Изменение соотношения между частным и государственным секторами в российском крупном бизнесе в 2000-2013 гг.: субъектный подход


Изменение соотношения между частным и государственным секторами в российском крупном бизнесе в 2000-2013 гг.: субъектный подход

Паппэ Я.Ш.
Антоненко Н.С.

В работах [1; 2] мы ввели понятие «длинные 2000-е» как единый по своему экономическому содержанию период, начавшийся в 2000 г., и открытым концом. На сегодня можно предположить, что «длинные 2000-е» завершились в 2012-2013 гг. Основание - резкое замедление экономического роста во второй половине 2012 г., перешедшее на следующий год в стагнацию. Причем происходило это в неплохих внешних условиях. Мировые цены и спрос на энергоносители были высокими, у международных финансовых инвесторов восстанавливался «вкус к риску», США и Япония росли вполне приемлемыми для них темпами и даже в ЕС, где продолжался спад, экономическая ситуация улучшалась. Таким образом, можно предположить, что факторы, определяющие экономическую динамику в сегодняшней России, - другие, чем в 2000-2011 гг.2

 

Изменения субъектной структуры российской экономики в результате приватизации, национализации и консолидации государственных активов: общая картина

Чтобы представить эту картину в наиболее простой для восприятия форме, построены табл. 1-4, демонстрирующие результаты изменений в каждом процессе в отдельности. При этом в национализации выделены две составляющие - обычная и кризисная. Первая - результат невынужденных действий государства или госкомпаний и госкорпораций, заранее спланированных и отвечающих их целям. Вторая - вынужденный (для всех сторон) переход компаний и предприятий в государственную собственность, без которого их дальнейшее функционирование было бы невозможно. Она происходила в период рецессии 2008-2009 гг. и на выходе из нее, отсюда и название.

Таблица 1

Основные корпоративные результаты обычной национализации

Удочеренные (сменившие собственника без потери статуса)

Поглощенные (ликвидированные как юридические лица либо утратившие статус экономического агента)

Выигравшие (получившие новые активы)

Проигравшие (потерявшие активы)


ЮКОС

Роснефть


ТНК-ВР

Альфа Ренова

Ванкорнефть Северная нефть Сибнефтегаз Итера

Удмуртнефть (50%) Таас-Юрях Нефтегазодобыча


Газпромнефть (Сибнефть)


Газпром

Millhouse Capital


Sakhalin Energy Нортгаз (50%)


ОМЗ (Уралмаш-Ижора*)


Газпромбанк


Газпром-медиа (Медиа-мост)



Профмедиа

Газпром-медиа

Интеррос

Корпорация Иркут


ОАК



НПО «Сатурн» УМПО

ОДК**


Национальные телекоммуникации

Ростелеком

Группа Банка «Россия»

ПромСтройБанк СПб (ВТБ-Северо-Запад) Гута-Банк (ВТБ-24)

ВТБ


Tele-2


Сетелем Банк (БНП Париба восток)


Сбербанк


Яндекс.Деньги


Яндекс

* По официальной версии, собственниками компании являются российские инвесторы, интересы которых представляет Газпромбанк. Но что-то слишком долго им удается сохранить инкогнито.

**Входит в госкорпорацию Ростех.

В табл. 1-4 для каждого события (сделки) отведена отдельная строка, что позволяет проследить всех его участников и направление движения активов. Отсюда и целый ряд пустых ячеек. В столбцах «выигравшие» или «проигравшие» указываются только действующие в настоящее время российские компании или интегрированные бизнес-группы (ИБГ).

Таблица 2

Основные корпоративные результаты «кризисной» национализации

Удочеренные вменившие собственника без потери статуса)

Поглощенные (ликвидированные как юридические лица либо

утратившие статус экономического агента)

Выигравшие (получившие новые активы)

Проигравшие (потерявшие активы)

Балтийский завод Северная Верфь


ОСК



Сбербанк-CIB (Тройка Диалог)

Сбербанк


Девелоперский проект Рублево-Архангельское

Девелоперский проект «Горная карусель»



Галс Девелопмент (Система Галс)


ВТБ

АФК «Система»

Донстройинвест*


Донстрой

Девелоперский проект «ВТБ арена парк» (бывшая «Арена парк»)



Глобэкс Связьбанк


ВЭБ


КИТ-финанс Абсолют Банк


РЖД


* Это часть разделенной после кризиса компании Донстрой, специализирующаяся на жилищном строительстве. По официальной версии, собственниками Донстройинвеста являются физические лица, а ВТБ выступает лишь в качестве основного кредитора. С этой версией, однако, согласиться сложно, поскольку банк изначально плотно участвует в управлении компанией и «откомандировал» на должность ее СЕО своего вице-президента.

Заметим, что некоторые компании и ИБГ в табл. 1-4 повторяются, однако в разном качестве. Это продиктовано желанием адекватно отразить их историю внутри рассматриваемого периода. Например, РЖД вначале была порождена процессом консолидации государственных железных дорог, затем потеряла основную часть вагонного парка и немало других активов в процессе приватизации, но одновременно прикупила два частных банка3.

Таблица 3

Основные корпоративные результаты процесса приватизации

Порожденные

Эмансипиро-вавшиеся

Удочеренные (cменившие собственника без потери статуса)

Поглощенные (ликвидированные как юридические лица либо утратившие статус экономического агента)

Выигравшие (получившие новые активы)

Проигравшие (потерявшие активы)



ТГК-5, ТГК-6, ТГК-7, ТГК-9


КЭС-Холдинг



ТГК-8

Лукойл


Башкирэнерго Башнефть


АФК «Системам»

Стройгазмонтаж





Газпром


Бургаз







ЛебГОК

Металлоинвест


Сибур





Cordiant (Си-бур-Шина)






СДС-Азот (Сибур-Минеральные удобрения)


СДС




Ижсталь Якутуголь

Стальная группа Мечел



UCL Rail (ПГК)




РЖД


ТАИФ







Нижнекамскнефтехим


ТАИФ


СУЭК



Красуголь Читауголь Востсибуголь

Группа МДМ*



Россгосстрах







Согаз


Группа банка «Россия»



Газпромэнерго-

банк

* Для этой ИБГ использовано старое название, хотя МДМ-Банк, с которого она начиналась, уже несколько лет как вышел из ее состава. В настоящее время в ее состав входят компании СУЭК, Еврохим и небольшие активы в электроэнергетике. Нового принятого названия у нее нет.

В таблицы не попали достаточно известные в свое время компании Славнефть и ОНАКО, бывшие государственными на начало периода и приватизированные в первой половине 2000-х годов. Однако затем национализации подверглись купившие их ТНК-ВР и Сибнефть.

Таблица 4

Основные корпоративные результаты процесса консолидации

Порожденные

Удочеренные (сменившие собственника без потери статуса)

Поглощенные (ликвидированные как юридические лица либо утратившие статус экономического агента)

Выигравшие (получившие новые активы)

РЖД

ГК Росатом

Росэнергоатом ТВЭЛ

Зарубежатомэнергострой Атомредметзолото



Атомэнергомаш | | ГК Росатом

ГК Ростех

Рособоронэкспорт Копорация Тактическое Ракетное Вооружение КБ Машиностроения КБ Приборостроения КАМАЗ (49,9%)



Вертолеты России ОДК



ГК Ростех

ОАК

АХК «Сухой» РСК МИГ



ОСК




Концерн ПВО Алмаз-Антей


Концерн Антей НПО Алмаз


Интер РАО

ТГК-11

ОГК-1, ОГК-3


Газпром Энергохолдинг

ОГК-2, ТГК-1, Мосэнерго МОЭК

ОГК-6

Газпром


Газпром нефтехим Салават (Салаватнефтеоргсинтез)


Россетти


ФСК

Холдинг МРСК




Транснефтепродукт

Транснефть



Связьинвест

Межрегиональные телекоммуникационные компании

Ростелеком


Банк Москвы

ВТБ

ТрансКредитБанк

Основные субъекты: исторические описания

Данный раздел состоит из пяти кейсов. В них анализируется участие в приватизации, национализации и консолидации государственной собственности тех ведущих игроков, чья активность охватывала множество направлений и потому не могла быть адекватно отражена при отраслевом подходе, представленном в нашей предыдущей статье. Напомним, что главный национализатор «длинных 2000-х» - Роснефть - к таковым не относится.

Ростех. Эта госкорпорация (как и остальные) формально была создана в 2007 г., но ее реальная история началась тремя годами ранее, с экспансии в промышленность ФГУП Рособоронэкспорт и родственных ему структур.

В 2004 г. ОПК Оборонпром (блокирующий пакет у Рособоронэкспорт, контрольный - в федеральной собственности) начал консолидацию государственных пакетов акций вертолетостроительных предприятий. В 2005 г. управленческая команда Рособоронэкспорта получила задание от властей, выходящее за рамки своей прямой компетенции, - навести порядок и разобраться с перспективами АвтоВАЗа. И очень быстро ей удалось получить полный управленческий контроль над заводом. Впрочем, в силу закольцованной структуры собственности для этого потребовался лишь административный ресурс и немного силового. В следующем году Рособоронэкспорт с помощью инвестиционного банка «Тройка Диалог» начал работу по раскольцовке и получению контрольного пакета, которая была в основном завершена в 2007 г. Тогда же, по-видимому, начались переговоры о стратегическом альянсе с Renault-Nissan.

Можно предположить, что деятельность Рособоронэкспорта на АвтоВАЗе была признана и государством, и им самим успешной еще на первом этапе. Поэтому он параллельно начал экспансию в промышленность в разных направлениях, но уже по собственной инициативе и в собственных интересах.

В конце 2005 г. стала обсуждаться возможность получения контроля над КАМАЗом, а годом позднее для реализации этого плана была привлечена все та же Тройка Диалог. В 2006 г. Рособоронэкспорт стал владельцем контрольного пакета ВСМПО-Ависма - лидера мировой титановой промышленности и одной из самых успешных и высокотехнологичных компаний российской цветной металлургии. Свои акции под сильным давлением продали ее генеральный директор и председатель совета директоров4. В том же году была учреждена компания РусСпецСталь, и в 2007-2008 гг. ею были куплены Ступинская металлургическая компания, волгоградский завод «Красный Октябрь» и др. Вместе с тем создание ООО «Топливозаправочный сервис аэропортов» продемонстрировало намерение Рособоронэкспорта не концентрироваться в какой-либо конкретной области, а искать любые возможности для диверсификации.

Идея структурирования контролируемых активов в форме госкорпорации появилась у гендиректора Рособоронэкспорта С. Чемезова не позднее начала 2006 г. В подготовленном тогда законопроекте предполагалось, что в нее будет преобразован сам ФГУП. Государство реализовало идею в иной форме. В ноябре 2007 г. был принят закон, по которому учреждалась госкорпорация Ростехнологии (с декабря 2012 г. - Ростех), а сам Рособоронэкспорт (после акционирования) и его активы становились ее дочерними структурами. Генеральным директором госкорпорации был назначен С. Чемезов.

Через год после учреждения постановлением правительства Ростеху были переданы 426 предприятий (государственные пакеты акций в 246 АО и 180 ФГУПов), в основном из отраслей ВПК и двойного назначения. В дальнейшем передачи продолжались, и в 2013 г. обычно упоминалось о 663 предприятиях, входящих в Ростех. Сказать точно, что понимается под предприятием, затруднительно, поскольку давались принципиально отличные оценки: еще в середине 2010 г. первый заместитель гендиректора А. Алешин сообщал, что с учетом «дочек и внучек» в госкорпорацию входило 2000 предприятий. Ее выручка в 2013 г. составила более 1 трлн. руб., из них экспорт - более 200 млрд., 60% выручки дает гражданская продукция, 40% - военная.

Переданные государством предприятия Ростех формирует в холдинги, которые призваны полностью отвечать за производство, инновации и экономику. В их выстраивании и состоит, по заявлениям представителей госкорпорации, основная ее деятельность с момента создания по настоящее время. При этом количество создаваемых холдингов постоянно меняется; по состоянию на конец 2013 г., по данным официального сайта, их можно насчитать около 15. Наиболее известные и значимые: Вертолеты России, Объединенная двигательная корпорация (ОДК), Высокоточные комплексы (ракетное, артиллерийское и стрелковое вооружение), Авиационное оборудование, Швабе (оптические системы), Радиоэлектронные технологии и Росэлектроника.

Таким образом, основной процесс, которым занят Ростех - консолидация государственной собственности. Однако некоторые необходимые для холдингов предприятия или пакеты их акций ему приходится выкупать у частных владельцев. Насколько нам известно, наиболее значимую роль национализация играла при формировании Вертолетов России, ОДК и Авиационного оборудования. Частные владельцы иногда пытались оказывать жесткое сопротивление (например, в случаях Корпорации Сатурн и УМПО), но Ростех благодаря своим размерам и близости к власти без особого труда побеждала.

С. Чемезов и его соратники с самого начала заявляли, что создаваемые холдинги должны быть полноценными рыночными игроками и в какой-то момент большинство выйдет на IPO. Однако за прошедшие шесть лет этого не произошло: лишь Вертолеты России в 2011 г. реально готовились к публичному размещению, но в конце концов отказались.

Совсем другой была ситуация со «старыми» активами Рособоронэкспорта. На АвтоВАЗе после нескольких итераций была сформирована работоспособная управленческая команда. И, что еще важнее, уже в первой половине 2008 г. Renault-Nissan получил блокирующий пакет. В 2014 г. он станет контролирующим акционером, а Ростех сохранит немногим более 25%. Одновременно модернизировался модельный ряд, продавались непрофильные активы и бесконфликтно сокращались лишние рабочие места. (И не забудем, что АвтоВАЗ - одно из самых крупных и трудных советских промышленных предприятий, изначально далеко не передовое и находящееся почти в моногороде.)

На КАМАЗе Ростех достаточно легко получил 49,9% акций (с активной помощью Тройки-Диалог, поскольку аккумулировались пакеты, находившиеся и в федеральной, и в региональной, и в частной собственности). И в конце 2008 г. привлек в качестве партнера и миноритарного акционера Daimler, планируя в будущем такой же стратегический альянс, как у АвтоВАЗа. Из-за кризиса эти планы были отложены на неопределенное время, но не отклонены.

ВСМПО-Ависма в 2012-2013 гг. была приватизирована по схеме management-buyout: 50% плюс одна акция оказались у СП менеджеров компании с Газпромбанком (в этом СП у них 75% плюс одна акция), 13,2% у Газпромбанка, 25% плюс одна акция у Ростеха. Пока существует СП, есть достаточно оснований считать ВСМПО-Ависму частной, и даже в случае его ликвидации и раздела пакета, у менеджмента останется блокирующий пакет.

РусСпецСталь не пережила кризис 2008-2009 гг.: ее основные предприятия, равно как и сама головная компания, оказались банкротами. О судьбе ее «наследницы» РТ-Металлургия ничего не известно.

Необходимо также отметить, что Ростех постоянно генерирует множество проектов в совершенно различных отраслях, для реализации которых он как создает новые компании, так и покупает частные предприятия. Например, в настоящее время с нуля создаются СП с Bombardier и Diamond Aircraft Industries (региональные и легкие самолеты соответственно). В СП с Pirelli были переданы предварительно выкупленные Воронежский и Кировский шинные заводы. Ростех участвовал также в создании первого 40-оператора Yota. Есть в этом перечне также производство биотоплива, лекарств и медтехники, цементная промышленность, сбор и утилизация бытовых отходов. В каком состоянии находится большинство проектов и зачем Ростеху подобная сверхдиверсификация, для внешнего наблюдателя непонятно.

Газпром. Газпром, вероятно, занимает второе место в процессах национализации и консолидации государственной собственности и по масштабам сделок (после Роснефти), и по их количеству и разнообразию (после Ростеха). Относительно его активности в газовой сфере нам нечего добавить к изложенному в предыдущей статье, поэтому здесь мы сосредоточимся на прочих отраслях и секторах. При этом сразу отметим, что Газпром очень часто выступает в кооперации с Газпромбанком и НПФ Газфонд - столь тесной, что их связку следует рассматривать как единого субъекта5.

В ТЭК Газпром главным образом приобретал активы. И основным итогом анализируемого периода для него можно считать превращение из газовой компании в вертикально-интегрированный энергетический концерн, что полностью соответствует мировым тенденциям. Это произошло в результате сочетания процессов национализации и консолидации госактивов. В 2005 г. у Р. Абрамовича была куплена Сибнефть (переименованная в Газпромнефть), а с ней 50% Славнефти6. В процессе реформы и ликвидации РАО ЕЭС России были приобретены генерирующие компании - Мосэнерго, ТГК-1, ОГК-2, ОГК-67. Также Газпром стал владельцем Салаватнефтеоргсинтеза (сейчас - Газпромнефтехим Салават) - 54% было куплено в 2007 г. у правительства Башкортостана, еще 44% к 2012 г. у частных акционеров.

Непрофильные активы в основном продавались. В реальном секторе за 14 лет было продано почти все. Первая продажа - контрольный пакет Лебединского ГОКа (самый крупный в стране производитель железной руды), ставший ключевым предприятием Металлоинвеста А. Усманова. Затем настала очередь акций ряда предприятий по производству азотных удобрений. Их крупные пакеты были получены в конце 1990-х годов за долги, а в середине 2000-х годов в большинстве своем проданы отраслевым лидерам - Еврохиму, Фосагро и Уралхиму. Во второй половине 2000-х годов Газпром избавился от значительной части обслуживающих подразделений: Бургаза и ряда строительных предприятий, из которых был сформирован Стройгазмонтаж. В 2010-2011 гг. настал черед самой успешной из непрофильных дочерних структур Газпрома: был приватизирован бесспорный лидер нефтехимии Сибур (вместе с отделившимися от него Сибур-Шина и Сибур-Минеральные удобрения). В финансовом секторе распродажа была не столь радикальна: в частные руки были проданы страховая компания Согаз, кэптивный Газпромэнергобанк и все акции в Национальном резервном банке (НРБ).

При этом в один совершенно непрофильный бизнес Газпрому пришлось войти, хотя не по своей воле. В 2001-2002 гг. он стал хозяином холдинга Медиа-Мост (сейчас - Газпром-Медиа), поскольку был гарантом по долгам последнего перед иностранными банками, полученным перед кризисом 1998-1999 гг. Под патронажем Газпрома он успешно развивался в течение всего рассматриваемого периода, и в конце 2013 г. объявил о планах покупки у Интерроса еще одного ведущего игрока в сфере СМИ - Профмедиа.

Особо заметим, что юридическая сторона дела была значительно более запутанной, чем описанная фактическая. Между Газпромом, Газпромбанком и Газфондом регулярно проводился сложный обмен активами. Главная рокировка происходила несколько лет в середине 2000-х годов. В результате электроэнергетические активы, первоначально аккумулировавшиеся на балансах Газпромбанка и Газфонда, перешли Газпрому, а банк стал владельцем Сибура (до приватизации) и Газпром-Медиа.

В качестве самостоятельного игрока Газпромбанк активно участвовал в национализации машиностроения. Насколько нам известно, в настоящее время он является основным акционером таких крупных и значимых компаний, как ОМЗ (Уралмаш-Ижора), Уралхиммаш, Росэлектропром холдинг (Невский завод), Криогенмаш. В конце 2013 г. появилась информация, что банк и Роснефть на паритетных началах выкупят у ОСК контрольный пакет Дальневосточного центра судостроения и судоремонта. Сам Газпром в рассматриваемый период в машиностроении малоактивен, он владеет лишь одной среднего размера компанией Газмаш (специализирующейся на газовых плитах), но и ее планирует продать.

Также по собственной инициативе Газпромбанк инвестировал в ряд других отраслей, среди них нефтегазовый сектор (добыча, сервис, транспортировка), золотодобыча, строительство, IT, онлайн услуги. Почти всегда - это участие с неконтрольными пакетами и в относительно небольших частных бизнесах. Из крупных можно назвать Невскую трубопроводную компанию и Группу Стройтрансгаз (STGH), контролирующим акционером которых является Г. Тимченко. Возможно, здесь попытка сформировать финансово-промышленную группу, отдельную от Газпрома, но скорее это просто финансовые вложения.

Росатом. ГК Росатом, без сомнения, является одной из ведущих государственных структур в российской экономике по масштабам, значимости и перспективности. Тем не менее сама она почти не участвовала в национализации8 и консолидации государственной собственности. Создание госкорпорации в конце 2007 г. стало лишь апофеозом этих процессов в атомном комплексе, осуществлявшихся ранее (в середине 2000-х) компаниями, которые потом стали ее дочерними структурами.

Ядро отечественного атомного комплекса - Росэнергоатом, ТВЭЛ, Техснабэкспорт, урановая промышленность, радиохимические комбинаты, научно-исследовательские и проектно-конструкторские институты - всегда оставалось государственным. В 1990-е приватизированы были в основном непрофильные предприятия бывшего Министерства среднего машиностроения СССР (строительные, транспортные, сельскохозяйственные и пр.), а также предприятия, выпускавшие оборудование для атомной энергетики и промышленности, но не входившие в состав министерства. Среди последних наиболее широко известны «Ижорский завод», Завод им. Дегтярева, ЗиО-Подольск. Первый вошел в компанию «Объединенные машиностроительные заводы» (ОМЗ, другое название - Группа Уралмаш-Ижора), два других оказались под контролем инсайдеров9. Государство отнеслось к этому благосклонно, поскольку значимый заказ от атомщиков в то время не просматривался.

Позиция власти изменилась с улучшением общеэкономической ситуации уже в первой половине 2000-х. А триггером были действия К. Бендукидзе - основного акционера ОМЗ, который в 2003 г. скупил у инсайдеров контрольный пакет Атомстройэкспорта, игравшего важную роль в строительстве АЭС за рубежом. Последовали резкие возражения со стороны Минатома, после которых пакет перекупил Газпромбанк и тут же передал государству часть акций, не достающих ему до контрольного пакета. В 2004 г. Бендукидзе, став министром экономики Грузии, продал Газпромбанку и акции ОМЗ. В 2007 г. прошла национализация ЗиО-Подольска и ЗиДа (сменившего название на КМЗ). Первый вошел в созданный в 2006 г. холдинг Атомэнергомаш, второй был куплен Техснабэкспортом, а затем оказался в составе ТВЭЛа.

Создание в 2006 г. ОАО «Атомэнергомаш» было первым шагом консолидации государственных активов в секторе. Второй последовал через год - был учрежден ОАО «Атомэнергопром», объединивший Атомэнергомаш и все прочие гражданские производственные компании в атомном комплексе: Ростэнергоатом, ТВЭЛ, Техснабэкспорт и др. Необходимость этого обосновывалась одобренной в том же 2006 г. амбициозной программой развития атомной энергетики до 2030 г., согласно которой ее доля должна была увеличиться примерно с 15 до 23-25%. Для этого предполагалось ввести 40 и более новых реакторов.

И уже через год в конце 2007 г. была создана ГК «Росатом», которая завершила консолидацию отрасли, объединив как гражданскую (Атомэнергопром), так и военную составляющие, а также научную и образовательную инфраструктуру. На наш взгляд, смысл такого объединения неочевиден10, но если решение о нем принято, то выбор такой юридической формы, как госкорпорация, был более естественен, чем во всех других случаях. Министерство в российских условиях, по-видимому, себя не оправдало, а представить себе акционерное общество, активом которого является, например, Ядерный центр Саров (Арзамас-16), на наш взгляд, невозможно.

В последующие годы Росатом не осуществлял экспансии на территории России, а занимался в основном внутренней работой: приводил отрасль в соответствие с реальными масштабами, задачами и объемами финансирования. Объявленная в 2006 г. программа строительства АЭС была скорректирована сразу после начала кризиса 2008-2009 гг., но и она не выполняется, равно как и планы строительства за рубежом. Тем не менее в 2009-2013 гг. введены два энергоблока в России (вместо шести по программе 2008 г.), два в Китае и один в Иране, подписан контракт на постройку и эксплуатацию АЭС в Турции и выигран тендер в Иордании. Бесспорным успехом можно считать также появление у Атомредметзолота публичной канадской дочерней компании Uranium One Inc. с активами в Казахстане, США, Австралии и Африке, превратившей его в четвертую уранодобывающую компанию в мире.

ВТБ. В финансовом секторе в «длинные 2000-е» наиболее активным национализатором и консолидатором был ВТБ. Он начал раньше и купил больше, чем другие государственные банки, хотя, может быть, и уступает ВЭБу и Газпромбанку в разнообразии приобретений. Покупки делались и у частных владельцев, и у госкомпаний, и непосредственно у государства, причем как по инициативе властей, так и по своей собственной.

Став сразу после кризиса 1998-1999 гг. одним из столпов банковской системы (по масштабам, уступающим лишь Сбербанку), ВТБ, тем не менее не имел развитой филиальной сети и был не слишком активен в рознице. Поэтому первыми его приобретениями были два крупных и успешных частных банка, широко представленные в ключевых регионах: в Московской области - Гута-Банк (сейчас - ВТБ 24, приобретен в 2004 г.) и на северо-западе - ПСБ СПб (ВТБ Северо-запад, приобретен в 2005 г.). Инициатором покупок, на наш взгляд, выступал сам банк, действуя в собственных интересах, а государство лишь одобряло покупки. Таким образом, следуя различению, введенному в [1], здесь имела место не «истинная», а «якобы» национализация.

Следующий этап экспансии ВТБ начался в 2009 г. и был предопределен большим объемом кредитов, выданных в предыдущие три-четыре года девелоперам и строителям11. После кризиса 2008-2009 гг. значительная часть долгов стала очевидно безнадежной, но их можно было компенсировать изъятием залога (земля, недвижимость, проекты), либо акциями заемщиков. В результате ВТБ стал владельцем двух крупных московских компаний - «Система-Галс» («Галс-Девелопмент») и Донстройинвест (см. сноску к табл. 2), крупных и громких проектов в Москве и С.-Петербурге («ВТБ арена парк», Детский мир, Невская ратуша), 1200 га земли в ближнем Подмосковье и пр. В 2013 г. ВТБ заявлял о стремлении выйти из этого бизнеса, но одновременно обеспечивал своим компаниям все новые строительные площадки.

По завершении кризиса 2008-2009 гг. ВТБ приступает к третьему этапу экспансии. Основным направлением снова стал банковский сектор: в 2011 г. ВТБ стал полным владельцем Банка Москвы, а в 2012 г. выкупил и поглотил Транскредитбанк. Эти приобретения, по-видимому, еще более масштабные, чем в 2004-2005 гг., связаны уже не с национализацией, а с консолидацией госактивов. Самый крупный пакет Банка Москвы (фактически контрольный) продавался мэрией12, и новый хозяин был определен руководством страны. Напротив, покупка Транскредитбанка - стопроцентной «дочки» РЖД - выглядела чисто коммерческой.

Второе по значимости направление - телекоммуникации. В 2012 г. инвестиционный фонд Alternative Capital Investment, одним из учредителей которого является ВТБ, приобрел двух частных операторов связи - «Межрегиональный транзит телеком» (МТТ) и Старт Телеком - не относящихся к числу лидеров, но вполне заметных. В 2013 г. была проведена гораздо более масштабная операция. В начале года банк выкупил у шведского холдинга Tele2 100% акций «Tele2 Россия», четвертого сотового оператора в стране. Осенью 50% были перепроданы акционерам банка «Россия» и его партнеру - владельцу Северстали А. Мордашову. Однако в конце года были объявлены и начали реализовываться планы по объединению «Tele2 Россия» и сотовых активов Ростелекома, и в новой компании у ВТБ и Ростелекома будет более двух третей акций, т. е. фактически национализация «Tele2 Россия» остается в силе13.

Кроме того, от должников, ставших неплатежеспособными после кризиса 2008-2009 гг. и позднее, а также в наследство от Банка Москвы под контроль ВТБ попала входящая в двадцатку крупнейших страховая компания СГ МСК14, а также многочисленные не очень крупные активы в реальном секторе: элеваторы, винодельческие и ликероводочные заводы, Сегежский и Сокольский ЦБК, Марийский НПЗ и газета «Вечерняя Москва». Кроме того, уже по собственной инициативе ВТБ и его дочерние структуры в разные годы входили в число акционеров самых разнообразных фирм среднего размера, таких например, как Russ Outdoor (наружная реклама), Burger King Russia, Триколор ТВ, BTC (оператор связи в Болгарии). Смысл и инициаторы таких действий не вполне ясны, поскольку постоянно заявляется о стремлении не выходить за пределы профильного бизнеса15. Возможно, это все финансовые инвестиции. Однако нам известны лишь два удачных выхода ВТБ из проинвестированных проектов - софтверная компания Luxoft и Финансовая корпорация «Открытие».

ВЭБ. ВЭБ на протяжении своей истории выполнял особые функции в российской финансовой системе и давно вполне сопоставим и с Газпромом, и с Роснефтью, и с Ростехом как агент государства в экономике в целом, инструмент осуществления его политики: промышленной, инновационной, региональной и пр. В 2007 г. ему был придан статус госкорпорации и функции банка развития. Он является учредителем структур, направленных на поддержку важнейших направлений модернизации (ВЭБ-Лизинг, РФПИ) и наиболее проблемных регионов (Корпорация развития Северного Кавказа, Фонд развития Дальнего Востока и Байкальского региона), не говоря уже о периодически выполняемых функциях ключевого антикризисного менеджера для отдельных крупных компаний и проектов. Однако его роль в рассматриваемых процессах, скромнее, чем игроков, описанных выше.

Участие ВЭБ в процессе консолидации государственной собственности началось в 2007 г., когда одновременно с преобразованием в государственную корпорацию ему были переданы 100% акций государственных Росэксимбанка и МСП Банка.

В национализации ВЭБ впервые принял участие в период кризиса 2008-2009 гг., когда ему было поручено спасение двух крупных и, вероятно, самых проблемных частных банков - Связьбанка и Глобэкса - и единственного на Дальнем Востоке заметного металлургического предприятия «Амурметалл». Успехов в этом спасении, на наш взгляд, пока добиться не удалось. На Амурметалле осенью 2013 г. введено конкурсное производство, а затраты на санацию Связьбанка и Глобэкса (и финансирование связанных с ними строительных и девелоперских проектов) ВЭБ тогда же выдвинул в качестве одной из основных причин, по которой ему требуется немедленная докапитализация [4]. (После кризиса ВЭБ также купил, возможно по собственной инициативе, еще два частных банка - украинский Проминвестбанк и белорусский Белвнешторгбанк. Информации о достижениях или проблемах, с ними связанных, у нас нет.).

С 2008 г. в собственности ВЭБа по разным причинам оказались акции ряда частных компаний из различных отраслей реального сектора. Как правило, ВЭБ приобретал миноритарный пакет, однако, достаточный для участия в управлении или, по крайней мере, плотного мониторинга. В счет погашения задолженности получены, например, около 20% акций агропромышленного холдинга «Разгуляй» и контрольный пакет завода микрочипов «Ангстрем-Т». В результате выкупа дополнительной эмиссии банк стал владельцем 13% акций телекоммуникационной и IT компании Компьюлинк, а изначально войдя в проект разработки верхнекамского калийного месторождения, стал владельцем 20% реализующей его ВКК16.

С 2009 г. ВЭБ также выполнял работу, которую можно назвать микронационализацией. Он приобретал на открытом рынке (или иным способом) небольшие пакеты акций тех или иных ключевых для государства компаний, в том случае, когда последнему немного не хватало для получения формального контроля. Наиболее громкие из них - Газпром и Ростелеком, во втором случае пакет ВЭБа имеет решающее значение до сих пор.

Некоторые приобретения ВЭБа формально можно отнести к деконсолидации, хотя на деле это оформление финансовой помощи. Например, в 2010 г. он выкупил дополнительную эмиссию ОАК, аккумулировав пакет в 11,5%, а в конце 2013 г. начал подготовку к двум сделкам с ее дочерними структурами. Первая - вхождение в капитал ОАО «Компания Сухой» - материнскую структуру производителя SSJ - в обмен на списание около 700 млн. дол. накопившегося по проекту долга. Вторая - выкуп доли ОАК в лизинговой компании Ильюшин-Финанс.

Оценка деятельности основных участников процессов национализации и консолидации государственных активов с народнохозяйственных позиций

Газпром и Роснефть. В дискуссиях об этих компаниях (и профессиональных, и политических) доминирует тема природной ренты, способов ее консолидации и использования для развития страны. На наш взгляд, важнее другое - геоэкономика.

Создание новой Роснефти и «накачивание» активами Газпрома было задумано и осуществлено в логике «великой энергетической державы» и прорыва на рынки АТР, которые воспринимались как потенциально бесконечные и сверхприбыльные. Можно считать, что этот прорыв удался. Но с тех пор в США произошли сланцевые революции в газо- и нефтедобыче, в результате страна существенно сокращает импорт углеводородов и может стать нетто-экспортером. Таким образом, в АТР остаются лишь два крупных рынка - Японии и Китая, которые очень сложны и непредсказуемы (хотя сейчас восточное направление по цене премиальное, и за него между российскими компаниями идет борьба). Огромные долгосрочные контракты с госкомпаниями Китая, на которые сделала ставку Роснефть и на которые надеется Газпром, на наш взгляд, содержат в себе большие риски. Покупатели при полной поддержке своего государства откажутся от исполнения условий контрактов и потребуют их изменения, как только сочтут это выгодным. Китайский же рынок для Роснефти и Газпрома при их размерах будет труднозаменимым (хотя гипотетически есть рынок Индии). Таким образом, два с любовью выпестованных национальных чемпиона в ситуации, складывающейся в АТР, с большой вероятностью окажутся более слабыми игроками и проводниками российских интересов, чем могло бы быть несколько частных компаний среднего размера и потому более гибких.

ГК Ростех. Говорить об успешности или неуспешности данной госкорпорации затруднительно. Управленческая работа по объединению государственных предприятий и компаний в государственные холдинги, безотносительно ее важности, сложности и тонкости, не подлежит народнохозяйственной оценке. Содержательных же результатов в виде новых продуктов, прорывов на новые рынки, резкого улучшения финансовых результатов или удачных IPO пока не видно. Например, консолидация никак не изменила ситуации ни в изначально успешном вертолетостроении, ни в находящемся в сложном положении двигателестроении. Очевидным положительным народнохозяйственным результатом работы пока можно считать только нормализацию ситуации на АвтоВАЗе и привлечение на него иностранного инвестора. Есть надежда, что успехом завершится и работа по расширению участия иностранного инвестора на КАМАЗе. Вместе с тем очевидными провалами можно считать попытки создания холдинга «Русская спецсталь» и компании Росавиа, задуманной как конкурент Аэрофлота. И наконец, напомним о непонятных для аутсайдера многочисленных фактах супердиверсификации Ростеха.

ГК Росатом. Народнохозяйственная оценка ее деятельности еще более сложна. Во-первых, так как она включает в себя три сопоставимых по масштабам компонента: гражданский, двойного назначения и абсолютно закрытый военный, то нельзя быть уверенным, что цели, публично заявленные при ее создании, полностью совпадают с реальными. Во-вторых, оценивая тот факт, что программа ввода атомных энергоблоков в России в 2009-2013 гг. выполнена менее чем наполовину, необходима поправка на обстоятельство непреодолимой силы - мировой кризис. Что же касается зарубежной экспансии, где были как успехи, так и очевидные провалы, то здесь обстоятельством непреодолимой силы является авария на АЭС Фукусима в Японии.

ОАК. Она может предъявить несколько активно реализуемых проектов, хотя и начатых до ее формирования. Прежде всего, это два российских гражданских пассажирских самолета - SSJ и МС-21, уже имеющие немалое число заказчиков, как отечественных, так и зарубежных. Впрочем, МС-21 полетит лишь в 2015-2016 гг., а серийно выпускающийся и активно продающийся SSJ, вероятно, окажется коммерчески успешен как продукт, но не как проект в целом (т. е. он будет прибылен по текущим издержкам, а капитальные затраты и вложения в проектирование не окупятся18). Кроме того, в интересах Вооруженных сил РФ начнут выпускаться два военно-транспортных самолета - в 2017 г. новый Ил-112, а в 2014 г. - глубокая модификация ИЛ-76 (версия Ил-76МД-90А).

Сам факт существования ОАК, на наш взгляд, не может оцениваться однозначно. С одной стороны, единая управляющая структура позволяет провести необходимую реструктуризацию отрасли комплексно и с минимально возможными потерями. С другой - объединение всего самолетостроения в одну государственную компанию надолго закрывает возможность реального участия в нем частного бизнеса, как российского, так и иностранного (даже если акции самой ОАК будут активно торговаться на биржах, они привлекут лишь финансовых инвесторов). Кроме того, неизбежно проявятся какие-то негативные управленческие эффекты полной монополизации. На наш взгляд, более перспективной была бы активно обсуждавшаяся в середине 2000-х годов «полуторополюсная модель», предполагавшая консолидацию в единую компанию госактивов (с выкупом миноритарных частных пакетов), но без национализации, т. е. с сохранением и, возможно, укрупнением частной Корпорации «Иркут».

ОСК. Ситуацию в этой компании можно охарактеризовать как максимально тяжелую или даже провальную. В качестве одного из ключевых мотивов консолидации отрасли заявлялась необходимость объединения усилий для создания двух современных судостроительных верфей на Дальнем Востоке с участием южнокорейских компаний. Ни один из этих проектов за шесть лет не начал реализовываться. Более того, в настоящее время контроль над Дальневосточным центром судостроения переходит к СП Роснефти и Газпромбанка, а у ОСК остается лишь блокирующий пакет. Если же учесть, что в 2012 г. в ее состав вошли санкт-петербургские Северная верфь и Балтийский завод, то по набору активов современная ОСК не очень соответствует задуманной19. И наконец, в компании за шесть лет сменились четыре генеральных директора.

Концерн ПВО «Алмаз-Антей». Это самая крупная компания в отечественном технологическом секторе, монополист в сфере нестратегической ПВО и производитель широкого спектра гражданской продукции (в сопоставимых объемах). Кроме того, это, видимо, первый пример консолидации госактивов в «длинные 2000-е» - указ о создании был подписан в 2002 г. Хотя объединялись структуры, жестко конкурировавшие между собой на протяжении десятилетий, консолидация прошла для внешнего наблюдателя относительно бесконфликтно и оказалась успешной. Наглядное подтверждение этого - принятие на вооружение российской армии ракетного комплекса С-400, который «Алмаз» не мог самостоятельно довести до готовности в течение многих лет. Судя по данным СМИ, имеются продвижения и по новому комплексу С-500. Что касается экспорта С-300ПМУ, то он уже в течение ряда лет ограничивается не внешним спросом, а политическими соображениями российского правительства. И даже при этом в портфеле экспортных заказов на отечественные ВВТ средства ПВО на сегодня занимают первое место.

ВТБ. Покупка четырех крупных банков существенно усилила и без того неслабые позиции ВТБ в российском финансовом секторе20. Это может положительно сказаться и на курсе его акций, и на способности решать задачи, ставящиеся государством. Но повышение на финансовом рынке доли крупнейших банковских групп (безразлично, государственных или частных) представляется неблагоприятным с точки зрения долгосрочного развития российской экономики. Они далеко не лучший кредитор для несырьевого бизнеса, особенно среднего, и для регионов.

Что касается активов ВТБ в реальном секторе, то их набор выглядит случайным и не слишком перспективным. Несмотря на заявления о скором выходе из них21, не очень понятно, как и с какими потерями (или прибылью) это возможно. Вместе с тем следует признать, что острых проблем банку они на сегодня не создают.

ГК ВЭБ. По сравнению с другими крупнейшими госструктурами ВЭБ в меньшем масштабе участвовал в процессах национализации и консолидации. Хотя, как отмечалось выше, именно затраты на санирование «удочеренных» им в кризис банков выступают основанием для обращения за докапитализацией. Но, скорее, основные проблемы госкорпорации вызваны другим - ролью конечного кредитора для крупнейших российских сырьевых компаний, попавших под угрозу margin calls в 2008-2009 гг., и участием в приоритетньгх и престижных госпроектах (SSJ-100, саммит АТЭС-2012, Олимпиада-2014 и т.д.). Поскольку последнее с огромной вероятностью будет продолжаться, то, на наш взгляд, ВЭБ не сможет выполнять свои уставные функции банка развития столь же успешно, как функции кризис-менеджера пять лет назад.


1 См. Я.Ш. Паппэ, Н.С. Антоненко. Частный и государственный секторы в российском крупном бизнесе: динамика соотношения в «длинные 2000-е». Проблемы прогнозирования. 2014. № 1.

2 Но если, к счастью, темпы в 2014-2015 гг. будут хотя бы на уровне 3-3,5%, то предыдущие два года будут восприниматься как некая случайная флуктуация на траектории роста с прежними факторами.

3 Их собственником стал учрежденный железнодорожниками НПФ Благосостояние. По официальной версии, он независим и пользуется лишь моральной поддержкой РЖД, но верится в это с трудом.

4 По мнению некоторых наблюдателей, покупка ВСМПО-Ависмы была спонтанной. Громкий конфликт между акционерами компании сделал ее заметной, высветил реальную стоимость и отдаленность от сильных бизнес-групп и госструктур.

5 Конечно, Газпромбанк — четвертый по размерам в стране — не кэптивная структура, и даже дочерней ее, строго говоря, считать нельзя. Тем не менее изначально и по настоящее время Газпром — его учредитель, наиболее крупный клиент и самый влиятельный акционер. Никак нельзя согласиться с распространенным мнением о том, что банк косвенно контролируется частными структурами, связанными с Ю. Ковальчуком. Структура собственности в цепочке УК «Лидер» - НПФ «Газфонд» - Газпромбанк такова, что Газпром при поддержке ВЭБа легко проведет в последнем любые решения, требующие контрольного пакета.

6 В дальнейшем «Газпромнефть» также выкупила у Роснефти 50% Томскнефти, а у правительства Москвы — контрольный пакет МНПЗ, став его единственным владельцем.

7 В 2013 г. Газпром добавил к ним крупного производителя тепла — Московскую объединенную энергетическую компанию, выкупленную у Правительства Москвы. Он также является блокирующим акционером Московской электросетевой компании.

8 Можно указать на национализацию в 2012 г. знаменитого в советские годы Атоммаша (г. Волгодонск). Правда, этот завод уже 20 лет не производил продукции для атомной энергетики.

9 В 2004 г. ЗиО-Подольск купил Е. Туголуков, сформировавший на его базе машиностроительный комплекс ЭМАльянс. Что касается ЗиДа, то за него с середины 1990-х вели борьбу Онэксим-Банк, холдинг «Новые программы и концепции», группа МДМ.

10Если только не предположить, что цель — сделать затраты, выделяемые на «военный атом», еще более закрытыми, в том числе от парламента.

11В чем он был, конечно, не одинок. И причинами бума в кредитовании строительства были не только сверхоптимистические оценки ситуации в этом секторе самими банками, но и позиция государства, стремящегося за счет него поддерживать экономический рост, и лоббистские возможности некоторых девелоперов.

12 Хотя в момент смены мэра Москвы менеджмент банка — крупнейший миноритарий — сделал быстро пресеченную попытку перехватить контрольный пакет.

13 Сходную операцию по покупке актива, который предполагается использовать в некотором важном государственном проекте, ВТБ уже пытался провести в 2006 г., причем в мировом масштабе. Примерно за 1 млрд. долл. на открытом рынке были куплены 5,02% акций европейского аэрокосмического концерна EADC. Их затем планировалось передать создаваемой тогда ОАК. Смысл был в том, чтобы, сделав ОАК и EADC акционерами друг друга (EADC к тому времени был акционером Корпорации Иркут, входящей в ОАК.), придать российской стороне переговорную силу в ее попытках склонить европейский концерн и его крупнейшую «дочку» Airbus к более тесному сотрудничеству. Из этой затеи, конечно, ничего не вышло, в том же 2006 г. купленный пакет перешел к ВЭБу, который в 2015 г. объявил о его продаже на том же открытом рынке, но дешевле.

14 До этого ВТБ в секторе страхования активно не присутствовал.

15 В середине 2015 г. заместитель Председателя правления банка А. Пучков недвусмысленно заявил: «Не было планов стать финансово-промышленной группой. Наш бизнес финансовый». Цит. по [5].

16 Мы привели наиболее известные примеры, по которым в доступных нам источниках не сообщалось о продаже ВЭБом своих акций.

17 При этом надо хорошо понимать, что для обеих стран Газпром и Роснефть никакие не гиганты и не стратегические партнеры, а рядовые поставщики на их рынок вместе с Saudi Aramco, Exxon Mobil и пр.

18 Предположение, подтверждаемое вхождением ВЭБа в капитал ОАО «Компания Сухой» (см. выше).

19 Похоже, что резко понизились и «продуктовые амбиции» ОСК. Вначале предполагалось, что она сможет конкурировать на мировых рынках по широкому спектру сложных среднетоннажных судов. Теперь речь обычно идет лишь о возможности остаться лидером в производстве морской техники, эксплуатируемой в условиях Арктики.

20 Сейчас в первой десятке российских банков по большинству объемных показателей и сам ВТБ, и ВТБ-24, и Банк Москвы.

21 По словам финансового директора банка Г. Мооса, в ближайшие три года ВТБ выйдет из всех непрофильных активов [5].

Литература

1. Паппэ Я.Ш., Антоненко Н.С. Частный и государственный секторы в российском крупном бизнесе: динамика соотношения в «длинные 2000-е» //Проблемы прогнозирования. 2014. № 1.

2. Антоненко Н.С., Галухина Я.С., Паппэ Я.Ш. Основные тенденции развития российского крупного бизнеса в 2000-е годы //Журнал НЭА. 2015. № 1 (17).

5. Геращенко Е. ВТБ расстроился // Коммерсантъ. № 97, 7 июня 2015 г.

4. Товкайло М. Национальный капитал для ВЭБа // Ведомости. № 224, 5 декабря 2015 г.

5. ВТБ выйдет из Tele2 за три года //Ведомости. № 250, 11 декабря 2015 г.

Комментарии (0)add comment

Написать комментарий
меньше | больше

busy