Внегосударственные денежные системы в информационной экономике


Внегосударственные денежные системы в информационной экономике

Красильников О.Ю.
д.э.н., проф. кафедры экономической теории и национальной экономики
Саратовского государственного университета имени Н. Г. Чернышевского
Красильникова Е.В.
к.э.н., доцент кафедры бухгалтерского учета
Поволжского института управления имени П.А. Столыпина — филиал РАНХиГС (Саратов)

Среди множества научных работ, посвященных техническим аспектам функционирования и развития внегосударственных (локальных, частных) денежных систем, не так много исследований, в которых проводится глубокий теоретико-методологический анализ этого явления, выявляются причины, факторы и условия внедрения современных денежных новаций. Возникающие в конкуренции с монополией государства за эмиссионный доход денежные системы призваны лучше учитывать насущные потребности экономических субъектов, экономить их время, материальные и финансовые ресурсы. Особенно ярко преимущества и недостатки внегосударственных денег проявляются на современном этапе глобального проникновения информационных технологий во все сферы общественной жизни, прежде всего в экономическое бытие социума.

 

Внегосударственная денежная система (ВДС) — это институт, основанный на использовании финансовых инструментов, эмитированных самостоятельными, независимыми от государства экономическими субъектами в целях организации рыночного обращения внутри той или иной хозяйственной совокупности. ВДС присущи целостность, устойчивость и открытость. Она сосуществует, взаимодействует и конкурирует с государственной (национальной) денежной системой, валютами других стран, а также прочими частными денежными системами.

ВДС характеризуется наличием эмитента (администратора и/или создателя системы). Он устанавливает: наименование денежной единицы, служащей масштабом цен; виды денежных знаков, порядок их выпуска в обращение и характер обеспечения; формы и условия платежного оборота и обращения частных денег; статус субъектов системы; порядок взаимодействия с иными денежными системами, включая национальные; поддерживает единство и относительное постоянство стоимости денежной единицы. ВДС может существовать как в наличной форме банкнот и купюр, так и в безналичном (в том числе электронном) виде, как с привязкой стоимости денежной единицы к любой национальной или резервной валюте, так и без нее, как в рамках национального государства, так и вне этих рамок.

Идея использовать локальные (частные) денежные системы не нова. Возможность денационализировать деньги, отстранить государство от эмиссии и контроля за банковской отраслью одним из первых обосновал Ф. Хайек в работе «Частные деньги» (Хайек, 1996). В экономической литературе, по его мнению, нет ответа на вопрос, почему правительственная монополия на денежную эмиссию повсеместно рассматривается как неизбежная. Первоначальные преимущества, считает австрийский экономист, которые могли оправдать присвоение правительством исключительных прав на чеканку металлических монет, уже не перевешивают недостатки подобной системы. Хайек предлагает денационализировать деньги, так как, по его мнению, государственная монополия на эмиссию вредна для общества. Австрийский ученый выдвигает кардинально новый план достижения денежной стабильности — систему, основанную на конкуренции параллельных частных валют. Деньги следует считать обычным коммерческим товаром и производить рыночным способом. Подобно тому, как конкуренция между обычными товарами способствует улучшению их потребительских свойств и отбраковке низкокачественной продукции, в процессе конкуренции между частными валютами произойдет отбраковка плохо обеспеченных и плохо управляемых валют. Любое отклонение от рыночного оптимума сразу приведет к быстрому вытеснению ненадежной валюты другими, более надежными. Останутся валюты, которые будут наилучшим образом выполнять функции денег. Главной формой выпуска частных валют должна стать продажа в обычном порядке или на аукционах.

За работой Хайека последовали многочисленные публикации других ученых по данной проблематике. Выяснилось, что денежные системы многих стран, существовавшие до эпохи центральных банков, основывались на принципах свободной конкуренции частных денег и были достаточно эффективными. Событием в научной дискуссии о деньгах стала публикация в 1986 г. статьи специалиста в области денежной теории, лауреата Нобелевской премии по экономике М. Фридмена, в которой он изменил свою прежнюю негативную оценку системы частных конкурентных валют и согласился в основном с позицией Хайека (Friedman, Schwartz, 1986).

Частные деньги нередко встречались в истории. Одной из первых локальных денежных систем можно считать финансовую пирамиду, созданную в Англии в начале XVIII в. Дж. Ло. Известно, что до 1719 г. банкноты частного банка Ло часто принимались с премией против королевских монет (Аникин, 1985. С. 93 — 110). В России после революции 1917 г. и во время Гражданской войны имели хождение различные внегосударственные денежные единицы: «сибирки», «уралки», «уфимки», деньги атамана Григорьева, правительства Колчака («омские» деньги), денежные суррогаты Сибревкома и др.

В конце существования СССР, в 1989 г., «частные» деньги появились на пике монетизации экономики. Помимо чисто экономического фактора не последнюю роль в этом сыграло усиление сепаратизма регионов.

Но настоящая либерализация денежной сферы произошла с началом рыночных реформ в России. В 1992 г. вице-премьер Е. Т. Гайдар подписал циркуляр об обороте так называемых «местных» денег — платежных средств, которые могли вводить в обращение органы местной административной власти. Сразу появились «валюты» Татарстана, Нижегородской области, Хакасии, чуть позже — «Уральской республики» и еще примерно сотни городов и районов. В данном документе непосредственно не говорилось о «корпоративных» деньгах, но в то время пропагандировался принцип «разрешено все, что не запрещено». Это и стало основанием для появления таких «валют». В общей сложности в 1990-е годы свои деньги печатали 750 населенных пунктов и 25 тыс. хозяйствующих субъектов1.

Своеобразная внегосударственная денежная система была создана в первой половине 1990-х годов небезызвестным С. Мавроди. Выпущенные им билеты МММ, называемые в народе «мавродиками», заменяли рубли при совершении некоторой части сделок и платежей.

В качестве современного примера функционирования локальных денег можно привести так называемый бристольский фунт. Крупный британский портовый город Бристоль в сентябре 2012 г. ввел собственную валюту. Подобным способом город решил оградить себя от европейского финансового кризиса и конкуренции со стороны глобальных корпораций (прежде всего крупных розничных торговых компаний и сетей общепита), а также поддержать местный бизнес. По словам одного из создателей новой валюты К. Мунди, «около 80% денег утекает из города, если они выплачиваются мультинациональным корпорациям, но эти 80% останутся, если будут потрачены в магазинах Бристоля» (Грозовский, 2012).

Новую валюту признали местные бизнесмены, подписавшие с мэрией соответствующее соглашение. Со своей стороны, городская администрация объявила о готовности принимать муниципальные налоги в местной валюте, а также предложила 17 тыс. своих сотрудников получать часть зарплаты в новых деньгах по курсу 105 — 110 бристольских фунтов вместо 100 британских. Остальные жители Бристоля и многочисленные туристы могут получить местную валюту, обменяв обычные британские фунты стерлингов в уполномоченном банке по курсу один к одному с комиссией 3%, за счет которой финансируется денежная эмиссия.

Потратить новые деньги можно только в городе, покупая товары у местных торговцев. В глобальных сетях типа McDonald's или Wal-Mart бристольские фунты не принимают, но их возьмут на рынке, в лавке, мастерской или небольшом магазине. Эмитенты валюты и городские власти видят сразу несколько выгод от нововведения. Во-первых, увеличивается потребление товаров и услуг местных производителей, а не иногородних национальных и транснациональных компаний. Во-вторых, своя валюта позволит повысить доходы городской экономики и бюджета за счет туристов, коллекционеров банкнот, общего роста известности и популярности места.

Противники локальных денег говорят о том, что местный бизнес должен конкурировать с национальным и транснациональным за счет цены и качества, а не отгораживаться своей «валютой». Она снижает заинтересованность городских предпринимателей предлагать товары и услуги на общенациональном и международных рынках, некоторые из них опасаются, что в результате нововведения усилится административное давление на бизнес.

Комментируя введение бристольского фунта, глава Европейского центрального банка М. Драги сделал неожиданное признание: согласно данным его ведомства, в Европе уже больше 100 местных валют. Только в Греции городских валют полтора десятка. В Британии в 2008 г. собственными деньгами обзавелся и небольшой город Льюис. В итальянском Неаполе недавно ввели в оборот «напо», которая позиционируется как «честная монета для честных людей» и дает возможность получить скидку 20% в городских магазинах, кафе и ресторанах. Местные власти прогнозируют, что товарооборот в этой валюте уже в ближайшее время достигнет 55 млн долл. Примерно такая же схема действует в римском районе Монтесакро, где фактическую скидку 20% можно получить, используя местные «шеки». Причем участники программы из числа представителей местного бизнеса получают компенсацию от властей. Сейчас в пригороде Мадрида — городке Аламо магазины и бары начали принимать к оплате испанские песеты, ходившие до евро (Грозовский, 2012).

Введение местных валют в кризисный период может иметь эффект плацебо. Поскольку они обращаются в конкретном городе параллельно с основной валютой страны, их живучесть будет определяться исключительно степенью полезности для жителей. Возникает вопрос: есть ли перспектива у подобных локальных денежных систем в будущем, когда кризис закончится?

Модель «идеальной» ВДС должна включать следующие характеристики: массовость спроса на деньги и их предложения; реальная товарная обеспеченность; наличие рынка капитала и возможность инвестировать в новой валюте; трансграничность (возможность выхода за рамки национальной денежной системы). По мнению А. Генкина, в долгосрочной перспективе преуспеют частные денежные системы трех категорий эмитентов: 1) владеющих ресурсным обеспечением — крупнейшие добывающие компании, в силу постоянства спроса на ресурс; 2) владеющих недвижимостью — крупнейшие владельцы офисных, торговых, складских площадей в ведущих мировых центрах, в силу постоянства роста стоимости актива; 3) владеющих сетями дистрибуции — глобальные супермаркеты и ритейлеры, в силу постоянства доверия масс потребителей (Генкин, 2005).

Развитие Интернета создало соответствующую технологическую базу для функционирования внегосударственных денежных систем. Применение интернет-технологий привело к возникновению глобальной электронной среды экономической деятельности и формированию новых организационных и институциональных структур во всех сферах хозяйственной жизни общества. Для обозначения хозяйственной деятельности с использованием информационных технологий, глобальных и локальных сетей мы будем употреблять термин «информационная экономика». Это любая хозяйственная деятельность, в основе которой лежат специфические экономические отношения между людьми в сфере создания, распределения, обмена и потребления информационных ресурсов (продуктов) (Красильников, 2012).

Внегосударственные денежные системы опираются на редкий товар или услугу, необходимую всем или большому количеству лиц. Однако информация — ресурс неограниченный, характеризующийся почти вечной сохранностью. При потреблении количество информации не уменьшается, а, наоборот, возрастает. Казалось бы, возникает явное противоречие. Но в этом-то и заключается феномен современной информационной экономики: доступ к актуальной информации может быть искусственно ограничен различными ключами, паролями, лицензиями и электронными подписями. Именно при таком условии могут возникнуть и с успехом функционировать современные ВДС. Главными игроками на данном экономическом поле становятся крупнейшие информационные центры распространения и фильтрации актуальной информации. Подобные услуги предлагают ведущие информационные поисковые системы (например, Google или Яндекс), и на их основе могут существовать и успешно развиваться национальные и международные ВДС.

Появление электронных денег, обладающих экстерриториальностью и резко снизивших издержки денежного обращения, с середины 1990-х годов ознаменовало новый этап развития денежных систем. В результате возник феномен частных денег, вышедших за пределы национальных границ одной страны и оторвавшихся от любой национальной денежной единицы. Наиболее крупные частные системы эмиссии электронных денег имеют сотни тысяч и даже миллионы участников, например WebMoney, PayPal или Яндекс-Деньги (Генкин, 2003. С. 369 — 409). При этом указанные ВДС, как правило, принадлежат либо крупнейшим поисковым системам, либо компаниям, предоставляющим услуги в области интернет-торговли (eBay) или электронных платежей (WM Transfer Ltd).

Директива 2000/46/ЕС Европарламента от 18 сентября 2000 г. ввела понятие «electronic money institution^ то есть институт электронных денег, и тем самым сделала легитимными указанные денежные новации. Директива применяет к этому подвиду финансовых услуг базовые правила регулирования кредитных институтов (European Parliament, 2000). Таким образом, появляется возможность интегрировать внегосударственные электронные денежные системы в правовое поле национальных государств и международных расчетов.

С точки зрения неоинституциональной экономической теории выбор между рынком и государством означает лишь выбор между различными типами их несовершенств. Если учесть, что полная монополия государства на выполнение определенных функций приводит к высоким трансакционным издержкам, то разумно предположить, что эта роль должна доставаться ему не во всех, а только в определенных взаимодействиях, а в остальных случаях будут функционировать альтернативные рыночные механизмы. Причем, разумеется, нужно учитывать инерцию общественного сознания, привыкшего к тому, что данные функции выполняет государство (Генкин, 2005).

Таким образом, оптимальный размер внегосударственной денежной системы определяется возможностью снизить трансакционные издержки, возникающие при использовании государственной. В зависимости от размера можно выделить следующие виды ВДС: глобальную (международную), национальную (не путать с государственной), локальную и микросистему.

График уровня трансакционных издержек в зависимости от размера денежной системы

При этом локальная ВДС охватывает только отдельные сегменты национального рынка, а микросистема может быть построена на базе фирм и даже домохозяйств. На рисунке показана величина трансакционных издержек в зависимости от размера денежной системы и вида экономики: традиционной (индустриальной) и информационной.

В традиционной экономике за счет эффекта масштаба минимальный уровень трансакционных издержек достигается в рамках государственной денежной системы. В новой информационной экономике за счет развития Интернета возможна экономия трансакционных издержек при функционировании ВДС на локальном и глобальном уровнях. При этом построение государственной денежной системы в информационной экономике, наоборот, будет характеризоваться высокими издержками (выпуск наличных монет и купюр, хранение, инкассация и утилизация, содержание центрального банка, счетных машин и банкоматов, организация системы международных расчетов и финансовых центров). Можно предположить, что по мере усиления конкуренции между различными ВДС издержки их функционирования будут значительно ниже аналогичных затрат государства. Основные отличия государственной и внегосударственной денежных систем представлены в таблице.

Таблица

Основные отличия государственной и внегосударственной денежных систем в информационной экономике

Признак

Государственная ДС

Внегосударственная ДС

Охват

В рамках национальной экономики (иногда за ее пределами)

В рамках любых экономических систем (локальных, национальных и международных)

База функционирования

Ограниченные материальные ресурсы (золото, товарные запасы)

Актуальная информация или услуга информационного поиска

Правовая основа

Институт государственного принуждения

Общественный договор

Структура

Централизованная

Децентрализованная

Форма денег

Наличная и безналичная

Безналичная

Отметим, что ВДС должна выполнять основные функции, присущие деньгам: быть мерой стоимости, средством обращения и накопления. Привязка внегосударственных денежных единиц к существующим национальным валютам не позволяет им в полной мере выполнять указанные функции. Кроме того, это приводит к тому, что частные денежные системы оказываются подвержены тем же недугам, что и госденьги: инфляции, зависимости от государственной денежной политики, валютных курсов, игры мировых спекулянтов и др.

По нашему мнению, наибольшими перспективами развития в этом плане обладают крупнейшие системы поиска информации в Интернете. Но полноценными такие ВДС могут стать только при условии, что частные деньги будут наравне с государственными котироваться на мировых валютных биржах и появятся самостоятельные конвертируемые «интернетки».

Возможность их возникновения косвенно подтверждает деловая игра, проведенная авторами статьи среди студентов вузов. Мы раздали учащимся игровые деньги и предложили подумать, во сколько они готовы оценить актуальную учебную информацию, содержащуюся в конспектах лекций. Не блещущие успеваемостью студенты были согласны купить ее у отличников и заплатить в среднем по 30 руб. за одну игровую единицу, то есть оценили ее в 1 долл. США!

Возникает вопрос: как заставить людей пользоваться частными деньгами? Для этого они должны быть более удобными, чем государственные. В информационной экономике этот вопрос во многом решен. Современные платежные системы имеют сотни тысяч и даже миллионы пользователей. До полноценного функционирования ВДС остался только один шаг: исключить жесткую привязку частных валют к государственным, ввести систему плавающих курсов. На смену «узаконенному принуждению» должно прийти «обычное договорное право», которое делает все необходимое без всякого закона, придающего особое значение тем или иным видам денег.

Эмиссия частных денег становится масштабной, когда в экономике наблюдается глобальная трансформация, а государство не может проводить адекватную ей денежную политику или просто игнорирует происходящие изменения. Полностью запретить эмиссию внегосударственных обязательств в законодательном порядке практически невозможно. При самом суровом и регламентированном законодательстве всегда найдется лазейка для их эмиссии. Со временем денежная система приспосабливается к появлению тех или иных частных денег, в результате выживают лишь те новые разновидности внегосударственных валют, которые наиболее эффективно выполняют денежные функции и полнее удовлетворяют потребности субъектов экономики.

Однако все вышесказанное не отменяет необходимости правового регулирования внегосударственных денежных систем. Надо разработать внешний, независимый от эмитентов, механизм контроля над работой ВДС. Подобный контроль могут осуществлять международные и национальные общественные организации, сообщества самих эмитентов частных денег.

Роль указанных институтов общественного надзора очень важна, поскольку внегосударственным денежным системам присущ ряд экономических рисков:

  • снижение эмиссионного дохода и сужение налоговой базы национальных государств;
  • возможность использовать преимущества ВДС для отмывания денег, ухода от налогов, финансирования теневого и криминального бизнеса и т. п.;
  • вероятность монополизации института частных денег узкой группой чиновничье-олигархических и национальных элит;
  • возможность пересмотра роли резервных валют и традиционных финансовых центров, что чревато ростом общей экономической нестабильности.

Существуют и значительные технические риски: компьютерные сбои, вирусные атаки, несанкционированный доступ, кражи и взломы.

Проблема возникновения и функционирования внегосударственных денежных систем должна стать предметом пристального изучения и обсуждения ведущих ученых-экономистов, представителей финансового блока правительства, крупных хозяйственников и специалистов-практиков в области денежного обращения.

 


1 http://ttolk.ru/?p=9273.

 

Список литературы

Аникин А. В. (1985). Юность науки: жизнь и идеи мыслителей-экономистов до Маркса. М.: Политиздат. [Anikin А. V. (1985). The Youth of Science: The Life and Ideas of Thinkers-Economists before Marx. M.: Politizdat.]

Генкин A. C. (2003). Планета Web-денег. M.: Альпина Паблишер. [Genkin A. S. (2003). Planet Web-money. M.: Alpina Pablisher.]

Генкин А. С. (2005). Частные деньги: осмысление роли и места в современном мире // Финансы и кредит. № 29. С. 29 — 33. [Genkin A. S. (2005). Private Money: Understanding the Role and Place in the Modern World // Finansy i Kredit. No 29. P. 29-33.]

Грозовский Б. (2012). Фунт бристольского лиха. Новые валюты единой Европы // The New Times. 27 авг. [Grozovsky В. (2012). The Bristol Pound Trouble. The New Currencies of the United Europe // The New Times. August 27.]

Красилъников О. Ю. (2012). Знание и информация в концепциях «новой» экономики // Известия Саратовского университета. Новая серия. Сер.: Экономика. Управление. Право. Т. 12, вып. 2. С. 12 — 16. [Krasilnikov О. Yu. (2012). Knowledge and Information in the Concepts of the "New" Economy // Izvestiya Saratovskogo universiteta. Novaya seriya. Seriya: Ekonomika. Upravlenie. Pravo. Vol. 12, iss. 2. P. 12-16.]

Хайек Ф. (1996 [1976]). Частные деньги. M.: Институт национальной модели экономики. [Hayek F. (1996 [1976]). Private Money. Moscow: Institut Natsionalnoi Modeli Ekonomiki.]

European Parliament (2000). Directive of the European Parliament and of the Council 2000/46/EC of 18.09. "On the Taking up, Pursuit of and Prudential Supervision of the Business of Electronic Money Institutions" (OJL 275, 27.10.2000).

Friedman M., Schwartz A. (1986). Has Government Any Role in Money? // Journal of Monetary Economics. Vol. 17. P. 37—62.

Комментарии (0)add comment

Написать комментарий
меньше | больше

busy