Макроэкономическое примирение?


Макроэкономическое примирение?

Макашева Н.А.
д. э. н.
завотделом экономики Института научной информации
по общественным наукам (ИНИОН) РАН
профессор департамента теоретической экономики НИУ ВШЭ
(О книге Ю. Ананиашвили и В. Папавы «Лафферо-кейнсианский синтез и макроэкономическое равновесие»)

Книга известных грузинских экономистов, специалистов в области макроэкономики Владимира Папавы и Юрия Ананиашвили1 посвящена предметной области, интерес к которой объединяет экономистов-теоретиков, эконометристов, политиков и простых граждан. Налоги и экономическая активность, налоговые поступления в бюджет и оптимальная структура налогов — эти вопросы возникли вместе с государством, задолго до формирования экономической науки в современном смысле слова и никогда не отходили на второй план. С развитием экономической теории совершенствовался инструментарий анализа, но не снижался градус дискуссионности. Причина здесь не только в сложности проблем или в том, что и более совершенный инструментарий, как правило, не дает однозначных ответов, но и в том, что вопрос о налогах и, следовательно, о государстве всегда идеологически и политически окрашен.

Современный этап исследований указанных проблем отмечен влиянием американского экономиста А. Лаффера и одноименной кривой, причем даже если исследователи не соглашаются с ним и не разделяют его политико-экономическую позицию. Этот экономист 40 лет назад высказал идею о том, что объем налоговых поступлений не всегда есть возрастающая функция ставки налогов, а зависит от других факторов, прежде всего от объема производства, на который налоги также оказывают влияние. В 1978 г. Д. Ваниски предложил термин «кривая Лаффера» для обозначения зависимости налоговых поступлений от ставки налогов (так называемая фискальная кривая) (Wanniski, 1978). Кривая была представлена в виде параболы, принимающей нулевые значения при средней ставке налогов, равной 0 и 1, и достигающей максимума в некоторой точке, названной точкой Лаффера2.

Основное внимание Лаффер и его сторонники уделили ситуации, когда снижение налоговых ставок приводит к увеличению объема используемых факторов производства, масштабов производства и налогооблагаемой базы и, как следствие, налоговых поступлений. Это рассуждение было с готовностью воспринято сторонниками экономической программы Р. Рейгана, а идея Лаффера стала важнейшей составляющей экономической теории предложения, весьма популярной в 1980-е годы.

Лаффер исходил из того, что существовавшие в середине 1970-х годов в США ставки налогов чрезмерно высокие, и полагал, что их снижение может значительно стимулировать экономическую активность и способствовать решению сразу нескольких проблем: дефицита бюджета, безработицы и инфляции. Это, конечно, было весьма привлекательно с политической точки зрения в период, когда одновременное существование значительной инфляции и высокой безработицы поставило многих экономистов в тупик.

Для обоснования своей идеи Лаффер ссылался как на высказывания авторитетов прошлого, так и на опыт прошлых налоговых реформ. Показательно, что в одной из своих работ он привел цитату из «Мукаддимы» знаменитого мусульманского мыслителя XIV в. Ибн Хальдуна: «Знай, что в начале существования государства большие налоговые поступления дает маленькое налогообложение, а в конце — большое дает маленькие поступления» (Laffer, 2004. Р. 1). Среди налоговых реформ особое внимание Лаффера и его сторонников привлекали налоговые реформы Хардинга—Кулиджа (1925 г.), Кеннеди (1964 г.), Рейгана (1981 г.), — последняя уже как реализация рекомендаций экономики предложения. Сравнивая ситуацию в экономике до и после реформ, Лаффер и его сторонники находили подтверждение своему тезису о значительном стимулирующем эффекте сокращения налогов (см., например: Canto et al., 1979; Laffer, 1981; Domitrovic, 2014). Так, согласно Лафферу, до реформы Хардинга—Кулиджа средний темп роста реального ВВП США за четыре года, предшествовавшие этой реформе, составил 2%, а после нее вырос до 3,4%; для роста реальных доходов федерального бюджета цифры были соответственно — 9,2 и 0,1%, а для нормы безработицы — 6,5 и 3,1%. Похожая ситуация наблюдалась и после реформ Кеннеди и Рейгана (Laffer, 2004. Р. 3-9).

Успех, выпавший на долю Лаффера в 1980-е годы, определяли не только и не столько глубина, оригинальность и доказательная сила его основной идеи, сколько удачное сочетание ее научности и простоты, определенной политической и идеологической направленности3 и своевременности4. Важную роль сыграла и наглядная иллюстрация, появлявшаяся во многих популярных изданиях.

Существует ли кривая Лаффера или она не более чем учебная иллюстрация или даже метафора? Споры по этому вопросу продолжаются. Кривая Лаффера довольно часто упоминается в учебниках по макроэкономике и общественным финансам, причем, как правило, вместе с осторожными комментариями по поводу ее достоверности (Бланшар, 2010. С. 527; Stiglitz, 1988. Р. 140-141; Макконелл, Брю, 1992. Т. 1. С. 356-360). Это не случайно. Еще в 1980-е годы кривая была подвергнута критике (см., например: Fullerton, 1980; 1982; Evans, 1978). К настоящему времени существует большое число теоретических и эконометрических исследований зависимости налоговых поступлений от ставки налогов, причем далеко не всегда имеется в виду простая форма этой зависимости, которую предполагал Лаффер. Папава и Ананиашвили хотя и используют в ряде случаев кривую Лаффера в ее исходном варианте, разделяют позицию Е. В. Балацкого, которой утверждал, что «традиционной кривой Лаффера, о которой говорит экономическая теория предложения, просто не существует. Если и можно говорить об эффекте перегиба в отношении фискальной кривой, то только применительно к налоговым поступлениям за несколько лет... теория кривой Лаффера является достаточно красивой, но в целом не подтверждающейся гипотезой» (Балацкий, 2000а. С. 9).

В данном случае речь идет о придании кривой Лаффера временого измерения (Папава, 2001). Авторы ссылаются на ряд исследований, подтверждающих, что после достижения некоторой точки (оптимальной) дальнейшее изменение ставки налогов приводит к изменению налоговых поступлений только по истечении некоторого времени. Геометрически это означает, что фискальная кривая имеет разрыв (см., например: Вишневский, Липницкий, 2000; Мовшович, Соколовский, 1994; Балацкий, 2000b). Такая кривая существенно отличается от обычной кривой Лаффера, и проблема поиска оптимального режима налогообложения оказывается сложнее, чем можно предположить, опираясь на кривую Лаффера (гл. 2). Заметим, что сегодня активно развиваются исследования фискальной кривой, выходящие за рамки чисто экономического подхода. При анализе формы этой кривой исследователи стремятся учитывать не только экономические, но и институциональные (тип налоговой системы, структура рынков, качество налоговой системы и т. д.) и культурные (степень доверия к государству, налоговая мораль и т. д.) факторы (см., например: Allingham, Sandmo, 1972; Besley, Persson, 2009; Alm et al., 1992).

Зависимость налоговых поступлений от ставки налогов принято рассматривать (и авторы с этим согласны) как композицию двух эффектов, которые Лаффер называл соответственно экономическим и арифметическим, а некоторые исследователи — в том числе авторы данной книги — производственным и фискальным. Речь идет о влиянии ставки на уровень производства (и налоговую базу) и на объем налоговых поступлений при данном уровне производства. Исходно Лаффер и его сторонники полагали, что изменение ставки (средней) налогов воздействует на объем производства и на величину налоговых поступлений в одном направлении, но со временем пришли к выводу, что соответствующие эффекты могут действовать разнонаправленно. Асинхронность этих эффектов ставит перед экономистами и политиками вопрос об их относительной значимости. В этом смысле весьма показательно высказывание сторонника идей Лаффера и критика «большого» государства Д. Митчелла, что согласно кривой Лаффера увеличение налогов — очень плохая идея, даже если это приводит к росту налоговых поступлений (Mitchell, 2012). Иными словами, признается первостепенная значимость производственного эффекта.

Асинхронность указанных эффектов означает, что возможна ситуация, когда ставка налогов, при которой достигается максимум объема производства — ее принято называть точкой Лаффера первого типа, и ставка, при которой максимума достигает объем налоговых поступлений (точка Лаффера второго типа), не совпадают. В этом случае фактическое значение ставки налогов может находиться между этими ставками. Это, пожалуй, не только самый интересный, но, возможно, и наиболее реалистичный случай, и авторы книги много внимания уделяют именно такой ситуации. Подобный интерес вполне закономерен хотя бы потому, что в данном случае усложняется вопрос выбора направления изменения ставки налогов, ответ на который далеко не всегда однозначен.

Наиболее важной особенностью, отличающей эту книгу от большинства работ, посвященных влиянию налогов на экономику, является, как это и отражено в названии работы, лафферо-кейнсианский синтез. Непосредственно ему посвящена четвертая глава, а предшествующие главы можно считать подготовкой к ней. Идея синтеза достаточно естественна, поскольку очевидно, что налоги влияют на экономику как через механизм предложения, то есть по сценарию экономики предложения, так и через механизм спроса, то есть по кейнсианскому сценарию. Авторы видят свою задачу в построении модели, в которой условия макроэкономического равновесия задаются равенством двух функций — совокупного спроса и совокупного предложения, как функций ставки налогов5.

Подчеркнем, что речь идет о синтезе на уровне моделей, а не подходов в более широком смысле слова. Как известно, кейнсианская теория исходно была ориентирована на анализ причин краткосрочного равновесия при значительных объемах незанятых ресурсов. Не случайно одной из главных новаций Кейнса было понятие вынужденной безработицы. И в этой логике спрос оказывался силой, которая может задействовать имеющиеся, но не используемые ресурсы. Отвечая неоклассикам, Кейнс писал, что проблема не в том, чтобы определить, в каких отраслях и как использовать ресурсы (в этом вопросе он полагался на классику), а в том, чтобы понять, от чего зависит степень использования имеющихся (Кейнс, 1978. С. 453-454). У Кейнса, как мы помним, опасность для экономики проистекала от «пассивных» сбережений, которые слишком значительны, чтобы соответствовать уровню производства при полной занятости. Соответственно налоги рассматривались как вычет из располагаемого дохода экономических агентов, а их повышение — как фактор, действующий против увеличения производства и занятости. Но в этой логике налоги могли действовать и в направлении уменьшения «пассивных» сбережений в зависимости от политики государства и связанных с ней эффектов перераспределения, а также от склонностей к расходованию у различных групп агентов, включая государство.

Что же касается дефицита бюджета, то с кейнсианских позиций (во всяком случае, в краткосрочном периоде) эта проблема считалась менее значимой, чем проблема безработицы. Следует вспомнить еще одну кейнсианскую черту — предположение об относительной стабильности общего уровня цен в условиях значительных незанятых ресурсов. Напомним также, что кейнсианские модели строятся в координатах «доход (выпуск) — процент», а «синтетическая модель» авторов, как и модель Лаффера, — в координатах «выпуск — ставка налогов».

В отличие от кейнсианства, экономика предложения сосредоточена на проблеме предложения факторов (труда и капитала) и роли, которую в этом играют налоги. Предполагалось — и здесь легко видеть влияние классической традиции, — что вопрос об использовании предлагаемых ресурсов успешно решается рынком. И в рамках экономики предложения сбережения рассматривались не как вычет из располагаемого дохода, подрывающий спрос, а как ресурс, обеспечивающий увеличение производства. В контексте сказанного возникает вопрос не только о том, каким образом в синтетической модели может учитываться наличие незанятых ресурсов, но и о том, как этот факт может повлиять на рассуждения авторов, например, в п. 4.4.1, где обсуждается проблема восстановления равновесия в случае экзогенного изменения агрегированного спроса.

Авторы книги кратко упоминают о методологическом диссонансе двух подходов, когда обсуждают вопрос о возможности использовать производственную функцию (типа Кобба—Дугласа) при оценке воздействия налогового бремени на экономический рост. В этом случае ставки налогов вводятся в эластичность соответствующих факторов (трансформационная модель) (гл. 3). Они справедливо отмечают, что производственная функция оперирует объемом используемых факторов, а в концепции Лаффера внимание сосредоточено на их предложении. Авторы также напоминают, что производственная функция отражает производственную технологию и соответственно относительную эффективность использования факторов, а в концепции Лаффера вопрос об эффективности не ставится (Ananiashvili, Papava, 2014. P. 39). Видимо, признавая эти различия, они и предложили в случае, когда для анализа воздействия налогов на экономику используется производственная функция, отказаться от термина «точки Лаффера» и использовать термин «точки Балацкого», по имени российского экономиста, предложившего соответствующую модель (Балацкий, 2000b).

Хочу заметить, что трансформационная модель имела для авторов и самостоятельное значение. Она позволила получить ряд интересных результатов. Так, в частности, показано, что в условиях значительного налогового бремени предельная эффективность фактора при его увеличении может уходить в отрицательную область. А используя эконометрическую модель Балацкого (Балацкий, 2003; 2004), авторы определили влияние налогов на отдачу от масштаба для ряда стран. Полученные результаты во многом озадачивают, поскольку не для всех стран удалось обнаружить влияние налогов на отдачу от масштаба. Однако авторы посчитали производственную функцию полезным инструментом анализа и использовали ее для оценки потенциального выпуска в синтетической модели.

Авторы представили фактический объем выпуска как произведение потенциального выпуска и поведенческой функции, принимающей значения от 0 до 1. Они исходили из того, что вид функции совокупного выпуска определяется наложением нескольких эффектов: положительных — когда рост ставки налогов приводит к увеличению предложения (например, в результате улучшения бизнес-среды, объема закупок, осуществляемых правительством благодаря большим налоговым поступлениям, и т. д.) и отрицательных (например, в результате снижения стимулов к труду, ухода в тень и т. д.). В целом авторы полагают, что форма функции совокупного предложения напоминает форму кривой Лаффера.

Цели синтетической модели следующие: определение ставки налогов, обеспечивающей макроэкономическое равновесие, и исследование соотношения между равновесной и оптимальной ставками налогов (точкой Лаффера) при изменении параметров и в зависимости от режима налоговой политики. Заметим, что хотя условия равновесия позволяют определить равновесную ставку налогов, она не устанавливается действием рыночных механизмов, а является инструментом политики. В модели было показано, что восстановление равновесия после сдвига агрегированного спроса или агрегированного предложения возможно путем соответствующей коррекции ставки налогов. Было также показано, что направление изменения ставки зависит от расположения исходной ставки налогов относительно оптимальной. Но если правительство не вмешивается, то равновесие достигается благодаря механизму цен, действие которого вызывает изменение не только равновесной ставки, но и оптимальной.

В итоге если эффект от изменения ставки налогов рассматривается во временной перспективе, то функция предложения, как и фискальная функция (функция Лаффера), зависит не только от текущей ставки налогов, но и от оптимальной. Авторы приходят к выводу, что «кривая Лаффера не является неизменной, а может изменяться в зависимости от ситуации в экономике, которая складывается прежде всего в результате изменения уровня цен, также предполагающего изменение t** (оптимальная ставка налогов. — Н.М.). В этих условиях точка зрения .. .согласно которой желательно каким-либо образом определить значение ставки налогов t** ...чтобы на этом основании определять политику развития и улучшить налоговый режим, утрачивает свою привлекательность, поскольку при изменениях в экономике необходимо менять налоговую ставку, и в конце концов это может привести к нежелательным результатам» (Ananiashvili, Papava, 2014. P. 83).

Этот результат фактически является приговором простой кривой и практическим решениям, которые обычно ассоциируются с именем Лаффера. Осуществленный авторами синтез подходов с позиции спроса и предложения позволил прийти к выводу, что когда правительство не прибегает к изменению ставки налогов, оно может воздействовать на агрегированный спрос с целью сблизить оптимальную и равновесную налоговые ставки. При этом макроэкономическое равновесие не предполагает единственного значения оптимальной ставки налогов, иными словами, равновесная ставка налогов может сосуществовать с целым набором кривых предложения и значений налоговых поступлений.

Книга Папавы и Ананиавили стала обобщением многолетних исследований авторов. При этом она, по моему мнению, не столько предлагает цельную и исчерпывающую концепцию, сколько содержит указание на некоторые узловые точки проблемы влияния налогов на экономику и возможные направления совершенствования используемого инструментария. И в этом, как мне представляется, методологическая и теоретическая ценность данной работы.


1 Владимир Папава — член-корреспондент HAH Грузии, ректор Тбилисского государственного университета им. Иванэ Джавахишвили, министр экономики Грузии (1994-2000), член парламента Грузии (2004-2008), автор работ в области исследования постсоветской экономики, макроэкономики и экономического развития. Юрий Ананиашвили — профессор, руководитель департамента эконометрики Тбилисского государственного университета им. Иванэ Джавахишвили, автор работ в области макроэкономики, а также по проблемам налогов и экономического роста.

2 Термин «кривая Лаффера» исходно относился именно к такой простой кривой, хотя часто используется для обозначения зависимости между ставкой налогов и налоговыми поступлениями (фискальная кривая), не обязательно имеющей такую простую форму.

3 Не случайно сегодня исследования, в политико-экономическом отношении близкие Лафферу, тесно связаны с Институтом Катона — форпостом американского консерватизма.

4 Идея Лаффера отражала настроения определенной части американского общества, разочаровавшейся в «большом» государстве и озабоченной невысокой эффективностью его экономической политики.

5 Авторы посвятили обсуждению вопроса о включении ставки налогов в функцию агрегированного спроса первую главу книги. В этой функции в качестве параметров присутствуют: автономные расходы, показатель, связанный с функцией спроса на реальные кассовые остатки, характеристики функций, определяющих различные типы автономных расходов (например, предельная склонность к потреблению, предельная склонность к расходам на закупки правительства и т.д.). Модифицированная функция предложения (гл. 2) задана как произведение функции потенциального выпуска и поведенческой функции, отражающей отклонение выпуска от потенциального, ставшего следствием решений экономических агентов в зависимости от ставки налогов.


Список литературы

Бланшар О. (2010). Макроэкономика. М.: ВШЭ. [Blanchard О. (2010). Macroeconomics. Moscow: HSE Publ. (In Russian).]

Балацкнй E. В. (2000a). Воспроизводственный цикл и налоговое бремя // Экономика и математические методы. Т. 36, № 1. С. 3 — 16. [Balatskii E.V. (2000а). The reproduction cycle and the tax burden. Ekonomika і Matematicheskie Metody, Vol. 36, No. 1, pp. 3-16. (In Russian).]

Балацкий E. B. (2000b). Эффективность фискальной политики государства // Проблемы прогнозирования. 5. С. 32—45. [Balatskii Е. V. (2000b). Effectiveness of the government fiscal policy. Problemy Prognozirovaniya, No. 5, pp. 32 — 45. (In Russian).]

Балацкий E.B. (2003). Анализ влияния налоговой нагрузки на экономический рост с помощью производственно-институциональных функций // Проблемы прогнозирования. № 2. С. 88 — 105. [Balatskii Е. V. (2003). Impact analysis of the tax burden on economic growth by means of production-institutional functions. Problemy Prognozirovaniya, No. 2, pp. 88 — 105. (In Russian).]

Балацкий E. B. (2004). Оценка влияния фискальных инструментов на экономический рост // Проблемы прогнозирования. Jsfe 4. С. 124 — 136. [Balatskii Е. М. (2004). Assessment of the fiscal instruments' impact on economic growth. Problemy Prognozirovaniya, No. 4, pp. 124 — 136. (In Russian).]

Вишневский В., Липницкий Д. (2000). Оценка возможности снижения налогового бремени в переходной экономике // Вопросы экономики. N° 2. С. 107—116. [Vishnevskii V., Lipnitskii D. (2000). Estimating possibilities of lowering tax burden in transitional economy. Voprosy Ekonomiki, No. 2, pp. 107 — 116. (In Russian).]

Кейнс Дж. M. (1978). Общая теория занятости, процента и денег. М.: Прогресс. [Keynes J. М. (1978). The General Theory of Employment, Interest and Money. Moscow: Progress. (In Russian).]

Макконнелл К., Брю С. (1992). Экономикс в 2-х т. М.: Республика. [McConnell С., Brue S. (1992). Economics. In 2 vols. Moscow: Respublika. (In Russian).]

Мовшович С. M., Соколовский Л. Е. (1994). Выпуск, налоги и кривая Лаффера // Экономика и математические методы. Т. 30, № 3. С. 129 — 141. [Movshovich S. М., Sokolovskii L. Е. (1994). Output, taxes, and the Laffer curve. Ekonomika і Matematicheskie Metody, Vol. 30, No. 3, pp. 129—141. (In Russian).]

Папава В. (2001). Лафферов эффект с последствиями // Мировая экономика и международные отношения. Jsfc 7. С. 34 — 39. [Papava V. (2001). The Laffer effect with tax 'hysteresis'. Mirovaya Ekonomika і Mezhdunarodnye Otnosheniya, No. 7, pp. 34—39. (In Russian).]

Allingham M. G., Sandmo A. (1972). Income tax evasion: A Theoretical analysis. Journal of Public Economics, Vol. 1, No. 3-4, pp. 323-338.

Ananiashvili I., Papava V. (2014). Laffer-Keynesian synthesis and macroeconomic equilibrium. N.Y.: Nova Science Publishers.

Alm J., McClelland G., Schulze W. (1992). Why do people pay tax? Journal of Public Economics, Vol. 48, No. 1, pp. 21—38.

Besley Т., Persson T. (2009). The origins of state capacity: property rights, taxation, and policy. American Economic Review, Vol. 99, No. 4, pp. 1218 — 1244.

Canto V. A., Joines D. H., Webb R. I. (1979). Empirical evidence on the effect of tax rates on economic activity. Proceedings of the Business and Economic Statistics Section. Washington, DC: ASA, pp. 30-40.

Domotrovic B. (ed.) (2014). The pillars of Reaganomics: A generation of wisdom from Arthur Laffer and supply-side revolutionaries. San Francisco, CA: Pacific Research Institute for Public Policy.

Evans M. K. (1978). Taxes, inflation, and the rich. Wall Street Journal, Aug. 7, p. 10. Fullerton D. (1980). Can tax revenues go up when tax rates go down? Office of Tax Analysis U.S. Treasury Department Paper, No. 41, pp. 1—39.

Fullerton D. (1982). On the possibility of an inverse relationship between tax rated and government revenues. Journal of Public Economics, Vol. 19, No. 1, pp. 3—22.

Laffer A. (1981). Government exactions and revenue deficiencies. Сato Journal, Vol. 1, No. 1, pp. 1-21.

Laffer A. (2004). The laffer curve: past, present and future. Laffer Associates: Supply-Side Investment Research. June 1, pp. 1 — 16.

Mitchell D.J. (2012). The Laffer Curve. Forbes. April 15. URL http://www.forbes.com/ sites/danielmitchell/2012/04/15/.

Stiglitz J. (1988). Economics of the Public Sector. N. Y.: W.W. Norton & Co.

Wanniski J. (1978). Taxes, revenues, and the 'Laffer curve'. The Public Interest, Vol. 50, Winter, pp. 3-16.

Комментарии (0)add comment

Написать комментарий
меньше | больше

busy