Анализ модернизации экономики стран Восточной Европы и России


Анализ модернизации экономики стран Восточной Европы и России

Макарейкина М.Р.

Тема исследования посвящена актуальному вопросу, связанному с перспективами выбора модернизации для стран с переходной экономикой. В ходе исследования рассмотрены характерные черты и специфика модернизации восточноевропейских государств с учетом их текущего положения на мировой арене. Однако к сегодняшнему дню проблема выбора пути модернизации актуальна и для России, поэтому изученная специфика модернизационных процессов стран Центральной и Восточной Европы (ЦВЕ) проанализирована в контексте российских реалий. Помимо общего социалистического прошлого страны ЦВЕ и нашу страну объединяет то, что сама по себе модернизация здесь была продиктована транснациональными акторами (в частности, МВФ и МБРР). Тем не менее, важно подчеркнуть, что несмотря на обозначенные общие предпосылки, процесс реформирования и результаты модернизации в исследуемых странах кардинально различаются.

 

Анализ публикаций по теме. В процессе исследования проанализированы публикации ведущих экспертов-экономистов в области проблематики модернизации. В частности, глубоко изучены работы таких признанных ученых, как С.Ю. Глазьев, В.Л. Иноземцев, В.Т. Рязанов, РА. Кучуков, С.Л. Толкачева и др.

В частности, мнение С.Ю. Глазьева базируется на том, что Россия должна модернизироваться по пути инновационного институционального развития и искоренять сырьевой аспект. Это очевидный тренд, который неоспоримо должен способствовать качественной модернизации экономики России. Стоит согласиться с ученым, что главным условием преодоления трансформационного кризиса переходного периода должна стать институциализация, т. е. конструирование системы социальных институтов (социально-экономических, социально-политических и государственных), опирающихся на качественно новые механизмы социально-экономического действия.

Похожие постулаты есть и в исследованиях Р.А. Кучукова: «характер и направленность процесса трансформации связаны с функционированием политических и социальных институтов, которые, с одной стороны, регулируют социальные, экономические и политические отношения в обществе, а с другой — сами являются объектом реформирования» [6].

Отдельно отметим миросиситемный аспект в контексте рассуждений о национальной модернизации в исследованиях С. Л. Толкачева. Ученый справедливо отмечает, что наша страна изначально имеет специфическое положение на мировой арене и ее дальнейшее развитие зависит от специфического соотношения роли государства и зарубежных предпринимателей. Так, совершенно четко поднимается вопрос о формировании субъекта модернизации в нашей стране.

Выводы С.Л. Толкачева подтверждают тот факт, что Россия вошла в миросистему с полупериферийным статусом, базировавшимся на советском наследии. Так называемые реформы стали фактором потери этого статуса из-за чрезмерной и преждевременной либерализации и деэтатизации экономики и политики, результатом которых стало раздробление централизованных производительных сил, дезинтеграция, безоговорочное следование западным рецептам, независимо от их выгодности для основного населения страны. Россия стала зоной концентрации периферийных процессов, живущей во многом за счет «проедания советского наследства». Пореформенная модель экономики создала в России условия для генерации миросистем-ной ренты и получения ею антиренты, поскольку страна лишилась значительной доли самостоятельности в экономической политике и стала вассалом центра [12].

Отечественный ученый В. С. Рогачев также отмечает, что ослабление государства отвечало устремлениям идеологов неолиберальной реформы провести форсированную приватизацию в интересах определенных корпоративных групп и кланов. Но слабость государственных институтов не позволила обеспечить эффективное функционирование финансовой системы, поддержать реальный сектор экономики, способствуя модернизации и повышению конкурентоспособности, не позволила оптимизировать экспортную политику, превращая ее в фактор стимулирования, а не уничтожения отечественного производства [1].

В основном все анализируемые научные труды создали предпосылку для более качественного выполнения поставленной задачи по изучению специфики модернизации переходной экономики исследуемых стран. Кроме трудов вышеуказанных ученых, изучены также материалы научных конференций, семинаров. Анализ статистических показателей проведен на основе информации, представленной в общедоступных электронных источниках (официальные сайты международного банка, ООН и т. д.).

Постановка задачи — анализ текущей ситуации в странах ЦВЕ для последующего выявления особенностей развития модернизации этих стран в исторической перспективе. Определение характерных черт модернизации в восточноевропейских странах — странах с переходной экономикой и, далее, применение полученных результатов для анализа специфики национальной модернизации.

Методика исследования. Проведенный анализ базируется на концепциях модернизации, глобализации, формирования и функционирования капиталистической миросис-темы. Особенно значимыми для исследования стали теоретические концепции миро-системного анализа. Методологическая основа исследования — системный подход к анализу объекта исследования — процессам модернизации стран с переходной экономикой. Использованы как общенаучные методы исследования (логического анализа и синтеза, индукции и дедукции), так и частные методы анализа — структурно-функциональный, исторический, причинно-следственный, структурный, факторный, сравнительный. Совокупное использование данных методов позволило обеспечить комплексный подход к изучению поставленной задачи.

Полученные результаты

1. Проведенный анализ доказывает ключевой вывод исследования: страны Восточной Европы пытаются преодолеть периферий-ность путем догоняющего развития, но несмотря на такие попытки, все-таки, остаются периферийной зоной модернизационного процесса, центр которого находится в Западной Европе. Безусловно, этот центр для своего функционирования нуждался в периферии и потому создавал ее в ходе собственной эволюции. Отсюда и возникает вопрос, связанный с прогрессом евроскептического отношения к ЕС в целом и, в частности, к Западной Европе.

В странах ЦВЕ продвижение к рыночной экономике обусловлено рядом факторов: существованием основ рыночной экономики до поворота к административно-командной системе; экономическими и историческими связями с Западной Европой; относительной сбалансированностью структуры народного хозяйства; консенсусом среди всех слоев населения в отношении необходимости перехода к рыночной системе [11].

В огромной степени ответственность за то, что многие страны восточноевропейского региона взяли на вооружение именно неолиберальную концепцию социально-экономического развития, ложится на международные финансовые организации, в первую очередь, на Международный валютный фонд (МВФ), Международный банк реконструкции и развития (МБРР), которые, по признанию многих исследователей, являются проводниками интересов США. Буквально в начале преобразований страны Центральной и Восточной Европы стали членами этих учреждений. На экономические реформы нужны были кредиты, которые предоставлялись МВФ и МБРР. Руководство МВФ и МБРР пожелало не только отслеживать ход реформ, но и сами реформы стали осуществляться по программам, предложенным указанными международными организациями.

Темпы рыночных преобразований в восточноевропейских странах были различны, тем не менее, несмотря на некие различия, в странах ЦВЕ преобразования происходили постепенно, реформирование в целом осуществлялось по пути «эволюционных изменений».

2. В рамках проведенного исследования проанализирована концепция евроскепти-цизма, которая стала прогрессировать в ряде восточноевропейских государств и превратилась из массового умонастроения и идеологического течения в некое подобие системной идеологии (в 70-е гг. XX в.). Можно утверждать, что в теоретическом плане евро-скептицизм нельзя считать ни оформившейся политической идеологией, ни аспектом какого-либо существующего идеологического течения. Евроскептицизм к сегодняшнему дню является идеологической основой сотрудничества целого ряда правых партий в рамках ЕС. В этой связи его можно определить как важный транснациональный аспект современного европейского консерватизма.

Главным основанием евроскептицизма на востоке Европы является разочарование результатами вступления в ЕС. Причины этого разочарования можно поделить как минимум на две группы: морально-этические и экономические.

Отдельно подчеркнем, что причиной конфликтности между востоком и западом Европы является их позиция во взаимоотношениях с США. Внешняя политика стран региона ЦВЕ имеет ярко выраженный проамериканский характер. Зачастую их проамериканская направленность на международной арене идет вразрез с общей позицией ЕС по тем или иным вопросам [11]. Кроме того, евроскептицизм по отношению к странам Западной Европы выражается в использовании ими восточноевропейских государств в качестве своей западноевропейской периферии. Вступление стран ЦВЕ в Евросоюз изначально было связано с планами Западной Европы по периферизации восточноевропейского сектора, т. е. по использованию бывших социалистических экономик стран ЦВЕ в своих интересах. Таким образом, цена европеизации для стран ЦВЕ — есть периферизация экономики Восточной Европы и превращение ее в придаток Западной.

3. Результаты проведенного анализа, в частности, подтверждаются тем, что накануне реформ 1988 г. доля промышленности в странах ЦВЕ была различной. Так, в Чехословакии — 57 %, в Польше — 52 %, в Венгрии — 36 %, в Румынии — 61 %, в Болгарии — 59 % ВВП. Через десять лет структура экономики стран Центральной и Восточной Европы несколько изменилась. Доля промышленности составляет 30,9 % ВВП в Венгрии, до 41,7 % ВВП — в Чехии, до 36 % ВВП — в Румынии, до 30 % ВВП — в Польше и Болгарии [15].

В контексте данной статистики сделаем акцент, доказывающий результаты проведенного исследования: сокращение сектора промышленности в отраслевой структуре ВВП во многом свидетельствует о процессах деиндустриализации стран ЦВЕ. В данном случае, важным является то, что в восточноевропейских странах практически нет своих ТНК, которые фактически могли бы приносить добавленную стоимость, при этом выделяя промышленный сектор из стран базирования в альтернативные точки (например, в страны периферии). В то же время такая ситуация абсолютно характерна для стран Западной Европы, в которых сокращение промышленного производства в отраслевой структуре ВВП говорит как раз о положительном тренде: сокращении промышленного производства за счет вынесения этой части цепочки создания добавленной стоимости за пределы стран центра.

Социально-экономические показатели в дореформенный и послереформенный период в странах Европы [16]

Страны/ Показатели

1988

1998

2008

2012

Венгрия





ВВП по ППС, млн долл. (в постоянных ценах)

140 003

129 809

179 677

169 080

ВВП на душу населения, долл.

13 212

12 644

17 901

17 033

Безработица, %

7,6

7,8

7,8

10,9

ИРЧП [17]

0,709

0,714

0,829

0,831

Численность населения, тыс. чел.

10 596

10 267

10 038

9 944

Чехия

1988

1998

2008

2012

ВВП по ППС, млн долл. (в постоянных ценах)

190 167

168 149

253 931

250 409

ВВП на душу населения, долл.

18 364

16 334

24 359

23 815

Безработица, %

5,5

6,5

4,4

6,7

ИРЧП [17]

0,699

0,765

0,871

0,873

Численность населения, тыс. чел.

10 355

10 294

10 424

10 515

Словакия

1988

1998

2008

2012

ВВП по ППС, млн долл. (в постоянных ценах)

68 281

67 628

110 310

114 805

ВВП на душу населения, долл.

13 004

12 546

20 403

21 175

Безработица, %

9,9

12,6

9,6

13,5

ИРЧП [17]

0,712

0,754

0,836

0,840

Численность населения, тыс. чел.

5 251

5 391

5 406

5 410

Болгария

1988

1998

2008

2012

ВВП по ППС, млн долл. (в постоянных ценах)

74 634

53 912

91 368

88 954

ВВП на душу населения, долл.

8 310

6 529

11 985

12 178

Безработица, %

9,5

12,2

5,6

11,2

ИРЧП [17]

0,673

0,704

0, 778

0,782

Численность населения, тыс. чел.

8 981

8 257

7 623

7 305

Польша

1988

1998

2008

2012

ВВП по ППС, млн долл. (в постоянных ценах)

540 332

414 731

627 352

705 630

ВВП на душу населения, долл.

14 285

10 727

16 455

18 304

Безработица, %

8,8

10,7

5,6

9,6

ИРЧП [17]

0,780

0,805

0,817

0,821

Численность населения, тыс. чел.

37 824

38 663

38 126

38 543

Румыния

1988

1998

2008

2012

ВВП по ППС, млн долл. (в постоянных ценах)

204 888

152 135

250 001

244 055

ВВП на душу населения, долл.

8 886

6 759

11 621

11 444

Безработица, %

4,9

5,6

5,5

7,4

ИРЧП [17]

0,685

0,706

0,783

0,786

Численность населения, тыс. чел.

23 058

22 507

21 513

21 327

Обобщая приведенные в таблице статистические данные, отметим, что в целом по всем странам наблюдался рост ВВП в 2012 г., по сравнению с 1988 г.: в Венгрии — на 20 %, В Чехии и Польше — на 30 %, в Болгарии и Румынии — на 19 %, в Словакии — 68 %. Стоит отметить, что по всем странам наиболее резкий рост ВВП зафиксирован в 2008 г., при этом наиболее существенное падение ВВП зафиксировано в 1998 г. (период после трансформационного кризиса 90-х гг.).

Рост ВВП на душу населения за период с 1988 по 2012 г. по рассматриваемым странам имел динамику, аналогичную ВВП, прежде всего, в связи с тем, что существенных изменений (роста или снижения) в численности населения не наблюдалось. Так, в Чехии ВВП на душу населения увеличился на 30 %, в Словакии — на 63 %, в Болгарии — на 46 %, в Польше, Венгрии и Румынии — на 28 %. Динамика населения в течение рассматриваемого периода (с 1988 по 2012 гг.) в основном по всем странам ЦВЕ оставалась стабильной.

Относительно показателя «безработица» можно сказать, что в целом по странам ЦВЕ динамика безработных за рассматриваемый период менялась. Так, в год существенного снижения ВВП (1998 г.) можно отметить увеличение безработицы по всем странам (наибольший рост зафиксирован в Словакии и Болгарии — на 28 %, наименьший — в Венгрии, на 2 %). В 2008 г. произошло снижение безработицы по всем странам одновременно со стабильным ростом ВВП (наиболее существенное снижение безработицы отмечено в Словакии и Болгарии — на 40—50 %). Это был период вступления стран ЦВЕ в ЕС. Тем не менее, стоит отметить, что уже к 2012 г., несмотря на рост ВВП, чрезмерно выросла и безработица (наиболее существенный рост отмечен в Болгарии и Польше, почти в два раза).

«Индекс развития человеческого потенциала» был относительно стабилен и увеличивался в рассматриваемом периоде по странам на 10—12 %.

Промышленность стран ЦВЕ была перекуплена ведущими странами ЕС. По мнению В.Г. Хороса, «приход западного капитала означал лишь импорт технологий, рассчитанных на использование низкоквалифицированного труда. Немало жизнеспособных предприятий было продано за бесценок внешним инвесторам. Одновременно за два десятилетия у восточноевропейских стран накопилась серьезная внешняя задолженность. В итоге здесь обозначились тенденции деиндустриализации (де-модернизации) с сопутствующими негативными последствиями — ростом безработицы, социальной дифференциацией, снижением жизненного уровня значительной части населения, ухудшением демографических показателей» [14]. Играя определяющую роль в отношении к региону международных финансовых организаций, США непосредственно в странах ЦВЕ не имели крупных экономических интересов. Тем не менее, некое усиление американского влияния в регионе ЦВЕ было связано, в первую очередь, с поддержанием статуса США как великой мировой державы.

4. Ключевой вывод по результатам исследования этапа модернизации нашей страны, состоит в том, что перераспределение ресурсов не происходило с учетом вклада в возрождение страны. Была реализована не классическая модернизация, способствующая повышению эффективности развития страны и прогрессу ее производительных сил, а так называемая рыночная трансформация (или «модернизация без развития», т. е. модернизация в интересах отдельных лиц национальной политической элиты). В нашей стране произошло перераспределение собственности в пользу той социальной группы, которая не участвовала в модернизации, а координировала «вывод» капиталов за границу.

Отметим, что принципы Вашингтонского консенсуса были предназначены для стран, уже имевших рыночную экономику, а не находящихся в состоянии перехода. Отсутствие в реформируемом регионе развитой рыночной инфраструктуры (например, в России), соответствующей правовой базы составляло серьезную проблему рыночных преобразований [10]. В России (как и в странах ЦВЕ, являющихся, в первую очередь, сферой стратегических интересов Евросоюза) была предпринята попытка реализовать неолиберальную модель модернизации по сценарию США и других международных акторов. Данная модель модернизации противоречила интересам российского народа, но выражала, прежде всего, интересы США и ТНК, активно осваивающих постсоветское пространство. Центр стремился связать реформирование с изменением геополитического положения СССР.

В России стратегическими национальными целями были объявлены перемены, связанные со сменой собственности во всех сферах хозяйства. Произошла своеобразная подмена понятий — не реформы ради улучшения экономики, а либерализация, несмотря на кризис экономики. Путь «шоковой терапии», выбранный в России в качестве инструмента реформирования, фактически был навязан нашей стране со стороны международных организаций и в итоге втянул нашу экономику в регрессивное послереформенное состояние.

Таким образом, сегодня речь должна идти о качественно новом этапе развития нашей страны — выборе модели дальнейшей модернизации экономики, гражданского общества и государства. Модернизационный путь развития России на основе избранных приоритетов сегодня рассматривается как одно из важнейших направлений национальной научно-технической политики. Успешно проведенная модернизация должна привести, в конечном итоге, к фазе хозяйственного подъема и к созданию подлинно современной инновационной экономики, к расширенному предложению конкурентоспособных товаров и услуг на внутреннем и мировом рынках. В результате от привычной модели роста, где движущей силой остается экспортно-сырьевой сегмент, страна должна поэтапно перейти к другой, инновационной, модели экономического развития, основанной на знаниях и квалифицированном труде [2].

Научная новизна исследования

1. Выявлено, что страны Восточной Европы — это страны, стремящиеся уйти от пе-риферийности путем догоняющего развития, но остающиеся периферийной зоной модернизации, центр которой находится в Западной Европе. В контексте миросистемного подхода Восточная Европа — часть глобального Юга, и все изъяны ее развития проистекают из ее периферийного положения в системе международного разделения труда, но Север для нее располагается на Западе.

С точки зрения Восточной Европы, модернизация сейчас должна быть направлена на преодоление структурной зависимости от Севера (Запада) путем экономического, политического и культурного подъема в соответствии с локальными и региональными интересами.

2. Категория прошедшей модернизации в нашей стране в контексте данного исследования классифицируется как навязанная извне «модернизация без развития». Такая модернизация была выгодна для управленцев, стоящих у руля управления страной того времени. С учетом этого в России реализованы реформы, которые не способствовали росту производительных сил и никаким образом не учитывали интересы народа. Национальная политическая элита в 90-е гг. намеренно проигнорировала факт вмешательства международных акторов в процесс перестановки сил миросистемы.

3. Подтвержден вывод, что наша страна — это страна с особым местом в миросистеме, которая стоит на перепутье (принадлежит к полупериферии). Выход для нашей страны из такого положения абсолютно невозможен без специфической социально-экономической роли государства.

В процессе проведенного исследования определено, что основными субъектами накопления общественного капитала на периферии являются государство и зарубежные предприниматели. Если государство активно реализует свои экономические функции и контролирует деятельность зарубежных инвесторов, направляя ее к обоюдной выгоде, то выход из полперифирийного статуса для России возможен. Если же государственное управление и экономическая деятельность все больше либерализуются, то ресурсы национальной экономики отдаются на откуп иностранному бизнесу. В данном случае подтверждается гипотеза о том, что выгоды переходят, в основном, к коррумпированным чиновникам, а экономика превращается в периферию периферии; в стране разворачивается так называемый олигархический капитализм.

Выводы. В рамках использования метода миросистемного подхода Восточная Европа развивалась исходя из своего периферийного положения в системе международного разделения труда.

Движение модернизации стран ЦВЕ к сегодняшнему дню должно быть направлено на преодоление отсталости от стран Западной Европы.

Что касается развития нашей страны в рамках сравнения с развитием стран ЦВЕ (стран с переходной экономикой), то возможная приемлемость и перспективность выбора восточноевропейскими странами западной капиталистической модели хозяйства еще не может однозначно предопределять аналогичное решение и для России.

Акцентируем внимание на том, что для России выход из периферийного статуса возможен только с учетом специфической социально-экономической роли государства. Если государство возьмет на себя ответственность по реализации экономических функций и будет координировать иностранных инвесторов, то можно говорить о преодолении отсталости и периферийности. Если же государственное управление либерализуется, то в стране в очередной раз может сложиться ситуация так называемой модернизации без развития.

В России должна быть проведена модернизация, в которой ключевым драйвером является не экспортно-сырьевой сегмент, а инновационное экономическое развитие, основанное в том числе на знаниях и квалифицированном труде.


 

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

1. Глазьев С.Ю. Стратегия опережающего развития России в условиях глобального кризиса. М.: Экономика, 2010. С. 29.

2. Глазьев С.Ю. Перспективы социально-экономического развития России // Экономист. 2009. № 1. С. 3-18.

3. Глинкина С.П. Россия и центрально-восточная Европа на рубеже XX—XXI вв. // Мировая экономика и международные отношения. 2005. № 12. С. 18.

4. Иноземцев В.Л. Точка отсчета «1985» // Московский комсомолец. 2010. 19 октября.

5. Кобринская И.Я. Политика США в Центральной и Восточной Европе // США и Канада — экономика, политика, культура. 2000. № 2. С. 58.

6. Кучуков Р.А. Модернизация экономики: проблемы, задачи // Экономист. 2010. № 1. С. 21.

7. Левяш И.Я. Средняя Европа: структура и геополитический выбор // Полис. 1995. № 1. С. 59.

8. Осокина Н.В. Глобальный кризис и перспективы модернизации в России: миросистем-ный подход // Экономическая наука современной России. 2012. № 3. С. 46—59.

9. Рогачев С. Политико-экономическая доминанта российской государственности: вызовы XXI века. М., 2003. С. 235.

10. Руковишников В.О., Лук Халман, Питер Эстер. Политические культуры и социальные изменения. Международные сравнения. М., 1998. С. 50.

11. Рязанов В.Т. Экономическое развитие России. Реформы и российское хозяйство в Х1Х—ХХ вв. СПб.: Наука, 1998. С. 18—29.

12. Толкачев С.Л. Поиск модели неоиндустриализации России // Экономист. 2010. № 12. С. 36—42.

13. Эклунд К.Р. Эффективная экономика. М.: Экономика, 1991. С. 56.

14. Периферизация Восточной Европы в исторической перспективе // Мировая экономика и международные отношения. 2008. № 4. С. 69. (материалы научного семинара «Современные проблемы развития» / (под руководством В.Г. Хороса, главы Центра проблем развития и модернизации ИМЭМО РАН).

15. Источник статистических показателей. Экономические показатели: сайт Федер. службы гос. статистики. URL: http://www.gks.ru/wps/wcm/ connect/rosstat_main/rosstat/ru/statistics/icstatistics/ incomparisons/# (дата обращения: 05.12.2013).

16. Источник статистических показателей: сайт Всемирного банка. The World Bank: World Development Indicators, 2013. URL: http: da-ta.worldbank.org/indicator/NY.GDP.MKTP.CD?page =5. (дата обращения: 05.12.2013).

17. Источник статистических показателей: сайт Организации Объединенных наций. United Nations Development Programme: The Human Development Report, 2013. URL: http://hdr.undp.org/ en/media/HDR2013_EN_Statistics.pdf. (дата обращения: 05.12.2013).

Комментарии (0)add comment

Написать комментарий
меньше | больше

busy