокращения техногенных выбросов парниковых газов и связанных с ними дополнительных рисков климатических изменений, а также адаптации к ним хозяйственного комплекса и населения России. В этом случае баланс издержек и выгод для экономического роста оказался бы положительным.
Что касается поведения самой экономической системы, в частности ее реакции на изменения климата и обусловленные ими перемены в условиях хозяйствования — это область косвенных последствий изменений климата для экономики, то до сих пор отечественная экономическая политика учитывала их в недостаточной степени. Она воспринимала, и то ограниченно, лишь сигналы, связанные с опасными гидрометеорологическими явлениями и наносимым ими ущербом. Однако в период до 2030 г., причем скорее всего уже к 2020 г., ситуация может существенно измениться прежде всего под влиянием процессов глобализации и модернизации мировой экономики, в которых фактор климатических изменений будет иметь все большее значение.
Этот климатически обусловленный вызов потребует от России уже в ближайшие годы значительно ускорить процесс модернизации хозяйственного комплекса. Необходимо искать наиболее эффективные экономические ниши, инвестиции в которые в краткосрочном плане дадут самую быструю отдачу и наибольший мультипликативный эффект для производства и сохранения занятости. В долгосрочном плане новый облик экономики России должен характеризоваться не гипертрофированной зависимостью от нефтегазовых «инъекций», а формированием нового технологического уклада.

Государственная политика в отношении изменений климата: приоритет адаптации экономики

Основы государственной политики в области учета изменений климата и их последствий заложены в Климатической доктрине Российской Федерации, утвержденной Президентом РФ 17 декабря 2009 г. Ее принципиальной чертой на всех уровнях управления выступает приоритет государства, которое несет главную ответственность и финансовое бремя расходов по снижению климатических угроз безопасности и устойчивому развитию. К принципам данной политики также следует отнести ее интегрированность в стратегии национальной безопасности и устойчивого социально-экономического развития. Другими ее принципами выступают комплексность, предполагающая сбалансированность и взаимодополняемость мер по снижению техногенного воздействия на климат и адаптации экономики к указанным изменениям, а также экономическая эффективность этих мер, подразумевающая получение максимально возможных (с учетом наилучших технологических решений) эффектов при заданных ограничениях на ресурсы и время реализации.
Согласно принципу интегрированности климатической политики, развитие, ориентированное на повышение качества жизни (в широком смысле слова) и уровня защищенности личности, общества и государства, станет источником средств и технологий для стабилизации и последующего снижения техногенного воздействия на климатическую систему и адаптации населения и хозяйственного комплекса к изменениям климата, а также уменьшения соответствующих угроз безопасности5. В свою очередь, эти угрозы необходимо учитывать и рассматривать совместно с другими вызовами и угрозами и только на такой основе определять реальное место проблемы изменений климата и их последствий в числе приоритетов международной безопасности и устойчивого развития экономики и общества.
С учетом принципа комплексности главная роль должна принадлежать адаптации населения и национального хозяйства к изменениям климата. Причин две. Во-первых, при любом сценарии снижение выбросов парниковых газов способно в лучшем случае ограничить масштабы антропогенных изменений климата и их последствий, но не устранить их полностью. Поэтому для снижения этого остаточного риска необходимо уменьшить уязвимость к разрушительным климатическим воздействиям, используя механизмы адаптации экономики, систем обеспечения безопасности и общества в целом к ожидаемым и текущим изменениям климата и их последствиям. Во-вторых, выгоды от мер адаптации получают непосредственно субъекты их реализации (предприятия, территории), и мотивационный потенциал этих мер изначально (без дополнительных усилий со стороны государства) заметно превосходит соответствующий потенциал мер снижения техногенного воздействия на климатическую систему.
Происходящие в настоящее время изменения некоторых наиболее важных характеристик регионального климата, качественно совпадающие с модельными расчетами, и обусловленные ими последствия позволяют сделать вывод о тенденции снижения эффективности адаптации российской экономики и общества в целом к изменениям климата, то есть разрыв между фактической способностью (адаптационным потенциалом) и потребностями адаптации к упомянутым изменениям увеличивается6. Задержки в принятии и исполнении государственных решений в условиях учащения (повторяемости) опасных природных явлений, в первую очередь погодно-климатического характера, на которые приходится большая часть чрезвычайных ситуаций, уже в недалеком будущем приведут к существенному росту затрат на адаптацию и, главное, к повышению риска масштабных людских потерь и материального ущерба.
Для эффективной адаптации населения и экономики к изменениям климата и их последствиям во главу угла нужно поставить стратегию экономического развития, обеспечивающую успешное сочетание роста производства продукции и услуг с сокращением уязвимости населения и хозяйственных объектов. Такая стратегия основана на диверсификации экономики и стимулировании экономического роста, инвестициях в здравоохранение и образование, повышении устойчивости к природным бедствиям и совершенствовании управления в кризисных ситуациях, развитии сетей социальной защиты7.
Во внутриэкономическом плане программы и программные меры адаптации должны отражать не только производственную, но и территориальную специфику. Для обеспечения устойчивого развития российских регионов с учетом фактора изменений климата необходимо перейти к стратегическому типу планирования, сочетающему долгосрочную перспективу с системным подходом к разработке и реализации экономических программ и отдельных проектов и увязывающих указанный фактор с планами развития территорий и их производственных комплексов. Такая увязка призвана уменьшить негативные последствия и максимально использовать благоприятные возможности, которые открываются из-за климатических изменений, как непосредственно, так и опосредованно (через внедрение энергоэффективных и энергосберегающих технологий). Кроме того, она должна способствовать укреплению региональной и национальной безопасности России в целом.
Стратегии развития российских регионов нужно гармонизировать с общенациональным планом действий, разрабатываемым в настоящее время в рамках реализации Климатической доктрины Российской Федерации и во исполнение решений Совета безопасности при Президенте РФ от 17 марта 2010 г. Необходимо определить территории, производственные комплексы и группы населения страны, особо уязвимые к климатическим изменениям, а также разработать программные меры по смягчению последствий и адаптации к наблюдаемым и прогнозируемым изменениям климата, включая создание финансовых и институциональных механизмов и технологий снижения климатических рисков, проведение исследований в области климатологии и оценки эффективности различных мер адаптации.
Большинство предлагаемых ниже краткосрочных мер не требуют значительных средств и могут быть интегрированы в существующие или разрабатываемые региональные стратегии социально-экономического развития. Для реализации дальнейших шагов нужны более существенные инвестиции, а также вовлечение большего числа сторон на федеральном, региональном и местном уровнях. В то же время успешное проведение модернизации экономики и переход на инновационный путь развития, вероятно, позволят снизить затраты и сократить сроки решения данных задач в будущем. Этому будет способствовать использование опыта других стран, где успешно апробированы многие подходы в области смягчения последствий изменений климата и адаптации, а также потенциала международных организаций — ПРООН, ЮНЕП, ОЭСР, Всемирного банка и др.

Адаптация населения России к изменениям климата: в центре внимания — здоровье

В плане адаптации населения, прежде всего его здоровья, ожидаемая интенсификация волн тепла, особенно в крупных населенных пунктах, требует внести коррективы в районную планировку, конструкцию и оборудование зданий. Имеются в виду дополнительное озеленение городов; развитие кондиционирования жилых и общественных зданий, включая лечебные и социальные учреждения; внедрение системы предупреждения населения о жаре. При этом необходимо учитывать риск косвенного воздействия — через повышение концентрации загрязняющих веществ в воздухе. Здесь важно использовать энергосберегающие технологии, экологически чистый транспорт и т. п.
Адаптационные меры в отношении ожидаемого в связи с потеплением климата увеличения риска инфекционных заболеваний включают: усиление эпидемиологического надзора; внедрение системы ранней диагностики; своевременную вакцинацию; проведение противомалярийных и других мероприятий. Повышенные температуры влияют на состояние возбудителей кишечных инфекционных заболеваний и паразитозов, нарушают работу водопроводно-канализационных сооружений. В связи с этим требуется ужесточить санитарно-эпидемиологический надзор, активизировать санитарно-просветительскую работу, а также усилить контроль за работой водопроводно-канали-зационных сооружений и установок, внедрить системы локальной очистки питьевой воды. Необходимо ускоренно развивать систему оповещения населения, создавать мобильные бригады оказания скорой медицинской помощи и др.
Важно разработать и реализовать специальные адаптационные меры в отношении коренных народов ряда регионов Российской Федерации, в частности Крайнего Севера. Их здоровью и устойчивому развитию ожидаемые изменения климата угрожают в наибольшей степени.
Надо безотлагательно приступить к разработке «климатической» компоненты миграционной политики России, начиная от надлежащей оценки и заканчивая выработкой механизмов регулирования потоков так называемых экологических беженцев, включая «климатических». Такие меры должны касаться граждан не только Российской Федерации, но и других стран, где эффективность адаптации к изменениям климата окажется низкой, что вынудит их жителей покинуть родные места.

Производственно-отраслевые особенности адаптации российской экономики

Рассмотрим два крупных сектора экономики — энергетический и аграрный, играющих определяющую роль не только в развитии экономики, но и в обеспечении национальной безопасности России.
Адаптационные меры в энергетическом секторе должны обеспечивать энергетическую безопасность и эффективность экономики; экономическую эффективность и экологическую безопасность энергетики. Это прежде всего энергосбережение, а также диверсификация и децентрализация энергетики с максимальным использованием источников энергии, альтернативных углю и нефти.
Вместе с тем если для снижения выбросов парниковых газов важна сама технология производства энергии, предусматривающая их минимальные или нулевые эмиссии, то при адаптации к изменениям климата приоритет имеют эффекты диверсификации и децентрализации, связанные с использованием альтернативных источников энергии. К их числу относятся АЭС и возобновляемые источники энергии (ВИЭ): гелиоэнергетика, ветроэнергетика, малая гидроэнергетика, биотопливо, тепловые насосы. Природный газ обеспечивает около половины потребления электроэнергии в России — это экологически более чистый источник энергии по сравнению с нефтью и углем. В обозримой перспективе (до 2030 г.) целесообразно сохранять его позиции при одновременной реализации мер энергосбережения и энергоэффективности — улучшение кпд соответствующих установок и увеличение в них доли когенерации тепла и электричества.
Хотя в ближайшие десятилетия лидерство ископаемых углеводородов, и прежде всего газа, в топливно-энергетическом балансе России вряд ли можно поставить под сомнение, это не умаляет важности активного использования ВИЭ, которые должны постепенно замещать мощности на углеводородном топливе в районах децентрализованного энергоснабжения (то есть на 2/3 территории страны). Такое замещение в сочетании с наращиванием мощностей за счет ВИЭ вполне реально, учитывая особенности размещения указанных источников энергии на территории РФ, что позволяет практически каждому ее субъекту комплексно использовать два-три вида ВИЭ. Совместная разработка Росгидрометом и Минэнерго России новых Правил устройства электроустановок позволит лучше использовать открывающиеся возможности.
В отношении главного сегмента ТЭК — энергетических установок, работающих на ископаемом топливе, а также систем его транспортировки, основными мерами адаптации, помимо упомянутых выше, станут технологические и инфраструктурные инновации, повышающие устойчивость сооружений к неблагоприятным погодно-климатическим воздействиям. Необходимо также создать масштабную и эффективную систему страхования, снижающую риски ущерба от них и реализующую потенциал действующего законодательства8.
В частности, в районах таяния вечной мерзлоты нужно укреплять трубы на буровых установках, которые должны иметь грозозащитное оборудование; монтаж труб, доставляемых транспортом для опускания в скважины, учитывая низкие температуры, надо выполнять немедленно. Кроме того, требуется автономное снабжение энергией компрессорных станций, например, за счет ветроэнергетических установок.
Для адаптации гидроэнергетики к изменениям климата Росгидромет и Минэнерго должны уточнить гидроэнергетический потенциал малых и средних рек, учитывая, что в условиях России малая гидроэнергетика — наиболее перспективный и экономически эффективный ВИЭ. Здесь необходимо преодолеть ряд барьеров: неинформированность потенциальных пользователей о преимуществах применения небольших гидроэнергетических объектов; недостаточную изученность гидрологического режима и объемов стока малых водотоков; низкое качество действующих методик, рекомендаций и СНиП, что выступает причиной серьезных ошибок в расчетах; несовершенство методик оценки и прогнозирования их возможного воздействия на окружающую среду и хозяйственную деятельность; слабую производственную и ремонтную базу предприятий, производящих гидроэнергетическое оборудование для малых ГЭС. Требуются дополнительные исследования их функционирования в условиях глубокого промерзания русла рек. Массовое строительство объектов малой гидроэнергетики возможно лишь в случае серийного производства оборудования, отказа от индивидуального проектирования и качественно нового подхода к оценке его надежности и стоимости.
Для адаптации гидроэнергетики в целом к происходящим и ожидаемым климатическим изменениям необходимо совместными усилиями научно-исследовательских учреждений Росгидромета, РАН и Минэнерго количественно оценить влияние изменения водного режима рек на выработку энергии ГЭС. Кроме того, надо разработать новые правила эксплуатации водохозяйственных и гидроэнергетических систем, принимая во внимание фактически наблюдаемые и ожидаемые изменения климата. Ныне действующие правила не учитывают изменение внутригодового распределения стока рек. В результате возможности увеличить выработку энергии полностью не используются, возникают чрезвычайные ситуации. Для рационального управления работой водохранилищ требуются новые правила эксплуатации гидроузлов и их каскадов с учетом происходящих изменений гидрометеорологического режима на водосборах.
Чтобы адаптировать сельскохозяйственное производство к климатическим изменениям, необходимо продвигать (расширять) зону земледелия в северном направлении, в достаточно увлажненные районы. В Нечерноземье и на Дальнем Востоке это должно сочетаться с активным применением мелиоративных мер, органических и минеральных удобрений и средств защиты растений по нормам, принятым для аналогичных почвенно-климатических условий в странах ЕС. В регионах с ожидаемым ростом засушливости климата первоочередными мерами выступают: внедрение влагосберегающих технологий, включая сохранение или расширение площадей под паром; увеличение доли озимых зерновых культур; расширение посевов засухоустойчивых культур — кукурузы, сорго и проса, а также селекция и интродукция новых сортов других культур, устойчивых к засухе. Для использования дополнительных тепловых ресурсов рекомендуется расширять посевы вторых пожнивных культур в благоприятные по увлажнению годы.
В связи с ожидаемыми положительными изменениями агроклиматических условий для сельского хозяйства в ряде регионов адаптационные меры должны быть направлены на расширение площадей, занятых озимыми зерновыми, более урожайными, чем яровые культуры. Требуется пересмотреть видовой и сортовой состав возделываемых сельскохозяйственных культур с целью отбора видов (сортов) более позднеспелых и продуктивных для использования дополнительных тепловых ресурсов. Для таких регионов рекомендуется существенно расширить посевы теплолюбивых сельскохозяйственных культур, таких как кукуруза и сахарная свекла, которые в настоящее время в значительных объемах импортируются (в частности, свекла — в виде сырья для производства сахара), что не только снизит риски производства, но и ослабит зависимость от импорта. Это относится и к перспективам расширения посевов масличных культур, включая подсолнечник, сою и особенно рапс озимый.
Регионы Поволжья, Северного Кавказа и Урала, поставляющие наибольшее количество продовольственного зерна на экспорт, должны иметь возможность расширить посевные площади с целью компенсировать недоборы зерна, связанные с учащением засух. Эти площади можно освобождать, перенося производство соответствующих объемов фуражного зерна за пределы зоны рискованного земледелия. Важно реализовать меры по уменьшению межгодовой изменчивости валового сбора зерна в засушливых регионах, включая использование севооборотов различных зерновых культур.
Необходимо создать значительные страховые запасы зерна (порядка 20 млн т), для чего нужны резервные мощности зернохранилищ, а также дополнительная уборочная техника. Требуется расширить масштабы экономически рентабельного орошаемого земледелия, особенно в Поволжском и Северо-Кавказском регионах, учитывая, что потепление климата повышает его эффективность. На территории указанных регионов должна быть создана зона высокоинтенсивного субтропического земледелия, аналог которой — современное сельское хозяйство Узбекистана и Азербайджана (производство хлопка, субтропических фруктов, винограда и т. д.).
Еще одна важная мера адаптации сельского хозяйства и АПК в целом к изменениям климата — развитие агрострахования, в первую очередь субсидируемого государством страхования урожая от множественных рисков, которым пока охвачено менее 1/4 посевов. Кроме того, необходимо ввести обязательное страхование, что не исключает одновременного использования его добровольных форм. В частности, можно применять модель, предусматривающую обязательное страхование гибели посевов и добровольное — пострадавших (по аналогии с ОСАГО и КАСКО в автостраховании). Целесообразно создать мощную государственную агростраховую компанию, которая покрывала бы риски и обеспечивала их перераспределение (перестрахование) как «страховщик последней инстанции». Она должна располагать значительными финансовыми ресурсами, в частности большим уставным капиталом, и развитой региональной сетью, сопоставимой с имеющейся у Росгосстраха. Это, в свою очередь, предполагает жесткий контроль целевого характера и прозрачности использования средств9.

Основные направления адаптации экономики к изменениям климата: роль науки и инноваций

Программы и адаптационные меры должны предусматривать развитие институтов и нормативно-правовой базы адаптации населения, хозяйственных систем и системы обеспечения национальной безопасности к меняющимся климатическим условиям — прежде всего комплекс правовых мер по обеспечению соответствующих организационно-управленческих и технических мероприятий, правового и организационно-экономического регулирования, а также страховой защиты населения и хозяйственных объектов от экстремальных и опасных природных явлений и бедствий. В связи с этим следует ускорить разработку и принятие нормативных актов и процедур, направленных на: развитие национальной системы страхования для смягчения ущерба от климатических изменений, включая обязательное страхование посевов, а также домов и строений от природных пожаров, наводнений и других опасных явлений; включение мер адаптации экономики и населения к климатическим изменениям в программы долгосрочного развития страны.
Программы и меры снижения климатических рисков для экономики должны опираться на солидную научную базу и научно-технические разработки. С одной стороны, ключевая роль принадлежит системам и технологиям снижения риска природных катастроф, прежде всего раннего оповещения, инженерной и санитарной защиты населения и территорий от природных катаклизмов, а также защиты населения и хозяйственных объектов от опасных природных явлений и процессов, в частности экстремальных перепадов температур, выпадения осадков и т. п. С другой стороны, климатические риски можно снизить, смягчая воздействие на климатическую систему за счет уменьшения техногенных выбросов парниковых газов. Решение этой задачи неразрывно связано с инновационным вектором развития России.
Подчеркнем, что технологии, позволяющие смягчить последствия изменения климата, обеспечивают наибольший мультипликативный эффект. Именно поэтому в долгосрочных стратегиях развития и антикризисных программах развитых государств и крупных стран с переходной экономикой значительное место занимают модернизация энергетической и транспортной инфраструктуры, развитие экологически чистой энергетики и связанные с этим НИОКР, а также другие составляющие «зеленой» экономики.
Соответствующий комплекс организационно-управленческих и научно-технических мер должен предусматривать: поддержание должного уровня готовности и эффективности, а также инновационное развитие систем, методов и технологий прогнозирования и снижения риска природных катастроф, включая интегральную оценку рисков важных объектов инфраструктуры, чувствительных к погодно-кли-матическим изменениям, и системы раннего оповещения. Кроме того, необходимо создавать системы, средства и методы инженерной и медико-санитарной защиты населения от экстремальных и опасных природных явлений, включая средства поддержания устойчивости организма к неблагоприятным внешним воздействиям и системы оказания экстренной медицинской и иной помощи при наступлении таких явлений, а также инженерной защиты хозяйственных объектов (в первую очередь особо важных и опасных).
Наиболее эффективный подход к реализации Климатической доктрины РФ — разработать и ввести в действие пакет нормативных правовых актов и иных нормативных документов различного уровня, которые создали бы эффективные механизмы принуждения к энергоэффективности всех субъектов экономики — от крупных корпораций до домашних хозяйств. Комплекс мер по снижению техногенного воздействия на климат также должен включать научно-технические программы и мероприятия, в том числе по развитию инновационных технологий.
К числу наиболее важных технологий, развитию которых следует уделить особое внимание, относятся: системы, методы и технологии мониторинга и прогнозирования состояния атмосферы и гидросферы; технологии атомной, водородной энергетики, новых и возобновляемых источников энергии, а также производства топлива и энергии из органического сырья; технологии и системы энергосбережения, распределения и потребления тепла и электроэнергии; технологии и системы транспортировки, включая энергоэффективные двигатели и движители для транспортных систем. Особое значение имеют системы и технологии, использование которых способно обеспечить одновременно ресурсо- (энерго-)сбережение, снижение выбросов загрязняющих веществ и парниковых газов и экономию средств. Прежде всего отметим сектор ЖКХ, поскольку на него приходится почти половина потребления электроэнергии, а сроки и норма окупаемости инвестиций весьма привлекательны. Другие перспективные секторы — энергетика, промышленность, строительство, транспорт.
Осуществление основных направлений Климатической доктрины РФ требует от всех федеральных органов власти мер по качественному повышению роли науки и образования. Речь идет о науках о Земле, прежде всего климатологии, инженерных и технических науках, а также об экономике, которая должна обеспечить корректные учет и оценку всех аспектов экономического развития, включая климатические и другие экологические риски.
В рамках мер по реализации Климатической доктрины РФ10 правительство России могло бы принять специальную программу по осуществлению Комплексного плана научных исследований погоды и климата до 2020 г., разработанного Росгидрометом и РАН при участии других ведомств в 2010 г. Это позволило бы:
  • проводить скоординированные на национальном уровне исследования (в виде национальной программы с целевым финансированием) с учетом их интеграции в международные программы;
  • осуществлять подготовку квалифицированных научных кадров и способствовать их закреплению в российской науке;
  • обеспечить актуальные исследования современными информационными технологиями и вычислительными средствами.
Кроме того, важно развивать механизмы экспертизы научных проектов и их результатов, чтобы отечественные исследования соответствовали мировому уровню.

Адаптация к изменениям климата: внешнеэкономический аспект

Во внешнеэкономическом плане программы и программные меры адаптации России к изменениям климата должны исходить из того, что уже сейчас и тем более в ближайшем будущем мировая политика, в том числе экономическая, станет все больше использовать фактор климатических изменений как предлог и реальный механизм сдерживания контрагентов и поддержки собственных производителей в конкурентной борьбе. Поэтому Россия должна учитывать внешнеэкономические риски, связанные с введением «углеродных» барьеров, предлагаемых ЕС и США для ограничения доступа на их рынки продукции и услуг со значительным потенциалом углеродосодержащих выбросов или произведенных на основе энергоемких технологий, к которым относится значительная часть российского экспорта.
Отметим и ограничение, установленное директивой 2008/101/ЕС Европейского парламента с 1 января 2012 г. в отношении авиакомпаний и предусматривающее обязательное наличие у них разрешений на выбросы парниковых газов. Российские авиакомпании, выполняющие авиарейсы в страны ЕС, должны будут оплачивать 15% совокупных выбросов парниковых газов (85% предоставляются бесплатно), что при цене 10 евро/т СО2-эквивалента означает ежегодные платежи в размере около 2 млн евро. Аналогичные меры прорабатывают и в отношении морских перевозок. Фактически речь идет об игнорировании норм ВТО, согласно которым подобная торговая защита выступает формой недобросовестной конкуренции, а также Рамочной конвенции по изменению климата, прямо запрещающей такую практику.
В соответствии с различными сценариями развития энергосбережения, энергоэффективности и возобновляемой энергетики за рубежом поставки российских энергоносителей будут иметь стратегическое значение для потребителей, прежде всего в ЕС и Китае, по крайней мере в течение ближайших 10—15 лет. В связи с этим России следует проявлять особую осторожность и апеллировать к указанным международным нормам, подчеркивая свою роль надежного поставщика энергоресурсов. В то же время необходимо учитывать особенности нашей страны — холодный климат и большую территорию, объективно требующие производства, транспортировки и потребления значительных и повышенных (по сравнению с другими странами) объемов топливно-энергетических ресурсов для коммунальных и производственных нужд. Последний аргумент особенно важен при парировании настойчивых попыток государств «большой семерки» и ряда других стран ОЭСР вынудить Россию в ближайшее время отказаться от государственных субсидий ТЭК.
Перечисленные особенности наряду с другими специфическими российскими факторами — высокой обеспеченностью страны собственными энергоресурсами и растущим дефицитом трудовых ресурсов — необходимо учитывать и при формировании национальной «зеленой» экономики, в первую очередь экологически чистой энергетики. Для большинства развитых стран и стран с переходной экономикой, являющихся нетто-импортерами энергоресурсов и одновременно имеющих избыток трудовых ресурсов, развитие указанного сектора экономики как способа импортозамещения и смягчения безработицы, очевидно, даже актуальнее, чем экономия ресурсов и снижение нежелательных выбросов в окружающую среду, включая парниковые газы. В отличие от них для России трудо- и импортозамещающие функции «зеленой» экономики с точки зрения развития и конкурентоспособности ее хозяйственного комплекса на ближайшие годы и среднесрочную перспективу (до 2020 г.) имеют второстепенное значение.
Мы не ставим под сомнение важность возобновляемой энергетики для России. Ее развитие целесообразно с позиций рационального использования местных ресурсов (например, геотермальных, ветра или лесной биомассы), улучшения качества окружающей среды и здоровья населения, а в более отдаленной перспективе — замещения дорожающих углеводородов. Безусловно, необходимо сотрудничать с мировым сообществом, включая страны ЕС и США, в области климатических изменений, в том числе при создании Глобальной рамочной основы климатического обслуживания11 (ГРОКО), предусмотренной решениями Третьей Всемирной климатической конференции (Женева, 2009 г.). Главными задачами ГРОКО определены: совершенствование системы мониторинга и прогнозирования экстремальных погодно-климатических явлений; создание и развитие центров климатического обслуживания; обеспечение междисциплинарного подхода, интеграция фундаментальной и прикладной науки.
Формирование ГРОКО потребует значительных усилий России и других стран, но обещает заметно повысить эффективность обслуживания различных потребителей климатической информации, в том числе по вопросам адаптации экономики к изменениям климата. При этом она будет предусматривать не только передачу им данных о температуре, осадках и других погодно-климатических характеристиках, но и разработку и внедрение рекомендаций по использованию указанной информации с учетом специфики каждого потребителя, деятельность которого подвержена климатическим рискам. Формирование российского сегмента ГРОКО подразумевает сотрудничество Росгидромета с другими федеральными ведомствами (а также с РАН, РАСХН, РАМН) в области разработки практических руководящих материалов по подготовке и использованию климатической продукции в различных секторах и регионах.
1 Здесь и ниже цитируются выводы Оценочного доклада Росгидромета: Изменения климата и их последствия на территории Российской Федерации / Под ред. А. И. Бедрицкого и др. М., 2008. Т. 1. www.voeikovmgo.ru/ru/otsenocrinyiy-doklad-izmenenie-klimata-na-territorii-rossiyskoy-federatsii. html.
2 См.: Долгосрочный прогноз развития экономики России на 2007—2030 годы (по вариантам) // Проблемы прогнозирования. 2007. № 6. С. 3 — 6; Основные параметры прогноза социально-экономического развития Российской Федерации на период до 2020—2030 годов. Приложение к Концепции долгосрочного социально-экономического развития Российской Федерации / Минэкономразвития России. 2008. С. 37. В прогнозе ученых РАН сценарий, альтернативный инерционному, именуется инвестиционным. В прогнозе Минэкономразвития наиболее вероятной считается разновидность инерционного сценария — энерго-сырьевой.
3 Оценки носят приближенный характер и приведены в качестве ориентира. Они выполнены на основе метода аналогий, использующего соответствующие данные и расчеты по развитым странам и мировой экономике в целом. В частности, по данным доклада Н. Стерна (см. сн. 7), глобальный ущерб экономике от выбросов парниковых газов может достигать 1% мирового ВВП. По более свежим (декабрь 2010 г.) оценкам ЮНЕП и консалтинговой компании Тгасозг,, эта величина составляет 4,5 трлн долл., или 7,5% мирового ВВП (см.: www.greenbiz.com/print/39352). По нашему мнению, реальная цифра примерно в четыре раза меньше — порядка 1,9—2,1% мирового ВВП.
4 Основные параметры прогноза социально-экономического развития Российской Федерации на период до 2020—2030 годов. Приложение к Концепции долгосрочного прогноза социально-экономического развития Российской Федерации.
5 Исследователи из Института мировых ресурсов (США) охарактеризовали такой подход как «защита климата через обеспечение приоритета развитию» (см.: Baumert K. et al. Growing in the Greenhouse: Protecting the Climate by Putting Development First. Washington, DC: World Resources Institute, 2005).
6 В англоязычной литературе в таких случаях используют термин «deficit of adaptations^ однако соответствующая русская калька «дефицит адаптации» нам представляется неудачной.
7 Cm.: Stern Review on the Economics of Climate Change. Cambridge: Cambridge University Press, 2006. P. 430.
8 См.: Федеральный закон от 21 июля 1997 г. № 116-ФЗ «О промышленной безопасности опасных производственных объектов» (с последующими изменениями); Федеральный закон от 21.07.1997 г. № 117-ФЗ «О безопасности гидротехнических сооружений» (с последующими изменениями); Федеральный закон от 27 июля 2010 г. № 225-ФЗ «Об обязательном страховании гражданской ответственности владельца опасного объекта за причинение вреда в результате аварии на опасном объекте».
9 См.: Порфирьев Б., Юлдашев Р. Становление системы агрострахования в России: ключевые проблемы и наметки решений // Российский экономический журнал. 2010. № 6.
10 Предусмотрен решением Совета безопасности при Президенте РФ от 17.03.2010 г.
11 Работаем сообща над созданием Глобальной рамочной основы для климатического обслуживания: Отчет Всемирной климатической конференции-3 / ВМО. 2009. № 1048. www. wmo.int/ pages/gfcs/index_ru.html.
Комментарии (0)add comment

Написать комментарий
меньше | больше

busy