УКРЕПЛЕНИЕ ПРАВ СОБСТВЕННОСТИ: ТРАНСФОРМИРОВАТЬ, НЕ РАЗРУШАЯ


УКРЕПЛЕНИЕ ПРАВ СОБСТВЕННОСТИ: ТРАНСФОРМИРОВАТЬ, НЕ РАЗРУШАЯ

17.06.2008 15:26

После многолетнего опыта приватизации в России можно констатировать, что задача создания эффективного частного собственника как доминирующей фигуры экономики страны решена не была. Мелкий и средний бизнес не получил ни прочной правовой, ни экономической основы для цивилизованного конкурентного развития. Крупные производства и сегменты экономики (особенно сырьевые) в результате приватизации снизили эффективность деятельности, оказавшись в монопольном положении на рынках сбыта своей продукции. В результате, в полном соответствии с экономической теорией и мировым опытом, началось обвальное понижение расходов на развитие инновационной составляющей национальной экономики России.

Тем не менее процесс массовой деприватизации невозможен. Любая попытка ее осуществления приведет к хаосу и еще большим злоупотреблениям со стороны коррумпированных чиновников. Кроме того, без идеальной правовой базы (создать которую в рамках действующей законодательной системы абсолютно нереально) итоги деприватизации будут выглядеть не менее сомнительно, чем юридическое основание нынешних отношений собственности.

Таким образом, российское общество и его властные структуры оказались перед сложнейшей дилеммой: приватизация, проведенная по принятой в стране схеме, стала тормозом экономического развития, но возврат в исходную точку с целью использования более эффективных приватизационных моделей - утопия.

Помочь выйти из этого тупика может целенаправленная политика, суть которой представим так: трансформировать, не разрушая. Трансформация отношений собственности должна преследовать цель постепенно (но в разумные сроки) прийти к консенсусу между обществом (государством), собственником и менеджментом.

Чтобы реализовать эту цель, нужно скоординированно развязать шесть проблемных узлов.

1. Независимо от первоначальной приватизационной оценки должна быть проведена единовременная инвентаризация имущества всех хозяйственных субъектов (переоценка основных производственных фондов) по фактической рыночной цене, то есть по цене воспроизводства этих фондов за вычетом накопленной амортизации. Государство не должно интересоваться, по какой цене и схеме была осуществлена приватизация, сколько раз и по каким ценам приватизированное имущество переходило из рук в руки. В этом и состоит содержательный смысл тезиса об отказе от пересмотра итогов приватизации.

Однако общество в лице государства не только имеет право, но и обязано знать реальную стоимость производственного потенциала хозяйственных объектов независимо от формы собственности. Именно с этой целью и должна быть осуществлена инвентаризация имущества участников экономического процесса.

Исходя из итогов инвентаризации производственных фондов и расчетов предельной (минимальной) нормы эффективности капитала в реальном секторе экономики (методики расчета этого показателя давно разработаны мировой и российской наукой и широко используются в практике высокоразвитых стран) государство законодательно вводит налог на имущество. Этот налог имеет существенно иной экономический смысл, чем налог на прибыль или налог на добавленную стоимость (НДС). Два последних лояльны к собственникам, эксплуатирующим принадлежащие им производственные ресурсы с низкой эффективностью. Налог на производственные фонды и иные хозяйственные ресурсы обозначает границу минимально допустимой эффективности использования приватизированного имущества. Тот, кто не в состоянии заплатить налог на имущество, попадает в разряд неэффективных собственников и объективно становится банкротом. Таким образом, механизм банкротства и смены собственника приобретает четкую и прочную экономическую базу.

2. Государство должно подтвердить, что объектом приватизации до настоящего времени было производственное оборудование, основной и оборотный капитал предприятий (независимо от его стоимостной оценки в момент приватизации). Ни в каких законодательных актах, президентских указах или подзаконных актах никогда не говорилось о приватизации недр, запасов полезных ископаемых и иных природных богатств. Констатация этого факта имеет особое значение в отраслях добывающей промышленности. Сказанное должно стать юридической основой для изменения схемы распределения доходов в этих отраслях без изменения прав собственности (то есть без деприватизации). Обществу - недра, разработчикам - горнодобывающее и горнообрабатывающее оборудование. Экономические отношения между собственником недр и собственником оборудования (капитала) строятся на основе концессионных соглашений. Эти соглашения должны предусматривать обеспечение в добывающих отраслях нормальной прибыли на капитал, то есть прибыли, рассчитываемой по норме, аналогичной с обрабатывающими отраслями, и изъятие природной ренты в бюджет различных уровней.

3. В законодательную базу Российской Федерации нужно ввести в явном виде понятие обремененной собственности. Оно давно и широко используется во всех развитых странах при регулировании взаимоотношений частного собственника и общества. Основанием применения нормы обремененности является признание того, что собственность дает частному лицу не только права, но и ответственность, обязывает так использовать свою собственность, чтобы не ущемлять права и свободы других собственников и просто граждан. Обременения могут носить самый разный характер и должны быть известны собственнику до приобретения объекта. Назовем лишь некоторые виды обременении:

- историко-архитектурного и эстетического характера (сохранность памятников истории и культуры, природного ландшафта и т. п.);

- экологического характера (обеспечение своих работников медицинской помощью, жильем, развитой социальной инфраструктурой и т. п.);

- экономического характера (гарантированная и бесперебойная выплата достойной заработной платы, выплаты в пенсионные фонды в строго установленных размерах, полная материальная и уголовная ответственность за качество выпускаемой предприятием продукции и т. п.Условия обременения в зависимости от их значимости должны фиксироваться в федеральном и местном законодательствах, а в ряде случаев, на локальном уровне, самими гражданами путем проведения референдумов среди заинтересованных лиц (например, строительство бензоколонки в жилом массиве или застройка детских и спортивных площадок). Несоблюдение условий обремененности должно автоматически приводить в действие установленные законом санкции, вплоть до лишения прав собственности.

4. Необходимо законодательно решить проблему интеллектуальной собственности, работа над которой в современном российском праве пока только началась. Это приводит к серьезным искажениям экономической оценки капиталов кампаний, занимающихся разработкой и выпуском высокотехнологичной, наукоемкой продукции. Кроме того, довольно неопределенны юридические основы создания механизмов приватизации "интеллектуального капитала". В сфере высоких технологий, по сути дела, складывается ситуация, аналогичная той, что мы имеем в добывающей промышленности по поводу природной ренты. При приватизации материально-технической базы НИОКР походя происходит и приватизация интеллектуальной ренты. Это в конечном счете лишает всякой объективной правовой основы процессы финансирования и самофинансирования фундаментальной и прикладной науки, а также подготовки научных кадров.

5. Признание незыблемости прав частной собственности должно быть распространено и на личные сбережения граждан. В противном случае приватизация в России теряет свою легитимность. В дореформенный период единственной допустимой формой частной собственности являлись личные сбережения населения. В последние десять-двенадцать лет была осуществлена гигантская по масштабам экономическая, социальная и идеологическая переориентация общества в области отношений собственности. В основу новых социально-экономических отношений заложен институт частной собственности. Общественное осознание этого факта естественно рождает вопрос: может ли принцип незыблемости частной собственности носить избирательный характер и иметь прочную правовую основу, если вновь возникшая частная собственность приобреталась одновременно с экспроприацией частной собственности, находящейся в распоряжении миллионов граждан России?

Конфискация личных сбережений населения проводилась с ведома и под эгидой правительства, осуществлявшего рыночные реформы и массовую приватизацию. В 1992 - 1995 гг. политика либерализации цен и искусственного сжатия денежной массы привела к галопирующей инфляции и повышенному спросу на деньги, что вызвало неконтролируемый рост рыночных процентных ставок. В то же время государство заморозило проценты по вкладам "до востребования" и срочным вкладам населения на уровне дореформенных 2-3% годовых. Оно индексировало денежные сбережения населения только для себя путем резкого увеличения ставок по кредитам, выдаваемым из средств вкладчиков. Сами же вклады граждан фиксировались на их счетах фактически по номиналу. Если государство не признает этот передел собственности незаконным, то тем самым оно заложит возможность новых переделов в будущем.

Существует целый комплекс неинфляционных схем восстановления изъятой собственности граждан. В основе этих схем лежит следующий принцип: индексация вкладов по их реальной стоимости не влечет за собой обязательств по немедленному погашению их в денежной форме. Условия реализации индексированных вкладов могут быть специально оговорены и юридически зафиксированы. Можно предложить варианты перевода вкладов в государственные ценные бумаги, приобретение земельных наделов, недвижимости, страховых полисов и т. д.

6. Необходимо решить проблему репатриации капиталов, покинувших Россию в годы реформ. Практика показывает, что насильственные методы возврата капитала не эффективны. В то же время имеется целый ряд прецедентов, когда под вывеской иностранных фирм эмигрировавший российский капитал инвестируется в экономику России. Этот феномен в значительной мере объясняется тем, что Запад испытывает определенный избыток инвестиционных ресурсов и жестко ограничивает приток российских "беглых" капиталов в реальный сектор своей экономики.

Такая ситуация наводит на мысль о целесообразности создания Российского зарубежного инвестиционного консорциума, который под гарантию первоклассных западных банков и на условиях анонимности мог бы предложить владельцам вывезенных капиталов размещать их в трастовое управление консорциума с последующим инвестированием в российскую экономику. Естественно, что размещенные таким образом денежные ресурсы следовало бы полностью освободить от юридических санкций со стороны российских правоохранительных органов, а их владельцам дать возможность сохранить полную свободу в использовании начисленных процентов.

Предложенная форма добровольной репатриации капиталов представляется наиболее цивилизованной. Кроме того, она позволит сконцентрировать распыленные потенциальные ресурсы на крупных высокоэффективных проектах. Привлекательность таких вложений может в ряде случаев подкрепляться государственными гарантиями.

Комментарии (0)add comment

Написать комментарий
меньше | больше

busy