Обзор XLVII сессии российско-французского семинара по денежно-финансовым проблемам современной российской экономики


Обзор XLVII сессии российско-французского семинара по денежно-финансовым проблемам современной российской экономики

Лавриненко П.А.

В июне 2014 года в Париже прошла XLVII сессия постоянного российско-французского семинара по денежно-финансовым проблемам современной российской экономики. Традиционно организаторами семинара были: с французской стороны - Центр исследований моделей индустриализации Высшей школы исследований по социальным наукам (CEMI-EHESS), с российской стороны - Институт народнохозяйственного прогнозирования Российской академии наук (ИНП РАН).

С докладами на семинаре выступили Ж. Сапир, Ж.-П. Паже, Э. Клеман-Питио (CEMI-EHESS), Ф. Ранверсе (Университет Париж Х Нантерр), К. Роше (Университет Экс-ан-Прованс), В.В. Ивантер, Б.Н.Порфирьев В.С. Панфилов, О.Дж. Говтвань, Д.Б. Кувалин, А.А. Широв, А.К. Моисеев (ИНП РАН), В.Ю. Мишина (Московская биржа), А.В. Донченко (торговое представительство России во Франции).

Первый день семинара был открыт выступлением директора ИНП РАН В.В. Ивантера, который подробно проанализировал текущую ситуацию в российской экономике и описал возможные сценарии ее развития в краткосрочной перспективе. Докладчик отметил, что сегодня основная проблема для России - это не события на Украине и не политические взаимоотношения с Западом или Востоком, а характер национальной денежно-кредитной политики. Как указал В.В. Ивантер, именно неудачная денежно-кредитная политика стала причиной снижения темпов экономического роста до почти нулевого уровня.

Кроме того, существует проблема структуры прироста российского ВВП. В 2013г. наблюдался серьезный дисбаланс, который заключался в том, что прирост производства в промышленности был почти нулевым, тогда как прирост в финансовой сфере составил более чем 12%. Основной причиной этого дисбаланса является падение инвестиционной активности в России.

Реакция денежно-финансовых властей России на снижение темпов экономического роста была неадекватной. Они решили, что в этой ситуации надо снизить бюджетные расходы. Но снижать социальные расходы нельзя, расходы на оборону и правоохранительные органы тоже трогать нельзя. В итоге было принято решение уменьшить расходы на экономику и за счет этого сбалансировать бюджет. В то же время по плану в России должен был иметь место небольшой дефицит бюджета (около 1% ВВП), но в действительности многие расходы так и не были осуществлены, и потому по факту наблюдался бюджетный профицит. При этом Министерство финансов и Центральный Банк (ЦБ) с интересом смотрит, что будет с экономикой дальше - при нулевом росте, профиците бюджета и периодическом урезании расходов. Иными словами, чиновники экономического блока, как всегда, «борются с инфляцией», хотя Президентом была поставлена конкретная задача по преодолению замедления роста.

Из-за этого, в частности, по-прежнему не решена такая важная проблема как доступность кредитов населению и бизнесу. При существующих кредитных ставках в 12-18% трудности, с которыми сталкиваются предприятия, пытаясь вести инвестиционную деятельность, очевидны.

Свое выступление В.В. Ивантер закончил следующими словами:

- Экономику нельзя уговорить быть эффективной. При Советской власти мы пытались ее уговаривать и не делали того, что реально было нужно делать. То же самое происходит и в наши дни. Но поскольку сейчас и экономика совсем другая, и общество уже другое, то этот саботаж денежно-финансового блока в итоге будет сломлен.

Конечно, при увеличении бюджетных расходов чуда в части эффективности не произойдет. Как строили у нас дороги в 2 раза дороже, чем в других странах, так и будут. Но зато будут инвестиции, которые обеспечат приемлемые темпы экономического роста. А это, в свою очередь, обеспечит и социальную стабильность, и постепенное преодоление структурных диспропорций, и создание инфраструктуры, без чего более-менее нормальное развитие страны невозможно.

Затем с очень подробным комментарием выступил Жак Сапир. Он отметил, что профессор Ивантер очень четко обрисовал центральную проблему развития современной экономики России - неразвитость банковского кредитования. В России необходимо, как это уже не раз говорилось на заседаниях семинара, создать эффективную кредитную систему, чтобы обеспечить доступ экономических субъектов к полноценному финансированию.

Второй важный момент доклада В.В. Ивантера - это доказательство того факта, что в российской экономике есть два сектора, которые находятся в совершенно разной финансовой ситуации. Предприятия сырьевого сектора имеют почти неограниченный доступ к внутреннему и международному финансированию под очень низкий процент, тогда как почти вся остальная экономика России находится в ситуации острого дефицита финансирования. По мнению Ж. Сапира, эта ситуация весьма примечательна и с исторической точки зрения. Проблема неодинаковой доступности финансирования для разных секторов экономики существовала еще в царской России и не исчезла в годы Советской власти. Иными словами, существуют, по всей видимости, какие-то глубинные причины, которые вызывают повторяемость этих событий, несмотря даже на радикальную смену экономических систем.

Учитывая сказанное, можно предложить для России три возможных способа реагировать на эту проблему.

Во-первых, можно изменить систему финансирования таким образом, чтобы ручное вмешательство не требовалось. Можно использовать, например, опыт Франции, где в 1960-1970 сложилась такая практика, когда ЦБ страны рефинансировал проекты по субсидируемым ставкам, исходя из качества ценных бумаг, отдаваемых в залог коммерческим банком, а не из параметров инвестиционного проекта.

Во-вторых, возможно личное вмешательство президента России с целью преодоления «саботажа» и взятие ситуации под свой личный контроль. Это вполне допустимо, но в целом будет намного менее эффективно, чем первый вариант.

В-третьих, можно ничего не менять. Но тогда не будет никакой поддержки экономики и предприятий, и темпы роста в России вряд ли будут повышаться.

Следующим на семинаре выступил В.С. Панфилов с докладом «Использование нетрадиционных мер монетарного и финансового регулирования экономики: глобальный и национальный аспекты». Докладчик подчеркнул, что после кризиса в США появились такие программы помощи как план Полсона, план Обамы, план Бернанке. Все эти программы можно отнести к нетрадиционным мерам, особенностью которых прежде всего были так называемые «количественные ослабления» денежной политики, нарушавшие все прежние нормы макрофинансового регулирования.

Сначала считалось, что уже к концу 2009 года от этих нетрадиционных мер откажутся, однако сегодня уже июнь 2014 года, но «количественные ослабления» не прекращаются. Возникает резонный вопрос: как долго это может продолжаться? В этой связи В.С. Панфилов предложил следующий анализ.

Есть такой показатель как кредитный мультипликатор - его можно воспринимать как уровень доверия к экономике. Перед кризисом кредитный мультипликатор в США был равен 8,5, а сейчас только 2. Иными словами, уровень доверия к американской денежной системе упал более чем в 4 раза. Однако весь мир все равно финансирует американскую экономику, несмотря даже на то, что ставки по облигациям там находятся на рекордно низком уровне, а государственный долг почти удвоился. Сегодня процентные расходы соответствуют уровню 1970-х годов -при ставке по госбумагам в 2,8% около 30% доходов бюджета надо будет потратить на оплату долгов. Впрочем, если США будут продолжать снижать доходность по госбумагам, то им можно будет увеличивать долг еще достаточно долго.

При этом описанное финансовое поведение могут позволить себе такие страны как США, Япония и отчасти страны ЕС. Однако все другие страны, даже Россия или КНР, так вести себя не могут.

Автор отметил, что у него нет ответа, к чему все придет в будущем. Но что-то делать придется, так как сегодня «человек расплачивается деньгами, которых у него нет. Для этого он берет взаймы у банка деньги, которых у банка тоже нет. Магазин расплачивается этими отсутствующими деньгами с поставщиком, а поставщик возвращает эти деньги в банк, и круг замыкается».

Комментируя доклад В.С. Панфилова, В.В. Ивантер согласился с идеей о том, что мировая финансовая система находится сейчас на пороге своего рода революции. Он указал, что эта проблема не может быть решена на уровне отдельных стран, например, России или Франции, изменения будут происходить в глобальном масштабе.

Франсуаз Ранверсе отметила, что, несмотря на все проблемы американской экономики, в международных резервах России, Китая, Алжира очень много долларов. Иными словами, не имея в настоящий момент реальных альтернатив, они вынуждены доверять именно американской валюте.

Далее свой доклад на тему «Новые тенденции развития мировой энергетики как вызовы перспективам интеграции России в глобальную экономику» представил Б.Н. Порфирьев. Доклад включал в себя следующие основные разделы:

  1. Факторы и тенденции современного развития мировой энергетики
  2. Вызовы и риски для российской экономики в контексте интеграции в глобальную экономику и энергетику
  3. Перспективы развития российской экономики и её интеграции в глобальную систему в контексте развития мировой энергетики.

Последние 10 лет развитие мировой энергетики определяется четырьмя ключевыми факторами:

  1. Закат эры дешевых углеводородов и необходимость перехода к использованию более дорогого энергетического сырья. В России инвестиции в освоение новых месторождений в ближайшие 20 лет в среднегодовом выражении будут в полтора раза превышать инвестиции за предшествовавшие 10 лет.
  2. Ускорение темпов экономического роста в развивающихся странах и повышение их удельного веса в глобальной экономике. Это влечет за собой и увеличение их доли в глобальном спросе на энергетические ресурсы.
  3. Снижение рисков, связанных с импортом энергоносителей, для стран-импортёров.
  4. Проявление негативных последствий климатических изменений, которые связываются с увеличением выбросов парниковых газов.

Результатом действия этих факторов стали следующие тенденции:

  • Увеличение значения энергоэффективности (в производственном секторе, на транспорте, в жилищно-коммунальном хозяйстве и т.д.).
  • Возрастание роли нетрадиционных источников энергии (сланцевый газ, возобновляемые источники).
  • Возрастание роли распределённой генерации электроэнергии и увеличение значимости "умных сетей" (smart grids).

В этой связи возникает важнейший вопрос: сможет ли Россия сохранить роль мирового энергогаранта в условиях меняющегося мирового энергетического рынка? Исходя из своего анализа, Б.Н. Порфирьев выделил три определяющих вызова для современной российской экономики.

Один из них связан с последствиями «сланцевой революции» в США и намерениями этой страны осуществить газовую экспансию на европейские рынки. Однако становится очевидным, что связанные с этим риски для России, выступающий в роли глобального игрока на рынке газа, в обозримой перспективе несущественны. Причин две: а) неконкурентоспособность американского газа по цене; б) большая волатильность цен на газ внутри США, затрудняющая реализацию последующих инвестиционных проектов. К тому же начало масштабных поставок СПГ за пределы США приведёт к заметном удорожанию газа на внутреннем рынке.

Другой вызов связан с политикой в области энергоэффективности. Здесь возникают три вида рисков:

  1. Общее снижение спроса на энергоносители в связи с повышением эффективности использования энергии. Этот риск не очень значителен, так как несмотря на прорывы в науке и технологиях, совокупный спрос на энергию устойчиво растёт. В ближайшие 20 лет глобальный спрос на энергию, по оценкам МЭА, вырастет на треть.
  2. Снижение конкурентоспособности отечественной продукции в связи с опережающим снижением издержек конкурентов. При сохранении нынешних невысоких темпов модернизации экономики России этот риск становится существенным.
  3. Ухудшение условий торговли российскими товарами на мировом рынке в связи с принятием новых жёстких стандартов энергоэффективности применительно к производимой продукции.

Ещё одна тенденция, которой надо уделить пристальное внимание, связана с политикой развитых и многих развивающихся стран в области развития экологически чистых источников энергии. В течение последних 10 лет инвестиции в эти источники энергии в развитых странах увеличивались на 32-35% в год.

Докладчик отметил, что перечисленные проблемы носят системный характер и требуют изменения существующей экономической политики. Необходимо проведение политики ускоренного экономического роста, который будет основан на инвестициях, нацеленных на модернизацию.

В энергетической сфере у России есть две возможных стратегии:

  1. Политика «симметричного ответа». Необходимо осуществлять тот же набор мер, что и у конкурентов России - повышение энергоэффективности, инвестиции в возобновляемую энергию и т.д. Однако для России более предпочтительным является не снижение энергоёмкости, а повышение энергопроизводительности (увеличение отдачи от каждой произведенной единицы энергии). Для этого нужны масштабные инвестиции. По оценкам экспертов, в ближайшие 20 лет среднегодовые инвестиции будут превышать среднегодовые инвестиции предыдущих десятилетий: в возобновляемые источники - примерно в 5 раз; в энергоэффективность - примерно в 2 раза.
  2. Политика «асимметричного ответа», в том числе:
    • Активизация восточного вектора энергопоставок с целью диверсификации рисков и обеспечения энергобезопасности страны.
    • Развитие производства продукции с высокой добавленной стоимостью на базе углеводородного сырья. Речь идет прежде всего о газо- и нефтехимии, а также о переводе транспорта на газомоторное топливо.
    • Ускоренная и масштабная газификация села. Это, как показывает пример Чечни, поможет значительно повысить качество жизни населения и сделать село более привлекательным для инвесторов.

Отвечая на вопросы по докладу, Б.Н. Порфирьев отметил, что для России альтернативные источники энергии являются вспомогательными и важны для малонаселенных районов, где нет централизованного энергоснабжения. А это 2/3 территории России. Выбор конкретного альтернативного источника определяется местными ресурсами. Если говорить о глобальной ситуации, практика показывает, что в первую очередь развиваются солнечная и ветровая энергетика. За 2013 год максимальный прирост инвестиций и мощностей дала именно солнечная энергетика. Это связано прежде всего со снижением издержек. Стандартная солнечная панель за 4 года подешевела на 56%.

Еще один вопрос касался возможности уйти от долларов США при торговле российскими энергоресурсами. Б.Н. Порфирьев ответил, что сейчас это затруднительно. Однако после начала крупных поставок на восток эта перспектива может стать более реальной.

В.В. Ивантер в своем комментарии отметил, что поставки российского газа в Европу в первую очередь важны для самих европейских стран, так как это не только важнейший источник энергии, но еще и огромные налоговые поступления в бюджеты этих стран. При этом мнение о зависимости России от экспорта газа сильно преувеличено. Экспортируется лишь 1\4 газа, тогда как российский экспорт нефти - 2\3 от добычи. Иначе говоря, доходы от экспорта газа - не системообразующие для государственного бюджета.

Затем на семинаре был представлен совместный российско-французский проект по исследованию деятельности французских компаний в России. Доклад на эту тему сделали Элен Клеман-Питио и Д.Б. Кувалин. Цель исследования -рассмотреть динамику поведения французских предприятий, чтобы понять, каковы факторы, определяющие успех на российском рынке, а также выявить потенциал развития и углубления сотрудничества. Для этого будут проведены анкетные опросы французских предприятий, работающих в России, и углубленные интервью с их руководителями.

Авторами было отмечено, что сегодня на российском рынке работает более 500 французских предприятий в самых разных сферах деятельности: инновационные технологии, машиностроение, крупные торговые сети, логистика и т.д. В рамках исследования уже было проведено несколько интервью, что помогло выявить некоторые интересные закономерности. В частности, по итогам бесед сложилось впечатление, что все без исключения французские компании очень позитивно оценивают перспективы российской экономики. Все они считают, что потенциал развития их компаний в России очень высок и может быть многократно увеличен. Среди основных проблем были отмечены: плохое состояние дорог в России, что создает трудности с логистикой (мнение торговой сети Атак); нехватка специалистов, способных правильно организовать сложные производства, серьёзные социально-политические ограничения на работу с трудовыми ресурсами, излишний бюрократизм при решении некоторых вопросов (мнение компании Рено).

Первый день семинара завершился докладом А.В. Донченко из торгового представительства России во Франции. По информации докладчика, торговый оборот между двумя странами в 2013г. составил 22,2 млрд. долл. Экспорт из Франции составил 9,2 млрд. долл., импорт во Францию - 13 млрд. долл. Наблюдается очевидное снижение оборота, хотя по итогам 2013 года Франция заняла 5-е место среди партнёров России в Европе, уступая только Германии, Нидерландам, Италии, Польше. Падение российского экспорта было связано с сокращением поставок топливно-энергетических товаров. Такая тенденция объясняется снижением потребления Францией топлива и энергии вследствие замедления экономической динамики в стране. В 2014 году отрицательная динамика сохранилась. Торговый оборот за январь-март 2014г. составил 4,75 млрд. долл., что на 15% меньше, чем в 2013 году. В январе-марте по объёму торгового оборота Франция заняла 13-е место среди партнёров РФ. Общий объём накопленных французских инвестиций в России по итогам 2013 года составляет 13 млрд. долл., из которых 2,7 млрд. - прямые инвестиции. Российские инвестиции во Францию за 2013 год составили 200 млн. долл. В то же время, как подчеркнула А.В.Донченко, в рамках российско-французского сотрудничества продолжают запускаться новые проекты как торгового, так и инвестиционного характера.

Второй день семинара был открыт докладом Клода Роше на тему «Программа «умных городов» и возможность ее применения в России». По определению Клода Роше, «умный город» - это город, находящийся в состоянии гармоничного равновесия со своим окружением: экономической системой, территориальной системой, метрополией и др. Сегодня таких городов нет, однако во время эпохи Возрождения такие города существовали, например, в Италии.

Комментируя доклад о теории «умных городов», В.В. Ивантер предложил вспомнить существовавшие в СССР моногорода, которые специализировались на интеллектуальной деятельности - новосибирский Академгородок, Арзамас-16, Дубну и многие другие. Отвечая на эту ремарку, К. Роше сказал, что, по его мнению, несмотря на некоторое внешнее сходство, советские научные моногорода не обладали необходимой гибкостью по отношению к внешней среде и в этом смысле не подпадали под условия теории «умных городов».

Затем свой доклад на тему «Может ли локальное развитие стать источником глобального роста?» представил Ж. Сапир. В докладе был высказан тезис о существовании двух региональных уровней: во-первых, городов-метрополий, которые подключены к экономической деятельности глобального значения через различные виды инфраструктуры (транспортной, финансовой и т.д.); во-вторых, региональных центров, которые, наоборот, формируются за счет поляризации окружающей территории. В качестве объекта анализа был выбран швейцарский город Лозанна, который из регионального центра успешно трансформировался в центр мирового значения. Важную роль в этом сыграл трансфер инноваций, которые удавалось эффективно перемещать из одной отрасли в другие.

Один из важных выводов, сделанный Ж. Сапиром по итогам своего анализа, заключается в том, что необходим национальный уровень управления территориальным развитием. Этот уровень выполняет роль «шарнира» между местной и глобальной экономикой. Ведь даже самая динамично развивающаяся местная экономика не располагает достаточной мощью, чтобы выдерживать конкуренцию в рамках процессов, происходящих на глобальном уровне. Например, в той же Лозанне 90% затрат на исследования финансируется государством. И хотя в целом развитие инновационного кластера вокруг Лозанны не является продуктом действий государства, так как имеет место огромная децентрализованная деятельность, оно не было бы возможным без помощи центральных властей.

Семинар продолжился докладом Э. Клеман-Питио на тему «Экономическая стратегия России на перспективу: выбор в пользу прагматизма?». Э. Клеман-Питио отметила, что стандартный экономический анализ основан на несложных рассуждениях о равновесии и рациональном поведении экономических агентов. Ни фактор времени, необходимого на совершение действий, ни фактор неопределенности будущего в этих рассуждениях не учитываются. На основе гипотезы о «рациональных ожиданиях» сторонники этой теории предполагали, что решения экономических агентов должны в конечном счете совпасть с правильным прогнозом. Эта идея служила ложным основанием для идеи об абсолютной эффективности рынков, она же лежала в основе «шоковых терапий» и «мер жесткой экономии».

Однако кризис 2008г. стимулировал разворот экономической теории и практики в сторону большего реализма. В российской экономической истории также встречалось много примеров здорового прагматизма, однако в некоторые критические моменты, например, в 1990-е годы, он подменялся политикой неоправданно идеологизированных реформ. Возврат к прагматизму произошел в России в 2000-е годы, что обеспечило стране весьма высокие темпы экономического роста. Однако сейчас, столкнувшись с замедлением экономического роста, Россия снова стоит перед выбором. В принципе, как показали дискуссии на Санкт-Петербургском экономическом форуме, поворот к экономическому интервенционизму обозначается все явственнее. В то же время можно наблюдать попытки ужесточения в денежной политики со стороны Центрального Банка России, что в нынешних условиях является анахронизмом. Надо надеяться, что Россия сумеет сделать правильный выбор и откажется от извращенного давления финансов на реальную экономику, которое порождено догмами о совершенной конкуренции.

Доклад О.Дж. Говтваня «Развитие денежно-банковской системы России в новых условиях: проблемы и тенденции» во многом был посвящен анализу действий финансовых властей России в современной ситуации. Автор заметил, что, на его взгляд, недавно введенные американские санкции против России - это ничто по сравнению с «санкциями» ЦБ России против отечественной экономики. В течение 20 с лишним лет в качестве своей главной цели ЦБ декларировал снижение инфляции. Утверждалось, что снизится инфляция, а потом сразу улучшится инвестиционный климат и начнет бурный рост капитальных вложений в экономику. Однако рост инвестиций, имевший место в 1999-2008 годах, наблюдался в условиях относительно высокой инфляции. Это был период, когда рестриктивная политика ЦБ компенсировалась существенным ростом внешних вложений в российскую экономику. А сейчас, когда номинальные темпы инфляции стали ниже, с динамикой инвестиций возникли очевидные проблемы.

Также автор прокомментировал ряд конкретных моментов, характерных для современной политики ЦБ России.

Во-первых, озабоченность вызывает цена денег. По однодневным ставкам после 3 марта 2014г. ЦБ поднял ключевую ставку два раза, с 5,5% дошла до 7,5%, но существенная часть операций проводится ЦБ по ставке 8,5%. Как следствие, ставки конечному заёмщику в размере 18% годовых, о которых ранее говорил проф. Ивантер, тоже остались в марте. Сейчас таких ставок уже не будет. Иначе говоря, условия для заемщиков сильно ухудшились.

Во-вторых, весьма непросто складывается ситуация с ликвидностью. Когда была мощная атака на рубль, ЦБ поднял ставку по всем операциям. Кроме этого в достаточно большом объеме были проведены интервенции на валютном рынке. Но валютные интервенции ЦБ - это утечка рублей из оборота. Поэтому с помощью рефинансирования ЦБ возвращал ликвидность в экономику. Если раньше основным инструментом были РЕПО, сейчас сопоставимое значение имеют "другие кредиты", другими словами, кредиты под активы и поручительства. Благодаря целой серии различных инструкций, которые сопровождают этот инструмент, объекты рефинансирования оказались фактически теми же самыми, что и в сделках РЕПО. В рамках технологии РЕПО ЦБ работает с бумагами из ломбардного списка, это бумаги крупнейших российских компаний. В итоге получается, что кредиты получают те же компании, чьи бумаги фигурируют в ломбардном списке. А остальная экономика как не имела доступа к этим инструментам, так и не имеет.

Тем не менее, ЦБ активно кредитует по этой схеме, более того, коммерческие банки уже не видят другой жизни, кроме как за счет дальнейшего роста кредитов ЦБ. Иначе ситуация с ликвидностью будет неприемлема для функционирования коммерческих банков. Но в целом ситуация с ликвидностью по сравнению с предыдущим годом ухудшилась.

Еще один важный момент - риски. В этой связи докладчик отметил, что финансы всегда трехмерны: есть доходность, есть ликвидность, есть риски. Риски сейчас тоже возросли из-за неэкономических факторов. На этом фоне повысилась неопределённость. В такой ситуации ожидать хороших результатов от финансового сектора, особенно в условиях рестриктивной политики ЦБ, вряд ли возможно.

Также О.Дж. Говтвань представил информацию о положении дел в ряде ведущих банков, работающих на российском рынке. В частности, он отметил, что крупнейший в России банк с прямым иностранным капиталом - это контролируемый французами Росбанк. Его доля в банковской системе постоянно падает с 2011 года. Это происходит по той причине, что он ведет себя достаточно консервативно и не увлекается сверхликвидными вложениями, высокими процентами и так далее.

Своеобразно складывается ситуация в банках, попавших под западные санкции, например в банке «Россия» и СМП-банке. По активам - ничего особенного с ними не случилось. С одной стороны, произошла существенная утечка вкладов старых клиентов. С другой стороны, эти банки получили сверхкомпенсацию. Были рекомендации ряду госкомпаний о переводе счетов туда. Кроме того, банк «Россия» получил расчёты по оптовому рынку электроэнергии, что полностью перекрыло его потери. В СМП-банке тоже заметна утечка клиентских счетов, но при этом по итогам мая активы СМП выросли на 40%. СМП банк назначен главным в санации некоего Мособлбанка. СМП-банк на санирование банка, который мало кто знает, получил 90 млрд. руб. Иначе говоря, мы видим, что эффект санкций против банков был компенсирован.

Но как компенсировать рестриктивную политику самого ЦБ, как отметил докладчик, пока не очень понятно.

Далее выступила В.Ю.Мишина с докладом «Создание интегрированного валютного рынка евразийского пространства и активизация торговли национальными валютами».

В.Ю. Мишина выделила две группы факторов, которые определяют значимость и место конкретной валюты в мировой экономике:

  • факторы экономической целесообразности, связанные с обслуживанием внешнеторгового оборота и других долгосрочных экономических процессов;
  • факторы спекулятивного значения, связанные с краткосрочного инвестированием, получением прибыли на арбитраже процентных ставок, на разнице курса.

Обе группы факторов значимости валют зависят от возможностей национального валютного рынка. Это целый комплекс факторов, включающий развитие инфраструктуры, ликвидность валютного рынка, валютное регулирование, наличие или отсутствие валютных ограничений. Ни долгосрочный, ни краткосрочный инвестор не будет иметь дела с валютой, если не обеспечивается возможность выхода с рынка.

В настоящий момент наблюдается рост значимости рубля за счёт спекулятивных факторов. Это связано с либерализацией валютного регулирования, построением развитой инфраструктуры, волатильностью курса рубля.

Важным направлением развития российского валютного рынка является демократизация доступа на него новых участников. За счёт клиентского доступа через российских участников доступ на рынок имеют теперь нерезиденты, физические лица и корпорации. С 2013 года операции на межбанковском уровне могут совершать не только банки, но и брокеры. Допуск брокеров стимулировал выход на биржевой рынок физических лиц. Но пока подавляющая часть операций на рынке проводится банками.

Заключительный день семинара начался с доклада Д.Б. Кувалина «Реакция предприятий на замедление экономического роста в России». Докладчик отметил, что он хотел бы проиллюстрировать некоторые тезисы, которые обсуждаются на семинаре, с помощью информации, полученной в ходе опросов российских предприятий.

Во-первых, следует обратить внимание на достаточно неожиданные ответы на вопрос о желательном для предприятий курсе рубля. Хотя обычно считается, что современной российской экономике выгодно ослабление курса рубля, такую точку зрения поддержали только 15,5% опрошенных предприятий. Предприятий, которые выступают за укрепление курса рубля, оказалось больше - 25%. При этом почти половина респондентов - 45% - выступает за стабильность курса рубля. При этом 13,5% предприятий сказали, что их мало затрагивает динамика курса. Д.Б. Кувалин указал, что, как правило, позиция конкретных предприятий определяется следующими обстоятельствами:

  • предприятия, активно импортирующие сырье, комплектующие, машины и оборудование, обычно выступают за укрепление обменного курса рубля;
  • предприятия, для которых снижение экономической неопределённости важнее, чем выигрыши или проигрыши за счёт курса, выступают за стабильный курс;
  • крупные экспортеры и предприятия, работающие на внутреннем рынке, но сталкивающиеся с мощной конкуренцией со стороны импорта, выступают за ослабление курса.

Во-вторых, если на кризис 2008-2009 гг. российские компании реагировали резким сбросом инвестиций, то в условиях нынешней «почти депрессии» предприятия скорее повышают свою инвестиционную активность. При ответе на вопрос об инвестиционных намерениях 52% опрошенных предприятий указало, что они собираются начать новые проекты. Это больше, чем было в более благополучных 2010-2012гг.

В-третьих, было показано, что частота жалоб российских предприятий на бюрократизм и коррупцию устойчиво (хотя и не очень быстро) снижается. Доля предприятий, которые считают, что проблем с бюрократией становится больше, за последние 7 лет сократилась в 2 раза - с 47% до 23,5%. Доля предприятий, которые полагают, что коррупционное давление растет, уменьшилась с 23% до 11%. А 36% респондентов вообще не сталкивались с коррупционным давлением в последние 2-3 года - правда, почти всегда это крупные и сверхкрупные предприятия.

Автор сделал вывод, что с каждым годом утверждения о том, что инвестиционный климат в Росси плохой из-за чрезмерных бюрократизма и коррупции, всё меньше похожи на правду.

А.А. Широв выступил с докладом на тему «Возможность создания зоны свободной торговли (ЗСТ) между Россией, Евразийским экономическим союзом и Европейским союзом». По мнению автора, формирование такой зоны - вопрос ближайших десятилетий. Понятно, что создание ЗСТ будет иметь положительное воздействие на экономическую динамику всех участников тогда, когда не вызовет значимых негативных эффектов.

Однако сейчас, по мнению докладчика, создание ЗСТ невозможно. Главная проблема - низкая эффективность производства в большинстве отраслей российской экономики. Как показали модельные расчеты, по эффективности использования первичных ресурсов в отношении к добавленной стоимости Россия проигрывает во всех машиностроительных производствах, хотя имеет более-менее сопоставимые результаты по торговле продовольствием, химической продукцией и, что естественно, опережает все страны ЕС с точки зрения добычи нефти. В этих условиях сначала необходимо повысить конкурентоспособность российской экономики, а потом уже ставить вопрос о создании ЗСТ.

Главный вывод доклада заключается в том, что к реальному созданию ЗСТ между Россией, другими странами ЕАЭС и ЕС можно приступить в период после 2020 года.

A.К. Моисеев представил доклад на тему «Оценка мирового ВВП методом двойного дефлирования добавленной стоимости». В своей работе докладчик уделил внимание феномену, который выражается в серьезном расхождении оценки ВВП некоторых стран при разных методах подсчета. Было выявлено, что для таких стран, как Япония и США, при подсчете методом двойного дефлирования ВВП уменьшается примерно на 12%. И наоборот - для Китая и Тайваня этот метод прибавляет к ВВП еще 15-16%. Однако, если сложить все данные по всем странам, то сумма сходится.

Объяснение этому феномену было предложено следующее. В разных странах существует большая разница в ценах промежуточного потребления. Например, в Китае многие добывающие компании покупают целые угольные шахты и сами для себя производят электроэнергию, а за свою деятельность отчитываются в статистических формах не как за добывающую, а как за какую-то другую. Отсюда вывод: перераспределение доходов через систему дефляторов позволяет странам получать некий невидимый и неучтенный доход. Для России, продающей множество энергоносителей, было бы полезно тоже использовать эту практику.

Последним докладом семинара стал доклад Жан-Пьер Паже на тему «Украина в качестве моста между ЕС и Россией». Докладчик провел анализ экономического развития Украины в последние десятилетия. Основную идею доклада, на его взгляд, можно выразить словами Петера Балажа, в недавнем прошлом министра иностранных дел Венгрии, который сказал: «...заключайте торговые соглашения с кем хотите - с ЕС, с Россией, одновременно. но не выбирайте никакого лагеря». В этой связи Ж.-П. Паже высказал мнение о том, что Украина в силу ее географического положения и исторического развития должна играть роль конструктивного моста между Россией и Западом. Хотя Украина с момента объявления независимости все время пыталась завязать близкие отношения с ЕС и США, реальность вынудила её сохранять тесные связи со старым сувереном. Отсюда двусмысленная позиция киевских руководителей, которые в поисках выгоды бесконечно взвешивали преимущества и недостатки разных соглашений. Это и привело к сегодняшнему кризису. К тому же сейчас ЕС ослаблен кризисом 2008 года и не в состоянии серьезно помочь Украине.

Докладчик закончил свое выступление утверждением, что наиболее перспективной ему кажется «нейтральная» Украина.

Итоги семинара традиционно подвели его сопредседатели В.В.Ивантер и Ж.Сапир.

B.В. Ивантер сформулировал оптимистичный взгляд на будущее России и отметил, что его оптимизм и европейский бизнес. У этого бизнеса нет желания «перевоспитывать» российскую власть и дискутировать с ней по поводу «европейских ценностей». В то же время в стране есть две проблемы, которые требуют решения: а) недостаточно устойчивая фискальная политика в России; б) недостаточные вложения в инфраструктуру, прежде энергетики и транспорта. Для бизнеса, в том числе иностранного эти два фактора очень важны.

Жак Сапир отметил, что на семинаре многие доклады включали в себя сравнительный анализ проблем России и Франции. В сущности, речь шла о конвергенции проблем: и там, и там наблюдается отсутствие экономического роста, падение уровня инвестиций. Однако истоки этой ситуации для двух стран совершенно различны. Франция сталкивается с серьезными структурными проблемами, связанными с проблемами зоны евро. Россия же имеет дело скорее с конъюнктурными проблемами, которые во многом порождены спорной монетарной политикой Центрального Банка.

В обеих странах люди сталкиваются с проблемой дробления, фрагментации систем финансирования национальной экономики. Фрагментация системы финансирования особенно очевидна в России, но заметна и в зоне евро. В связи с этим возникает необходимость ручного управления экономикой.

В заключение Ж.Сапир затронул проблему инноваций, основным источником которых могут стать новые предприятия, в том числе малые. Однако существует проблема медленного развития этих предприятий, особенно по причине недофинансирования. Также именно эти предприятия больше всего страдают от трансакционных издержек. Поэтому обеспечение связности между экономической логикой микроуровня и макроуровня - это очень важная задача. Исследованию этого вопроса можно было бы посвятить одну из следующих сессий семинара.

Комментарии (0)add comment

Написать комментарий
меньше | больше

busy