ПРОГРАММЫ РАЗВИТИЯ: К МЕТОДОЛОГИИ РАЗРАБОТКИ


ПРОГРАММЫ РАЗВИТИЯ: К МЕТОДОЛОГИИ РАЗРАБОТКИ

18.06.2008 17:03

Как показывает исторический опыт, в разных странах время от времени резко возрастает активность политиков, чиновников и гражданских деятелей и организаций в сфере разработки долгосрочных программ, предполагающих существенные изменения в сложившемся порядке функционирования национальной экономики. В ходе своей реализации одни программы способствуют улучшению общественного благосостояния, другие его не улучшают (и даже ухудшают), третьи, не меняя общего уровня благосостояния, приводят к значительному перераспределению богатства в обществе, улучшая положение одних социальных групп при одновременном ухудшении его у других. Наконец, имеются программы, осуществление которых снижает общий уровень благосостояния в стране, но заметно повышает его для отдельных социальных групп. Кроме того, нередко разработанные программы развития выполняются селективно: некоторые их части реализуются достаточно полно, в то время как другие в течение определенного программой периода даже не начинают осуществляться. Разумеется, есть и такие программы, которые широко объявляются, но, несмотря на предпринимаемые усилия, вообще не выполняются.

Какой именно из возможных вариантов реализуется на практике - зависит от множества экономических, социальных и политических факторов, проявляющихся как внутри, так и вовне страны. Один из них, во многом определяющий влияние других факторов, - качество самой программы развития (далее - ПР), всецело обусловленное методологией ее разработки (и, конечно, квалификацией разработчиков).

Задача данной статьи - охарактеризовать основные моменты такой методологии разработки ПР, следование которой если не гарантирует, то, по крайней мере, способствует подготовке программ, позволяющих достигать заявленные ими цели. Важно подчеркнуть, что далее речь пойдет только о ПР, которые задумываются как программы повышения общественного благосостояния, то есть программы, реализующие Парето-улучшения, а не нацеленные на перераспределение общественного богатства в пользу ограниченной части населения страны.

Поскольку предметом статьи является методология разработки ПР, в ней не затрагиваются вопросы политэкономии реформ, или соотношения внутри- и внешнеэкономической ситуации страны, сочетания политических сил и социальных групп, при которых ПР не только разрабатываются как Парето-улучшения, но и успешно осуществляются(1).

Условия возникновения и состав программ развития

Если в стране все хорошо, то нужды в программах развития нет. Конечно, какие-то сложности регулярно возникают, но с ними обычно справляется действующая система госрегулирования. Только когда функционирование этой системы в штатном режиме не позволяет преодолеть возникшие проблемы, появляется необходимость в ее перенастройке (в разработке ПР). Программы развития регулярно принимаются также в странах с выборной системой власти: конкуренция между претендентами на те или иные посты заставляет их формировать предвыборные программы, то есть наборы обещаний избирателям, призванные продемонстрировать, насколько изменится к лучшему жизнь людей, если будет избран именно данный кандидат. Но выдвижение подобных программ означает, что у кого-то есть проблемы, не решаемые в рамках привычной рутинной практики действий. В рассматриваемом случае такими субъектами выступают конкурирующие кандидаты на властные посты.

Итак, в общем случае можно констатировать, что необходимость в формировании общенациональных ПР (а также их концепций и стратегий) возникает тогда, когда созревает понимание, что уже существуют или ожидаются проблемы, которые невозможно решить с помощью имеющихся ресурсов и механизмов их использования. Это означает, что любая ПР должна включать два основных блока:

а) блок институциональных преобразований, или институциональных реформ, нацеленных на изменение сложившихся механизмов использования ресурсов;

б) блок инвестиционных мероприятий, определяющих новые направления использования ресурсов, появляющиеся благодаря проведенным институциональным изменениям.

Почему нельзя ограничиваться включением в состав ПР только блока (б)? Как отмечалось выше, если возникшие проблемы могут быть решены за счет перераспределения ресурсов, то с этим вполне может справиться действующий механизм хозяйствования, работающий в обычном режиме. Если же такой механизм не позволяет устранить проблемную ситуацию, значит, он нуждается в изменении, что и приводит к возникновению в структуре ПР блока (а).

Более того, в структуре ПР может не оказаться блока (б) как специального плана перераспределения ресурсов, если содержание блока (а) таково, что измененный механизм хозяйствования сможет перенацелить доступные ресурсы на решение сформулированных проблем без особого плана, в результате появления адекватных стимулов у частных владельцев ресурсов. Однако, поскольку вновь возникающие проблемные ситуации часто сопряжены с недопроизводством общественных и клубных (а также социально значимых) благ (2), недопоставляемых рынком, блок (б) обычно присутствует, отражая инвестиционную активность государства.

Принципы институционального проектирования

Исходя из очерченного состава ПР, можно утверждать, что они представляют собой прежде всего институциональные проекты. Следовательно, при их разработке целесообразно руководствоваться принципами институционального проектирования (3) .

Принцип этапной полноты. Поскольку разработка проекта как нормативной модели намечаемой коллективной деятельности является разновидностью процесса принятия и реализации управленческого решения, последовательность ее этапов и шагов при принятии решений совпадает(4). Соответственно сам принцип заключается в том, что для повышения вероятности успеха разрабатываемого институционального проекта процесс его формирования должен в явном виде последовательно проходить все стадии принятия решения.

Нарушения этого принципа отражают "пропуски" тех или иных этапов в силу кажущейся очевидности результатов их явного осуществления. Таким образом, "входом" в последующий этап процесса институционального проектирования может оказаться далеко не лучший вариант, что, естественно, снижает качество "выходов" такого этапа.

Принципы компонентной полноты. Любая продуктивная деятельность, то есть действия, направленные на получение какого-либо "внешнего", овеществленного результата, возможна лишь при одновременном наличии ряда компонентов:

- объекта воздействия или преобразования;

- средств воздействия на объект;

- субъекта деятельности;

- знаний субъекта о том, как с помощью средств изменять объект;

- целей, мотивов и стимулов действий субъекта;

- условий, форм и способов соединения перечисленных компонентов, размещения их в порядке, позволяющем осуществить действия (5) .

Легко видеть, что названные компоненты образуют некоторую минимальную систему, то есть обладают свойством взаимодополняемости (комплементарности): при отсутствии любого из них деятельность не осуществится, результат не будет получен. Исходя из этого первый принцип компонентной полноты гласит: для повышения вероятности успеха проектируемой институциональной инновации ее разрабатываемое описание должно включать все комплементарные компоненты соответствующей деятельности.

Компонентный состав институционального проекта может быть охарактеризован и с другой точки зрения: поскольку планируется создать некоторую норму, в проекте должны быть представлены все ее составные части (6) . Это требование выражает второй принцип компонентной полноты.

С точки зрения этого принципа важнейшими составными частями института являются алгоритм действий (схема взаимодействия) адресатов правила и механизм принуждения их к следованию этому алгоритму. Если разрабатываемые варианты правила содержат только один из этих блоков или блоки детализированы в неодинаковой степени, в процессе внедрения такого правила в жизнь могут возникнуть проблемы, которых можно было бы избежать в случае следования разработчика данному принципу.

Поскольку и сам проектируемый институт, и процесс его создания и "вживления" в институциональную структуру экономики являются результатами сложной деятельности множества различных субъектов, полный институциональный проект должен включать два подраздела: описание компонентов института как регулярной деятельности; описание действий, обеспечивающих его создание, увязку и взаимодействие с другими институтами, существующими в экономике или каком-то ее фрагменте.

Иначе говоря, институциональный проект, как и всякий план, должен указывать не только на то, что делать, но и на то, как делать. Соответствующее требование включения в него обоих функциональных компонентов представляет собой третий принцип компонентной полноты.

Принцип достаточного разнообразия стимулов. Одно и то же действие у разных субъектов может быть вызвано различными причинами. Поскольку выполнение нового правила предполагает, что индивиды будут осуществлять вполне определенные действия, в задачу проектировщика входит создание такой конструкции правила, в рамках которой требуемое (предусматриваемое проектом) действие осуществлялось бы с максимальной вероятностью (и минимальными издержками принуждения). Для этого в процессе разработки институционального проекта целесообразно связать с каждым действием множество стимулов для его выполнения, передав выбор одного из них тому субъекту, который должен следовать введенному правилу.

Принцип максимальной защищенности от девиантного поведения. Поскольку людям свойственно стремиться к реализации своих целей и интересов, при столкновении с необходимостью следовать правилу, выгоды которого для них не очевидны, они изыскивают способы обойти его. Соответственно суть принципа заключается в требовании разработать такие формулировки правил, которые не допускали бы произвольных, неоднозначных трактовок их содержания как для адресатов, так и для гарантов правил (то есть тех субъектов, которые должны обеспечивать их исполнение). Для последних наличие в формулировках "зон неопределенности" - очевидная предпосылка возникновения коррупционных отношений с адресатами.

Принцип соучастия. В соответствии с ним наибольшие шансы на "выживание" имеет тот институт, который формируется при самом широком соучастии на всех этапах этого процесса всех затрагиваемых им субъектов.

Смысл принципа заключается в том, что при следовании ему у проектировщика появляются возможности как заранее предусмотреть конкретные формы учета интересов адресатов нормы в ходе ее будущего выполнения, так и ввести различные механизмы защиты от оппортунистического поведения. Конечно, этого можно достичь и без прямого привлечения адресатов нормы к участию в процессе ее проектирования, однако тогда издержки проектировщика будут существенно большими. Тем самым принцип соучастия ориентирован в первую очередь на рационализацию самого процесса институционального проектирования.

Принцип типологичности. Объектами институционального проектирования могут выступать самые разные нормы и правила действий, отличающиеся по ряду признаков. Смысл принципа заключается в том, что особенности отдельных разновидностей экономических институтов требуют своего учета и в ходе их проектирования. Из всего многообразия признаков, характеризующих экономические институты, для осуществления процедур институционального проектирования наиболее значимы три: 1) уровень формализованности института; 2) степень определенности участников института; 3) предполагаемый тип механизма принуждения субъектов к исполнению правила. Получающиеся их сочетания обусловливают разнообразие типов правил, которые могут входить в состав разрабатываемой институциональной реформы.

Еще раз подчеркнем: следование принципам институционального проектирования не гарантирует действенности и эффективности правила, однако не следование им гарантирует неэффективность формируемых норм.

Проблемные ситуации, проблемы и цели программ развития

Как отмечалось выше, исходным пунктом разработки ПР выступают проблемы, которые невозможно решить в рамках существующей институциональной среды. Однако то, что является проблемой для одного субъекта, одной социальной группы, может не иметь проблемного характера для другой. В этой связи важно различать проблемные ситуации и собственно проблемы. Будем называть некоторое положение дел проблемной ситуацией для субъекта С, если, с его точки зрения, в ней что-то обстоит не так, как должно быть. Другими словами, проблемная ситуация - это такое положение дел, которое не удовлетворяет субъекта С. Описание проблемной ситуации, выделяющее ту или иную причину неудовлетворительного положения дел, будем называть проблемой.

Из этих определений следует, что на основе одной и той же проблемной ситуации можно сформулировать множество различных проблем, каждая из которых будет указывать на различные источники неудовлетворительного положения дел. Разнообразие такого множества обусловлено полнотой и детальностью знаний и представлений субъекта С об устройстве и закономерностях того фрагмента реальности, положение дел в котором он оценивает как неудовлетворительное.

Поскольку постановка (формулировка) проблемы практически полностью определяет формулировку цели, которая ставится для того, чтобы устранить исходную причину проблемной ситуации, упомянутые знания существенно влияют и на постановки целей. Ложные (или неполные) знания будут вести к ложным постановкам проблем и ложным формулировкам целей. Это означает, что, решив данную проблему (устранив мнимую причину проблемной ситуации), субъект вновь столкнется с таким же неудовлетворительным положением дел, как и до начала решения проблемы, поскольку на ситуацию в действительности влияют иные факторы.

Пусть в качестве проблемной ситуации выступает массовая коррупция, охватывающая многие слои и уровни чиновничества. Предположим, что правитель, основываясь на своих представлениях о ее природе, видит причиной коррупции и считает проблемой недостаточную жесткость наказания коррупционеров. Тогда целью намечаемых и реализуемых мер станет, очевидно, ужесточение наказаний. Приведет ли достижение этой цели, реализуемое путем принятия соответствующих нормативных актов, к устранению исходной причины проблемной ситуации? Ответ современном экономической теории - нет, поскольку основная причина живучести коррупции чрезмерное вмешательство государства в хозяйственную жизнь, излишняя зависимость бизнеса от действий чиновников. Соответственно целью антикоррупционной программы должна быть расчистка нормативно-правового поля от административных барьеров, дерегулирование экономики, сочетающееся с повышением вероятности раскрытия коррупционных преступлений правоохранительными органами.

К числу факторов, которые чаще всего не принимаются во внимание при формулировке субъектом С тех или иных проблем, относятся последствия их решения для других субъектов. Тем самым, разрешив свою проблемную ситуацию, он может создать проблемные ситуации для других. И наоборот, предвидя это, особенно если новые проблемные ситуации возникнут для групп, обладающих значительной переговорной силой, субъект С может отказаться от корректной постановки проблемы, публично декларируя такие цели, которые не задевают интересов упомянутых влиятельных групп.

Возвращаясь к предыдущему примеру, можно предположить, что правитель понимает недостаточность ужесточения наказаний коррупционеров для ликвидации массовой коррупции, вызывающей недовольство населения, однако осознает и то, что дерегулирование экономики вызовет недовольство чиновников, лишающихся возможностей трансформировать свою власть в доходы и собственность. Если переговорная сила населения меньше переговорной силы чиновников, правитель будет ставить в качестве цели ужесточение наказаний, хотя он отдает себе отчет в том, что соответствующая программа не приведет к устранению исходной причины проблемной ситуации.

Итак, общую логику возникновения идеи разработки ПР и процедуры выработки ее цели можно представить следующим образом: осознание проблемной ситуации - формулировка проблемы - постановка цели - оценка последствий ее достижения для влиятельных групп - развилка: а) если интересы последних не ущемляются - официальное провозглашение ПР; б) если они ущемляются - изменение формулировки проблемы, пересмотр цели, оценка последствий достижения новой цели и т. д. Представленный итеративный процесс либо выводит на приемлемую ПР, либо позволяет сделать вывод, что исходную причину проблемной ситуации нельзя устранить, поскольку это приведет к противодействию влиятельных групп, которое снизит уровень благосостояния субъекта - инициатора перемен.

Означает ли сказанное, что в очерченных условиях вообще нет возможности для корректной постановки проблемы (и цели)(7)? Да, если рассматривать процесс формирования ПР как моносубъектный, осуществляемый только тем социальным субъектом, который осознал проблемную ситуацию и решил ее исправить. Нет, если трактовать тот же процесс как переговорный, включающий в качестве сторон группы, которые затрагиваются намечаемыми решениями.

Программа развития как договор

Разработка ПР предполагает, как правило, не только формирование мероприятий, позволяющих достичь ее цели, но и выявление вариантов будущего состояния внешней среды, в которой и будет разворачиваться желаемая траектория развития. Под внешней средой при этом понимаются факторы, влияющие на динамику развития и мало зависящие от действий субъекта стратегического выбора: внешнеполитическая ситуация, динамика цен на мировых рынках и т. п.

Значительно реже разработчики ПР учитывают варианты состояния внутренней среды, то есть действия (или бездействие и противодействие) социальных субъектов (организованных групп специальных интересов либо более или менее широких слоев населения), обусловленные результатом стратегического выбора. Прежде всего это связано с тем, что параметры внутренней среды с трудом поддаются формализации, а их воздействие на макроэкономические переменные остается количественно не определенным.

Между тем разные варианты ПР могут (и будут! ) вызывать несовпадающие действия социальных субъектов внутри страны по той простой причине, что они отвечают интересам одних групп, улучшая их благосостояние (в широком смысле слова), однако противоречат интересам других групп, снижая его. В данной связи важно разграничить типы стратегий ПР, отличающиеся с точки зрения учета состояния внутренней среды.

Под прямой стратегией ПР будем далее понимать стратегию, состоящую из направлений действий, нацеленных на приоритетное развитие тех или иных отраслей или секторов экономики, включая производственную и социальную инфраструктуру, проведение различных институциональных реформ, преобразующих часть внутренней среды экономики для обеспечения намечаемой перспективной динамики различных отраслей или секторов рынка.

Пример прямой стратегии - "Основные направления социально-экономической политики Правительства Российской Федерации на долгосрочную перспективу", одобренные правительством РФ в июне 2000 г., или так называемая "программа Грефа", включавшая как установки и перспективы отраслей и секторов, так и намерения в сфере институциональных преобразований. Однако отсутствие прогресса по всей совокупности намеченных в ней направлений при очевидно успешной реализации части из них приводит к мысли о том, что методология разработки этой (и других схожих) программ не позволила авторам создать целостную и осуществимую стратегию действий. Анализ показывает, что успешно реализованными оказались те части этой программы, которые были непосредственно выгодны тому или иному ведомству. Те же ее компоненты, которые могли принести значительную общественную выгоду, но не сулили значительных преимуществ определенному ведомству, так и остались на бумаге.

С нашей точки зрения, фрагментарность реализации этой программы - прямое следствие недостатков методологии ее разработки, моносубъектности процесса. Способ преодоления данного ограничения - переход к переговорной организации(8), которая позволяет реализовать принцип соучастия в институциональном проектировании ПР.

Переговорная организация процесса формирования стратегии представляется более действенной, чем централизованная. В то же время она сопряжена с большими издержками и не гарантирует высокого качества документа хотя бы по той причине, что предполагает добровольное раскрытие сторонами их частной информации. Но в отсутствие гарантий ее добросовестного использования это резко ограничивает состав раскрываемых сведений. Кроме того, переговорный процесс может быть успешным при условии (хотя бы непрямого) участия первых лиц, дающих четкие инструкции непосредственным переговорщикам, что лишь увеличивает организационные трудности реализации данной технологии. Наконец, переговоры обычно оказываются успешными, если проходят на основе заранее подготовленного предмета, что возвращает нас к централизованной технологии разработки такого базового варианта, в рамках которого, однако, должна быть осуществлена реконструкция позиций заинтересованных групп.

Если прямая стратегия, приводящая к росту совокупного благосостояния, разрабатывается в едином центре (например, государством) и в ходе своей реализации предполагает ухудшение ситуации для какой-то влиятельной группы, можно ожидать возникновения трудностей как с ее принятием, так и с осуществлением, так как потребуются незапланированные расходы на подавление противодействия членов такой группы.

Яркий пример последних лет - введение в действие программы "монетизации льгот", сопровождавшееся серией острых социальных конфликтов. Примечательно, что в нескольких регионах, сразу предложивших льготникам выбор - сохранен ненатуральных льгот или их монетизация, - конфликтов не было. Позже, как известно, подобный выбор был включен непосредственно в саму программу.

Если прямая стратегия, приводящая к росту совокупного благосостояния, разрабатывается в форме переговорного процесса между государством и влиятельными группами, то в случае, когда чьи-то интересы при этом ущемляются, можно ожидать, что договоренности просто не будут достигнуты, то есть стратегия окажется не подготовленной. Дело в том, что разработать прямую стратегию, которая была бы выгодна всем, практически невозможно, а закрывать глаза на возможные негативные последствия для групп, способных ощутимо и негативно повлиять на ход выполнения стратегии, - значит поставить под удар ее осуществление. В лучшем случае будут реализованы лишь те положения стратегии, которые выгодны более сильным группам и не затронут заметно проигрывающих. Но если стратегия - некий целостный вариант развития, в котором составные части взаимно дополняют друг друга, это и означает, что в целом стратегия не осуществится.

Таким образом, не менее важным, чем фактор организации стратегического процесса, представляется фактор содержания стратегии, то есть наличие в нем не только намечаемых перспектив развития приоритетных отраслей и секторов, планируемых институциональных преобразований, но и механизмов стимулирования к участию в осуществлении изменений как тех, кто непосредственно получает выгоду от них, так и тех, кто в результате утрачивает имеющиеся выгоды. Стратегии, содержащие вместе с компонентами прямых стратегий и явно сформулированные механизмы стимулирования (относительно) проигрывающих групп, будем называть стимулирующими (IS).

Процесс формирования стимулирующей стратегии

Формирование прямой стратегии (DA). В качестве исходного пункта представляется естественным принять множество проблем, стоящих перед страной на предстоящий период. При всей внешней простоте и очевидности этой предпосылки за ней скрывается серьезная методологическая трудность: выше отмечалось, что некое положение дел может оцениваться одним субъектом как проблемная ситуация, а другим - как совершенно нормальная. Поэтому в качестве исходного пункта целесообразно выбрать тот набор ценностей, который принимается (относительным) большинством граждан страны.

Анализ данных многочисленных социологических исследований позволяет утверждать, что в настоящее время большинство согласно с тем, что:

- в России должно быть единое, территориально целостное государство;

- влияние страны на международные дела должно возрасти;

- доходы основной части населения должны значительно увеличиться;

- рынок должен служить основным экономическим механизмом, но функционировать под контролем государства;

- частная собственность (в определенных пределах) необходима и полезна;

- государство должно финансировать здравоохранение, образование, пенсии, вообще осуществлять социальную поддержку граждан;

- власть должна быть сильной, обеспечивать порядок и справедливость в обществе (побороть коррупцию, преступность);

- высшая власть должна быть выборной.

Несоответствие между такими ценностями и фактическим положением дел определяет набор проблем, которые не могут не признаваться большинством именно как проблемы при вполне возможных расхождениях в одобряемых способах их решения.

Разумеется, тот факт, что некоторая совокупность проблем признается большинством граждан важной, не означает, что их решение одновременно возможно (из-за ресурсных ограничений) и необходимо и достаточно для того, чтобы произошло Парето-улучшение сложившейся ситуации. Однако такой набор нужен как "точка отсчета" для оценки уровня поддержки намечаемых мер со стороны различных заинтересованных групп. Вместе с тем он должен быть дополнен теми проблемами, которые не осознаются самими группами, но видны экспертам, опирающимся на научные представления о закономерностях, существующих в социально-экономической реальности.

Разработка способов решения сформированного набора проблем, то есть намечаемых действий, с одной стороны, стандартный, а с другой - безусловно творческий этап разработки любой ПР. Он предполагает, как известно, сопоставление технологий и результатов их реализации с ресурсными (в широком смысле слова) ограничениями и выбор тех из них, которые, во-первых, осуществимы, а во-вторых, позволяют в наибольшей степени обеспечить решение поставленных проблем.

Группы - получатели выгод и потерь (Ас+, Ас-). Определение данного компонента IS предполагает решение как минимум трех задач:

1) выявление групп в совокупности индивидов (экономических агентов) Ас.; для чего необходимо установление критериев их выделения;

2) определение позитивных и негативных последствий намечаемых действий DAj для каждой Асi, то есть формирование матрицы [Сij.], элементы которой сij выражают последствия действий для выделенных групп;

3) оценка переговорной силы Асj как следствия (или результата) параметров группы: а) уровня ее ресурсной обеспеченности (ресурсности); б) уровня специфичности располагаемых ресурсов, то есть степени критичности использования именно данных ресурсов для успеха тех или иных прямых действий, включаемых в состав DA, невозможности заменить эти ресурсы либо иными, либо теми же ресурсами, но получаемыми из других источников; в) уровня отделимости ресурса от группы, то есть замены распорядителей ресурсов на других индивидов (другую группу). Чем выше ресурсность группы и уровень специфичности ресурсов и чем ниже уровень отделимости, тем выше переговорная сила группы в процессах формирования системы компенсаций.

С нашей точки зрения, переговорная сила группы является решающим критерием для формирования совокупности Ас.. Однако, прежде чем воспользоваться им, необходимо располагать предварительным перечнем таких групп. В его состав необходимо включить:

- группы, характеризующиеся значительным уровнем связности и владеющие ресурсами, которые могут оказаться важными для осуществления тех или иных DAj, либо оперативно распоряжающиеся ими (примерами таких групп для России служат "нефтяники", "банкиры", "металлурги" и др.);

- группы, не являющиеся связными, однако сравнительно легко способные стать таковыми в случае угрозы их текущему благосостоянию (в России - "пенсионеры", "автомобилисты" и др.).

Те из выявленных групп, которые пройдут фильтр переговорной силы, должны быть включены для последующего анализа в состав множества (Ас+, Ас-). Подчеркнем, что для формирования IS важны не просто "приобретающие" и "теряющие" группы, но те, кто в силу своих особенностей могут ощутимо повлиять на процесс реализации ПР.

Исходя из этого, можно выделить три класса таких групп, различающихся типом наделенных ресурсов:

- властные группы, располагающие административным ресурсом (и через него - также и финансовыми ресурсами);

- экономические группы, располагающие финансовыми ресурсами (и посредством них - также и определенными лоббистскими возможностями);

- общественные группы, располагающие таким ресурсом, как возможность использовать для различных целей (прежде всего для осуществления протестных действий) свои личные силы и время.

Первые два класса составляют элитные группы, в последний класс входят массовые, латентные или широкие группы.

Механизмы и формы компенсации ВР(Ас+ => Ас-). Использованное для символического обозначения данного блока IS графическое выражение не должно вводить в заблуждение. Речь идет не о непосредственной передаче одними группами части своего прямого выигрыша другим, теряющим в (относительном) уровне благосостояния в результате осуществления ПР. Назначение данного блока стратегии заключается в разработке таких механизмов и правил, которые позволили бы группам с высокой переговорной силой, оказывающимся под угрозой утраты своего положения вследствие осуществления каких-то DAj, перейти от негативной к нейтральной или позитивной позиции по отношению к прямой стратегии DA.

При этом разработка конкретных мер может основываться, с одной стороны, на материалах матрицы [Сij], а с другой - на типологии компенсаций. Чтобы не связывать жестко каждую "теряющую" группу только с одной формой компенсации, целесообразно формировать для таких групп некоторое "меню" компенсаций, что полностью соответствует принципам институционального проектирования.

Варианты компенсаций

Успешность осуществления ПР зависит от масштабов и характера компенсаций, которые могут быть предложены игрокам политического рынка и тем группам экономических агентов, которым в результате реализации ПР предстоит утратить те или иные выгоды, достававшиеся им в исходных условиях. Вопрос о возможных размерах компенсаций теоретически решается просто: они не могут превышать тот прирост стоимости, который ожидается от проведения изменений, в противном случае последние лишены экономического смысла. Однако такая постановка явно не учитывает структуры выгод и компенсаций, то есть их распределения по группам политических акторов и экономических агентов, а также переговорных сил всех действующих лиц, их возможностей влиять на принимаемые решения.

С учетом указанных обстоятельств вопрос о допустимых размерах компенсаций получает существенно иную трактовку: изменение можно считать осуществимым, если оно допускает псевдо-Парето-улучшение. Другими словами, прирост выгоды AGref), который ожидают получить разработчики ПР, должен быть достаточным для обеспечения приемлемой компенсации лишь для тех групп, которые в состоянии эффективно препятствовать такому изменению. При этом потери других экономических агентов и политических акторов могут не приниматься во внимание.

Очевидно, данный подход не соответствует даже "мягкому" критерию эффективности Калдора-Хикса, однако существенно расширяет возможности выбора вариантов проведения реформ, "развязывает руки" заинтересованным в них лицам, поскольку учитывает ограниченные возможности противостояния принятию соответствующих политических решений. Но такой подход отнюдь не защищен от неорганизованного сопротивления введению новых правил, или массового отказа частных экономических агентов от следования им. Тем самым величина AG, оказывается решающей для выбора вводимых правил.

Однако более внимательный анализ ситуации показывает, что возможности компенсировать ухудшения в уровне благосостояния различных субъектов и их групп в результате проведения намечаемых изменений не ограничиваются величиной AGref. Рассмотрим теоретическую типологию компенсаций, которые могут вводиться при осуществлении институциональных изменений, сопровождающих любые стратегии национального масштаба.


В. ТАМБОВЦЕВ, доктор экономических наук, профессор, завлабораторией экономического факультета МГУ имени М. В. Ломоносова

Автор выражает искреннюю признательность А. Аузапу, Е. Гоптмахеру и Л. Григорьеву за ценные советы и замечания.

Комментарии (0)add comment

Написать комментарий
меньше | больше

busy
 

  • Промышленные теплицы

    Заказать промышленные теплицы блочного типа по доступным ценам от производителя.

    nizhny-novgorod.impocorp.ru