Государственная поддержка малого и среднего предпринимательства в современной России на второй волне грюндерства


Государственная поддержка малого и среднего предпринимательства в современной России на второй волне грюндерства

Виленский А.В.
д.э.н., проф., ведущий научный сотрудник НИУ ВШЭ
завсектором Института экономики РАН

К настоящему времени система поддержки малого и среднего предпринимательства (МСП) достигла невиданных ранее в нашей стране масштабов. Только на уровне Министерства экономического развития РФ за десять лет объем выделяемых государственных средств на поддержку МСП увеличился в несколько раз. В целом по стране в 2013 г. на поддержку МСП было выделено более 32 млрд руб. и предоставлено государственных гарантий для их кредитования на 20 млрд руб.1 Создана расширенная инфраструктура поддержки, сформированы и реализуются ведомственные, региональные и муниципальные программы развития МСП, а также «дорожные карты» по отдельным аспектам стимулирования некрупного предпринимательства.

До середины 2000-х годов российские эксперты говорили об отсутствии реальной государственной политики в отношении МСП в России (Виленский, 2007. С. 187). К настоящему времени можно констатировать, что эта политика есть и, более того, она приносит свои плоды. Так, согласно исследованию «Барометр предпринимательской деятельности G20», проведенному в 2013 г. компанией Ernst & Young, среди стран «большой двадцатки» Россия заняла первое место по уровню и масштабам совокупной государственной поддержки предпринимательства2. Во многом этому способствовала российская государственная политика развития и поддержки МСП. В 2008-2013 гг. в российском малом, а в 2009-2010 гг. и в среднем бизнесе наблюдался бурный рост числа предприятий, характерный для периодов грюндерства.

Грюндерство

Обычно под грюндерством (Gründer (нем.) — учредители компаний) подразумеваются дискретные, чередуемые со спадами, периоды во второй половине XIX — начале XX в., когда в Центральной Европе наблюдалось массовое образование новых фирм, банков, бирж, финансовых подразделений, сбытовых и торговых компаний (Оггер, 1985. С. 3-20, 47-56). Этот феномен был вызван экономическим ростом, основанным на развитии железнодорожной транспортной инфраструктуры и промышленности. С грюндерством обычно связывают расцвет либерализма, насколько это было возможно в условиях существования империй в Центральной Европе.

Российское грюндерство в начальный период рыночных реформ во многом имело классические формы. Бурное учредительство малых компаний в России происходило на фоне не менее бурного учредительства российских банков, бирж, торгово-сбытовых компаний и т. п. Но было одно существенное отличие: российское грюндерство происходило в условиях не роста национальной экономики, а ее развала, глубокого падения ВВП, промышленного производства. Основой российского грюндерства были институциональные изменения, обусловленные «шоковой терапией», и ресурсы, созданные в СССР.

В 1992 г. — первом году официальных рыночных реформ — отмечались самые высокие с середины 1980-х годов (и по настоящее время) темпы роста числа малых предприятий (в 2,1 раза) и численности занятых на них. Абсолютным лидером в этой области тогда стала сфера науки и научного обслуживания — число малых предприятий в ней возросло в 3,4 раза. Количество малых предприятий в сельском хозяйстве увеличилось в 3,1 раза. Затем следовали материально-техническое снабжение и общая коммерческая деятельность по обеспечению функционирования рынка (рост в 2,9 раза). К ним тесно примыкала сфера народного образования (рост в 2,8 раза)3.

В 1993 г. процесс бурного учредительства продолжился: количество малых предприятий увеличилось примерно на 2/3. Число полностью занятых в малом предпринимательстве возросло на 1 млн человек, достигнув 8,63 млн4. Надежды населения на лучшее при минимальном вмешательстве государства в деятельность малых субъектов хозяйствования в начале рыночных реформ способствовали их учредительству.

В 1994 г. прирост числа малых предприятий резко замедлился. Можно утверждать, что к 1995 г. завершилась первая волна грюндерства. В 1994-1995 гг. начался процесс ликвидации многих ранее созданных предприятий, бирж, мелких банков. Затем в сфере некрупного бизнеса в России в течение почти 15 лет наблюдалась стагнация и по числу субъектов хозяйствования, и по количеству занятых.

Бурный рост, который можно условно назвать второй волной современного российского грюндерства в сфере МСП, начался в период кризиса 2008-2009 гг. За два года число малых предприятий (включая микро) выросло на 17%, а к концу 2013 г. — на 53% (табл. 1). Количество микропредприятий за этот период выросло на 65,2%. Отметим, что именно на малые предприятия (включая микро) приходятся наибольшие количество занятых и доля оборота российских субъектов МСП.

Таблица 1

Характеристика малых предприятий России в 2008-2013 гг.

Показатель

2008

2009

2010

2011

2012

2013

Число предприятий, тыс.

1348

1578

1644

1837

2003

2062

%

100

117,1

122,0

136,3

148,6

153,0

Среднесписочная







численность работников,

10 436,9

10 247,5

9790,2

11 478

10 755

10 775

тыс. человек







%

100

98,1

93,8

110,0

103,2

103,3

Оборот

(в текущих ценах), %

100

88,1

97,9

120,9

125,1

132,1

Источник: Росстат (www.gks.ru).

Среднесписочная численность работников (без внешних совместителей) на малых предприятиях (включая микро) за эти годы увеличилась только на 3,3%5. Можно предположить, что число малых (включая микро) предприятий выросло за счет привлечения совместителей — это распространенная практика для МСП во всем мире.

Оборот в сфере малого (включая микро) бизнеса за эти годы вырос на 32,1%. При этом оборот микропредприятий увеличился на 5,7%. Причем потребительские цены (российский малый бизнес производит преимущественно потребительские товары и услуги) с 2008 по 2013 г., по данным Росстата, возросли примерно на 43%, то есть динамика реального оборота малого бизнеса была отрицательной.

Положение средних предприятий и индивидуальных предпринимателей было иным. В последние годы ситуация в сфере среднего бизнеса характеризовалась противоречивыми тенденциями (табл. 2).

Таблица 2

Характеристика средних предприятий России в 2008-2013 гг.

Показатель

2008

2009

2010

2011

2012

2013

Число предприятий, тыс.

14,0

15,5

25,2

15,9

13,8

15,9

%

100

111,1

179,8

143,9

98,4

113,5

Среднесписочная







численность работников,

2176,4

2063,1

2582,9

1964,4

1719,5

1630,7

тыс. человек







%

100

90,1

118,7

90,3

79,0

74,9

Оборот

(в текущих ценах), %

100

97,8

236,7

164,6

126,6

115,4

Источник: Росстат (www.gks.ru).

С 2008 по 2010 г. количество средних предприятий в России увеличилось почти на 80%. Это был своего рода рекорд грюндерства второй волны. В условиях кризиса массово открывались новые средние предприятия (с числом занятых от 101 до 200 человек).

До сих пор не вполне ясно, что побудило предпринимателей так поступать. Возможно, подобные компании начали активно учреждать уволенные из-за кризиса бывшие менеджеры крупных предприятий, поддерживающие деловые связи с ними. Именно эта категория инвесторов в годы кризиса активно посещала бизнес-площадки по торговле идеями создания нового бизнеса. Эти площадки были образованы с целью приблизить идеи и деньги друг к другу. Многие из них функционировали при российских вузах. Отметим, что на этих площадках появлялись представители и новых малых предприятий. Инвестиции в идеи сопровождались официальным одобрением деятельности немонополистических производственных средних предприятий и определенными мерами господдержки.

Но даже если предположить, что подобное грюндерство было обусловлено инвестициями в идеи, то приходится констатировать: период этого массового учредительства средних предприятий длился всего два года. В 2011-2012 гг. число российских средних предприятий резко сократилось. В 2012 г. по сравнению с 2010 г. оно снизилось примерно на 81%. Эйфория, связанная с возможностью воплотить бизнес-идеи на средних предприятиях, быстро прошла.

Грюндерское увеличение числа средних предприятий в 2009-2010 гг. сопровождалось увеличением среднесписочной численности их работников (без внешних совместителей). Но оно значимо отставало от роста числа таких предприятий: 18,7% против почти 80%. Это подтверждает наше предположение, что они создавались для реализации внешне привлекательных бизнес-идей. В них инвестировали и крупные предприятия, полагавшиеся на своих бывших менеджеров.

Но до полномасштабного воплощения таких идей дело чаще всего не доходило. В условиях резкого сокращения числа средних предприятий в последующие годы нельзя было избежать увольнения ранее нанятых «под бизнес-идею» работников. С 2010 по 2013 г. среднесписочная численность занятых на средних предприятиях сократилась на 58,3%. Причем в 2013 г. она снижалась на фоне роста числа средних предприятий (на 13,5% по отношению к 2008 г.).

В 2010 г. — пиковом для грюндерства средних предприятий России — их оборот вырос на 136,7% по отношению к 2008 г., что многократно превысило показатель инфляции. Но из-за последующего падения в целом за период 2008-2013 гг. рост общего оборота средних предприятий отстал от динамики инфляции почти в три раза, то есть в реальном выражении он сократился.

Численность фактически действующих индивидуальных предпринимателей России в 2008-2013 гг. снизилась на 17,2%, но оборот их продукции в текущих ценах вырос на 38,7%. Другими словами, волны учредительства среди индивидуальных предпринимателей не наблюдалось, но главенствовал подход «лучше меньше, да лучше» (табл. 3).

Таблица 3

Характеристика индивидуальных предпринимателей России в 2008-2013 гг.

Показатель

2008

2009

2010

2011

2012

2013*

Численность фактически действующих индивидуальных предпринимателей, тыс. человек

2742,0

2653

2927

2487,2

2599,3

2269,2

%

100

96,8

106,7

90,7

94,8

82,8

Численность зарегистрированных индивидуальных предпринимателей, тыс. человек




4104,06

4023,78

3511,81

Оборот

(в текущих ценах), %

100

104,3

64,3

111,4

124,2

138,7

* Оценка.

Источник: Росстат (www.gks.ru).

В 2013 г. из-за уменьшения числа средних предприятий и индивидуальных предпринимателей количество субъектов МСП в целом (малые, средние предприятия, индивидуальные предприниматели без фермерских хозяйств) снизилось на 7,5%, или на 450,5 тыс. Среднесписочная численность работников (без внешних совместителей) в сфере МСП, по данным Росстата, сократилась на 1,9%. Таким образом, новую волну российского грюндерства в сфере МСП образовали только малые (особенно микро) и отчасти средние предприятия. Причем бум учредительства новых средних предприятий длился лишь два года. Учредительство малых, включая микро, предприятий продолжалось вплоть до 2014 г.

Между грюндерством малых и средних российских предприятий, помимо продолжительности периода учредительства, есть еще одно существенное отличие. Учредительство средних предприятий в 2009-2010 гг. сопровождалось пусть кратковременным, но реальным ростом оборота. Учредительство малых, включая микро, предприятий происходило на фоне снижения реального, а частично и номинального (в текущих ценах), оборота их деятельности.

Государственная поддержка МСП

К началу финансово-экономического кризиса 2008-2009 гг., когда возникла вторая волна грюндерства, в России уже была создана широкомасштабная система поддержки МСП. Она включала все основные элементы, которые имеются в высокоразвитых и развивающихся странах. Во вступившем в силу 1 января 2008 г. Федеральном законе № 209-ФЗ «О развитии малого и среднего предпринимательства в Российской Федерации» уже были прописаны в той или иной мере имеющиеся в России формы поддержки субъектов МСП. В их числе:

  1. особые меры по обеспечению прав и законных интересов субъектов малого и среднего предпринимательства при осуществлении государственного и муниципального контроля (надзора);
  2. информационная поддержка;
  3. консультационная поддержка;
  4. поддержка в области подготовки, переподготовки и повышения квалификации кадров;
  5. финансовая поддержка;
  6. налоговые льготы как часть специальных налоговых режимов, упрощенные правила ведения налогового учета, упрощенные формы налоговых деклараций по отдельным налогам и сборам для малых предприятий;
  7. имущественная поддержка, льготный порядок расчетов за приватизированное субъектами малого и среднего предпринимательства государственное и муниципальное имущество, льготная аренда помещений;
  8. упрощенная система ведения бухгалтерской отчетности для малых предприятий, осуществляющих отдельные виды деятельности;
  9. упрощенный порядок составления субъектами малого и среднего предпринимательства статистической отчетности;
  10. особые условия участия субъектов малого предпринимательства в качестве поставщиков (исполнителей, подрядчиков) в целях размещения заказов на поставки товаров, выполнение работ, оказание услуг для государственных и муниципальных нужд.

В инфраструктуре поддержки субъектов МСП законодательством России предусмотрены организации двух типов.

  1. Система коммерческих и некоммерческих организаций, которые создаются, осуществляют свою деятельность или привлекаются в качестве поставщиков (исполнителей, подрядчиков) в целях размещения заказов на поставки товаров, выполнение работ, оказание услуг для государственных или муниципальных нужд при реализации федеральных, региональных и муниципальных программ развития субъектов малого и среднего предпринимательства, обеспечивающих условия для их создания и оказания им поддержки.
  2. Центры и агентства по развитию предпринимательства, государственные и муниципальные фонды поддержки предпринимательства, фонды содействия кредитованию (гарантийные фонды, фонды поручительств), акционерные инвестиционные фонды и закрытые паевые инвестиционные фонды, привлекающие инвестиции для субъектов малого и среднего предпринимательства, технопарки, научные парки, инновационно-технологические центры, бизнес-инкубаторы, палаты и центры ремесел, центры поддержки субподряда, маркетинговые и учебно-деловые центры, агентства по поддержке экспорта товаров, лизинговые компании, консультационные центры и иные организации. Эти организации могут в той или иной форме финансироваться за счет бюджетных средств, включая прямое финансирование.

В стране накоплен обширный (как позитивный, так и негативный) опыт формирования и реализации программ поддержки малых предприятий на федеральном, региональном и муниципальном уровнях. Эти программы содержали детализированные комплексы мероприятий по поддержке МСП, включая инновационную деятельность и молодежное предпринимательство. Руководители на всех уровнях понимали, что малый бизнес ведет свою деятельность преимущественно на локальных, местных рынках, а основным субъектом политики поддержки в России должны быть региональные и муниципальные органы власти.

Тезис об отсутствии в нашей стране до середины 2000-х годов государственной политики поддержки МСП исходил из явной недостаточности бюджетных средств, выделяемых на программы и отдельные мероприятия такой поддержки. Совокупный объем средств по годам колебался от 1 млрд до 6 млрд руб. Москва как субъект Федерации обычно выделяла на поддержку малого бизнеса больше средств, чем федеральные власти. Льготы были сведены к минимуму. При этом прямую поддержку получили лишь немногие (несколько десятых процента) субъекты малого бизнеса. На средние предприятия льготы не распространялись и поддержка им не оказывалась. Такую систему можно было в лучшем случае рассматривать как полигон для апробации в России систем поддержки МСП, принятых в развитых странах. Все изменилось с началом кризиса: государственное финансирование поддержки МСП увеличилось в несколько раз.

В годы кризиса российское правительство практически «под кальку» копировало меры правительств западных стран6. В отношении МСП и в России, и в развитых странах лейтмотивом экономической политики стали государственные финансовые вливания и создание новых рабочих мест7. При этом она продолжала основываться на постулатах неолиберализма, включая дерегулирование.

В результате активизации мер по финансовому стимулированию развития МСП на федеральном уровне возникла многоканальная система, оформленная в единый комплекс. Он включал: федеральную финансовую программу поддержки МСП, реализуемую Минэкономразвития; программу содействия самозанятости безработных граждан, реализуемую Минтрудом; комплекс мер, направленных на поддержку МСП в научно-технической сфере, реализуемый Фондом содействия развитию малых форм предприятий в научно-технической сфере; программы льготного кредитования и предоставления гарантий, реализуемые Внешэкономбанком; программу поддержки субъектов МСП в агропромышленном комплексе, реализуемую Минсельхозом8. Минэкономразвития создало механизм софинансирования (за счет федерального бюджета) региональных программ поддержки и развития МСП. Ежегодно проводится отбор заявок регионов на получение федеральных средств для покрытия части расходов на мероприятия в рамках таких программ.

В течение длительного времени российские субъекты МСП сталкивались с нехваткой средств на ведение деятельности. Для расширения доступности кредитов в России создана сеть льготного кредитования МСП и выдачи гарантий под кредиты частных банков. Центральное место в ней заняло входящее в структуру Внешэкономбанка ОАО «МСП Банк». Этот банк, во-первых, перераспределяет средства на кредитование субъектов МСП между уполномоченными банками-партнерами; во-вторых, предоставляет гарантии под кредитование этих субъектов другими банками.

В 2013 г. МСП Банк из различных источников, в том числе за счет средств Фонда национального благосостояния, привлек 100 млрд руб. на поддержку кредитования сектора МСП. Банк направлял предоставленные ему средства банкам-партнерам и организациям инфраструктуры поддержки МСП (в форме кредитной линии), которые в дальнейшем предоставляли кредиты, микрозаймы, заключали договоры лизинга с субъектами МСП. Средняя ставка по кредитам банков-партнеров субъектам МСП составляла 12,7% годовых, что ниже средней ставки в стране (около 17%). МСП Банк передавал свои кредиты партнерам по ставке 7,6% годовых9. Разницу компенсировало государство.

Конечно, нехватка кредитных средств остается серьезной проблемой для российского МСП. Очевидно, что эта сфера нуждается в доступных кредитах (Ширяева, 2011. С. 115). Но расширение участия государства в кредитовании, гарантировании кредитов, а через региональные программы и в субсидировании повысило привлекательность сферы малого и среднего предпринимательства.

Существенным направлением поддержки и соответственно повышения привлекательности сферы МСП было дерегулирование. Причем исходно оно увязывалось с проводимой с начала 2000-х годов политикой реформ по снижению административных барьеров. Сами эти реформы в период кризиса стали составной частью активной политики по улучшению инвестиционного климата в России (Фрейнкман, Яковлев, 2014. С. 18-19).

В 2008-2014 гг. федеральные власти реализовали почти все предложения общественной организации «ОПОРА России», предложения других российских союзов предпринимателей по ликвидации избыточных административных барьеров. В стране активизировалась работа по созданию специальных антикоррупционных механизмов в сферах деятельности государственных органов с повышенным риском коррупции. Создан институт защиты прав предпринимателей — федеральный и региональные омбудсмены по предпринимательству.

К сфере дерегулирования относятся также упрощение процедур, регламентирующих доступ МСП к земле и недвижимости (долгосрочная аренда и выкуп земли, комплекс процедур, связанных со строительством); упрощение доступа МСП к инфраструктуре технических коммуникаций (электро- и водоснабжению, канализации; обеспеченность подъездными дорогами, телекоммуникациями и т. д.); упрощение процедур, регулирующих внешнеэкономическую деятельность. По некоторым из перечисленных видов дерегулирования разработаны и реализуются «дорожные карты». Все эти меры должны были сделать сферу МСП более привлекательной для широких масс населения.

При определении причин второй волны грюндерства наибольшее внимание привлекают меры по стимулированию начала предпринимательской деятельности, то есть поддержка стартующих предпринимателей. Для этого по всей стране на федеральном, региональном и муниципальном уровнях действуют сотни бизнес-инкубаторов, десятки венчурных фондов, специальные программы, призванные кредитовать МСП на начальных этапах работы.

В рамках поддержки лизинга малых предприятий программой Минэкономразвития предусмотрены грантовая поддержка начинающих (предоставление безвозмездной субсидии начинающему предпринимателю в размере до 300 тыс. руб.); предоставление лизинг-гранта начинающим — до 1 млн руб. на 1 получателя поддержки; содействие начинающим малым инновационным компаниям путем предоставления грантов — до 500 тыс. руб. на 1 получателя поддержки.

В рамках помощи безработным, начиная с 1 января 2012 г., органы государственной власти субъектов РФ наделены полномочиями по содействию самозанятости, включая оказание гражданам, признанным в установленном порядке безработными, единовременной финансовой помощи при их государственной регистрации в качестве юридического лица, индивидуального предпринимателя либо крестьянского (фермерского) хозяйства. В 2012 г. на эти цели из бюджетов субъектов РФ было выделено более 1,7 млрд руб. Размер выплаты составлял в среднем 58,8 тыс. руб. Эти средства предназначены для использования начинающими предпринимателями на приобретение оборудования и лицензий, оформление сертификатов, оплату аренды помещений, иные расходы10.

Примерно половина годового бюджета российского Фонда содействия развитию малых форм предприятий в научно-технической сфере (1,8 млрд руб. в 2013 г.) была направлена на программы «предпосевного» и «посевного» финансирования — «УМНИК», «УМНИК на Старт» и «Старт». В ходе их реализации победители конкурсных отборов из числа студентов и аспирантов вузов, молодых ученых академических и отраслевых НИИ, сотрудников исследовательских предприятий могли получить гранты от 400 тыс. до 6 млн руб. на проведение и коммерциализацию научно-исследовательских и опытно-конструкторских работ. Такие гранты выиграли более 10 тыс. соискателей11. Помимо Фонда, «предпосевное» и «посевное» финансирование в России осуществляют венчурные фонды с государственным участием (через ОАО «Российская венчурная компания»), Внешэкономбанк и ОАО «Роснано».


Можно констатировать правомерность выявленного компанией Ernst & Young лидерства России в поддержке предпринимательства среди стран «большой двадцатки». Особенно благоприятные условия созданы для стартующих предпринимателей. Далеко не во всех странах имеются такое многообразие комплексных форм и направлений поддержки, их номинальная согласованность с общей экономической политикой государства. Активизировавшаяся с 2008 г. российская политика поддержки МСП вызвала вторую волну грюндерства. Но за исключением роста средних предприятий в 2010 г. она не привела к реальному увеличению объема деятельности МСП.

Отметим также, что люди, потерявшие работу из-за кризиса, с воодушевлением восприняли государственные меры по созданию благоприятной среды и стимулированию деятельности МСП и, как и на первой волне российского грюндерства, надеялись заняться предпринимательской деятельностью. Но при этом отсутствует должный спрос на продукцию МСП внутри страны, а на внешних рынках она чаще всего неконкурентоспособна. Отметим, что уже в 2008 г. началось массовое закрытие только что открытых предприятий на фоне ликвидации субъектов МСП, обанкротившихся из-за кризиса12.

Таким образом, вторую волну грюндерства МСП можно рассматривать как «пузырь». Он уже лопнул применительно к средним предприятиям. Эйфории учредительства в сфере индивидуального предпринимательства не было вообще.

Доля МСП в ВВП и занятости в России по-прежнему значительно, минимум в два раза, ниже, чем в большинстве развитых и развивающихся стран. Усилия российского правительства не могут изменить сложившуюся ситуацию. Российская национальная экономика отторгает малый и средний бизнес.

Существенным направлением российской политики в отношении МСП стало стимулирование спроса на их деятельность путем привлечения к выполнению заказов для государственных и муниципальных нужд. В соответствии со вступившим в силу 1 января 2014 г. Федеральным законом от 5 апреля 2013 г. № 44-ФЗ «О контрактной системе в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд» повышена квота по закупкам у малых предприятий с 10 до как минимум 15% совокупного годового объема закупок. Разработана «дорожная карта» по квотированию до этого уровня доли участия малых предприятий при выполнении государственных заказов крупными государственными и полугосударственными предприятиями. Предполагается, что эти меры позволят увеличить негосударственный спрос на продукцию малого бизнеса и тем самым стимулировать его развитие13.

Очевидно, что на состояние и возможности развития МСП влияет сложившаяся, ориентированная на экспорт сырья и топлива структура российской экономики. В ней традиционно доминируют крупные предприятия, а в последние два десятилетия — крупные добывающие компании, что ограничивает потребности экономики в услугах малого и среднего бизнеса. В высокоразвитых странах кооперация между малыми и крупными предприятиями обрабатывающей промышленности стимулирует развитие МСП и одновременно содействует росту производительности труда. Российские крупные добывающие предприятия слабо заинтересованы в сотрудничестве с малым и средним бизнесом. В направлениях его деятельности сейчас доминирует торговля. Но и здесь наступают крупные сетевые российские и международные компании.

В России существуют объективные ограничения развития МСП, обусловленные структурой ее хозяйства. Имеются ограничения, связанные с характеристиками российской институциональной среды: масштабным рентным административным ресурсом, огромной теневой экономикой, низким уровнем доверия субъектов хозяйствования как к государству, так и друг к другу, неэффективной судебной системой и, самое главное, недостаточной защитой частной собственности.

В рамках дальнейшего совершенствования государственной политики поддержки и развития МСП в России традиционно предлагают следующие меры: 1) увеличить бюджетные вливания в систему поддержки МСП и на этой основе еще больше расширить ее инфраструктуру и разнообразить методы работы14; 2) активизировать разработку мер по улучшению институциональной среды предпринимательской деятельности; 3) упорядочить уплату налогов, выполнение контрактов и т. д. Номинально все эти меры правомерны. Но нужно осознавать, что российский малый и средний бизнес, вероятно, достиг уровня насыщения и его доля в ВВП и общем числе занятых (примерно 20-25%15) значительно отстает от показателей высокоразвитых стран, но соответствует российским реалиям. Нельзя исключить, что наращивание господдержки МСП приведет лишь к росту «пузырей» и бесполезному расходованию бюджетных средств.

Необходимо понять, какие масштабы МСП реально нужны в нашей стране и какие формы поддержки могут принести наилучший результат. Есть опыт, с одной стороны, Южной Кореи с ее пол у государственными «чеболями» (финансово-промышленными группами), длительное время бурно развивавшейся при небольшой сфере МСП, а с другой — Китая с обширной сферой МСП при крайне слабых рыночных институтах.

Современная наука еще не исследовала многие области взаимосвязи институтов и развития экономических систем (Phillips, Тгасеу, 2011. Р. 35). Применительно к России пока отсутствуют фундированные оценки реального уровня насыщения национальной экономики малым и средним бизнесом. Поэтому нет оснований считать, что российская система поддержки предпринимательства адекватна отраслевой структуре национальной экономики, социальной сфере страны и качеству государственных институтов.


Статья подготовлена в рамках проекта РГНФ № 14-02-00324а «Альтернативы государственной политики в отношении малого и среднего предпринимательства России».


1 Материалы к заседанию Правительства Российской Федерации по вопросу о дополнительных мерах поддержки малого и среднего предпринимательства в Российской Федерации, 03.10.2013 г. (далее — Материалы к заседанию правительства), oldsmb.economy.gov.ru/content/ download/attached... /download, php.

2 www.ey.com/GL/en/Services/Strategic-Growth-Markets/ EY-G20—Coordinated-support.

3 Малый бизнес России — проблемы и перспективы. М., 1996.

4 Там же.

5 Отметим, что в период первой волны грюндерства исходная база была чрезвычайно низкой.

6 Например, см.: Helping Small Businesses Compete: Challenges within Programs Designed to Assist Small Contractors: Hearing before the Subcommittee on contracting workforce of the Commission on small business. U.S. House of Representatives, 112th Congr., 1st sess. Hearing held Sept. 15, 2011. Wash.: GPO, 2011. Vol. III. P. 11-52.

7 Политика поддержки МСП как инструмента создания рабочих мест основывалась на ряде исследований в развитых странах, например в Англии (Hijzen et al., 2010. P. 645). Декларировались и другие цели поддержки, в том числе благоприятное влияние сектора МСП на процессы глобализации и внедрение новых технологий менеджмента (Riding, Spence, 2011. P. 17).

8 Материалы к заседанию правительства.

9 Материалы к заседанию правительства.

10 Материалы к заседанию правительства.

11 www.fasie.ru/ (электронный ресурс Фонда содействия развитию малых форм предприятий в научно-технической сфере).

12 Чаще всего банкротство было обусловлено невозможностью вернуть кредиты, взятые еще в «тучные» докризисные годы под ожидавшееся тогда расширение деятельности.

13 Руководство ряда крупных предприятий с государственным участием выступило против этой «дорожной карты».

14 Например, см.: http://osspb.ru/osnews/14759/.

15 Отметим, что методики оценки доли МСП в ВВП России, как и критерии отнесения субъектов хозяйствования к категории МСП, многократно пересматривались. С 2014 г. частично изменились критерии МСП, поэтому новые данные о субъектах малого переднего бизнеса России будут не сопоставимы с аналогичными данными предыдущих периодов.


Список литературы

Виленский А. (2007). Макроэкономические институциональные ограничения развития российского малого предпринимательства. М.: Наука. [Vilenskiy А. (2007). Macroeconomic Institutional Constraints of Russian Small Business Development. Moscow: Nauka.]

Оггер Г. (1985). Магнаты... Начало биографии. М.: Прогресс. [Ogger G. (1985). Tycoons... Starting a Biography. Moscow: Progress.]

Ширяева С. В. (2011). Малое предпринимательство в современной модели экономического развития России. М.: ТЕИС. [Shiryaeva S. V. (2011). Small Business in the Modern Model of Economic Development in Russia. Moscow: TEIS.]

Фрейнкман Л., Яковлев A. (2014). Агентство стратегических инициатив как институт развития нового типа // Вопросы экономики. № 6. С. 18 — 39. [Freinkman L., Yakovlev А. (2014). Agency for Strategic Initiatives as a New Type of Development Institution // Voprosy Ekonomiki. No 6. P. 18—39.]

HijzenA., Upward R., Wright P. W. (2010). Job Creation, Job Destruction and the Role of Small Firms: Firm-level Evidence for the UK // Oxford Bulletin of Economics and Statistics. Vol. 72, No 5. P. 621-647.

Phillips N., Tracey P. (2011). Entrepreneurship in Emerging Markets: Strategies for New Venture Creation in Uncertain Institutional Contexts // MIR: Management International Review. Vol. 51, No 1. P. 23-39.

Riding A., Spence M.
(2011). A Comparative Study of International and Domestic New Ventures // MIR : Management International Review. Vol. 51, No 1. P. 3—21.
Комментарии (0)add comment

Написать комментарий
меньше | больше

busy
 

  • У нас

    У нас вы можете купить перчатки оптом по выгодной цене.

    www.mapa-pro.ru