Новая экономическая политика - Политика экономического роста


Новая экономическая политика - Политика экономического роста

Ивантер В.В.
Узяков М.Н.
Ксенофонтов М.Ю.
Широв А.А.
Панфилов В.С.
Говтвань О.Дж.
Кувалин Д.Б.
Порфирьев Б.Н.

В начале 2013 г. продолжилась тревожная тенденция существенного торможения темпов роста российской экономики. Прирост ВВП в первом квартале года оказался хуже прогнозов Министерства экономического развития РФ, и составил около 1%. В связи с этим Министерство пересматривает прогноз на 2013 г. По консервативному варианту прирост ВВП упадет ниже 3%, по оптимистичному варианту, предполагающему в том числе реализацию инфраструктурных проектов, составит 3,2%.

Однако низкие темпы экономического роста и связанные с ними сокращение притока инвестиционных ресурсов и торможение динамики роста доходов категорически неприемлемы для современной России.

Во-первых, в ближайшие годы стране необходимо решать острые проблемы, связанные с многолетним недофинансированием как производственной, так и социальной инфраструктуры. Если значительные средства на эти цели не будут выделены и целевым образом освоены, Россию ждет быстрый рост числа масштабных техногенных аварий и катастроф.

Во-вторых, за последние два десятилетия рост производства в стране достигался за счет не столько ввода новых предприятий, сколько сверхэксплуатации старых. Как следствие сейчас во многих случаях ввод новых мощностей нужен прежде всего для того, чтобы объемы производства не снизились из-за ускоренного выбытия окончательно изношенных фондов.

Для решения упомянутых задач восстановления и поддержания инфраструктуры, жилищного и основных производственных фондов в рабочем состоянии минимальная величина дополнительных расходов составляет, по нашим оценкам, не менее 2% ВВП России в год.

В-третьих, в современных российских условиях только высокие темпы роста производства могут обеспечить модернизацию и качественные перемены в экономике. Необходимые для них массовые инновации требуют масштабных и повсеместных инвестиций, которые практически нереальны в медленно растущей переходной экономике.

В то же время, несмотря на проблемы состояния основных фондов, свободные мощности в российской экономике имеются. Это видно из данных о фактической загрузке мощностей, а также из результатов опросов предприятий, в рамках которых недостаточный платежеспособный спрос оценивается как одно из главных препятствий к росту выпуска. Последнее обстоятельство опровергает тезис о том, что дополнительный денежный спрос в современной России способен вызвать только инфляцию. Масштабные меры по стимулированию спроса могут и должны стать ключевым способом поддержания высоких темпов экономического роста.

На первом этапе внутренний спрос должен формироваться главным образом за счет роста инвестиций и - в более скромных масштабах - за счет увеличения потребительского спроса. При этом одним из стратегических векторов развития для

России должно стать ускоренное развитие инфраструктурных отраслей. Это необходимо для ликвидации многочисленных узких мест, затрудняющих перемещение грузов и пассажиров по России, а также сдерживающих доступ предприятий к ресурсам и энергии. Кроме того, развитие инфраструктуры обеспечивает значительное увеличение масштабов внутреннего спроса, ориентированного в основном на отечественных производителей.

Другой стратегический вектор развития российской экономики связан с реиндуст-риализацией. Развитие национальной промышленности должно идти также по двум основным направлениям: во-первых, восстановление и развитие оборонно-промышленного комплекса и высоких технологий; во-вторых, восстановление и развитие инвестиционного машиностроения, которое повлечет за собой традиционное машиностроение - производство подшипников, электротехнических изделий, станков и т.д.

Следует особо подчеркнуть, что современная Россия обладает не только возможностями и пространством для развития, но и необходимыми для этого ресурсами. В частности, в качестве финансовых ресурсов для развития на данном этапе могут использоваться накопленные резервы государства и энергосырьевого комплекса, а также расширение кредита.

В то же время запуск новых механизмов роста не может сводиться к простому вливанию ликвидности в экономику. Необходимо осуществление целого комплекса мер - не только финансово-кредитных, но и организационных. Улучшение институциональной среды не должно ограничиваться повышением качества судопроизводства и финансовой системы. Оно должно предусматривать также полноценное восстановление и эффективную работу научно-исследовательских, проектно-конструкторских и строительных организаций. Перечисленные меры должны стать важнейшей частью новой экономической политики.

Общие условия социально-экономического развития России

Ресурсы развития и потенциал роста. К числу важнейших факторов, определяющих возможности будущего развития российской экономики, можно отнести следующие.

Во-первых, это огромные запасы первичных ресурсов - полезных ископаемых, земельных угодий, биологического сырья и т.д. - освоение которых в состоянии обеспечить мощный поток инвестиций. В частности, доля России в разведанных мировых запасах нефти составляет не менее 10-12%, разведанных запасах угля - не менее 10-11%, разведанных запасах газа - не менее 25-30%. При этом доказанные запасы нефти превышают 20 млрд.т. Также в России находится 20-25% мировых запасов произрастающей древесины, около 10% продуктивных земельных угодий, крупномасштабные запасы многих других важнейших ресурсов.

Во-вторых, это накопленный в стране производственный потенциал, включающий в себя основные фонды, технологические знания, трудовые коллективы и т.д. Весьма существенная часть этого производственного аппарата вполне способна удовлетворять современный рыночный спрос как внутри страны, так и за ее пределами. В частности, в 2009-2012 гг. в России были введены в строй значительные новые производственные мощности в черной металлургии, химическом и пищевом производстве, машиностроении, производстве стройматериалов и др. Все эти предприятия создают определенный запас по уровню загрузки производственных мощностей.

В-третьих, это мощный трудовой, образовательный и культурный потенциал страны, прошедший адаптацию к рыночным условиям. Естественным следствием этой адаптации является неуклонный рост производительности труда в России в течение последних лет.

Рост производительности труда в российской экономике связан не только с модернизацией производства и инвестициями в основной капитал. Это также естественное следствие формирования новой корпоративной среды. Тем не менее потенциал роста производительности труда в российской экономике еще весьма значителен. По нашим оценкам, суммарная избыточная занятость в отраслях обрабатывающей промышленности в 2012 г. составляла примерно 2 млн. чел. Иными словами, только в этом сегменте экономики потенциал роста производительности труда за счет использования организационной компоненты может оцениваться в 15-20%.

В-четвертых, это наличие в России пространства для количественного и качественного роста. Под пространством для роста имеется в виду не географическая территория, а экономическое понятие, связанное с концепцией насыщения. Наша страна еще очень далека от насыщения основных потребностей: уровень жилищной обеспеченности и обеспеченности легковыми автомобилями в России в 2-3 раза ниже, чем в экономически развитых странах; существенно ниже обеспеченность товарами длительного пользования; отставание в уровне развития транспортной инфраструктуры - многократное. Освоение и обустройство огромной российской территории также формируют значительный потенциал экономического роста.

В-пятых, уникальность современной ситуации в России состоит в том, что долю накопления в ВВП страны можно увеличивать, не снижая уровня потребления, поскольку в государстве сложилась высокая норма сбережений. Например, в 2006-2012 гг. норма сбережений составляла в среднем 30% ВВП, тогда как норма накопления лишь около 20%.

Потенциал, которым обладает Россия, с одной стороны, и пространство для количественного и качественного роста производства с другой позволяют считать, что российская экономика в течение достаточно длительного периода времени в состоянии расти темпами 6-7% в год. Меньшие темпы экономического роста будут свидетельствовать о низком качестве экономической политики.

Основные проблемы, затрудняющие экономическое развитие. Наличие пространства для роста является необходимым, но недостаточным условием для ускоренного экономического развития. Масштабные первичные ресурсы, равно как и хорошая система образования, высокая технологическая культура, развитая производственная инфраструктура, также не всегда гарантируют высокие темпы роста. Чтобы наполнить потенциальное пространство для роста действительными приращениями объемов производства и уровня жизни, необходимы регулярные совместные усилия государства, бизнеса и общества, а также целенаправленная политика. К числу основных проблем, которые должна решать такая политика, следует отнести следующие.


1. Длительное недофинансирование процессов воспроизводства жилищного фонда, инфраструктуры, основного капитала многих секторов и сфер экономики обусловило их устаревание, обветшание, следовательно, и рост различных дополнительных расходов компенсационного характера (затраты на ликвидацию последствий техногенных аварий, на аварийные ремонты, вложения в реальное обновление или замену основных фондов). Таким образом, необходимость высоких темпов роста ВВП обусловлена не только потребностями качества экономического роста, но и мотивом безусловного возврата накопленных инвестиционных и социальных «долгов».

2. Ключевой особенностью современной российской экономики является чрезвычайно высокий уровень технологической неоднородности. Экономическая политика должна решить задачу новой индустриализации, в ходе которой потребуется устранить технологическое отставание ряда отраслей российской экономики, обеспечить интенсивное обновление капитала, создать значительное число новых точек инновационного роста.

3. Следует учитывать, что в результате затяжного экономического кризиса 1990-х годов, сопровождавшегося сокращением инвестиций и платежеспособного спроса на инновации, в значительной мере разрушены старые и не созданы новые механизмы взаимодействия разработчиков новых технологических решений и потенциальных инвесторов. Возникшая в то же время возможность импорта технологий привела к тому, что сохранившиеся элементы отечественного инвестиционного и инновационного потенциала оказались невостребованными.

4. Еще одна проблема - пассивность проводимой денежно-кредитной политики, которая нацелена исключительно на поддержание относительной устойчивости рубля и не предполагает конкретных действий для достижения должных темпов экономической динамики и качества роста.

Текущая российская денежная политика исходит из логической взаимосвязи «низкая инфляция - снижение макроэкономических рисков - экономический рост». Однако такая взаимосвязь не бесспорна. Экономическая история последнего времени (как российская, так и мировая) неоднократно доказывала, что снижение инфляции не всегда способствует снижению макроэкономических рисков - некоторые виды рисков даже возрастают.

В российских условиях последних лет потребность в изменениях структуры экономики (производственно-технологической, финансовой, институциональной и т.п.) чрезвычайно высока. Жесткая антиинфляционная политика с акцентом на монетарные меры (ограничение валового спроса) в такой ситуации дает неоднозначный эффект: нестойкую краткосрочную положительную динамику (через спрос) и долгосрочное негативное воздействие (через предложение). При различной эластичности предложения и спроса относительно цен денежное ограничение зачастую лишь усугубляет дисбалансы и соответственно подпитывает инфляцию.

5. Чрезмерная социальная дифференциация, сложившаяся в стране, является отчасти продолжением структурных диспропорций в экономике. В частности, на 20% наиболее богатых домохозяйств страны приходится 47% располагаемых ресурсов всех домохозяйств, а у 73% работников российских организаций заработная плата ниже средней заработной платы по экономике.

6. Чрезмерная пространственная дифференциация экономики проявляется в большой разнице доходов населения наиболее и наименее развитых регионов: в 60 раз по показателю валового регионального продукта (ВРП) на душу населения и в 150 раз по объему инвестиций. Современное финансовое состояние регионов и в еще большей степени муниципалитетов практически исключает даже проработку серьезных проектов развития, если эти проекты не предусматривают внешней финансовой поддержки со стороны федерального правительства или крупного бизнеса.

7. Хорошо известной проблемой российской экономики является недостаточный уровень развития институтов и неудовлетворительный характер правоприменительной практики. В экономическом смысле наличие этой проблемы оборачивается высокими трансакционными издержками. В то же время необходимо найти рациональный компромисс между политикой структурно-технологической модернизации России, политикой реформ и политикой поддержания текущей социально-экономической стабильности.

Кроме того, перманентные реформы - это источник специфических рисков социально-экономического развития, главными из которых являются:

  • изменение критериев оценки итогов развития, означающее замену сущностных индикаторов состояния экономики на «инструментальные» показатели, отражающие ход или «темп» реформ;
  • ухудшение условий инвестирования и рост неопределенности, обусловленные радикальным изменением экономической среды.

Основные тенденции развития и прогноз макроэкономической динамики

Период 1999-2008 гг. Россия доказала, что при рациональной экономической политике и благоприятных внешних условиях она может развиваться чрезвычайно быстро. Темпы прироста ВВП в РФ в 1999-2008 гг., измеренные по паритету покупательной способности (ППС), были в 2,3-3 раза выше, чем в США и странах Евросоюза. Согласно данным международных сопоставлений, душевой ВВП в РФ в 2008 г. превысил 60-процентный уровень по отношению к душевому ВВП стран еврозоны. Можно утверждать, что Россия в 1999-2008 гг. решила задачу восстановления не только экономики после кризисного спада начала 1990-х годов, но и своего положения в сообществе развитых стран. Как следствие возможности российской экономики и масштаб задач, которые она может решать в перспективе, существенно больше тех, что имелись в стране 10-15 лет назад.

Если в 1999-2005 гг. основным источником роста российской экономики был экспорт, который обеспечивал около 50% прироста ВВП, то в 2006-2008 гг. вклад экспорта в прирост ВВП в этот период снизился до 17%. В течение этих трех лет средние темпы прироста ВВП возросли по сравнению с предшествующим семилетием и достигли 7,3% в год. В 2006-2007 гг. прирост инвестиций приблизился к 20% в год, прирост потребления - 12-14%. Фактически это трехлетие представляло собой начало нового - внутренне ориентированного - этапа развития российской экономики.

Кризис 2008-2009 гг. Сырьевая ориентация национального экспорта существенно сгладила негативные для России последствия мирового финансово-экономического кризиса. Хотя объем мировой торговли в 2009 г. сократился на 12%, снижение российского экспорта составило лишь 4,7%.

Тем не менее масштабы сокращения объема ВВП в России оказались весьма значительными - 7,8%. Снижение доходов производителей, кардинальное изменение условий заимствований, а также недостаточные усилия государства не позволили поддержать начавший работать «маховик» внутренне ориентированного инвестиционного роста. Фактические данные показывают, что если КНР за 2008-2009 гг. потеряла относительно предшествующего тренда 4% ВВП, то Россия - около 19%. Выход из кризиса также не получился гладким. Если динамика китайской экономики в 2010-2012 гг. в сравнении с предкризисным периодом снизилась на 20%, то темпы прироста российской экономики замедлились почти в 2 раза. Принципиальный вопрос состоит в том, может ли российская экономика вернуться на траекторию ускоренного внутренне ориентированного экономического роста?

Экономическая ситуация 2010-2013 гг. Главная макроэкономическая задача сегодняшнего дня состоит не столько в преодолении последствий кризиса 20082009 гг., сколько в восстановлении динамики развития. Если объемы производства в целом уже превысили значения предкризисного максимума, то темпы экономического роста остаются весьма умеренными. Фактически реализуется инерционный сценарий развития экономики с падением темпов роста до 2-3% в год.

О возможных и желательных темпах экономического роста. Тезис об отсутствии потенциала роста российской экономики - лишь слабое оправдание для сохранения пассивной экономической политики. Тем более странно выглядят апелляции к темпам роста, которые демонстрируют развитые страны. Россия находится в принципиально другой ситуации, и перед ней стоят другие задачи. В действительности потенциал развития определяется целым рядом факторов, анализ которых показывает, что российская экономика в кратко- и среднесрочной перспективе способна демонстрировать темпы, заметно превышающие 3-4-процентный уровень годовых приростов ВВП.

Во-первых, с учетом ввода новых предприятий в 2009-2012 гг. современный уровень загрузки ключевых производственных мощностей не превышает уровня 2007 г., в котором темпы роста российской экономики были гораздо выше.

Во-вторых, ограничения развития часто связывают с тем фактом, что безработица находится на рекордно низких уровнях, и для роста производства нет необходимого объема трудовых ресурсов. Это справедливо лишь отчасти. Например, в обрабатывающих производствах (а именно здесь сосредоточены основные ограничения развития) не наблюдается драматической ситуации занятости. В январе-октябре 2012 г. численность занятых в организациях (с учетом внешних совместителей и работавших по договору найма) составила 48 млн. чел., что на 2,8 млн. чел. меньше, чем в январе-ноябре 2008 г. За рассматриваемый период численность занятых в обрабатывающей промышленности снизилась на 1,4 млн. чел. Таким образом, можно констатировать, что снижение безработицы было мало связано с ростом спроса на труд со стороны обрабатывающей промышленности, и говорить о том, что этот фактор уже сейчас является ограничителем роста, явно преждевременно.

В-третьих, потенциал экономического роста определяется также возможностями увеличения спроса. Здесь явные ограничения просматриваются со стороны внешнего спроса (в силу ситуации в мировой экономике) и государственного потребления (в силу выбранной бюджетной политики). Однако относительно потребительского и особенно инвестиционного спроса такие ограничения в среднесрочной перспективе просто отсутствуют.

Отметим, что текущие характеристики экономической динамики являются также важнейшим параметром инвестиционного климата. Для инвестора устойчивые высокие темпы роста той или иной отрасли экономики свидетельствуют о значительном потенциале роста спроса на соответствующие виды продукции и благоприятной ценовой конъюнктуре. Это существенно снижает инвестиционные риски, увеличивает возможности заимствования необходимых финансовых ресурсов, сокращает сроки окупаемости проектов. Повышение среднегодовых темпов прироста ВВП до 6-7% в среднесрочной перспективе (до 2020 г.) является фундаментальной предпосылкой активизации инвестиционных и инновационных процессов, которые позволят поддерживать высокие темпы роста и в последующие годы.

В табл. 1 приведена оценка потенциала экономического роста в России в период до 2030 г.

Таблица 1

Оценка потенциала экономического роста в России, %

Показатель

2013-2015 гг.

2016-2020 гг.

2021-2025 гг.

2026-2030 гг.

Валовой внутренний продукт

6,1

7,0

4,6

4,1

В том числе:





Расходы на конечное потребление:

6,0

5,2

4,4

4,0

домашних хозяйств

7,0

6,2

5,1

4,5

государственного управления

3,4

2,0

1,5

1,5

некоммерческих организаций, обслуживающих домашние хозяйства

1,8

1,0

0,5

0,5

Валовое накопление

13,9

11,2

4,6

3,2

в том числе основного капитала

11,6

11,6

4,6

3,1

Экспорт

2,1

3,3

4,1

4,6

Импорт

9,7

5,9

3,4

2,5

Сценарии социально-экономического развития России в средне- и долгосрочной перспективе. Перспективы развития российской экономики в ближайшие десятилетия можно проиллюстрировать на базе сценарных прогнозных расчетов. В рамках разработки конструктивного, внутренне ориентированного инвестиционного сценария социально-экономического развития предполагается реализация мероприятий, позволяющих в наибольшей степени использовать имеющийся потенциал экономического роста. В противовес ему рассматривается инерционный сценарий, сопоставление с которым позволяет оценить кумулятивную мощность мероприятий, реализованных в рамках инвестиционного сценария.

К факторам, которые в решающей мере будут оказывать воздействие на экономическую динамику в инерционном сценарии, следует отнести:

  • неизбежное сокращение численности населения в трудоспособном возрасте в период 2013-2020 гг., сдерживающее возможности развития трудоемких секторов экономики;
  • невозможность значимого роста добычи и экспорта сырьевых ресурсов при ожидаемых уровнях капиталоемкости и налоговой нагрузки;
  • высокую зависимость экономической динамики от внешней конъюнктуры;
  • повышение требований по увеличению государственных инвестиций в развитие инфраструктуры и оборонных отраслей; растущую в связи с этим нагрузку на бюджет;
  • опережающие темпы потребительского и инвестиционного спроса относительно возможностей внутреннего производства;
  • рост доли импорта на внутреннем рынке;
  • отсутствие действенных механизмов перелива капитала, тормозящее модернизацию производственной базы.

В рамках перечисленных ограничений доступные ресурсы могут быть сконцентрированы на решении лишь весьма узкого диапазона задач развития. К таким задачам могут быть отнесены: приоритетное развитие транспортной и энергетической инфраструктуры, поддержание добычи сырьевых ресурсов, развитие отдельных анклавов обрабатывающей промышленности.

В случае реализации этого сценария средние темпы прироста ВВП в 2011-2030 гг. составят 2,9%. В течение прогнозного периода произойдет постепенное замедление средних темпов прироста с 4% (в 2011-2015 гг.) до 2,1% (в 2026-2030 гг.). Объем ВВП на душу населения к 2030 г. оценивается (в текущих ценах) примерно в 36 тыс. долл.

В рамках внутренне ориентированного инвестиционного сценария предполагается использовать имеющийся потенциал экономического роста в максимальной степени. Возможности ускорения экономической динамики в данном сценарии реализуются на основе проведения активных мер в области экономической политики, к числу основных из которых относятся:

  • быстрый рост инвестиций в основной капитал до 2020 г. за счет всех источников финансирования - государственных, частных, иностранных. Рост нормы накопления основного капитала к 2020 г. до уровня примерно 35%;
  • реализация в период до 2020 г. программы возрождения инвестиционного машиностроения на основе создания новых производств отечественной продукции, а также развертывания промышленной сборки;
  • наращивание в период до 2020 г. производственных мощностей в инфраструктурном и дорожном строительстве;
  • реализация проектов, направленных на поддержание и расширение объемов добычи, производства и транспортировки сырьевых ресурсов;
  • привлечение значительных финансовых ресурсов в исследования и разработки с целью повышения конкурентоспособности обрабатывающих производств и последующего расширения объемов несырьевого экспорта.

За счет реализации комплекса мероприятий по интенсификации экономического роста в рамках инвестиционного сценария предполагается обеспечить среднегодовые темпы прироста ВВП в размере 5,1% за прогнозный период. При этом наиболее высокими будут темпы прироста ВВП (7%) в период 2016-2020 гг. После этого произойдет плавное замедление экономической динамики, связанное с достижением высоких показателей инвестиционной активности, преодолением наиболее острых ограничений по капиталу, а также насыщением спроса по ряду потребительских товаров.

Значительный вклад в итоговый прирост ВВП обеспечит экспорт (особенно в период после 2020 г.). По сравнению с инерционным сценарием темпы его прироста в прогнозном периоде увеличатся более чем в 2 раза и к концу прогнозного периода превысят динамику ВВП. Темпы прироста импорта в этом сценарии за счет повышения конкурентоспособности отечественных товаров и импортозамещения окажутся ниже, чем в инерционном сценарии.

Наибольший вклад в итоговый прирост ВВП обеспечивает потребление домашних хозяйств. После 2020 г. значительное влияние на экономическую динамику окажут расширение экспорта, прежде всего несырьевой продукции, и процессы импортозамещения.

Инвестиционный характер сценария предполагает достижение высоких показателей роста эффективности производства. В частности, энергоемкость ВВП в данном сценарии к 2030 г. составит лишь 44% от уровня 2010 г., электроемкость - 66%. Инвестиционная активность и создание новых производств поспособствуют значительному росту производительности труда, которая по сравнению с 2010 г. увеличится более чем в 2,7 раза.

Наибольшими темпами роста производства характеризуются высоко- и средне-технологичные виды экономической деятельности, строительство, операции с недвижимым имуществом, финансы и страхование. К концу прогнозного периода суммарная доля в валовом выпуске высокотехнологичных производств и средне-технологичных производств высокого уровня увеличится до 14,5% (8,5% в 2010 г.).

К 2030 г. до 20% итогового прироста валового выпуска экономики обеспечивается за счет высокотехнологичных производств и среднетехнологичных производств высокого уровня (в инерционном варианте их вклад не превышает 12%).

Ключевым элементом сценария является высокий уровень инвестиционной активности. В частности, средние темпы прироста инвестиций в основной капитал в высокотехнологичном секторе на всем прогнозном периоде превышают 15%, в строительстве - 9%, среднетехнологичных обрабатывающих производствах - 8%, финансах и страховании - 8%, в торговле - 7%. Последовательное увеличение инвестиций в основной капитал, модернизация инвестиционного комплекса, рост эффективности производства и импортозамещения позволят перейти к стратегии наращивания объемов несырьевого экспорта, что расширяет возможности российской экономики и за пределами 2030 г.

Одной из ключевых характеристик внутренне ориентированного инвестиционного сценария является масштабное импортозамещение, которое, несмотря на существенный рост инвестиционного и потребительского спроса, позволит снизить долю импорта на внутреннем рынке до уровня показателей посткризисного 2010 г. При этом в период повышения нормы накопления ВВП (до 2020 г.) доля импорта на рынке продолжит увеличиваться, обеспечивая модернизацию производства и закупку нового оборудования.

Существенное влияние на структуру занятости окажет изменение эффективности использования трудовых ресурсов. Наиболее быстро производительность труда растет в высокотехнологичных производствах (в 4,3 раза), торговле (3,6), среднетехнологичных производствах высокого уровня (3,4), финансах и страховании (в 3 раза).

Ключевые риски реализации данного сценария состоят в том, что для поддержания высоких темпов экономического роста в период до 2020 г. требуется не только обеспечить рост внутреннего спроса, но и создать потенциал расширения экспорта во второй половине прогнозного периода.

Сравнительные оценки основных макроэкономических показателей, характеризующих два рассматриваемых сценария развития российской экономики на период до 2030 г., приведены в табл. 2 и 3.

Таблица 2

Валовые показатели экономического роста в России при реализации сценариев инерционного и внутренне ориентированного инвестиционного

Показатель

2006-2010 гг.

2011-2015 гг.

2016-2020 гг.

2021-2025 гг.

2026-2030 гг.

Динамика ВВП, %






Внутренне ориентированный инвестиционный

2,3

5,8

7,0

4,3

3,6

Инерционный

-

3,8

3,1

2,5

2,1

Динамика валового выпуска, %






Внутренне ориентированный инвестиционный

2,4

4,9

6,3

4,0

3,8

Инерционный

-

3,5

2,9

2,7

2,7

Таблица 3

Ключевые параметры развития экономики РФ при реализации сценариев инерционного и внутренне ориентированного инвестиционного

Показатель

2010 г.

2015 г.

2020 г.

2025 г.

2030 г.

Производительность труда, раз






Внутренне ориентированный инвестиционный

1

1,44

2,01

2,40

2,76

Инерционный

-

1,33

1,62

1,83

2,00

Энергоемкость, раз






Внутренне ориентированный инвестиционный

1

0,81

0,66

0,57

0,49

Инерционный

-

0,84

0,73

0,64

0,57

Норма накопления, % ВВП






Внутренне ориентированный инвестиционный

21,9

25,9

35,0

31,2

28,9

Инерционный

-

23,0

24,8

25,7

25,5

Доля импорта на внутреннем рынке, %






Внутренне ориентированный инвестиционный

15,4

16,1

15,9

14,8

14,4

Инерционный

-

16,8

17,9

18,9

19,8

ВВП на душу населения, тыс. долл. США в текущих ценах






Внутренне ориентированный инвестиционный

10,5

17,6

24,4

32,4

54,0

Инерционный

-

16,9

21,2

26,1

36,0

Важнейшие императивы финансовой политики

Современной России необходима новая экономическая политика. При этом следует оговориться: новая экономическая политика необходима не потому, что старая была плохой. Дело в том, что за последние 15 лет российская экономика стала совершенно иной по многим параметрам: масштабам производства, разнообразию видов экономической деятельности, поведению бизнеса, мотивациям населения, качеству институтов. Кроме того, после проблем 2008-2009 гг. темпы экономического роста в стране так и не вернулись на докризисный уровень. Более того, в последнее время они начали стремительно снижаться. Все это также заставляет задуматься об адекватности прежних подходов к экономической политике государства.

Решение задач структурно-технологической модернизации экономики потребует существенного повышения нормы накопления. В большинстве развитых стран норма накопления достигает 20-25%, а темпы роста находятся на уровне 2-4% в год. Индия и Китай, имеющие норму накопления 40 и 50%, обеспечивают темпы роста в среднем соответственно 8 и 10% в год. Именно эти страны, чьи задачи развития в целом сходны с российскими, должны быть ориентиром для отечественной экономической политики.

В России норма накопления, обеспечивающая преодоление ограничений по мощностям, должна быть повышена примерно до 35% к 2020 г.

Усиление активности государства с целью повышения темпов и качества экономического роста требует определенной коррекции приоритетов денежно-кредитной политики. Чрезмерная концентрация монетарных властей на целях финансовой стабилизации в целом ряде случаев противоречит задачам развития, а стратегия развития денежно-кредитной сферы становится при этом заложницей тактических решений.

Переориентация финансовой политики на средне- и долгосрочные цели социально-экономического развития - важное условие реализации имеющегося у России потенциала. В рыночной экономике расширенное воспроизводство в долгосрочном плане возможно лишь при преодолении бюджетного ограничения потребителя. Преодоление бюджетного ограничения возможно двумя способами - экстенсивным и интенсивным. Экстенсивный способ, основанный на вовлечении в экономический оборот свободных первичных ресурсов - рабочей силы, неосвоенных земель, легкодоступных полезных ископаемых и т.п. - к настоящему моменту почти полностью исчерпал себя. Как следствие сейчас доминирует интенсивный способ, по крайней мере, в высоко- и среднеразвитых современных экономиках. Интенсивный способ преодоления бюджетного ограничения предполагает постоянное кредитование потребителя (как домохозяйств, так и бизнеса), что проявляется на макроуровне в форме роста соотношения долга (совокупного долга государства, домашних хозяйств и бизнеса) и дохода. Пропорция между долгом и доходом на макроуровне крайне важна для понимания истинного состояния экономики.

В развитых странах, где богатство накапливалось десятилетиями, роль финансовых институтов, инструментов и технологий как локомотивов экономического роста оказалась исчерпанной. Соотношение между долгом и доходом там, по-видимому, достигло своих естественных пределов. Поэтому возобновление устойчивой положительной экономической динамики в развитых странах без появления новых или видоизмененных факторов эффективного спроса представляется маловероятным.

Россия в этом плане находится в принципиально иной ситуации. Страна имеет возможность воспользоваться всеми преимуществами, которые возникают на стадии «здорового» увеличения соотношения «долг-доход». Этому способствуют следующие обстоятельства: низкая (по любым критериям) государственная задолженность, малая обремененность долгами домашних хозяйств, статус крупнейшего экспортера сырья, остро необходимого мировым рынкам и т.д. Иными словами, Россия обладает масштабным потенциалом долгового финансирования экономического роста.

В то же время недостаточность объемов кредитования под расширение оборотного капитала становится существенным ограничением экономического развития предприятий, особенно в отраслях с длительным воспроизводственным циклом. При этом высокие ставки по кредитам приводят к увеличению издержек и цен, фактически являясь проинфляционным фактором. В такой ситуации не обеспечивается перелив капиталов из сырьевого сектора в секторы обрабатывающей промышленности, инфраструктуры, АПК, развитие которых и должно обеспечить технологическую модернизацию российской экономики. Фондовый рынок также пока не стал инструментом перелива капиталов.

В денежной экономике возможности развития в существенной мере предопределяются наличием финансовых ресурсов. В настоящий момент ситуация с распределением финансовых ресурсов такова.

Государство. Федеральное правительство обладает мощными финансовыми активами в виде средств резервного фонда, фонда национального благосостояния, ликвидного пакета акций, которые в настоящее время практически не участвуют в решении задач экономического развития. В качестве задач бюджетной политики ставятся: стремление к бездефицитному бюджету, снижение доли государственных расходов в ВВП и достижение иных промежуточных показателей, которые при ориентации на социально-экономический результат должны были бы быть не более чем внешними ограничениями бюджетной политики. При этом формирование резервных фондов подразумевает исключительно финансовые вложения за границами России.

Бизнес. Современный российский бизнес качественно неоднороден по своему финансовому состоянию. Большая (по численности работников, величине добавленной стоимости и т.д.) часть российской экономики, и прежде всего обрабатывающий сектор, испытывает острый дефицит финансовых ресурсов для решения задач перспективного периода. Необходимо повысить инвестиционную привлекательность этой части российской экономики, что требует снижения налоговой нагрузки (до 50% существующей). Конкретизация мер по снижению налоговой нагрузки предполагает более детальную классификацию российского бизнеса, в том числе и по другим критериям кроме их финансового состояния.

В то же время ключевой задачей развития является изменение направления движения финансовых потоков энергосырьевого сектора. В частности, представляется необходимым ввести законодательство о сверхприбыли и ее использовании. Это законодательство должно предусматривать как повышенное налогообложение сверхприбыли, не используемой на цели развития, так и налоговые льготы в случае направления этой прибыли на инвестиционные цели в несырьевом и непрофильном бизнесе, а также (по специальным разрешениям для профильного бизнеса) в отношении малых и труднодоступных месторождений вложений в новые технологии добычи.

Домашние хозяйства. Домашние хозяйства играют троякую роль в процессе воспроизводства. Во-первых, они являются основным фактором, определяющим величину и структуру конечного спроса. Во-вторых, сформированные под воздействием домашних хозяйств количество и качество трудовых ресурсов - это фактор производства первостепенной значимости. В-третьих, в современных условиях домашние хозяйства либо косвенно (через банковскую систему), либо напрямую (через фонды инвестирования, индивидуальные вложения в ценные бумаги, приобретение недвижимости) являются крупнейшим инвестором.

Финансирование домашними хозяйствами экономического роста предполагает активное развитие в перспективе инвестиционных банков, паевых инвестиционных фондов, брокерских компаний, накопительного пенсионного страхования, страхования жизни и т.д. Постепенное решение этой проблемы значительно увеличивает потенциал ускорения социально-экономического развития в среднесрочной перспективе.

Значительную роль также может сыграть капитал российского происхождения, размещенный за границей. Даже частичный его возврат в Россию способен обеспечить значительный макроэкономический эффект.

Механизмы финансирования экономического развития. Российская финансовая система в сложившемся ее виде ориентирована в основном на финансирование достаточно узкого круга крупнейших компаний, встроенных в глобальную экономику, т.е. создана своего рода система элитарного финансирования, а массовое -весьма ограничено. Развитие массового финансирования пока опирается почти исключительно на банковский кредит.

В России сложилась вполне современная банковская система, но она испытывает хронические проблемы с ликвидностью. Эти проблемы усугублены сегментиро-ванностью межбанковского рынка, что влечет за собой неэффективность перераспределения денег. В системе имеют место масштабные утечки ликвидности, возникающие из-за оттока капитала и быстрорастущего импорта. Сложившаяся система рефинансирования, применяемого Центральным Банком России, лишь закрепляет эти неблагоприятные структурные особенности.

Таким образом, сегодня речь в первую очередь идет о развитии массового кредита реальному сектору, и прежде всего - инвестиционного. Условия кредитования - это не только процентные ставки, но и различные дополнительные комиссии, требования к обеспечению и к финансовому состоянию заемщика, ограничения и лимиты по срокам предоставления и объемам ссуд, по направлениям кредита и используемым инструментам.

В России уже созданы отдельные институты развития, которые ориентированы на поддержку крупных народнохозяйственных проектов. Но они технически не способны работать с проектами меньшего масштаба, в том числе со средним и малым бизнесом.

На макроэкономическом уровне можно выделить три основные проблемы, сдерживающие процессы смягчения условий кредитования:

  • недостаточная ликвидность финансового сектора. Следует отметить, что далеко не всегда речь идет о валовом хроническом дефиците ликвидности, чаще имеется в виду ее структурные проблемы или временные провалы (кассовые разрывы);
  • низкая оценка перспектив нефинансового сектора и соответственно качества потенциальных кредитных вложений;
  • несовершенство рынка финансовых услуг, его институциональная необустроенность и инструментальная узость.

При этом указанные проблемы функционального характера прямо корреспондируют с двумя типами избыточных финансовых рисков в системе: рисками ликвидности и кредитными рисками (рисками невозврата средств). Решение проблемы ликвидности заключается в развитии рефинансирования, а снижение неопределенности результатов кредитуемых проектов - в эффективном функционировании системы банков развития.

Рефинансирование банковских кредитов, идущих в реальный сектор, и роль банков развития. Важнейшим фактором развития финансирования и соответственно интенсификации экономического роста может стать организация действенного механизма рефинансирования коммерческого банковского кредита в реальный сектор. Неопределенность эффективности кредитуемых проектов и, следовательно, возврата средств, перспективной динамики цен на «деньги» и собственной ликвидности зачастую заставляют банки либо отказываться от соответствующих проектов, либо непомерно повышать цену на кредит, включая в нее покрытие всех рисков, что делает его неэффективным для заемщика.

Учитывая, что высокий общий уровень финансовых рисков в России в значительной степени связан с наличием существенных рисков системного и систематического характера, государство должно решить задачу контроля финансовых рисков в системе и их снижения. В отношении кредитного риска эта задача вполне разрешима путем создания системы государственных гарантий и механизмов их эффективного распределения. В отношении процентного и валютного рисков задача решается через развитие рынка производных инструментов и участие государства в работе на данном сегменте финансового рынка. Наконец, в отношении риска ликвидности речь в первую очередь идет о развитии системы рефинансирования.

Рефинансирование снижает уязвимость коммерческого банка от недостатка ликвидности, связанного с «замораживанием» ресурсов на длительные сроки. Отметим важное отличие рефинансирования от государственного инвестирования. Если в случае инвестиций выделение государственных средств является необходимым условием реализации проекта (своего рода - предоплата), то при рефинансировании, имеющим отношение к частным проектам, государство берет на себя лишь обязательство поддерживать ликвидность кредитора по эффективным (приоритетным) проектам. При этом необходимые для этого средства выделяются исключительно на возвратной основе, и такой кредит - вполне обеспечен. Таким образом, развитие рефинансирования способствует более экономному и эффективному использованию государственных средств на нужды экономического роста.

Арсенал инструментов рефинансирования Центробанка постоянно пополняется. Тем не менее на протяжении многих лет сохраняется его существенный недостаток - нерепрезентативность объектов рефинансирования, которыми в основном являются валютные активы, государственные обязательства и обязательства крупнейших корпораций.

В результате того, что Центробанк пополняет ликвидностью экономику в основном через крупнейшие корпорации, в банковском кредитовании также наблюдается аналогичный крен. Последнее не идет на пользу массовому банковскому кредиту. Для развития кредитования реального сектора объектами рефинансирования должны стать обязательства по кредитам, либо инструменты, производные от обязательств.

Естественно, рефинансированию подлежат не все кредиты реальному сектору, а те из них, которые удовлетворяют определенным критериям эффективности (либо соответствуют государственным приоритетам). Эффективное рефинансирование связано с рефинансированием уже готовых пакетов таких кредитов, прошедших определенную стандартизованную финансовую экспертизу.

Из этого следует, что система рефинансирования массового кредита в реальную экономику должна быть многоступенчатой: необходимы «промежуточные» институты и инструменты, которые приводили бы запросы коммерческих банков к виду, приемлемому для Центробанка и (в обратном направлении) доводили бы рефинансирование ЦБ до коммерческих банков, эффективно кредитующих реальный сектор.

Таким посредником вполне может стать система банков развития. Главным звеном должен стать обновленный Внешэкономбанк (ВЭБ). В настоящее время ВЭБ занимается в основном распределением государственных финансовых ресурсов. Представляется, что деятельность банка развития в национальной экономике должна быть существенно расширена. Банк развития должен направлять, ориентировать и координировать частные кредитные вложения, воздействовать на избыточные риски в системе коммерческого кредитования, проводить финансовую экспертизу соответствующих проектов, создавать стандарты финансовой экспертизы для российского банковского сектора, возможно, осуществлять лицензирование данного вида деятельности. Основными вложениями банка развития должны быть вложения в покрытие рисков частных проектов: обеспечение гарантий, восполнение ликвидности частных кредиторов и т. д. Распределение государственных средств - это последняя мера, когда все перечисленное не обеспечивает национальных приоритетов развития.

Именно ВЭБ мог бы стать тем агентом, который обеспечил бы в значительной степени рефинансирование конечных кредиторов. В свою очередь Центробанк мог бы компенсировать соответствующую потерю ликвидности ВЭБом, рефинансируя его под перезалог пакетов обязательств конечных заемщиков, прошедших экспертизу ВЭБа.

Конечно, один банк развития не может обслуживать все кредитные проекты разного уровня. По отдельным направлениям кредитования рефинансирование ЦБ может поступать конечным кредиторам через другие крупные банки. Вместе с тем необходима сеть региональных банков развития: наиболее значимые из них могут обращаться за рефинансированием к Центробанку прямо, другие - при посредничестве ВЭБа.

Представленная эскизная схема, на наш взгляд, вполне работоспособна: система банков развития рефинансирует коммерческие банки, эффективно кредитующие реальный сектор; в свою очередь Центробанк рефинансирует соответствующие вложения крупнейших банков развития.

Политика развития кредитования. Решение проблем ликвидности банковской системы требует повышения уровня обеспеченности обязательств банков центральными (резервными) деньгами. Банк России имеет для этого достаточные возможности: центральные деньги в настоящее время избыточно обеспечены международными резервами. Следовательно, есть и возможность, и необходимость дополнительного наращивания денежной базы.

По нашим оценкам, без особых угроз для внешней стабильности российского рубля Центробанк может до конца 2015 г. расширить денежную базу примерно на 4,5 трлн. руб., что означает ежегодный прирост на 17-18% в течение указанного периода. В последующее пятилетие годовые темпы прироста могут составить 14-16%. Такая динамика будет создавать определенные краткосрочные угрозы внутренней стабильности рубля (инфляционный риск). В то же время логика конструктивного развития предполагает направление кредита, возникающего на основе этой эмиссии, в эффективные инвестиции, что сведет инфляционный риск к минимуму. Более того, в долгосрочном плане соответствующие инвестиции будут стимулировать дефляционный эффект, поскольку создадут производственные мощности, использование которых порождает предложение товаров, работ и услуг с более высокими показателями эффективности (материало-, энерго-, трудоемкости и т. д.).

Немалое значение имеет, в какой форме монетарные власти осуществят указанную эмиссию. На наш взгляд, доминирующей формой эмиссии резервных денег до 2015 г., и в особенности на последующее пятилетие, должно стать рефинансирование коммерческого банковского кредита («постфинансирование» выданных кредитов, а не их предоплата). В то же время в начальный период может возникать определенное противоречие между повышением общего уровня ликвидности банковской системы и локальными проблемами фондирования. В этой связи целесообразны и альтернативные формы пополнения денежной базы.

Во-первых, нужны кредитные аукционы (проводимые в отраслевом разрезе, поскольку уровень рентабельности значительно разнится по отраслям), в которых бы участвовали коммерческие банки с конкретными бизнес-проектами предприятий-клиентов. Во-вторых, целесообразно направить часть средств Резервного фонда и Фонда благосостояния в капитал банков развития. Указанные альтернативные формы эмиссии будут элиминировать на начальном этапе недостаток долгосрочных ресурсов в финансовой системе.

Кроме того, предполагается, что до 2015 г. удастся разрешить проблему оперативного перераспределения ликвидности между банками (благодаря развитию межбанковского рынка), а также снизить ее высокую волатильность, во многом связанную с неравномерностью бюджетного процесса во времени. В результате ожидается заметное смягчение условий кредитования (средняя индикативная процентная ставка, по нашим оценкам, может снизиться к 2015 г. до 1-3% в реальном выражении).

Упорядочение структуры спроса на финансовые ресурсы даст возможность повысить роль кредита в финансировании экономического роста: задолженность нефинансового сектора по кредитам в указанных условиях будет возрастать в среднем на 27-28% ежегодно до 2015 г. и на 23-25% - в последующее пятилетие. Соответственно ежегодные темпы прироста денежной массы М2 составят 22-23% и 17-20%. При этом снизится ликвидность денежной массы. В частности, доля наличных денег сократится до 20-21% в 2015 г. и до 16-18% - в 2020 г. по сравнению с 24% в 2011 г. Одновременно возрастает монетизация экономики: с 44% в 2011 г. до 51-52% в 2015 г. и 61-63% в 2020 г.

Комментарии (0)add comment

Написать комментарий
меньше | больше

busy