РОССИЯ И АФРИКА: ПРОБЛЕМА УКРЕПЛЕНИЯ ОТНОШЕНИЙ


РОССИЯ И АФРИКА: ПРОБЛЕМА УКРЕПЛЕНИЯ ОТНОШЕНИЙ

Развитие российско-африканских отношений в последнее время свидетельствует о растущей заинтересованности России в налаживании разностороннего взаимодействия с африканскими партнерами. Упрочение позиций в Африке следует рассматривать как составную часть стратегии по созданию оптимальных внешних условий для социально-экономического развития страны и превращение ее в один из центров влияния в мировом сообществе. Но предпринимаемые усилия по развитию отношений России с Африкой в ближайшей и отдаленной перспективе не определены. Это объясняется, на наш взгляд, недостаточностью четко сформулированных целей, ориентиров и приоритетов социально-экономического развития России. Этим осложняется решение многих внешнеполитических и внешнеэкономических задач.

Отсюда возникает необходимость обоснования определенных направлений взаимодействия нашей страны с рядом африканских государств, выделения национальных приоритетов. Постановка задач по обеспечению достижения этих интересов могла бы служить отправной точкой для разработки конкретных мер и механизмов сотрудничества России с интересующими государствами. Исторические условия времен существования СССР после его разрушения сильно изменились, но выполняемый анализ позволит пристальнее присмотреться к позитивным аспектам, имевшим место в прошлом, и взять их на вооружение в настоящем, пересмотреть еще бытующие негативные стереотипы представлений о социально-экономическом положении Африки, определив целевые интересы участвующих сторон.

Если говорить о национальных интересах России в Африке, то следует, прежде всего, позаботиться об обеспечении благоприятных условий для расширения рынка сбыта нашей промышленной продукции, а также доступа к сырьевым ресурсам континента на взаимовыгодной основе и укреплении мира и безопасности. В советский период целенаправленные действия средств массовой информации по формированию позитивного восприятия народами африканских стран политики и действий нашей страны отличались более дружественным отношением к ней и были более активными, чем в настоящее время. Со стороны советского государства действовали такие мощные информационные организации, как ТАСС, АПН, издательство "Прогресс", было радиовещание на Африку. Таким образом, было налажено активное освещение внутренней жизни СССР, его внешнеэкономических и внешнеполитических задач и целей. Широкое распространение получили контакты с местными средствами массовой информации, которые также играли важную роль как в распространении, так и в разъяснении внешнеполитических и внешнеэкономических акций Советского Союза. К тому же во многих странах континента действовали культурные центры, которые вели конкретную работу с представителями африканской молодежи, местной интеллигенции. Дом дружбы в Москве играл исключительно важную роль в укреплении дружественных связей с африканскими странами и формировании позитивного восприятия России как действительного друга и союзника африканских народов в их борьбе за социальную справедливость и укрепление национальной самостоятельности.

В нынешних условиях механизм информационного воздействия претерпел существенные изменения, причем не в лучшую сторону. В результате резко снизился интерес африканской общественности к нашей стране. Да и в российских средствах массовой информации, особенно в радиовещании и телевидении, даже упоминания об Африке (где проживает около 1 млрд. человек) появляются в основном в случае военных конфликтов, переворотов, стихийных бедствий, катастроф. Так формируется искаженное представление о реальном положении дел на континенте. И если мы не на словах, а на деле заинтересованы в совершенствовании положительного образа России в международном сообществе, то должны подумать о принятии конкретных мер и решений прежде всего со стороны государства, его высших властных структур.

За рубежом в этих целях созданы информационные центры, которые финансируются из бюджетных средств. В частности, известно, что Япония расходует из государственного бюджета на формирование своего образа за рубежом почти 300 млн. долл. в год, Австралия - 106, Франция - 65, Нидерланды - 40, Австрия - 32 млн. долл.

Изучение зарубежного опыта и, возможно, создание подобного центра в России позволили бы осуществлять более обоснованную и взвешенную политику по продвижению образа страны за рубежом. Действительно, вряд ли можно согласиться с безапелляционными утверждениями некоторых исследователей, что Россия, после разрушения СССР, остается значимым геополитическим центром мира, определяющим до известной степени его судьбы. Известно, что у России осталось от Советского Союза обладание ядерным оружием и весомым ресурсным энергетическим потенциалом, но достаточно ли этого, чтобы считать ее одной из сверхдержав?

Нередко, говоря о том, что Россия влияет на все происходящее в мире, мы выдаем желаемое за действительное. Необходимо понять, почему авторитет России как сверхдержавы, которым пользовался СССР в Африке, ныне понизился в восприятии тех же африканцев. И именно из этих реалий, а не завышенных оценок наших отдельных африканских партнеров, следует исходить при формировании внешнеполитических связей на африканском направлении.

Сейчас, когда многие события и факты советско-африканского взаимодействия забыты, представляется уместным привести конкретные примеры. Как известно, исходной предпосылкой для развития нового национального хозяйства является создание энергетической базы. Налаживание экономического сотрудничества с рядом африканских стран началось именно с оказания практической помощи в сооружении энергообъектов, включая гидро - и тепловые электростанции, трансформаторные подстанции, распределительные устройства, линии электропередачи и т. д. В числе стран, которым Советский Союз помогал в строительстве примерно 30 таких объектов общей мощностью 2, 9 млн. кВт, находятся Египет, Алжир, Марокко, Сомали, Замбия, Гвинея и др. Крупнейший из них - Асуанский гидроэнергетический комплекс, до сих пор приносящий неоценимую пользу Египту.

Там, где имелись соответствующие условия и проявлялась заинтересованность, оказывалось содействие в строительстве предприятий черной и цветной металлургии (мощностью 3, 5 млн. т чугуна, 5 млн. т стали и 166 тыс. т алюминия), нефтеперерабатывающих заводов (три завода общей мощностью 2, 6 млн. т), предприятий машиностроения и металлообработки (29 объектов). О значимости предприятий черной металлургии, строившихся при нашей помощи в Африке, можно судить по тому, что в первой половине 1970-х гг. во всех освободившихся странах континента выплавлялось немногим более 0, 5 млн. т чугуна и столько же стали в год, а вновь построенные заводы позволяли увеличить их производство в 7-10 раз.

Учитывая, что Африка - это в первую очередь аграрный континент, большое значение в деле упрочения престижа нашей страны имели усилия по оказанию содействия в строительстве ирригационных сооружений, предприятий по переработке и сохранению сельскохозяйственной и животноводческой продукции (около 40 объектов), организации ветеринарных амбулаторий и др. Советский Союз, и это следует подчеркивать, фактически впервые в мировой истории стал поддерживать справедливые позиции освободившихся африканских государств в том, что они могут самостоятельно распоряжаться своими природными ресурсами. Придавая должное значение роли природных ресурсов для экономического развития стран Африки, формированию их национальной минерально-сырьевой базы, наша страна оказала большую поддержку в проведении геолого-разведочных и поисковых работ, в строительстве горнорудных предприятий, создании геологических служб, соответствующих учебных заведений. Это явление до сих пор может служить важным фактором международных отношений как пример бескорыстной помощи в укреплении самостоятельности африканских государств.

Содействие в подготовке местных кадров почти в сотне учебных заведений, построенных в 15 странах Африки с участием Советского Союза, непосредственно на объектах сотрудничества, прием юношей и девушек континента в учебные заведения СССР, в организации стажировки африканских специалистов на советских предприятиях и другие виды обучения являлись наиболее действенной формой создания позитивного образа нашей страны как верного друга и союзника среди значительной части африканского населения.

Руководящие государственные деятели, правительственные и парламентские делегации СССР были довольно частыми гостями африканских стран. Но особенно широко, что исключительно высоко ценилось в Африке, практиковался прием африканских представителей самого различного уровня в Советском Союзе. Развивая и углубляя личные контакты с представителями африканских стран, советское руководство тем самым добивалось упрочения престижа и авторитета СССР на международной арене.

По сравнению с 1960-ми гг., когда было положено начало бурному расцвету внешнеполитического и экономического взаимодействия с африканскими странами, ныне морально-политическая, экономическая и социальная ситуация в мире, на континенте и в самой России иная. В этих условиях коренным образом изменилось отношение России к Африке и Африки к России.

Смена социально-политических и экономических ориентиров в России, а следовательно, характера и прежних принципов ее экономических отношений с африканскими странами, не могла не привести к утере притягательности образа, испытываемого в свое время в странах Африки по отношению к Советскому Союзу.

Свертывание нашего экономического сотрудничества с африканскими странами в постсоветский период крайне негативно отразилось на судьбе большинства предприятий и других объектов, сооруженных при нашем содействии. В экономических отношениях ведущее место стала занимать внешняя торговля на рыночных условиях, которая не влечет за собой сотрудничество в сооружении промышленных и иных хозяйственных объектов.

При теперешней доле России в мировой торговле - всего 1, 7% - и удельном весе продукции машиностроения, не превышающем 0, 5%, Россия уже не представляет большого интереса для Африки и как торговый партнер. Во внешнеторговом обороте Африки ей принадлежит всего 1, 3%. Преобладание в российском экспорте сырьевых поставок в Африку при таком объеме торговли вряд ли вносит заметный вклад в повышение роли России как перспективного и незаменимого партнера, особенно если учесть, что удельный вес высоких технологий в российском экспорте по последним подсчетам составляет всего 0, 13% и уже несколько лет снижается.

Резкое ухудшение экономического положения страны, произошедшее в ходе осуществленных реформ, ослабление ее промышленного потенциала и превращение в сырьевой придаток промышленно развитых государств, каковыми являются сами африканские страны, также негативно сказываются на популярности России в странах Африки. При международном сопоставлении по методу рейтинговых оценок Россия очень отстает по показателям, характеризующим технологический ресурс (как его общее состояние, так и многие механизмы его создания и развития). К тому же ее рейтинг конкурентоспособности в мировой экономике с каждым годом относительно других стран снижается.

Наиболее глубокий след советско-африканские отношения оставили в сфере образования и подготовки кадров, о чем до сих пор с теплотой вспоминают не только рядовые африканцы, но и многие государственные деятели. Но этому весьма выигрышному для формирования имиджа и развития российско-африканских отношений направлению стало уделяться слишком мало внимания. Фактически возможность получения образования была сведена к обучению в российских вузах крайне ограниченного числа африканской молодежи (для нее ежегодно выделяется всего 700 стипендий).

К позитивным наработкам прошлого, не потерявшим актуальности, относятся геолого-разведочные работы, составление географических карт и результаты других изыскательских работ. Этот богатый пласт сотрудничества еще недостаточно освоен, и здесь могут открыться большие перспективы.

Таким образом, можно заключить, что сохранившиеся позитивные наработки для придания динамизма развитию отношений России с Африкой уже не столь велики, как об этом нередко говорится в официальных заявлениях российских и африканских представителей. Единственное, пожалуй, с чем можно согласиться, - сохранение относительно высокого уровня политического сотрудничества, которое нуждается в дополнении более активными экономическими связями.

Сотрудничество с Африкой может быть для России выгодным и перспективным при взаимовыгодном партнерстве в развитии сельского хозяйства, торговли, транспорта, химической промышленности, машиностроения и особенно электроэнергетики, где у России имеются выдающиеся достижения. Речь в данном случае идет о содействии в развитии материально-технической и производственной базы африканских государств на основе рыночной конкуренции и при различных формах долевого участия местного капитала.

Некоторые сдвиги в развитии отношений с африканскими странами с указанными выше целевыми установками уже происходят. В качестве примера можно назвать строительство АвтоВАЗом автодорожного предприятия в Египте, которое в феврале 2006 г. пущено в эксплуатацию. Завоевав 5% авторынка этой страны, УАЗ и КамАЗ через зарегистрированную в Кении компанию развернули активную деятельность по освоению автомобильного рынка в Восточной Африке. В ЮАР поставляются российские микроавтобусы "Газель", которые прошли адаптацию к условиям этой страны и признаны соответствующими ее техническим стандартам. Микроавтобусы завозятся, реализуются и обслуживаются в ЮАР несколькими компаниями, объединившимися в группу "Рашн отомотив инвейстмент Сазерн Африка" ("РАИСА").

В 2006 г. Россия предложила ЮАР построить АЭС. И российским компаниям есть что предложить - от уникальных инженерно-конструкторских решений до высокопрофессиональных кадров и их подготовки. Выражена готовность российских энергетиков и строителей помочь в развитии газовой инфраструктуры. Планируется также построить в ЮАР завод по переработке марганцевой руды и производству ферросплавов производительностью до 250 тыс. т металла в год. Россия и ЮАР могут сотрудничать в электроэнергетике и при строительстве алюминиевого завода, где инвестиции будут измеряться миллиардами долларов.

Российская компания "Асен" и нигерийская "Codel International Ltd" подписали соглашение о строительстве газотурбинной электростанции в штате Байелса (Нигерия).

В Анголе продолжается строительство гидроэлектростанции на реке Шикапа с участием АК "АЛРОСА", являющейся одной из крупнейших алмазодобывающих компаний мира (на ее долю приходится около 23% мировой добычи алмазов). Ввод в эксплуатацию гидроэлектростанции на реке Шикапа позволит значительно повысить эффективность работы алмазодобывающего предприятия

"Катока", уже более десяти лет осуществляющего свою деятельность при активном участии АК "АЛРОСА".

Российские деловые круги начинают все глубже постигать запросы и нужды африканских потребителей и выходят на этот рынок с предложениями, максимально отражающими интересы потенциальных покупателей. В частности, в ходе визита общероссийской общественной организации "Деловая Россия" на Мадагаскар в январе 2006 г. малагасийцам были предложены проекты строительства малых (мощностью от 5 до 500 кВт) гидравлических электростанций на речках и ручьях в сельской местности.

Там, где поступают запросы на оказание содействия в реализации более масштабных проектов, Россия охотнее, чем прежде, соглашается на такое участие. Например, она согласилась реконструировать железную дорогу в Сьерра-Леоне. Причем следует отметить, что инициатором сотрудничества с Россией в этой области был лично президент страны Ахмед Теджан Кабба.

В середине 2001 г. при содействии российских специалистов завершено строительство гидроэнергетического комплекса "Аль-Вахда" в Марокко, обеспечивающего выработку 30% электроэнергии, производимой в стране. А в мае 2006 г. российская инвестиционная компания "Метрополь" начала переговоры с Марокканской государственной фосфатной компанией о совместном строительстве в Марокко завода по производству 150 тыс. т в год комплексных минеральных удобрений по новой запатентованной российской технологии.

Приведенными примерами не исчерпывается перечень предприятий, построенных, строящихся или подлежащих строительству в африканских странах с участием российской стороны. Наша главная цель заключается в тенденции, раскрывающей усилия российского бизнеса по освоению африканского рынка продукцией, характеризующей нашу страну как производителя современных промышленных изделий. Но пока еще объемы этих поставок или предложений не столь велики, чтобы можно было говорить о серьезных российских претензиях на роль крупного индустриального участника африканского рынка.

В последние годы все больше дает о себе знать новая в российско-африканских отношениях тенденция по приобретению российским капиталом частично или полностью уже действующих горнодобывающих и металлургических предприятий или по участию в сооружении новых. Дорогу этой тенденции проложил "Норильский никель", который в 2004 г. приобрел в ЮАР за 1, 16 млрд. долл. 20% акций одной из крупнейших в мире золотодобывающих компаний "Голд филдс". Вслед за этой акцией последовал ряд других крупных приобретений африканских активов. Весной 2006 г. прочно обосновавшийся в Гвинее российский концерн "Русал" купил за 19 млн. долл. у гвинейского правительства боксито-глиноземный комплекс "Фригна", которым российская компания управляет с 2004 г. Комплекс был пущен в эксплуатацию французской компанией "Пешине" в 1960 г. Он включает рудник по добыче бокситов мощностью 2, 2 млн. т руды в год, глиноземный завод, железную дорогу и морской порт. По взаимной договоренности "Русал" обязался погасить прежние долги промышленного комплекса "Фригна" (105 млн. долл.) и дополнительно инвестировать 65 млн. долл. в расширение производства.

В феврале 2006 г. "Русал" купил за 250 млн. долл. 77, 6% акций нигерийской компании "Алюминиум смелтер компани оф Найджириа" (АЛСКОН). В ее состав входят завод мощностью 193 тыс. т алюминия в год, порт на реке Имо и теплоэлектростанция. Совладельцами завода остаются германская "Ферроштааль АГ" (15%) и правительство Нигерии (7, 5%), которые вместе с "Русалом" намереваются в ближайшие три года дополнительно инвестировать в модернизацию АЛСКОН 150 млн. долл. Завод будет поставлять продукцию существующим и потенциальным клиентам российской компании в других странах. Сырье - глинозем будет поступать с концессии "Русала" в Гвинее.

Представители российского бизнеса сделали заявку на приобретение контрольного пакета акций ведущего производителя ванадия в мире - южноафриканской компании "Хайфелд стил энд вэнэдиэм", принадлежащей конгломерату

"Англо-Америкэн". Стоимость акций - более 1 млрд. долл. В начале 2005 г. создан российско-южноафриканский консорциум "Юнайтед Мэнгэниз оф Калахари" для разведки, добычи и переработки марганцевых руд на территории ЮАР, где сосредоточено 80% разведанных мировых запасов марганца. С российской стороны в консорциум в качестве стратегического, финансового и технического партнера вошла группа компаний "Ренова": ей принадлежит 49% совместного предприятия. Общий объем планируемых ею инвестиций в добычу, переработку руды и производство ферросплавов превысит 1 млрд. долл.

Руководством "АЛРОСА" заявлено о диверсификации деятельности и намерении купить активы в золотодобывающей, нефтяной и газовой промышленности. Золото, нефть и газ компания будет искать и в Африке. Помимо Анголы "АЛРОСА" начала поиски алмазов в Гвинее и планирует еще в Конго.

Активизация деятельности компаний первого эшелона в Африке вносит позитивные черты в восприятие России на континенте. Впечатляют масштабы капиталовложений, которые влекут за собой создание рабочих мест и повышение квалификации местных работников в связи с мерами по модернизации производства. И, что не менее важно, эти капиталовложения вселяют уверенность в возможность долгосрочного российского присутствия в странах, где сделаны эти вложения.

Эта мысль может быть подкреплена формированием механизма финансовой поддержки предпринимательского бизнеса в Африке. Так, в июле 2006 г. Внешторгбанк создал в Намибии совместную финансовую компанию "ВТБ кэпитэл (Намибия)" для привлечения на рынок Африки российского бизнеса и инвестиций. Доля Внешторгбанка в этой компании 50% + 2 акции, остальная часть принадлежит крупной намибийской фирме "Каприкон инвестмент холдинг". Планируется, что клиентами компании станут российские компании, заинтересованные на юге Африканского континента в таких областях, как добыча и переработка минерально-сырьевых и других природных ресурсов, энергетика, телекоммуникации, рыболовство, строительство и торговля.

Содействие в реализации стратегического партнерства России и ЮАР призваны оказывать соглашения Внешэкономбанка с южноафриканскими "Индастриэл дивелопмент корпорейшн" и "Недбанк лимитед". Соглашение с "Индастриэл дивелопмент корпорейшн", в частности, направлено на развитие сотрудничества в области поддержки экспорта, а также реализацию инвестиционных проектов, стимулирующих развитие отраслей промышленности, которые ориентированы на экспорт. Стороны будут рассматривать друг друга как приоритетных партнеров при обслуживании контрактов, заключенных в области энергетики и инфраструктуры, а также в горнодобывающей отрасли. Соглашением с "Недбанк лимитед" предусматривается совместное финансирование и осуществление банковского сопровождения инвестиционных проектов в различных отраслях промышленности, в частности горнодобывающей.

Внешэкономбанк - единственный российский банк, который пока присутствует в ЮАР. Поэтому подписанные им соглашения с банковскими учреждениями ЮАР открывают перед российскими деловыми кругами реальную возможность опереться на ресурсы крупных финансовых институтов при реализации проектов как в ЮАР, так и сопредельных государствах - Анголе, Намибии и других, а с иной стороны - перед южноафриканскими компаниями развивать бизнес в России.

Отмеченные выше акции по активизации взаимодействия с африканскими странами свидетельствуют, на наш взгляд, об определенном позитивном переломе в восприятии Африки как перспективного партнера. Вполне возможно, что это произошло в результате реализации задач по расширению горизонтов российской внешней политики, поиска новых возможностей для сотрудничества, сохранения и развития позиций там, где в прошлом Россией были вложены немалые ресурсы.

Видимо, назрел вопрос и пришло время для крупного российского капитала искать более выгодную сферу приложения, когда он стал все больше осознавать, что выход на западные рынки крайне затруднен. Африканская альтернатива оказалась более приемлемой, что подтверждается и приведенными выше факторами. Имеются ли какие-то причинно-следственные связи между наблюдающимся поворотом российской внешней политики в сторону Африки и упрочения сотрудничества России на континенте? И если да, то что нужно сделать для его развития?

Анализ показывает, что такая связь, безусловно, есть. Более того, при отсутствии специальных организаций, ответственных за создание образа страны за рубежом, привлекательности сотрудничества с ней, это связано прежде всего с деятельностью дипломатов, являющихся проводниками внешней политики, и бизнесменов, обеспечивающих своей практической деятельностью реальное представление об экономических возможностях страны. Однако было бы упрощением считать, что современный уровень политических и особенно экономических взаимоотношений вполне достаточен для обеспечения уровня влияния, отвечающего национальным интересам России.

Прежде всего, следует учитывать, что объемы торгово-экономических отношений с подавляющим большинством африканских стран находятся на очень низком уровне. Так, ЮАР избрана в качестве плацдарма для расширения экономического взаимодействия со странами Южной Африки в целом. Можно ли серьезно относиться к таким проектам, когда российско-южноафриканский товарооборот в 2005 г. составил всего 170 млн. долл.? А если взять структуру российского экспорта в ЮАР, то он на 57% представлен сырыми и обработанными алмазами, а остальную часть составляют прокат черных металлов, продукция химической промышленности, удобрения, коксующийся уголь и продукция автомобилестроения. А где же российские промышленные товары, которые призваны заполонить внутренний рынок ЮАР, вытеснить конкурентов и найти признание в сопредельных странах?

Если предположить, что весь нынешний объем поставляемых Россией в страны Африки товаров поступал бы на внутренний рынок ЮАР, то и в данном случае их удельный вес в импорте ЮАР составлял бы всего 4, 6%.

Другой пример - Марокко, крупнейший торговый партнер России. Ее удельный вес в общем объеме марокканского товарооборота в 2005 г. составил 4, 9%, что является хорошим показателем. Однако структура российского экспорта в эту страну на 75% представлена нефтью, на 8, 6 - металлопрокатом, на 5, 0 - зерновыми, на 4, 5 - серой, на 3, 5% - аммиаком и азотными удобрениями. Лесоматериалы, энергетическое оборудование и товары народного потребления занимают чуть более 3%. И в данном случае с Марокко Россия выступает как поставщик сырья и полуфабрикатов. Приведенные примеры красочно говорят о том, что без изменения отсталой структуры экспорта никакого влияния России на рынках Африки быть не может.

На наш взгляд, для развития торгово-экономических отношений с такими партнерами, как Африка, Азия и Латинская Америка, необходимо создать специальную организацию, ведающую вопросами международного развития и экономического сотрудничества. Подобные учреждения или агентства имеются практически во всех западных странах. При относительно небольшом штате ее работу было бы целесообразно построить на основе привлечения научно-исследовательских кадров профильных институтов по временным контрактам, как это делается за рубежом. Под эгидой этой организации можно было бы решать такие вопросы, как разработка концепции экономического взаимодействия России с развивающимися странами; выработка внешнеэкономической политики по налаживанию с ними односторонних торгово-экономических связей исходя из нынешних национальных интересов России; консолидация усилий частного капитала и государственных структур во взаимоотношениях с развивающимися странами и т. п. Пока у нас нет механизма сведения воедино разноплановых интересов государства и частного сектора на долгосрочную перспективу. Правильный выбор стратегии их сотрудничества обеспечило бы их эффективное взаимодействие во внешнеэкономической сфере.

Комментарии (0)add comment

Написать комментарий
меньше | больше

busy