Коррупция в России, Россия в коррупции: есть ли выход?


Коррупция в России, Россия в коррупции: есть ли выход?

Клейнер В.Г.

к.э.н., с.н.с. ЦЭМИ РАН


Коррупция в России к середине 2010-х годов стала острой проблемой всего общества. Трудно найти сферу социально-экономической жизни страны, в которой она не играла бы большую роль. Даже руководитель МВД В. А. Колокольцев признал, что в 2013 г. средний размер взятки вырос в два раза1.

Из-за высокого спроса в обществе на борьбу с коррупцией после избрания Президентом России Д. А. Медведев публично объявил ее одной из основных проблем общества2. С возвращением В. В. Путина на должность Президента РФ принято связывать возбуждение новых антикоррупционных дел, аресты ряда чиновников и бизнесменов, уличенных в коррупции. Государство ввело электронную систему госзакупок, а многие процедуры, к которым имеют отношение чиновники, были упрощены либо стали более прозрачными. Однако все эти меры не привели к значимому снижению уровня и распространенности коррупции.

Согласно данным Счетной палаты РФ, в 70% случаев сверхдорогих контрактов в сфере госзакупок в тендерах участвовал единственный поставщик3. Transparency International в отчете «Барометр мировой коррупции-2013» пришла к выводу, что граждане России утратили веру в эффективность борьбы с коррупцией4. Так, россияне считают коррумпированными: судебную систему (59%), законодательную власть (54%), госслужащих (74%) и политические партии (49%). Как крайне коррумпированную граждане России оценивают недавно реформированную полицию (66%). По мнению респондентов, ни в одной отрасли за последние три года коррупция не снизилась, но менее всего выросла оценка коррумпированности бизнеса и некоммерческих организаций. Согласно опросу предпринимателей, проведенному банком UBS и организацией Campden Research, число бизнесменов, считающих коррупцию главным тормозом развития России, за год возросло на порядок5.

Результатом такого распространения коррупции становятся, с одной стороны, значительные потери, которые ежегодно несет российская экономика, что выражается в нехватке средств на социальные цели, медицину6, образование (Беляков, 2007; Хасанова, 2013) и науку (Миндели, Черных, 2011). С другой стороны, это приводит к хроническому падению производительности труда и, как следствие, снижению конкурентоспособности российской экономики. В долгосрочной перспективе начинают деградировать государственные институты: они перестают выполнять функции, которых ожидает от них общество, и адаптируются к решению иной задачи — максимально поглощать потоки теневых доходов. Последний аспект коррупции — ухудшение нравственного здоровья общества, или возникновение в нем толерантности к коррупции, что ведет к ее дальнейшему распространению.

Коррупция как предмет научного исследования

Анализ коррупции и методы борьбы с ней привлекли особое внимание исследователей в конце XX — начале XXI в. Из-за большого разрыва в доходах населения между развитыми странами и странами третьего мира потребовались международные программы помощи бедным странам. При анализе их реализации были выявлены шокирующие факты неэффективности в силу коррупции в странах с низким уровнем дохода, что приводило к разворовыванию значительной части международной помощи местными коррумпированными элитами (см.: Szeftel, 1998; Leftwich, 1994; Bracking, 2009; а также фундаментальное исследование группы норвежских ученых — Andvig et al., 2000).

Э. Браун и Дж. Клоук изучали эффективность неолиберального подхода к борьбе с коррупцией (Brown, Cloke, 2004, 2005). На вопрос о том, как функционируют коррупционные механизмы в странах с переходной экономикой, ответ с точки зрения антропологии попытался дать коллектив авторов (см.: Haller, Shore, 2005). Эффективность предлагаемых методов борьбы с коррупцией исследовали ряд ученых (см.: Harrison, 2004; 2006; Khan, 2006; Hough, 2013). Последний также изучал успехи в борьбе с коррупцией на примерах конкретных стран — Бангладеш и Кении. Попытка объединить описание коррупционных практик в большом числе секторов экономики была предпринята в работе, выполненной под эгидой Всемирного банка (Campos, Pradhan, 2007).

Как показало изучение проблем нелегальной миграции в России, этот феномен тесно связан с коррупцией и теневым сектором экономики7. Анализ культурных основ коррупции в России и неформальных сетей, в том числе состояния и эволюции так называемой «системы», проведен А. Леденевой (Ledeneva, 2013). Она выявила наличие неформальных правил и связей, часто более важных для принятия реальных политических или экономических решений, чем формальные законы или даже иерархия управления. Квинтэссенция этих «понятийных» законов отражена В. Пастуховым8.

Количественные оценки размеров коррупции в России приведены в работе Г. Сатарова (2007). Отметим математические модели коррупции, предложенные М. Левиным (2008). В своей работе автор выделил как отрицательные, так и положительные эффекты коррупции для экономики и построил математические модели ее влияния на экономическое развитие. Оценка состояния и динамики бытовой коррупции в России, в том числе в региональном разрезе, была дана в совместном исследовании Минэкономразвития и фонда «Общественное мнение» (2011). Наиболее полный анализ изучения коррупции в экономических теориях содержится в работе С. Глинкиной (2010), которая показала, как экономическая политика, проводимая в России в переходный период, уживается с коррупцией. Отсутствие подотчетности российской власти обществу отметил С. Глазьев9. Кроме того, упомянем работы В. Бабенко (2009) об исторических предпосылках коррупции в России, Ю. Болдырева (2011), стремящегося осмыслить постсоветский российский капитализм, и А. Яковлева (2010) о связи государственного капитализма и коррупции в нашей стране. В. Иноземцев показал, что в России практически сформировалась «коррупционная цивилизация»10.

Несмотря на большое количество работ, посвященных исследованию коррупции, мы полагаем, что перспективен комплексный, системный подход к изучению российской коррупции. Ее следует рассматривать не как исторический феномен или элемент неэффективности государственного или бизнес-управления, не только как часть системы неформальных отношений, а как краеугольный камень функционирования российской экономики, когда коррупционные взаимоотношения выступают в значительной мере ее двигателем, благодаря чему формируются основные денежные и ресурсные потоки и осуществляется экономическое управление.

Системные составляющие коррупции в России

Приведем уточненное определение коррупции, основанное на предложенном нами ранее (Клейнер, 2011): «Коррупция — это сознательная и добровольная кооперация должностного лица организации (в государственном или частном секторе) с третьими лицами для получения им или зависимыми от него лицами дополнительных благ путем принятия в рамках своей компетенции заведомо неоптимальных для организации решений, приводящих к получению данным лицом или зависимыми от него лицами дополнительных благ». Далее будем рассматривать общество как совокупность взаимоотношений трех относительно самостоятельных макроподсистем: государство, бизнес и социум (Клейнер и др., 2004). Соответственно уровень коррупции в обществе надо оценивать по следующим составляющим: государственная коррупция; коррупция в бизнесе; бытовая коррупция — коррупция в социуме. Отдельного рассмотрения заслуживает отношение (толерантность) общества в целом к коррупции.

Государственная коррупция

С точки зрения коррупции в составе государственного сектора выделяются, во-первых, органы, осуществляющие фискальные и социальные функции, связанные со сбором налоговых поступлений и распределением средств на социальные, медицинские и другие общегосударственные цели. Во-вторых, органы регулирования и контроля за соблюдением правил и норм, установленных государством для граждан, а также различных видов деятельности физических и юридических лиц (судебная власть, правоохранительные органы, лицензирование, патентование, сертификация, санитарно-эпидемиологический, экологический и медицинский контроль). В-третьих, органы по управлению имущественными комплексами, компаниями и предприятиями, принадлежащими государству полностью или частично.

Наличие большого государственного сектора не обязательно обусловливает высокую коррупцию. Так, в годы советской власти при тотальной государственной собственности уровень коррупции был значительно ниже, чем после перестройки. В Норвегии при наличии значительной государственной собственности уровень коррупции один из наиболее низких в мире. Однако, несомненно, размер государственного сектора предъявляет особые требования к построению модели управления им для достижения общественно значимых целей.

Рассмотрим каждую сферу государственного сектора для выявления причин коррупции.

Государственный сектор — фискальная и социальная функции. Функции государства можно представить в виде трубопровода (бюджет). Он аккумулирует налоговые поступления, из которых осуществляются социальные выплаты. Государство выполняет две основные функции — сбор налогов (чтобы все хозяйствующие субъекты не уклонялись от их уплаты) и распределение полученных сумм на различные социальные цели (управление социальными бюджетами). Коррупция влияет на обе эти функции.

Во-первых, на уровне сбора налогов коррумпированные чиновники организуют отток средств из бюджета, когда под законным внешне предлогом — возврата переплаченных налогов, а на самом деле путем мошенничества — из бюджета изымаются значительные средства. Скандалы, связанные с миллиардными незаконными возвратами уплаченных налогов на прибыль и добавленную стоимость11, показали, что коррупция в этой сфере государственной деятельности очень высокая, а отсутствие наказания чиновников, участвовавших в незаконных возвратах, подтверждает стойкость коррупционной системы к внешним воздействиям12.

Во-вторых, при исполнении распределительной функции чиновники-коррупционеры организуют систему «откатов», когда конечные получатели социальных бюджетов в обмен на выделение (иногда — своевременное) причитающихся им социальных платежей возвращают чиновникам наличными часть средств, полученных на законном основании из бюджета. Другой вариант коррупции — включение в цепочку «бюджет — конечный получатель госсредств» посредников, которые изымают коррупционную ренту, также оседающую в карманах чиновников, отвечающих за распределение бюджета.

Примеры незаконного использования социальных бюджетов, будь то система здравоохранения13, образования, детских домов или социальных пособий14, выявляются постоянно. В этих коррупционных взаимоотношениях участвуют не только чиновники, непосредственно вовлеченные в процесс принятия решений (сотрудники ФНС, соответствующих федеральных министерств), но и те, кто призван бороться с коррупцией при реализации указанных решений, а именно представители правоохранительных органов, прокуратуры и др.15 Так выстраивается коррупционная цепочка, при которой чиновники-коррупционеры уже в процессе получения незаконной выгоды делятся коррупционными доходами с чиновниками, отвечающими за контроль над коррупцией, обеспечивая себе защиту с их стороны. В результате государство и общество теряют десятки миллиардов рублей ежегодно.

Государственный сектор — регулирование и контроль. Во взаимоотношениях малого и среднего бизнеса с санэпидемстанциями, в регулировании стандартов загрязнения окружающей среды, в общении с сотрудниками ГИБДД16 можно говорить о наличии коррупции. Так, компания ИКЕА долгое время не могла подключить построенные в России торговые центры к электрическим сетям из-за коррупции в этой сфере17. Коррупционные проявления в области регулирования признает и генеральный прокурор России18.

В последние годы в нашей стране пытались использовать различные методы борьбы с коррупцией. Во-первых, сокращение регулирования с целью уменьшить возможности принятия коррупционных решений. Во-вторых, максимальное обезличивание контактов между чиновником и регулируемым субъектом, например когда общение происходит через Интернет или превышение скорости фиксируется видеокамерой автоматически без участия сотрудников ГИБДД. В-третьих, наказание за участие в коррупции. Однако значительно снизить коррупцию в сфере государственного регулирования не удалось. Основная причина в том, что проблема лежит гораздо глубже — в сознании всех участников коррупционных взаимоотношений. Чиновники рассматривают регулирование как возможность личного обогащения, а потенциальные взяткодатели считают взятку единственным способом решить проблему общения с регулятором.

Государство — управление имущественными комплексами. За последнее десятилетие в прессе приводилось много примеров завышения затрат на капиталовложения (Клейнер, 2006), закупку оборудования и труб19, строительство трубопроводов и железных дорог, что свидетельствует о высоком уровне коррупции в компаниях, принадлежащих государству. Практически все предприятия, обслуживающие государственные компании, — поставщики оборудования, комплектующих, услуг связи, ИТ, рекламы или даже найма персонала, живут в рамках системы постоянных «откатов», что приводит к резкому завышению стоимости их товаров и услуг. В результате на фоне коррупции возник новый рынок — позиций менеджеров в госкорпорациях, где должности, по сути, «выкупаются» кандидатами с целью обогащения как личного, так и группировок, которые способствовали их назначению. Коррупция среди представителей среднего управленческого звена не уступает коррупции среди руководителей высшего звена, и на каждом уровне управления ее масштабы определяются стоимостным объемом принимаемых решений20.

Причины распространения коррупции в государственном секторе

Современная система государственного управления сформировалась в процессе перехода от социалистической, административной, или централизованно управляемой, экономики к рыночной. Приватизация, передача собственности в руки «красных директоров», криминала и олигархов привели, с одной стороны, к децентрализации собственности, а с другой — к высочайшему уровню корпоративной коррупции. С приходом к власти «государственников» казалось, что государственное влияние должно возрасти: действительно, роль государства значительно выросла в нефтяном, газовом и банковском секторах. Однако государство не перешло к системному управлению экономикой. Сложилась ситуация, когда оно не управляет экономикой, как во времена СССР, а контролирует ее.

Рассмотрим различия между этими видами регулирования и их влияние на уровень коррупции. В СССР, где преобладала госсобственность, государство отвечало за создание производств и управление ими, распределение производительных сил, инфраструктуру, перераспределение трудовых и финансовых ресурсов. Этот способ управления предполагал свою систему сдержек и противовесов, специальные институты, отвечавшие за сбор информации (подразделения статистических органов), планирование деятельности на корпоративном, отраслевом, региональном и федеральном уровнях. В каждой подотрасли существовали центры сбора и анализа технико-экономической информации, концентрировавшие сведения о передовом опыте мировой науки и техники в данной сфере. Действовали структуры общественного контроля, имевшие определенную независимость, — профсоюзные и партийные организации.

Сформировавшаяся сегодня государственно-олигархическая система существенно отличается от советской. Целью государства выступает не владение, а контроль над основными участниками рынка. Вероятно, для этого были созданы компании, занимающие доминирующее положение в своих секторах: «Газпром» в газовой промышленности, «Роснефть» в нефтяной, «Ростехнологии» в оборонной и машиностроительной индустрии, «ОАК» (самолетостроение) и «Оборонпром» (вертолето-строение). В результате резко возросла концентрация собственности во многих отраслях промышленности и усилился контроль государства за основными участниками рынка либо посредством прямого владения, либо за счет выделения финансирования государственными банками.

Задачи, поставленные перед госкорпорациями, как правило, имеют экстенсивный характер (строительство газопроводов, добыча определенного количества нефти, производство самолетов или вооружений) при практическом отсутствии ресурсных ограничений. Подбор и назначение управленческих кадров в госкомпаниях осуществляют по принципу личной преданности и корпоративной лояльности, а не с точки зрения наличия управленческого опыта и способностей. В результате госкорпорации обрастают множеством посредников, которые наживаются на них, что приводит к многократному завышению стоимости их продукции и услуг21.

Представим сравнительный анализ механизмов государственного управления в административной и государственно-рыночной системах (см. таблицу). Из этого далеко не полного перечня видно, что, возможно, несовершенная система контроля за коррупцией в СССР теперь отсутствует. Пришедшие ей на смену элементы общественного или институционального контроля оказались либо нефункциональными, либо коррумпированными.

Таблица

Сравнительный анализ системы государственного управления хозяйствующими субъектами


Административная система управления (СССР)

Государственный контроль (Россия)

Преобладающая форма собственности

Государственная и колхозно-кооперативная собственность 100%

Частная, есть отрасли с преобладанием госсобственности - газовая отрасль, банковский сектор (>50%), в нефтяной отрасли - значительная доля государства

Система контроля, сбора информации и планирования

Госкомстат, Госплан, Госснаб и их региональные подразделения

Аккуратность и актуальность информации, собираемой Росстатом, вызывает серьезные вопросы не отслеживается корпоративная структура бизнеса, часто отсутствуют показатели, отражающие деятельность предприятии в рыночной среде. Госпланирование практически отсутствует

Целеполагание

Государство отвечало за планирование и координацию деятельности предприятий, ставило им кратко- и долгосрочные задачи, обеспечивало необходимыми ресурсами и контролировало исполнение планов

Бизнес сам ставит себе задачи, как правило связанные с максимизацией прибыли компании или доходов доминирующих акционеров

Общественный контроль

Осуществлялся через партийные и профсоюзные организации, народный контроль, реже - прессу

Партийные организации круговая порука (коррупционные скандалы с представителями «Единой России»), Счетная палата не справляется с контролем, ее деятельность носит закрытый характер, а но итогам ее отчетов не принимают соответствующих решений. При контроле государства над многими средствами массовой информации и отсутствии их защиты от криминального давления прессу нельзя считать независимой

Контроль со стороны правоохранительных органов

Был эффективен в отношении хищении на нижнем уровне, иногда использовался в качестве средства политического давления

В связи с высоким уровнем коррупции правоохранительные органы, имеющие отношение к расследованию экономических преступлений, превратились в крупнейших участников рынка по незаконному переделу собственности и изъятию коррупционной ренты у экономических субъектов

Судебная система

Успешно функционировала на бытовом уровне, корпоративные конфликты часто решались на управленческом и государственном уровнях

Определенные улучшения в системе арбитражных судов были нивелированы объединением ВАС и Верховного суда. Суды общей юрисдикции, по сути, перестали выполнять функцию судопроизводства, а превратились в исполнителя политических государственных или коррупционных заказов и реализуют канцелярскою функцию по закреплению необходимых решений и приговоров

Кроме того, государство нередко не обращает внимания на не всегда законную деятельность бизнесменов, которые становятся участниками своего рода государственно-частного партнерства. По сути, речь идет о торговле индульгенциями со стороны государства22. Таким образом, государственное управление, по существу, свелось к методам допетровского управления на Руси: государственные чиновники и приближенные к ним физические и юридические лица получают фактически на откуп крупные государственные корпорации, отраслевые и межотраслевые комплексы. Им ставят гласные или негласные задачи (строительство газо- или нефтепроводов, поддержание достаточного уровня производства или передачи электроэнергии, обеспечение функционирования банковской системы и т. д.), а в остальном они могут достигать этих целей и «кормиться» в процессе, как посчитают нужным. Наиболее показательно здесь назначение на высшие управленческие должности в госкорпорациях детей высокопоставленных государственных чиновников. Тот факт, что молодые люди, не имеющие соответствующего опыта и квалификации, быстро занимают руководящие посты, говорит о преемственности «принципа кормления» как системы функционирования и управления госкорпорациями.

Можно констатировать, что основным инструментом государственного управления выступает проектный подход (Клейнер, 2013), когда перед госкорпорациями или бизнесом в рамках государственно-частного партнерства ставят задачи и определяют сроки их исполнения. Такой подход лишь увеличивает экономическую неоднородность субъектов государственного управления, замедляет процесс накопления и передачи знаний. В условиях мягких ресурсных ограничений, передачи на откуп чиновникам или близким к ним бизнесменам функций по реализации проектов отсутствует процессный подход, когда при управлении корпорациями государство накапливает знания и управленческий опыт, разрабатывает методы и механизмы для внедрения на других управляемых объектах, выстраивает систему взаимодействия различных проектов для достижения стратегических целей.

Таким образом, сложившиеся методы осуществления государственных функций в управлении не направлены на снижение или контроль уровня коррупции, но скорее стимулируют и легитимируют ее. Коррупция, по сути, превращается в один из важнейших элементов/ методов государственного управления.

Причина столь широкого распространения коррупции заключается в системности проблемы. Стремление решить ее отдельными разрозненными мерами, будь то попытки покарать чиновников или отслеживать уровень их доходов, внедрить процедуры реализации товаров или услуг через открытые конкурсы, ограничить их общение с гражданами, не приведет к успеху. Дело в том, что чиновники не испытывают морального дискомфорта от участия в коррупции, а их изворотливость позволяет обходить искусственные препоны в виде создаваемых процедур, вовлекать в коррупцию тех, кто борется с ней, выхолащивать процедуры раскрытия доходов и расходов и находить возможность увеличивать коррупционный доход, даже если поле общения с гражданами весьма ограниченно.

В рамках предложенной Г. Клейнером «новой системной парадигмы» решить проблему коррупции можно, если предлагаемые государством проекты (проектные системы) будут сразу включать цель снизить ее уровень. Для этого следует разработать специальные процессы (процессные системы). Объекты, возникающие в результате реализации проектов (объектные системы), и систему их взаимоотношений с контрагентами надо строить так, чтобы минимизировать коррупцию. Наконец, средовые системы — Интернет или общественное мнение — должны принимать непосредственное участие в борьбе с коррупцией, распространять сведения об удачных примерах такой борьбы и формировать неприятие коррупции в обществе. Для этого необходимо создать новые институты и реформировать существующие.

Коррупция в бизнесе

Большинство частных компаний, в ходе своей хозяйственной деятельности сталкивающихся с контролируемыми государством корпорациями, оказываются вовлечены в коррупционные схемы «кормления» чиновников, управляющих ими. Прежде всего это относится к сфере услуг или обслуживания госкорпораций23: ИТ24 и телекоммуникационные компании, рекламная25 и маркетинговая отрасли, строительный и ремонтный бизнес (Логвинов, 2011).

Однако и независимые частные компании также вовлечены в коррупционные взаимоотношения. Рассмотрим гипотетический пример.

Допустим, речь идет о металлургической компании, которая закупает сырье у горно-обогатительных комбинатов, а затем переплавляет его в металлические заготовки, которые далее используются в строительстве, машиностроении и т. д. Каждое серьезное решение принимается менеджерами на различных уровнях управления (менеджер по закупкам, менеджер по продажам, ИТ-менеджер, менеджер отдела рекламы и т. д.). При этом на каждом управленческом уровне у них возникает соблазн договориться с поставщиком соответствующей продукции о том, что за нее будет заплачена несколько более высокая цена (за счет компании) (Бодряков, 2005), а образовавшийся излишек с помощью поставщика пополнит счет менеджера компании-покупателя (Головщинский и др., 2004). И хотя собственник пытается бороться с коррупцией в компании, она принимает все более изощренные формы26.

Вывод: корпоративная коррупция, или коррупция в бизнесе, не сильно отличается от государственной. В бизнесе присутствуют системные проблемы, как и в государственных корпорациях, работающие в нем экономические субъекты так же толерантны к коррупции, как и работники государственных учреждений. Здесь тоже успех может принести только системный подход. Отличие в том, что в частном бизнесе комплексные изменения возможны при непосредственном желании собственников и участии остальных стейкхолдеров. Для этого необходимо, чтобы проектные системы (инвестиционные проекты) в бизнесе были перестроены с целью снизить уровень коррупции (Клейнер, 2013). Это должно сопровождаться перестройкой процессных систем (процессы закупки, производства, технического обслуживания, реализации продукции, ее продвижения и распространения, наконец, повышения квалификации работников). В самом бизнесе, как объектной системе, нужно создать новые институты борьбы с коррупцией. В средовых системах (интранет, внутренняя газета и т. д.) должны действовать механизмы раскрытия информации как о негативных коррупционных практиках, так и о положительных результатах борьбы с коррупцией, чтобы сделать ее неприятие частью корпоративной культуры.

Бытовая коррупция

Бытовая коррупция знакома каждому российскому гражданину, она сопровождает его от рождения до самой смерти. Чтобы попасть в хороший роддом, к хорошему доктору, маме и папе будущего ребенка необходимо «отблагодарить» сотрудников роддома. Чтобы малыша приняли в детский сад, родители несут приношение его директору. Учеба в школе, посещение врачей, долгие годы подготовки к поступлению в институт также все чаще не обходятся без взяток. После этого опять идут взятки врачам, инспекторам ГИБДД, врачам в роддоме для своих детей, в детском саду и школе для их детей. Наконец, в старости — взятки врачам скорой помощи, чтобы отвезли в хорошую больницу. И даже для получения места на кладбище зачастую нужно дать взятку.

Вывод: как и в случае с государственной коррупцией и коррупцией в бизнесе, борьба с бытовой коррупцией требует системного решения. Более того, необходимо учитывать взаимосвязь между этими видами коррупции, поскольку нельзя побороть ее в одной отдельной сфере: только борясь со всеми ее проявлениями, можно изменить ситуацию к лучшему.

Толерантность

Один из наиболее важных факторов коррупции в обществе — его толерантность, или терпимость к коррупции. При нынешнем состоянии российского общества эта моральная планка очень низкая. Выделим важнейшие причины такого отношения.

  1. Приватизация и залоговые аукционы. Отчасти причина заключается в несправедливых результатах приватизации и появлении олигархов. Общество фактически смирилось с тем, что есть люди, состояние которых возникло благодаря коррупции.
  2. Несоответствие доходов чиновников их официальным заработкам. За олигархами последовали чиновники, которые, несмотря на свои скромные официальные доходы, могут позволить себе приобретать дорогую недвижимость за рубежом или отправиться в отпуск на частном самолете. Программа раскрытия доходов и активов чиновников различных уровней дала неожиданный результат: даже неполный список их активов, который был обнародован, входил в прямое противоречие с официальными доходами. В результате инструмент борьбы с коррупцией превратился в своего рода легитимацию нажитого незаконным путем.
  3. Отношение СМИ. Газеты и журналы сформировали образы «героев нашего времени», которые, оказавшись близки к той или иной коррупционной кормушке, наслаждаются роскошной жизнью и не сходят с полос как глянцевых журналов, так и серьезных изданий.

Самым обескураживающим фактом, подтверждающим толерантность общества к коррупции, стала большая популярность среди молодежи в последние шесть-восемь лет вузов и специальностей, готовящих кадры для государственных ведомств, конкурс в которые намного выше, чем ранее в технические вузы. В ситуации, когда официальные доходы чиновников значительно ниже, чем в частном секторе, становится очевидным, что основной причиной высокого спроса школьников на подобные специальности выступает именно их коррупционноемкость.

Как следствие, общество сегодня закрывает глаза на коррупцию и даже не считает ее тяжким преступлением.

Примеры успешной борьбы с коррупцией

Сингапур

Один из наиболее известных примеров - антикоррупционная кампания в Сингапуре, проведенная под руководством премьер-министра Ли Куан Ю. «Была разработана целая система строгих и последовательных мер. Действия чиновников были регламентированы, бюрократические процедуры упрощены, был обеспечен строгий надзор за соблюдением высоких этических стандартов. Органом, воплотившим эти меры в жизнь и сохранившим свои полномочия и сегодня, стало специально созданное Бюро по расследованию случаев коррупции, куда мог и может обратиться любой гражданин. Жесткие акции (вплоть до увольнения всех сотрудников таможни) были проведены во многих государственных ведомствах. Эти меры сочетались с уменьшением вмешательства государства в экономику, повышением зарплат чиновников и подготовкой квалифицированных административных кадров»27. Расследования были инициированы даже против близких родственников Ли Куан Ю. В результате сегодня Сингапур занимает самые высокие места в мировых рейтингах, измеряющих уровень коррупции по странам.

Китай

В канун 2011 г. агентство «Синьхуа» сообщило об обнародовании в КНР Белой книги «Усилия Китая по борьбе с коррупцией и формированию неподкупного партийного и правительственного аппарата». В 2014 г. в рамках расследования деятельности экс-министра общественной безопасности Чжоу Юнкана (Zhou Yongkang) конфисковали денег и ценностей на 14,5 млрд долл.28 Руководство Китая проводит, возможно, одну из наиболее жестких линий в отношении коррупции. Согласно данным The Epoch Times со ссылкой на официальное издание «Фачжи жибао», по итогам 2010 г. в Китае к высшей мере наказания и пожизненному заключению были приговорены 11 высших чиновников. Средняя сумма принятых ими взяток составляла 10 млн юаней (1,4 млн долл.), что на 20% больше, чем в 2009 г. Среди этих коррупционеров уровня провинциальных властей и выше семеро были приговорены к смертной казни, а четверо — к пожизненному заключению.

Гонконг

В этом городе-государстве, где отблагодарить за услугу — исторический обычай, в настоящее время практически нет коррупции. В рейтинге Transparency International Гонконг занимает 12-е место — выше, чем Англия, которая раньше владела и управляла городом. Он опережает Японию, Австрию и Германию. Победить коррупцию в Гонконге, где она когда-то охватывала 94% всего государственного сектора (сейчас — 2 — 3%), удалось за счет трех основных мер29.

Во-первых, чиновников заставили доказывать, что все, что ими было куплено, приобретено на законные деньги. В противном случае следовали конфискация и тюремный срок.

Во-вторых, была создана независимая комиссия по борьбе с коррупцией (НКБК), подчиняющаяся только генерал-губернатору, у сотрудников которой очень высокие оклады. Они вправе провести проверку в любом ведомстве и министерстве, если есть хотя бы малейшее подозрение во взяточничестве. За работой комиссии следят общественные организации, которые могут уволить специалиста НКБК при документальном подтверждении его нечистоплотности. Населению и журналистам предоставили возможность сообщать о взяточниках: обычные люди стали помощниками этой комиссии, а журналистам было позволено изучать дела любого чиновника. Кроме того, в Гонконге прекратили преследовать тех, кто дает взятку, то есть всегда виноват чиновник.

В-третьих, что самое главное, все факты выявления коррупционеров и их ареста широко освещались в СМИ. Люди начали замечать, что наказывают и высокопоставленных чиновников. Доверие населения к политике борьбы с коррупцией возросло, и оно стало поддерживать правительство.

Грузия

Грузия считалась одной из наиболее коррумпированных республик в составе СССР. На фоне этого исторического наследия особенно впечатляюще выглядят ее успехи в борьбе с коррупцией в последнее десятилетие.

После «революции роз» и президентских выборов января 2004 г. новые власти во главе с президентом М. Саакашвили объявили политику «нулевой толерантности» к коррупции и преступности. За год-два были проведены реформы: сокращено число министерств и госслужащих, обновлены и омоложены профессиональные кадры. Вместе с тем в 10-15 раз были повышены зарплаты госслужащих. В рамках борьбы с коррупцией в 2004-2005 гг. был принят ряд законодательных актов, которые упрощали процедуру задержания чиновников, подозреваемых в коррупционных действиях, и предусматривали конфискацию их собственности, если они не могли доказать законность ее приобретения. Был арестован ряд бывших и действующих высокопоставленных госчиновников30.

Развернулась борьба с организованной преступностью. Десятки криминальных авторитетов были арестованы, часть «воров в законе» перебралась в страны СНГ или в Западную Европу. Были приняты законы, в соответствии с которыми «воров в законе» можно привлекать к ответственности не только за конкретные преступления, но и за то, что они публично признают себя таковыми.

Но самое важное — изменилось отношение общества к коррупции. Соответствующие факты широко обсуждались в СМИ, и быть коррупционером стало неприлично.

Заключение: уроки для России

Решить проблему коррупции можно только при системном подходе к борьбе с ней, что предполагает ряд составляющих — функциональную, институциональную, культурную, нравственную. Мы предлагаем следующие меры для эффективной долгосрочной борьбы с коррупцией.

  1. Успешная борьба с коррупцией возможна, если руководство страны осознает, что это потребует как публичного отказа от коррупционных практик, так и серьезных жертв, в том числе среди высокопоставленных чиновников.
  2. Необходимо создать институты систематической борьбы с коррупцией, обладающие полномочиями для проведения антикоррупционных расследований против любых граждан, независимо от их должностей и/или финансовых или административных возможностей. В них должны работать кадры, которые не скомпрометировали себя в коррупционных скандалах в правоохранительных органах или судебной системе. России нужны институты, аналогичные созданным в Сингапуре в условиях высокой коррупции в правоохранительных органах и судах. При этом важно обеспечить контроль общества за деятельностью таких институтов, что предполагает создание общественного совета, состоящего из людей с незапятнанной репутацией. Кроме того, должны действовать эффективные механизмы информирования о случаях коррупции, доступные всем гражданам и обеспечивающие защиту тех, кто сообщает подобные сведения.
  3. Требуется масштабная реформа государственного управления, направленная как на снижение размера государственного аппарата31, так и на повышение его эффективности. Надо сформулировать принципы функционирования государственных органов, материального и, что особенно важно, морального поощрения, повышения квалификации и карьерного роста при отказе от назначения на государственные должности лиц, скомпрометировавших себя в коррупционных скандалах.
  4. Важно сместить фокус задач государственного управления от определения чисто экстенсивных целей общественного развития к целям, связанным с повышением производительности, эффективным использованием ресурсов, а также решением задач качественного развития общества.
  5. Снижение коррупции в бизнесе предполагает большее вовлечение всех стейкхолдеров в борьбу с корпоративной коррупцией, создание органов реагирования на сообщения о ней при совете директоров, каналов донесения информации о коррупции и защиты лиц, сообщивших о ней, от возможного преследования коррупционеров. Также целесообразно создать консалтинговые или аудиторские компании, специализирующиеся на борьбе с коррупцией, или соответствующие подразделения в уже существующих.
  6. Следует ввести в программы вузов учебные дисциплины, направленные на изучение методов борьбы и устранения коррупции, анализ практических примеров коррупции в государственном управлении и бизнесе, которые сформировали бы неприятие коррупции у студентов.
  7. Необходимо обеспечить независимость СМИ и одновременно защитить их от криминального влияния. Будут полезны годовые общественные рейтинги репутации СМИ и ведущих журналистов и блогеров.
  8. Требуется шире вовлекать представителей академической и университетской науки в процессы выработки решений и принципов функционирования, обсуждения, экспертизы и анализа действий правительства.
  9. Важно воспитывать неприятие коррупции в обществе. Это наиболее сложная задача в стране, где элита тем или иным образом задействована в коррупции, а общественная мораль основана на самообмане и самовнушении, многие реальные проблемы игнорируются или сводятся к поиску врага. Чтобы решить эту проблему и поднять планку неприятия коррупции, всем слоям общества придется пойти на определенные жертвы.

1 http://finance.rambier.ru/news/gks/143185113.html.

2 http://lenta.ru/news/2010/10/29/punish/.

3 http://gazeta.ru/business/2013/08/15/5573489.shtml.

4 http://www.transparency.org.ru/barometr-mirovoi-korruptcii/korruptciiii-pobedit-ne-pravitelstvo-a-grazhdane.

5 www.sostav.ru/news/ 2012/09/19/korruptsiya/.

6 www.rg.ru /2013/07 30 gossovet-site.html.

7 http://www.thenation.com/article/175815/corruptlon-not-migrants-russias-problem.

8 http://polit.ni/article/2012/04/11/constitution/; http://polit.ru/article/2014/01/10/ constitution/.

9 http://viperson.ru/wind.php?ID=337308.

10 wwwmk.ru/politics/article/2012/02/12/670635-korruptsionnaya-tsivilizatsiya.html.

11 www.novayagazeta.ru/inquests/51924.html.

12 www.novayagazeta.ru/inquests/52367.html.

13 www.aif.ru/money/corruption/1025094.

14 http://gt-59.ru/index.php/novosti-perm/760-v-fonde-sotsialnogo-strakhovaniya-sverdlovskoj-oblasti-mnogomillionnye-khishcheniya.

15 www.rospres.com/corruption/9161.

16 www.vashamashina.ru/bill.php.

17 www.eg-online.ru/article/92127/.

18 http://chelovek-online.ru/zakon/article/politika/genprokuror-yuriy-chayka-otchltalsya-o-borbe-s-korruptsiey-v-rossi і /.

19 www. novayagazeta.ru / inquests/44531 .htm 1.

20 www.specletter.com/corruption, 2010-06-02/olimpstroi-goskorporatsija-korruptsii.html.

21 http://izvestia.rU/news/559763#ixzz2jQ7Sb51c.

22 www.bloornberg.com /ncws/2013-11-26/rich-rus4ians-sparrlng-with-putin-over-48-billion-olympics-bet.html.

23 www.rosotkat.ru pravila-igry-otkaty-pod-zakaz.

24 http://torg94.ru/stat.php3?dummy=1&nID=287; www.cnews.ru news top index. shtml?2010/11/23/417013.

25 www.alladvertising.ru/ info/ paybacks.html; www.dv-reclama.ru, others, articles. 8684 otkaty_v_reklamnom_biznese

26 www.bbc.co.uk/russian/russia/2009 09 090924_ti_business_report.shtml.

27 http://voprosik.net/kak-pobedili-korrupciyu-v-singapure.

28 http://stopotkat.net/articles/view/19210; www.newsru.com/world/30mar2014/ yongkang.html.

29 http://corrupcia.net/aboutnews/item-148.html.

30 http://ecomspace.ru/user/raccoon/blog/post/1330.

31 http:/ / newsland.com news/detail /id /515159/.


Список литературы

Бабенко В. Н. (2009). Коррупция в России: от обычаев и традиций к образу жизни? // Россия и современный мир. М? 4. С. 44-61. [Babenko V. N. (2009). Corruption in Russia: From Customs and Traditions to the Way of Life? 7/ Rossiya і Sovremennyi Mir. No 4. P. 44 — 61.]

Беляков С. А. (2007). Новые лекции по экономике образования. М.: МАКС Пресс. [Belyakov S. А. (2007). New Lectures on Economics of Education. Moscow: MAKS Press.]

Бодряков P. (2005). Откаты в практике снабжения // Логистик & система. № 5. [Bodryakov R. (2005). Kickbacks in Logistics // Logistik & Sistema. No 5.]

Болдырев Ю. (2011). Коррупция - системное свойство постсоветского российского капитализма (научно-публицистические заметки) // Российский экономический журнал. М? 2. С. 14-34; 3. С. 46-54. IBoldyrev Yu. (2011). Corruption - Systemic Feature of Post-Soviet Russian Capitalism // Rossiiskii Ekonomicheskii Zhurnal. No 2. P. 14-34; No 3. P. 46-54.]

Глинкина С. П. (2010). Феномен коррупции: взгляд экономиста // Новая и новейшая история. М? 4. С. 3-17. [Glinkina S.P. (2010). The Phenomenon of Corruption as Viewed by the Economist // Novaya і Noveishaya Istoriya. No 4. P. 3 — 17. ]

Головщинский К. И., Пархоменко С. А., Римский В. Л., Сатаров Г. А. (2004). Бизнес и коррупция: проблемы противодействия: итоговый отчет. М.: Фонд «ИНДЕМ*. [Golovshchinsky К. I., Parkhomenko S. A., Rimsky V. L., Satarov G. А. (2004). Business and Corruption: Problems of Counteraction: Final Report. Moscow: INDEM Foundation.]

Клейнер В. (2006). Корпоративное управление и эффективность деятельности компании (на примере ОАО «Газпром») // Вопросы экономики. № 3. С. 86 — 103. [Kleiner V. (2006). Corporate Governance and the Efficiency of Company's Operation: The Case of Gazprom // Voprosy Ekonomiki. No 3. P. 86 — 103.]

Клейнер В. (2011). Антикоррупционная стратегия бизнеса в России // Вопросы экономики. № 4. С. 32 — 46. [Kleiner V. (2011). Anti-corruption Strategy for Business in Russia // Voprosy Ekonomiki. No 4. P. 32 — 46.]

Клейнер Г., Петросян Д., Беченов А. (2004). Еще раз о роли государства и государственного сектора в экономике // Вопросы экономики. № 4. С. 25—41. [Kleiner G., Petrosyan D., Bechenov A. (2004). One More Time on the Role of the State and the State Sector in the Economy // Voprosy Ekonomiki. No 4. P. 25 — 41.]

Клейнер Г. (2013). Системная экономика как платформа развития современной экономической теории // Вопросы экономики. jNfc 6. С. 4—28. [Kleiner G. (2013). System Economics as a Platform for Development of Modern Economic Theory // Voprosy Ekonomiki. No 6. P. 4—28.]

Левин M. И. (2008). Экономика коррупции // Финансы и бизнес. 2008. № 2. С. 52—71. [Levin М. I. (2007). Economics of Corruption // Finansy і Biznes. No 2. P. 52-71.]

Логвинов M. (2011). Позолоти ручку // Компания. № 41. [Logvinov M. (2011). Cross My Palm with Silver // Kompaniya. No 41.]

Миндели Л., Черных С. (2011). Проблемы и перспективы финансирования науки и инноваций в России // Федерализм. № 1. С. 113-126. [Mindeli L., Chernykh S. Problems and Prospects of Financing Science and Innovations in Russia // Federal іzm. No 1. P. 113-126.]

Минэкономразвития, фонд «Общественное мнение» (2011). Состояние бытовой коррупции в России (на основании социологического исследования, проведенного во второй половине 2010 г.). Москва. [Ministry of Economic Development, Fund «Obshchestvennoe Mnenie» (2011). The State of Domestic Corruption in Russia (Based on the sociological study conducted in the second half of 2010). Moscow.]

Сатаров Г. (2007). Как измерять и контролировать коррупцию // Вопросы экономики. № 1. С. 4-10. [Satarov G. (2007). How to Measure and Control Corruption // Voprosy Ekonomiki. No 1. P. 4 — 10.]

Хасанова 4. (2013). Проблемы финансирования образования. http://www.science-forum.ru/2013/pdf/8555.pdf. [Khasanova Ch. (2013). Problems of Financing Education. Mimeo.]

Яковлев A. A. (2010). Государственный капитализм, коррупция и эффективность госаппарата // Общественные науки и современность. 4. С. 18-25. [Yakovlev А. А. (2010). State Capitalism, Corruption and Effectiveness of State Machinery // Obshchestvennye Nauki і Sovremennost. No 4. P. 18-25.]

Andvig J, Chr., Fjeldstad О. И., Amundsen I., SissenerT., Sereide T. (2000). Research on Corruption. A Policy Oriented Survey. Oslo: Chr. Michelsen Institute (CMI); Norwegian Institute of International Affairs (NUPI).

Bracking S. L. (2009). Political Economies of Corruption beyond Liberalism: An Interpretative View of Zimbabwe // Singapore Journal of Tropical Geography. Vol. 30, No 1. P. 35-51.

Brown E., ClokeJ. (2004). Neoliberal Reform, Governance and Corruption in the South: Assessing the International Anti-Corruption Crusade // Antipode. Vol. 36, No 2. P. 272-294.

Brown E., Cloke J. (2005). Neoliberal Reform, Governance and Corruption in Central America: Exploring the Nicaraguan Case // Political Geography. Vol. 24, No 5. P. 601-630.

Campos J. E., Pradhan S. (eds.) (2007). The Many Faces of Corruption. Tracking Vulnerabilities at the Sector Level. Washington, DC: World Bank.

Haller D., Shore C. (eds.) (2005). Corruption. Anthropological Perspectives. L.: Pluto Press.

Harrison G. (2004). The World Bank and Africa: The Construction of Governance States. L., N.Y.: Routledge.

Harrison E. (2006). Unpacking the Anti-corruption Agenda: Dilemmas for Anthropologists // Oxford Development Studies. Vol. 34, No 1. P. 15-29.

Hough D. (2013). Corruption, Anti-Corruption and Governance. Basingstoke: Palgrave Macmillan.

Khan M. H. (2006). Governance and Anti-Corruption Reforms in Developing Countries: Policies, Evidence and Ways Forward // G-24 Discussion Paper Series. No 42.

Ledeneva A. V. (2013). Can Russia Modernise? Sistema, Power Networks and Informal Governance. Cambridge: Cambridge University Press.

Leftwich A. (1994). Governance, the State and the Politics of Development // Development and Change. Vol. 25, No 2. P. 363-386.

Szeftel M. (1998). Misunderstanding African Politics: Corruption & the Governance Agenda // Review of African Political Economy. Vol. 25, No 76. P. 221—240.

Комментарии (2)add comment

АЛЕКСАНДР said:

ОНИ ЧТО , САМИМ СОБОЙ ЧТО ЛИ БУДУТ БОРОТЬСЯ ? ЕСТЬ НАРОДНАЯ ПОГОВОРКА , РЫБА ГНИЕТ С ГОЛОВЫ ........
26 Январь, 2016

Дарья said:

Было бы хорошо, если бы коррупцию наконец-то победили. Уж очень много её в нашей стране.
18 Август, 2015

Написать комментарий
меньше | больше

busy