Экономические кругообороты и финансовые «пылесосы»


Экономические кругообороты и финансовые «пылесосы»

Дмитриева О.Г.
д. э. н., проф.
первый заместитель председателя
Комитета по бюджету и налогам Государственной думы РФ

Профицит бюджета как основа финансовых кругооборотов

В 2000-е годы (до наступления глобального кризиса) российская экономика функционировала в очень благоприятных экономических условиях. С 1999 по 2008 г. цены на нефть выросли с 17,1 до 94,4 долл./ барр., или в 5,5 раза. С 2000 г. (за исключением 2009 и 2010 гг.) страна имеет профицитный бюджет, то есть доходы превышают расходы.

Благоприятную экономическую конъюнктуру можно было использовать, чтобы ускорить темпы экономического роста за счет снижения налогов и замещения выпадающих бюджетных поступлений нефтегазовыми доходами либо увеличить государственные социальные и инвестиционные расходы и стимулировать рост, расширяя спрос населения и государства. Однако избыток доходов был направлен на формирование профицитного бюджета. В свою очередь, профицит использовали для первоочередного погашения внешнего долга и создания Стабилизационного фонда, позднее разделенного на Резервный фонд и Фонд национального благосостояния (далее — ФНБ).

При политике профицитного бюджета расходы меньше, чем могли бы быть при данном уровне налогообложения. Значит, на экономический рост негативно влияет искусственное ограничение платежеспособного спроса населения, одновременно усиливается дифференциация доходов населения из-за отсутствия механизмов бюджетного выравнивания, насильственно занижаются государственные инвестиционные расходы. Все это классические следствия реализации либеральной модели (см. рис. 1).

При профицитном бюджете налоги существенно выше, чем могли бы быть при данном уровне государственных расходов. Так, в 2005 г. уровень налоговых изъятий составил 37,8%, а совокупные расходы расширенного правительства — всего 29,8% (см. табл. 1). Таким образом, выбранная стратегия развития имела все недостатки социальной модели, не обладая ее преимуществами. Другими словами, налоги можно было безболезненно для расходов бюджета снизить примерно на %, что стимулировало бы предпринимательскую активность и экономический рост на основе либеральных принципов. Однако в наиболее благоприятный период уровень налоговых изъятий находился на отметке 38% и снизился только в 2009—2010 гг., когда кризис заставил поддерживать предпринимательскую активность посредством снижения налогов. Данные таблицы 1 показывают, что в течение десяти лет в России была уникальная ситуация, когда можно было одновременно использовать позитивные элементы либеральной и социальной моделей. Вместо этого мы получили недостатки обеих моделей.

Таблица 1

Доля доходов и расходов расширенного правительства в ВВП (в %)

2003

2004

2005

2006

2007

2008

2009

2010

2011

Доля доходов расширенного правительства в ВВП

34,40

34,71

37,77

38,29

38,61

37,69

33,46

34,15

37,40

Доля расходов расширенного правительства в ВВП

32,77

30,25

29,80

29,95

33,08

32,77

39,62

37,43

35,61

Источники: рассчитано по данным законов об исполнении федерального бюджета и бюджетов внебюджетных фондов за соответствующие годы.

Таким образом, выбирая между либеральной и социальной моделями, в реальности пришли к некоей третьей: финансового «пылесоса», откачивающего ресурсы из экономики страны через профицит бюджета. Назовем негативные следствия хронического профицита бюджета (подробнее см.: Дмитриева, 2013а):

  • торможение экономического роста как в результате искусственного ограничения государственных расходов — кейнсианский мультипликатор наоборот (подробнее см.: Дмитриева, 2006), так и за счет дестимулиро-вания предпринимательской активности из-за высоких налогов;
  • деградация производственной и социальной инфраструктуры;
  • деградация отраслевой структуры (перелив капитала не осуществляется через бюджет и не стимулируется через рынок).

Считается, что профицитный бюджет привел к определенным положительным результатам: сократился государственный долг; удалось снизить монетарную инфляцию. Однако даже в докризисный период, в 2000—2008 гг., не говоря уже о 2011 и 2012 гг., указанные достижения были полностью нейтрализованы. На фоне сокращения внешнего государственного долга на 60 млрд долл. в период с 2000 до 2008 г. внешний частный долг вырос на 350 млрд долл. Инфляция в России — это преимущественно инфляция издержек, она не эластична ни к снижению государственных расходов, ни к динамике денежной массы (Дмитриева, Ушаков, 2011). Анализ помесячного вклада в годовой уровень инфляции показал, что вклад января, когда повышаются тарифы естественных монополий, составлял от 20 до 39% общегодовой инфляции (см. табл. 2). В то же время доля декабря, когда имеет место максимальный объем бюджетных расходов и выплат населению, в среднем в 3 раза ниже.

Таблица 2

Вклад инфляции января и декабря в общегодовую инфляцию (в %)

2002

2003

2004

2005

2006

2007

2008

2009

2010

2011

2012

Январь

20,5

20,0

15,4

23,9

26,7

14,3

17,3

27,3

18,1

39,1

7,6

Декабрь

9,9

9,2

9,4

7,3

8,9

9,2

5,3

4,5

12,5

6,5

7,6

Источник: рассчитано по: Индексы потребительских цен в Российской Федерации в 1991—2012 гг. / Росстат. www.gks.ru/free_doc/new_site/prices/potr/tab-potrl.htm.

Еще одно доказательство реальной природы инфляции в России дает сопоставление общего индекса инфляции и роста тарифов ЖКХ. Как видно из данных таблицы 3, за 12 лет динамика тарифов ЖКХ в 4,3 раза опередила общий индекс цен. При этом в нем уже учитывается значительный вклад роста тарифов.

Таблица 3

Индекс потребительских цен (декабрь к декабрю предыдущего года, в %)

2000

2001

2002

2003

2004

2005

2006

На товары и услуги

120,2

118,6

115,1

112,0

111,7

110,9

109,0

На услуги ЖКХ

142,6

156,8

148,8

128,7

123,5

132,7

117,9

2007

2008

2009

2010

2011

2012

За 13 лет

На товары и услуги

111,9

113,3

108,8

108,8

106,1

106,6

4,21

На услуги ЖКХ

114

116,4

119,6

113

111,7

109,4

18,1

Источник: см. табл. 2.

Стратегия накопления за счет профицита бюджета средств на «черный день» также не достигла своих целей. Как показывает опыт кризиса 2008—2009 гг., дефицит бюджета покрывался эмиссией, а средства суверенных фондов просто переписывались со счета бюджета на счет Центрального банка РФ. Фактически средства Резервного фонда и ФНБ использовались лишь для поддержания курса рубля и погашения внешних долгов крупнейших частных собственников. Так, золотовалютные резервы с 01.07.2008 по 01.01.2009 г. сократились на 142,7 млрд долл., хотя в 2008 г. имел место профицит бюджета. Напротив, в 2009 г., когда наблюдался фактический дефицит бюджета, золотовалютные резервы не сокращались (см. табл. 4).

Таблица 4

Международные (золотовалютные) резервы Российской Федерации (млн долл.)

Дата

Сумма резервов

01.01.2008

478 762

01.04.2008

512 584

01.07.2008

568 966

01.10 2008

556 813

01.01.2009

426 281

01.04 2009

383 808

01.07.2009

412 512

01.10.2009

413 364

01.01.2010

439 450

01.04.2010

447 442

01.07.2010

461 201

01.10.2010

490 099

01.01.2011

479 379

Источник: рассчитано по: Международные резервы Российской Федерации / Банк России, www.cbr.ru/hd_base/mrrf/.

Наоборот, с 01.01.2009 по 01.01.2010 г. золотовалютные резервы выросли на 13,2 млрд долл., а за 2010 г., когда также имел место дефицит бюджета, они увеличились на 39,9 млрд долл. Подобная динамика золотовалютных резервов и показателей дефицита бюджета доказывает, что не было фактического расходования средств Резервного фонда и ФНБ как части золотовалютных резервов для финансирования дефицита бюджета.

В посткризисный период страна перешла от практики профицитного бюджета к дефицитно-профицитному, когда одновременно осуществляются пополнение Резервного фонда и ФНБ и заимствования. В итоге за 2011—2012 гг. государственный долг вырос на 2091,7 млрд руб., а прирост Резервного фонда и ФНБ составил 1823,3 млрд руб.1

Следствия из профицитно-дефицитного бюджета такие же, как из профицитного. Кроме того, имеются и все недостатки экономики с дефицитным бюджетом: рост долга и расходов на его обслуживание. Так, если в 2007 г. расходы на обслуживание долга примерно равнялись доходам от размещения средств Стабфонда (143,1 млрд против 151,9 млрд руб.), то в 2012 г. первые почти в 6 раз превысили доходы от размещения средств Резервного фонда и ФНБ (подробнее см.: Дмитриева, 2013а).

Дефицитно-профицитный бюджет формирует первый и главный кругооборот финансовых ресурсов — так называемый «большой кругооборот денежных средств» (см. рис. 2): налоги поступают в федеральный бюджет, затем зачисляются в Резервный фонд и ФНБ, их средства вкладываются в ценные бумаги иностранных государств под 1,12—1,95%2, одновременно осуществляются займы под 7—8%, средства от которых поступают в бюджет.

Потери от этого кругооборота состоят из:

  • прямых потерь из-за разницы в процентах при заимствованиях и при размещении средств Резервного фонда и ФНБ (в 2011 г. они составили 175,41 млрд, в 2012 г. — 266,3 млрд руб.);
  • упущенной макроэкономической выгоды вследствие искусственного торможения экономического роста и недофинансирования государственных расходов (при различной стратегии использования и в разные годы их можно оценить на уровне 1,5 трлн руб., если использовать методологию расчета, приведенную в: Дмитриева, 2006);
  • накладных расходов на обеспечение кругооборота, убытков, рисков, коррупции, неэффективного менеджмента.

Чтобы оценить величину последних, рассмотрим кругооборот по операциям. Его размер можно оценить так: объем пополнения Резервного фонда в год + объем чистых заимствований + расходы на обслуживание долга + доходы от размещения средств Резервногс фонда. Самая оптимистичная оценка этих потерь равна 10% потоков, следовательно, объем накладных расходов и потерь составлял в последние годы от 250 млрд до 400 млрд руб. в год.

Малый кругооборот денежных средств затрагивает толькс внутренний финансовый рынок (см. рис. 3). Налоги поступаю! в бюджет — профицит бюджета в виде временных остатков средств, который имеет постоянный характер, размещается на депозиты в коммерческих банках — далее государство осуществляет заимствования под 7—8%, средства от которых поступают в бюджет.

Объем бюджетных средств, размещенных в коммерческих банках, составлял от 387 млрд руб. в 2010 г. до 2189 млрд руб. в 2011 г. Средневзвешенная ставка по депозитам в коммерческих банках — 5,88% при доходности по ОФЗ 7,2 —8,3%3. Исходя из того, что средневзвешенный остаток средств в банках примерно равен 500 млрд руб., потери на процентах составляют около 10 млрд, а упущенная макроэкономическая выгода — 300 млрд руб. Потери, риски, коррупция и накладные расходы по этому кругообороту оцениваются на уровне 30—50 млрд руб. Таким образом, совокупные потери от малого кругооборота денежных средств составляют 340—360 млрд руб.

Пенсионный кругооборот

Кругооборот средств между пенсионным фондом и федеральным бюджетом возникает вследствие функционирования накопительного обязательного пенсионного компонента и одновременного покрытия дефицита Пенсионного фонда России (ПФР) из федерального бюджета. Выглядит пенсионный кругооборот так: пенсионные взносы поступают в ПФР — он перечисляет взносы на накопительную часть пенсии во Внешэкономбанк (ВЭБ), НПФ и другие управляющие компании — ВЭБ размещает большую часть пенсионных накоплений в государственных ценных бумагах — доходы от этого размещения поступают в федеральный бюджет — он покрывает дефицит ПФР, который вызван в том числе отчислениями на накопительную часть пенсий, используя и средства от заимствований с помощью бумаг, в которых были размещены пенсионные накопления. В таблице 5 представлены данные об отчислениях на накопительную часть пенсий, а также о совокупном фактическом дефиците ПФР за ряд лет.

Фактический дефицит ПФР существенно превышает официально заявляемый. До 2010 г. он складывался из прямых трансфертов на обеспечение сбалансированности ПФР, а также на покрытие разрыва между финансированием базовой части пенсии и поступлениями от единого социального налога в федеральный бюджет в части 6% отчислений.

Таблица 5

Отчисления на накопительную часть пенсий и совокупный дефицит Пенсионного фонда РФ (млрд руб.)

Отчисления

часть пенсии

Трансферы федерального бюджета

Размер дотирования выплаты базовой

пенсии

Размер фактического дотирования ПФР

на компенсацию выпадающих

доходов

бюджетного

Фонда

на балансиро-вание бюджета (на покрытие дефицита бюджета) Фонда

на вало-ризацию расчетного пенсионного капитала

2002

39,1

0

0

0

0

2003

52,8

0

0

0

0

2004

82,4

0

0

0

0

2005

83,3

0

30

218,1

2484

2006

100,6

0

49,7

202,3

252,0

2007

140,7

0

0

185,4

185.4

2008

269,9

0

197,1

346,3

543,4

2009

282,9

0

399,3

488,3

887,6

2010

361,2

72,8

1316,3

502,2

1891,3

2011

418.1

69,6

924,4

505,7

1499,6

2012

474,2

304,4

1075,1

566,5

1946,0

2013

581,8

330,1

1009,9

600,3

1940,3

Источники: рассчитано по: Федеральный закон «О бюджете Пенсионного фонда Российской Федерации» на 2012 и 2013 гг.; Федеральный закон «Об исполнении бюджета Пенсионного фонда Российской Федерации» за 2009—2011 гг.; Горячева, Дмитриева, 2010.

После изменения законодательства, начиная с 2010 г., все отчисления от социальных взносов поступают непосредственно в ПФР, и размер его фактического дефицита оценивается как разность между фактическими расходами на выплату трудовых пенсий и поступлениями от социальных взносов, которые идут на выплату пенсий. К основным направлениям фактического дотирования ПФР по выплате трудовых пенсий относятся: компенсация выпадающих доходов его бюджета в части установления пониженных тарифов страховых взносов для малых, инновационных, сельхозпредприятий; компенсация расходов на валоризацию; прямые трансферты на покрытие дефицита ПФР. Таким образом, в 2012 и 2013 гг. фактический совокупный дефицит ПФР был в 2 раза выше, чем официально объявленный. При этом на У3 он обусловлен отчислениями на накопительную часть пенсий.

Свыше 75% средств пенсионных накоплений размещается через ВЭБ. На 1 января 2012 г. из 1555 млрд руб., переданных всем управляющим компаниям, ВЭБ получил 1164 млрд. При этом свыше 70% портфеля ВЭБ по пенсионным накоплениям составляют государственные ценные бумаги4.

Кругооборот пенсионных денежных средств представлен на рисунке 4. Размер пенсионного кругооборота между ПФР, финансовым рынком и федеральным бюджетом складывается из суммы отчислений на накопительную часть пенсии; суммы финансирования дефицита бюджета ПФР, который вызван оттоком средств на накопительную часть пенсий; доходности по пенсионным накоплениям; доходности по государственным ценным бумагам, в которые вложены пенсионные накопления. Объем данного кругооборота можно приблизительно оценить в 1300 — 1350 млрд руб. ежегодно в условиях 2012—2013 гг. Прямые потери на процентах — это разность между доходностью по государственным ценным бумагам и приведенным к годовому исчислению ростом рыночной стоимости портфелей, в которых размещены пенсионные накопления. Так, рыночная стоимость расширенного инвестиционного портфеля ГУК «Внешэкономбанк» выросла за четыре года на 14%5, соответственно среднегодовой прирост составил 1,033. Следовательно, только за счет этого фактора прямые потери достигают 18 млрд руб. Упущенная макроэкономическая выгода составляет около 200 млрд руб.; накладные расходы — расходы управляющих компаний, НПФ, услуги депозитария, расходы Пенсионного фонда по учету средств, а также коррупция и риски достигают 10% оборота ежегодно, то есть 130—135 млрд руб. Здесь на первый план выходят финансовые риски — возможность получить отрицательную доходность по пенсионным накоплениям.

Кругооборот собственности

Наиболее сложно анализировать кругооборот собственности и вести по нему расчеты, поскольку управление, контроль и статистика в сфере государственной собственности организованы значительно хуже, чем в сфере государственных финансов. В последнее время в управлении государственным сектором возникла тенденция смешивать государственную и частную собственность как в смысле прав собственности, так и в плане использования рыночных и государственных форм регулирования. При приватизации или сокращении функций государства не столько уменьшались сами масштабы госсобственности, сколько снижалась степень реализации государством своих прав как собственника.

Государственные органы управления преобразовывали в агентства, агентства — в государственные унитарные предприятия (ГУПы), потом ГУПы акционировали, на следующем этапе осуществлялись приватизация пакетов акций, принадлежащих государству, а также дополнительная эмиссия, что размывало долю государства в акционерном обществе. Управление через государственные органы преобразовывали в управление в составе государственных корпораций. Далее передача собственности и функций собственника осуществляется по схеме: государственное агентство — государственная корпорация — акционирование и превращение в акционерное общество — приватизация пакета акций, находящихся в государственной собственности.

Таким образом, кругооборот собственности состоит из двух фаз: первая — преобразование государственной собственности в смешанную и снижение доли государства; вторая — государственное бюджетное финансирование объекта негосударственной смешанной собственности и увеличение доли государства в нем.

В социально-бюджетной сфере традиционные бюджетные учреждения преобразовали в бюджетные учреждения в соответствии с федеральным законом № 83-ФЗ с размытым статусом без субсидиарной ответственности государства и сметы бюджетного учреждения. Кроме того, они могут изменить свою юридическую форму на автономную некоммерческую организацию. Последняя, в свою очередь, может перестать быть государственной организацией без использования процедур приватизации, только за счет изменения состава наблюдательного совета. Как будет выглядеть следующая фаза возврата собственности государству — сказать сложно. По-видимому, в макроэкономическом плане это потребует прямых затрат бюджета на создание социальной инфраструктуры, как сейчас в отношении детских дошкольных учреждений.

Процесс приватизации также был существенно модифицирован. Приватизация имеет несколько форм. Самая простая и, возможно, самая эффективная с точки зрения менеджмента — превращение государственной структуры в полностью частную. Однако приватизацию преимущественно осуществляют так, чтобы сохранить долю государства в организации, а следовательно, возможность беспрепятственно финансировать ее из бюджета и страховать предпринимательские риски за счет бюджетных средств. Продажа пакета акций или объекта на аукционе — далеко не единственная и отнюдь не самая выгодная форма приобретения государственного имущества. Стать его собственником без оплаты в денежной форме можно посредством обмена пакетами акций с государством.

Рассмотрим обмен акций между ОАО-Х и ОАО-Y. В Y государство имело контрольный пакет, который был передан ОАО-Х. X передало государству акции за счет дополнительной эмиссии, однако у государства и до этого был в нем контрольный пакет. Кроме того, X одновременно обменивалось пакетами акций с другими ОАО. В результате доля государства в обществе может не увеличиться.

Как видно из данных таблицы 6, доходы от собственности в форме дивидендов на пакеты акций государства в акционерных обществах и доходов от приватизации в несколько раз меньше совокупного объема ежегодных вложений государства в уставные капиталы акционерных обществ и субсидий государственным корпорациям.

Таблица 6

Доходы федерального бюджета в виде прибыли и дивидендов по акциям, принадлежащим РФ, доходы от приватизации и взносы в уставные капиталы ОАО (млрд руб.)

2007

2008

2009

2010

2011

2012*

Доходы федерального бюджета**

43,54

53,16

10,11

45,16

79,44

160,99

Доходы от приватизации

19,27

6,67

1,95

14,91

126,21

43,81

Взносы в уставные капиталы ОАО и субсидии государственным корпорациям

567,86

864,45

306,23

505,71

627,18

* Уточненная оценка.

** Прибыль, приходящаяся на доли в уставных (складочных) капиталах хозяйственных товариществ и обществ, или дивиденды по акциям, принадлежащим РФ, субъектам РФ или муниципальным образованиям.

Источники: рассчитано по: Заключение Счетной палаты Российской Федерации на отчет об исполнении федерального бюджета за 2011 год (основные положения); законы об исполнении федерального бюджета за соответствующие годы.

Хуже всего обстоит дело с управлением госпакетами акций в акционерных обществах. До сих пор нет закона об управлении такими пакетами, и деятельность представителей государства в советах директоров никак не регулируется.

При полном отсутствии государственного менеджмента в отношении акционированных компаний с государственным участием широко распространена их поддержка за счет бюджета (подробнее см.: Дмитриева, 2013b). При этом формы бюджетной поддержки инвестиционной активности постепенно изменяются. Если раньше основной формой подобной поддержки были прямые бюджетные инвестиции в объект с конкретной проектно-сметной документацией, то постепенно стали шире использовать другие формы поддержки — имущественные взносы, субсидии и субвенции коммерческим организациям, вложения в уставные капиталы.

В таблице 7 приведена структура бюджетных инвестиций с 2008 г. Начиная с реализации антикризисных мер в 2008 г., существенно выросла доля вложений в уставные капиталы, субсидий и имущественных взносов в государственные корпорации и открытые акционерные общества по сравнению с прямыми бюджетными инвестициями в конкретные объекты.

Так, в 2008 г. доля бюджетных инвестиций в объекты капитального строительства в общем объеме бюджетных инвестиций снизилась до 35,2%. В 2010 г. она выросла до 51,5%, однако затем снова стала падать. В 2011 г. доля бюджетных инвестиций в конкретные объекты в общем объеме бюджетных инвестиций сократилась до 48,6, а в 2012 г. - до 47%.

Таблица 7

Структура бюджетных инвестиций в 2008—2013 гг. (млрд руб.)

2008

2009

2010

2011

2012*

2013*

1. Бюджетные инвестиции в объекты капитального строительства:

308,99

388,70

381,83

477,90

556,36

387,65

не включенные в федеральные целевое: программы

210,01

266,88

297.94

381,33

380,43

294,96

включенные в федеральные целевые программы

98,98

121,82

83,89

96,57

175,93

92,68

2. Субсидии в государственные корпорации

355,08

354,476

151,84

283,41

294,33

156,25

3. Взносы в уставный капитал

212,85

509,965

208,39

222,30

332,85

81,40

Итого

876,91

1253,14

742,06

983,61

1183,53

625,30

Доля инвестиций в объекты капитального строительства в общем объеме бюджетных инвестиций, %

35,2

31,0

51,5

48,6

47,0

62,0

* Утвержденные в бюджете.

Источники: рассчитано по: Федеральный закон от 03.12.2012 г. № 216-ФЗ «О федеральном бюджете на 2013 год и на плановый период 2014 и 2015 годов»; законы об исполнении федерального бюджета за соответствующие годы; Оперативный отчет Счетной палаты Российской Федерации «О ходе исполнения федерального бюджета за январь—декабрь 2012 года».

Отметим также большой объем бюджетных средств, направляемых в недавно акционированные отрасли — электроэнергетику и железнодорожный транспорт.

В целом можно констатировать, что на фоне деклараций об ограничении роли государства в экономике сложились следующие особенности государственного регулирования:

  • отсутствие законодательства, регулирующего управление государственной собственностью;
  • отсутствие системы управления государственной собственностью при управлении пакетами акций государства в акционерных обществах;
  • чрезвычайно низкий уровень доходности по активам государства в акционерных обществах;
  • очень высокие издержки на менеджмент в акционерных обществах с государственным участием;
  • стабильное увеличение вложений бюджетных средств в уставные капиталы акционерных обществ по сравнению с прямыми инвестициями из бюджета;
  • постоянные преобразования юридического статуса государственных учреждений и организаций в направлении ограничения функций государства как собственника (учредителя).

Кругооборот собственности, или приватизационный кругооборот, можно определить следующим образом. Средства от приватизации предприятий поступают в бюджет, при этом из него осуществляют взносы в уставные капиталы недавно акционированных предприятий (см. рис. 5).

Объем кругооборота собственности оценить чрезвычайно сложно, поскольку большинство фактических сделок, связанных с преобразованием государственной собственности, проходит не через формальные процедуры продажи на аукционе, а через обмен акций, размывание пакетов государства путем дополнительной эмиссии акций, слияний и поглощений. Достаточно сказать, что количество акционерных обществ, где государство имело пакеты акций, сократилось со 140 тыс. в 1996 г. до 2,5 тыс. в 2011 г. При этом в течение всего этого периода доходы от приватизации не имели существенного значения для бюджета. Кроме того, объекты собственности значительно недооценены, отсутствуют их полные реестры и т. п. По экспертной оценке, ежегодные масштабы фактической передачи государственного имущества (на основе изменения реестра владельцев акций) составляют около 1 трлн руб. При этом вложения в акционерные общества превышают 600 млрд руб. Таким образом, объем кругооборота собственности составляет 1,6—2 трлн руб. ежегодно, а потери, коррупция и убытки в этой плохо контролируемой сфере существенно превышают потери от финансового кругооборота. Экспертно эти потери можно оценить на уровне 30—50% оборота, то есть 0,5 — 1 трлн руб.

Налоговый кругооборот

Рассмотрим налоговый кругооборот — по НДС (см. рис. 6). Предприятия сырьевого сектора получают возмещение по входящему НДС по экспортным операциям, который превышает 1 трлн руб. При этом более 90% экспорта составляют сырье и энергоносители.

Сверхприбыль именно этих отраслей изымается через экспортную таможенную пошлину. В 2012 г. поступления от нее составили 4,099 трлн руб. (см. табл. 8). Таким образом, свыше 1/3 изъятой сверхприбыли возвращается в сырьевой сектор в форме компенсации входящего НДС.

Таблица 8

Поступление экспортной таможенной пошлины и возмещение НДС (млрд руб.)

2006

2007

2008

2009

2010

2011

2012

Сумма НДС, исчисленная к возмещению из бюджета (по декларациям текущего года)

811,3

953,7

857,5

1051,7

1081,5

1228,8

1525,0

Поступления экспортной таможенной пошлины

1895,8

1834,9

2859,3

2042,2

2508,1

3710,3

4099,5

в том числе:

343,7

302,6

490,2

433,0

193,3

384,4

433,5

нефть и товары из нефти

1516,3

1482,0

2307,4

1581,8

2276,2

3268,8

3619,7

Источник: рассчитано по данным Федеральной налоговой службы (Данные по формам статистической налоговой отчетности, http://nalog.ru/nal_statistik/forms_stat/).

Расходы на обслуживание, потери, риски и коррупция в налоговом кругообороте в процентном отношении самые низкие и связаны преимущественно с возможностью успешной налоговой оптимизации при компенсации входящего НДС по экспорту, а также с прямыми расходами на администрирование сбора экспортной пошлины и НДС и его последующее возмещение. В целом эти расходы и потери экспертно можно оценить на уровне 60 млрд руб., или 2% совокупного оборота.


Совокупный объем финансового кругооборота, кругооборотов собственности, пенсионного и налогового составляет 9,4 — 11,5 трлн руб., или 15 — 19% ВВП (см. табл. 9). Конечно, наши оценки потерь от них достаточно приблизительные. Вместе с тем только прямые потери на разнице в процентах при заимствованиях и вложениях бюджетных средств составляют 298 млрд руб. ежегодно. Кроме того, упущенная макроэкономическая выгода при условии вложения средств в экономику через бюджетные процедуры оценивается на уровне 2 трлн руб. ежегодно. Наконец, расходы на осуществление этих кругооборотов, администрирование сопутствующих операций, потери от финансовых рисков, коррупции, неэффективных решений в совокупности составляют 970 — 1645 млрд руб.

Таблица 9

Потери от кругооборотов (млрд руб.)

Размер кругооборота

Прямые потери

Упущенная макроэкономическая

Накладные расходы,

коррупция

Итого потерь

1

2

3

4

2 + 3 + 4

1. Большой кругооборот денежных средств

2500-4000

270

1500

250-400

2020-2170

2. Малый кругооборот денежных средств

1000

10

300

30-50

340-360

3. «Пенсионный» кругооборот

1300-1500

18

200

130-135

348-353

4. Кругооборот собственности

1600-2000

-

-

500-1000

500-1000

5. Налоговый кругооборот

3000

-

-

60

60

Итого

9400-11 500

298

2000

970-1645

3268-3943

Источник: расчеты автора на основе экспертных оценок.

Совокупные потери оцениваются в 3,2—4 трлн руб., что примерно эквивалентно 35% расходов федерального бюджета. При этом следует учитывать и ущерб в виде снижения эффективности государственного менеджмента, поскольку значительные организационные, нормотворческие и кадровые возможности государственного аппарата используются для разработки и администрирования указанных кругооборотов.


1 Оперативный отчет Счетной палаты РФ «О ходе исполнения федерального бюджета за январь—декабрь 2012 года» № 00-1/15-10 от 07.02.2013 г.; Отчет Счетной палаты РФ о результатах контрольного мероприятия «Проверка законности и эффективности формирования, использования и управления средствами Резервного фонда и Фонда национального благосостояния в 2009-2011 годах» № ИКМ-34/06-04 от 05.04.2012 г.

2 Отчет Счетной палаты РФ о результатах контрольного мероприятия «Проверка законности и эффективности формирования, использования и управления средствами Резервного фонда и Фонда национального благосостояния в 2009—2011 годах».

3 Заключение Счетной палаты РФ на отчет об исполнении федерального бюджета за 2011 год (основные положения). М., 2012; Исполнение федерального бюджета и бюджетов бюджетной системы Российской Федерации в 2011 году. М.: Министерство финансов РФ, 2012.

4 Отчет Счетной палаты РФ «Проверка деятельности негосударственных пенсионных фондов по реализации прав застрахованных лиц при формировании и инвестировании средств пенсионных накоплений в соответствии с ФЗ от 24.07.2002 г. №111-ФЗ в 2009—2011 годах» № ОМ 70/14-03 от 25.04.2012 г.; Отчет Счетной палаты РФ «Проверка эффективности доверительного управления средствами пенсионных накоплений управляющими компаниями и осуществление контроля специального депозитария за соответствием деятельности управляющих компаний по распоряжению средствами пенсионных накоплений в 2009 — 2011 годах» № ОМ 217/14-03 от 28.12.2012 г.

5 Отчет Счетной палаты Российской Федерации «Проверка эффективности доверительного управления средствами пенсионных накоплений управляющими компаниями и осуществление контроля специального депозитария за соответствием деятельности управляющих компаний по распоряжению средствами пенсионных накоплений в 2009—2011 годах».


Список литературы

Горячева С. П., Дмитриева О. Г. (сост.) (2010). Социальная политика. Законодательные инициативы фракции «Справедливая Россия». М.: Издание Государственной Думы ФС РФ. [Goryacheva S. P., Dmitrieva О. G. (eds.) (2010). Social Policies. Legislative Initiatives of the Fraction "Just Russia". Moscow: State Duma of RF Publ.]

Дмитриева О. (2006). Формирование стабилизационных фондов: предпосылки и следствия // Вопросы экономики. № 8. С. 17—30. [Dmitrieva О. (2006). The Creation of Stabilization Funds: Premises and Consequences // Voprosy Ekonomiki. No 6. P. 17-30.]

Дмитриева О., Ушаков Д. (2011). Инфляция спроса и инфляция издержек: причины формирования и формы распространения // Вопросы экономики. № 3. С. 40-52. [Dmitrieva О., Ushakov D. (2011). Demand-pull Inflation and Cost-push Inflation: Factors of Origination and Forms of Expansion // Voprosy Ekonomiki. No 3. P. 40-52.]

Дмитриева О. (2013a). Деформация бюджетной политики и управления долгом вследствие формирования стабилизационных фондов // Вопросы экономики. № 3. С. 20 — 32. [Dmitrieva О. (2013а). Deformation of Fiscal Policy and Debt Management as a Result of the Stabilization Fund Forming // Voprosy Ekonomiki. No 3. P. 20-32.].

Дмитриева О. Г. (2013b). Управление госсобственностью в России: иррациональность устоявшихся особенностей // Российский экономический журнал. № 1. С. 13-27. [Dmitrieva О. G. (2013b). Managing Public Property in Russia: Irrationality of Entrenched Peculiarities // Rossiiskii Ekonomicheskii Zhurnal. No 1. P. 13-27.]

Комментарии (0)add comment

Написать комментарий
меньше | больше

busy