Эффективное использование интеллектуальной собственности

Г.И. Сенченя


Институт интеллектуальной собственности составляет ядро современной глобальной экономики — появление новых результатов интеллектуальной, творческой деятельности, их правовая охрана предшествуют материальному движению товаров и услуг.

Рынок интеллектуальной собственности (в том числе ключевых технических решений1, средств индивидуализации, создаваемых объектов авторских прав) глобален: за 17 лет (1990—2007 гг.) охват стран вырос с 22 до 75%, число стран, в которых компании осуществляют лицензионные платежи, увеличилось с 62 до 147, а где получают платежи — с 43 до 143 (Яковец, 2013). Функционирование рынка определяется международными соглашениями, включая Соглашение по торговым аспектам прав интеллектуальной собственности (ТРИПС).

Значение интеллектуальной собственности для экономического роста в условиях дигитализации предоставления правовой охраны и использования интеллектуальных прав будет возрастать. Основу такого роста составляет возможность многократного использования интеллектуальных прав и взимания дополнительной ренты за монопольное использование объектов интеллектуальной собственности. И если раньше предпосылки роста этого сегмента экономики создавались активным использованием музыкальных и аудиовизуальных произведений, составлявших до 70% трафика в цифровых сетях, то в ближайшее десятилетие эксперты ожидают роста трафика цифровых сетей, связанного с передачей объектов интеллектуальной собственности, которые предназначены для промышленного производства (Галкин и др., 2017). Катализатором этого процесса стало развитие роботизированных производств и аддитивных технологий, благодаря которым появилась возможность более активно использовать цифровые трехмерные изображения и цифровые описания промышленных объектов («цифровых двойников») в производстве.

Данные процессы представляют для России серьезный вызов: эффективно воспользоваться возможностями, появляющимися с новыми формами использования интеллектуальной собственности, смогут лишь страны, в которых сформирован достаточный интеллектуальный капитал и отработаны механизмы, поддерживающие его использование национальными компаниями. В противном случае институт интеллектуальной собственности станет инструментом взимания ренты со стороны более развитых в этом отношении стран. В части правовой охраны и использования прав на средства индивидуализации и авторских прав (музыкальных и аудиовизуальных произведений) ситуация в России существенно лучше, чем для наиболее важных для технологического развития объектов промышленной собственности — патентов на изобретения и охраноспособных в качестве изобретения ноу-хау.

Это подтверждается статистикой Верховного Суда Российской Федерации (табл. 1): арбитражные дела в отношении средств индивидуализации и авторских прав составляют более 80% общего числа дел по защите исключительных прав.

Таблица 1

Количество судебных дел, связанных с защитой интеллектуальной собственности, рассмотренных арбитражными судами Российской Федерации в первой инстанции

Категория дела

2011

2012

2013

2014

2015

2016

2017

О защите исключительных прав

2704

4575

8383

9079

9604

9047

7458

в том числе:








авторских и смежных прав (в том числе по программам ЭВМ, базам данных)

1455

2192

4593

5191

4857

4250

2664

патентных прав

100

115

145

110

128

78

72

на секрет производства (ноу-хау)

12

11

6

30

9

15

38

на средства индивидуализации

969

1696

2601

2433

3281

3312

3377

О привлечении к административной ответственности за незаконное использование товарного знака

4401

4059

4130

4169

4019

3906

4060

Источник: данные Верховного Суда Российской Федерации, 2017 г.

Поэтому прежде всего необходимо рассмотреть ситуацию, сложившуюся в России с созданием и использованием промышленной интеллектуальной собственности отечественными предпринимательским и научным секторами.

В целом по абсолютному количеству заявок на патенты на изобретения Россия занимает 7-е место в мире (41,6 тыс. шт. в 2015 г.), уступая Китаю (1102 тыс. шт.), США (589 тыс. шт.), Японии (319 тыс. шт.), Республике Корея (213,7 тыс. шт.), Германии (66,9 тыс. шт.) и Индии (45,7 тыс. шт.)2. Но если рассматривать сопоставимые удельные показатели, например коэффициент изобретательской активности (количество заявок на патенты на изобретения от национальных заявителей на 10 тыс. населения), то Россия в 2015 г. отставала в 5 —18 раз от основных технологически развитых стран (табл. 2, рисунок). За 2016— 2017 гг. в России снижалась заявительная активность, а в большинстве стран представленной выборки, особенно в Китае, наблюдался ее рост. Соответственно разрыв в значениях этого показателя стал еще больше.

Таблица 2

Основные показатели инновационной деятельности в сфере интеллектуальной собственности в топ-7 странах о подаче заявок на изобретения в 2015 г.

Страна

Коэф, изобретательской

активностиа

Коэф, самообеспеченности 6

Коэф, технологической

 зависимости в

Количество заявок на патенты на изобретения 

по процедуре 

РСТ

Удельный вес организаций, осуществлявших технологические инновации, в общем числе организаций

Россияг

1,78

0,64

0,55

951

8,3

Китай

7,00

0,88

0,14

31 045

35,4

Ю. Корея

32,52

0,78

0,28

14 592

16,9

Япония

20,39

0,81

0,23

43 097

27,5

США

8,90

0,49

1,04

57 594

14,3

Германия

8,79

0,71

0,27

18 003

55,0

Индия

0,097

0,28

2,63

682

35,4

а Число поданных отечественными заявителями в патентное ведомство страны заявок на изобретения в расчете на 10 тыс. человек населения.

Отношение числа патентных заявок, поданных отечественными заявителями внутри страны, к общему числу патентных заявок, поданных в патентное ведомство страны.

в Отношение числа патентных заявок, поданных зарубежными заявителями в национальное патентное ведомство, к числу внутренних патентных заявок, поданных отечественными заявителями.

г Данные для России по коэффициентам и количеству заявок по РСТ за 2016 г.

Источники: НИУ ВШЭ, 2017; база данных ФГБУ ФИПС, 2017 г.

 

Количество зявок на изобретения в ведущих ведомствах мира

За последние десять лет почти в 2 раза вырос коэффициент технологической зависимости (соотношение зарубежных и отечественных заявок на изобретения) — с 0,35 в 2006 г. до 0,56 в 2015 г. Такое увеличение особенно примечательно на фоне снижения данного показателя в Китае с 0,88 до 0,14 и сохранения показателей Японии, Германии и Республики Корея в интервале 0,23—0,283.

Анализ действующих патентов (табл. 3) на изобретения дает еще более тревожную картину. Соотношение отечественных и иностранных патентов в 2016 г. достаточно хорошее: на один зарубежный патент приходится два отечественных. Однако, рассматривая ситуацию с точки зрения «работающих» в экономике патентов, получаем уже другую картину: патенты научных и образовательных организаций, а также беспошлинные патенты физических лиц практически не используются. Вычитая их из количества действующих патентов, получаем ситуацию, когда «работающих» иностранных патентов в России больше, чем отечественных4. Защищает ли в этих условиях закон интересы отечественных изобретателей и выполняет ли стимулирующую технологическое развитие роль?

Таблица 3

Распределение действующих патентов на изобретения на 31.12.2017 г. по хозяйствующим субъектам

Хозяйствующий субъект

Число патентов, шт.

Доля в общем числе патентов, %

Резиденты РФ

159 542

65,30

вузы образовательные учреждения

17 667

7,23

НИИ научные учреждения

12 661

5,18

предпринимательский сектор (без ИИ)

54 796

22,43

физические лица (с ИИ)

16 598

6,79

Физические лица, использующие беспошлинную процедуру патентования

53 929

22,07

иные

3891

1,59

Нерезиденты РФ

84 778

34,70

Всего

24 4320

100

Источник: база данных ФГБУ ФИПС, 2018 г.

Одна из основных причин такой ситуации — отсутствие достаточного уровня конкуренции на национальном рынке продуктов и услуг, а также неразвитость рыночной среды (Кудрин, Гурвич, 2014). Патентная активность в России, несмотря на переход к рыночной экономике, по-прежнему в значительной степени обусловлена не экономической целесообразностью, а требованиями, установленными государством к научно-технологическому сектору: от присвоения научной квалификации до оценки результативности научных организаций.

Предпринимательский сектор, составляя основную часть экономики, оказывается наиболее отсталым в вопросах интеллектуальной собственности. К примеру, он формирует лишь четвертую часть патентов на изобретения (табл. 4), а в странах-лидерах он доминирует с точки зрения патентной активности.

Таблица 4

Патентная активность отечественных заявителей (заявки на патенты и выданные патенты на изобретения) по категориям хозяйствующих субъектов в 2017 г.

Хозяйствующий субъект

Количество заявок на патенты, шт.

Доля в общем числе, %

Количество полученных патентов, шт.

Доля в общем числе, %

Вузы образовательные учреждения

5320

23,36

6173

29,34

НИИ научные учреждения

1945

8,54

2538

12,06

Предпринимательский сектор (без ИИ)

5466

24,00

5616

26,70

Физические лица (с ИИ)

9239

40,56

6004

28,54

Иные

807

3,54

706

3,36

Всего

22 777

100

21 037

100

Относительно большую долю патентов (порядка трети) получают вузы и научные организации. Однако внедрения данных патентов в экономический оборот не происходит — в последнее время известны единичные случаи лицензирования и продажи разработок, в том числе через центры трансфера технологий при данных организациях, но системной работы в этом направлении не ведется. У многих вузов и НИИ отсутствуют политика по интеллектуальной собственности и локальные нормативные акты, определяющие процедуры работы, распределение прав и вознаграждение, сервисы в данной сфере, что создает непрозрачную и низкоэффективную систему работы с результатами интеллектуальной деятельности (РИД).

Оставшаяся часть приходится в основном на физические лица, среди которых большую долю занимают «мусорные» патенты. Частично эта ситуация связана со ст. 1366 ГК РФ, согласно которой при публикации предложения заключить договор об отчуждении патента до получения патента заявитель освобождается от уплаты пошлин за получение и за поддержание патента. Доля «беспошлинных» патентов в патентах физических лиц в последние годы достигла 60%. При этом Роспатент не фиксирует какого-либо значимого распоряжения правами на РИД для такого объема заявительной активности физических лиц, использующих беспошлинную процедуру. В части заявок, где заявители уплачивают пошлины, часто их патентование не столько отражает склонность к изобретательству, сколько характеризует проблемы в управлении интеллектуальной собственностью организаций, позволяющие физическим лицам патентовать и внедрять разработки за пределами организаций.

Не менее значимой причиной низких показателей патентования выступает несформировавшаяся культура работы с объектами интеллектуального права, включая охрану в качестве секретов производства (ноу-хау) и использование организациями соответствующих инструментов в своей деятельности. Действующее гражданское законодательство в целом создает необходимые условия: кодифицированное и современное законодательство в этой сфере появилось в 2006 г.4, решение о приоритетном закреплении прав на результаты исследований и разработок за научными и образовательными организациями принято5. Дополнительные проблемы для расширения использования промышленной собственности создают сложные и небыстрые процедуры правовой охраны; не настроенные на взаимодействие правообладателей государственные интерфейсы информирования об интеллектуальных правах и распоряжения правами на РИД; отсутствующие или не получившие пока достаточного развития, чтобы считаться системными, меры поддержки использования интеллектуальной собственности.

Несмотря на имеющиеся проблемы, у России хорошие позиции для улучшения ситуации уже в среднесрочном периоде. Можно выделить пять основных направлений государственной политики, необходимых для быстрого изменения ситуации в лучшую сторону: создание цифровой инфраструктуры, обеспечивающей эффективное использование интеллектуальных прав; формирование массовой культуры в сфере интеллектуальной собственности; поддержка создания результатов интеллектуальной деятельности и их правовой охраны; создание класса «эффективных собственников», обладающих значимыми для экономического развития правами на результаты интеллектуальной деятельности; изменение государственного управления в сфере интеллектуальной собственности.

Создание цифровой инфраструктуры, обеспечивающей эффективное использование интеллектуальных прав

Создание цифровой инфраструктуры означает формирование «сетей знаний» для взаимодействия исследователей, технологических предпринимателей и инвесторов.

Соответствующие решения заложены в программу «Цифровая экономика Российской Федерации»6. В частности, предлагается разработать и ввести в промышленную эксплуатацию:

  • открытую инфраструктуру патентной информации и средства индивидуализации негосударственных сервисов на основе международных источников патентной информации;
  • систему предоставления услуг по правовой охране объектов промышленной собственности в цифровом виде, а также ее интеграцию с государственными системами (включая инфраструктуру электронного правительства) и негосударственными платформами;
  • программное обеспечение формальной экспертизы при регистрации прав на новые технологии;
  • сервис государственной регистрации прав использования объектов интеллектуальной собственности.

Ключевым планируемым изменением цифровой инфраструктуры Роспатента станет повышение доступности данных о правовой охране и о переходе интеллектуальных прав для негосударственных сервисов. Обновление таких данных в используемых Роспатентом реестрах в текущем режиме и их немедленное предоставление в формате открытых данных позволит частному сектору создать новые сервисы по управлению интеллектуальной собственностью.

«Цифровая трансформация» Роспатента приведет к созданию частно-государственных или частных сетевых технологических платформ, позволяющих всем заинтересованным организациям — технологическим компаниям, вузам и научным организациям — получать удобный негосударственный сервис, соответствующий запросам рынка в сфере промышленной собственности. В рамках таких платформ появится возможность фиксировать приоритет заявки на объект интеллектуальной собственности и информацию о правообладателях объекта; осуществлять переход интеллектуальных прав и расчет за них при помощи «умных» контрактов; повысить информативность и удобство описания объектов интеллектуальной собственности, предлагаемых к использованию7.

Формирование массовой культуры в сфере интеллектуальной собственности

Для формирования массовой культуры понимания и использования интеллектуального права необходимо разработать систему взаимоувязанных мероприятий по подготовке кадров, информировать организации и граждан о возможностях по использованию интеллектуальной собственности и повысить внимание работодателей к интеллектуальному труду авторов.

По оценкам Российской государственной академии интеллектуальной собственности, объем подготовки в СССР (около 400 тыс. специалистов за 1968 — 1991) намного превосходил объем подготовки в России (около 10 тыс. специалистов получили основное образование или дополнительную подготовку в этих вопросах с 1991 г.). В результате в области патентования преимущественно работают специалисты, которые получали базовые навыки работы с интеллектуальной собственностью по законодательству, имеющему принципиальные отличия от действующего, прежде всего в вопросах принадлежности и использования интеллектуальной собственности. Последствия этого видны в сохраняющемся по инерции со времен СССР отношении к интеллектуальной собственности, которое во многом не изменилось в современной России. Интеллектуальная собственность до сих пор воспринимается многими авторами и работодателями как возможность получить признание, что соответствовало стимулирующей роли авторских свидетельств в СССР, а не как инструмент борьбы за рынки и повышение конкурентоспособности компаний, что соответствует современному патентному праву (Сенченя, 2017).

Затянувшийся «переходный период» обусловливает ряд негативных явлений: малое количество «сильных» патентов, способных защитить компанию на рынке8, слабые возможности научных организаций предлагать технологии через институт промышленной собственности, невнимание к патентам со стороны промышленных организаций. По оценкам Федерального института промышленной собственности, количество подготовленных специалистов (прошедших любое специализированное обучение по вопросам интеллектуальной собственности в рамках высшего, среднего, дополнительного профессионального образования) в сфере интеллектуальной собственности должно быть не менее 10 тыс. человек в год9. Это позволит в среднесрочной перспективе сократить дефицит подготовленных специалистов для инновационных компаний, оцениваемый, исходя из количества таких компаний, на уровне 350 тыс. человек. Такого рода подготовку должны проходить не только и не столько патентоведы, сколько потенциальные и реальные авторы изобретений, а также обеспечивающие использование интеллектуальной собственности представители работодателя (включая маркетологов и бухгалтеров).

Подготовка кадров в сфере интеллектуальной собственности должна носить системный характер (охватывать разных специалистов) и обеспечивать непрерывность образования (на различных уровнях). Можно выделить следующие основные шаги такой подготовки:

  • развивать систему поддержки детского творчества, в том числе детских технопарков, центров молодежного инновационного творчества, олимпиад и конкурсов в сфере изобретательства и научно-технического творчества в сочетании с обучением правовой охране РИД и использованию интеллектуальных прав;
  • создавать качественно новые дистанционные образовательные программы и модули с акцентом на оборот интеллектуальных прав в цифровой среде; размещение их на ключевых образовательных площадках в Интернете;
  • разработать и внедрять профессиональные компетенции и примерные образовательные программы по интеллектуальной собственности;
  • разработать новые профессиональные стандарты в сфере интеллектуальной собственности, например «Эксперт в области интеллектуальной собственности» и «Патентный поверенный», предусматривающие регулярное повышение квалификации;
  • включить в действующие программы повышения квалификации кадров, софинансируемые государством, модули по управлению правами на результаты интеллектуальной деятельности;
  • существенно увеличить контрольные цифры приема на направления подготовки, связанные с использованием интеллектуальной собственности, в том числе по существующему ФГОС «Управление интеллектуальной собственностью»;
  • повышать квалификацию профессорско-преподавательского состава в сфере интеллектуальной собственности, особенно в учебных заведениях, где ранее не преподавались соответствующие дисциплины.

Наряду с изменением образовательной политики в сфере интеллектуальной собственности необходимо стимулировать изменение поведения организаций в отношении создания и использования интеллектуальных прав. В противном случае усилия по созданию образовательной инфраструктуры могут оказаться невостребованными со стороны основных заказчиков — организаций, осуществляющих инновационную деятельность. Для этого предлагается существенно усилить информационную работу, прежде всего с малыми и средними предприятиями, поддерживающую создание и использование интеллектуальных прав.

Акцент на малые и средние предприятия связан с тем, что именно они наиболее динамичны в вопросах технологических изменений или применения новых бизнес-моделей (РВК, 2015). При этом, как показывает анализ заявок на патенты на изобретения, в России из 2 709 555 юридических лиц, включенных в Реестр малых и средних предприятий (МСП), ведение которого осуществляет Федеральная налоговая служба, в 2016 г. заявки на патенты подали немногим более 1200 организаций, что составляет 0,05% общего количества юридических лиц. Из них 841 микропредприятие (1133 заявки), 313 малых предприятий (508 заявок) и 69 средних предприятий (121 заявка). Активными заявителями стали еще меньше компаний (более 3 заявок — 111 организаций, в том числе более 5 заявок — 29 организаций). Таким образом, в России существует громадный трансформационный потенциал по работе с интеллектуальной собственностью в корпоративном секторе, особенно среди технологических МСП.

Важно обеспечить развитие сети организаций, которые могут предоставлять информационные услуги в сфере интеллектуальной собственности: от базовых консультаций до проведения информационных поисков для определения коммерческой применимости результатов интеллектуальной деятельности (OECD, 2017). Роспатент совместно со Всемирной организацией интеллектуальной собственности с 2011 г. развивает сеть центров поддержки технологий и инноваций, основная задача которых — предоставление базовых бесплатных консультаций гражданам и организациям по вопросам интеллектуальной собственности. В 2017 г. работало более 160 таких центров. Однако их работа строится на добровольной основе и, как правило, это дополнительная к основным функция уже существующих профильных подразделений организаций, большую часть которых составляют патентные подразделения вузов. В этих условиях от центров сложно ожидать качественной поддержки малого и среднего бизнеса в вопросах создания и использования интеллектуальных прав. Однако, как показывает опыт технологически развитых стран и особенно Германии, известной своими «скрытыми чемпионами» (Симон, 2014), малый и средний бизнес нуждается в квалифицированной информационной поддержке для работы с интеллектуальной собственностью.

В Германии Ведомство по патентам и товарным знакам оказывает методическую поддержку финансируемым из региональных бюджетов «центрам по патентной информации». Немецкие центры оказывают как бесплатные базовые консультации, так и возмездные услуги, если запрос предприятий требует существенных профессиональных усилий. При этом данные центры функционируют как «единые окна» для региональной инновационной системы, куда организации и изобретатели могут обратиться за полным спектром услуг в сфере интеллектуальной собственности. Некоторые центры даже уполномочены принимать заявки на патенты с фиксацией даты поступления такой заявки и соответственно приоритета на объект интеллектуальной собственности.

По оценкам специалистов Ведомства по патентам и товарным знакам, сейчас все более востребованной услугой центров становятся не первичные консультации, а информационно-аналитическая поддержка планирования «умных» инвестиций, в том числе в НИОКР10. Все больше организаций обращаются с запросом на проведение патентных исследований, позволяющих оценить технический уровень, достигнутый в мире в интересующих их технологиях, определить устойчивые группы исследователей, у которых можно было бы эффективнее, чем при собственных разработках, получить сопоставимый результат, определить стратегии правовой охраны конкурентов и прогнозировать развитие технологических рынков.

Такой же запрос, по оценкам специалистов Роспатента11 11, существует и у отечественных компаний, который пока слабо удовлетворяется предложением на рынке. Самостоятельно содержать специалистов, обладающих профессиональными компетенциями в патентном анализе и доступом к необходимым информационно-аналитическим ресурсам, для малых компаний, как правило, неоправданно дорого. Поэтому подобный функционал развиваемой информационной сети может быть полезен для поддержки бизнеса МСП и способствовать их долгосрочному успеху. В России такая сеть может развиваться как на базе центров поддержки технологий и инноваций с соответствующей поддержкой из региональных бюджетов регионов, так и на базе многофункциональных центров для бизнеса, о создании которых было объявлено в 2016 г.12, при информационной и методической поддержке Роспатента.

Поддержка создания результатов интеллектуальной деятельности и их правовой охраны

От эффективности работы образовательных и научных организаций, осуществляющих научную, научно-техническую и инновационную деятельность, во многом зависят интенсивность и результативность инвестиций в НИОКР. Зарубежный опыт показывает, что правительства развитых стран уделяют большое внимание организации системной поддержки трансфера технологий из науки в промышленность. К сожалению, в России работа в этом вопросе до сих пор не характеризуется необходимой системностью. Преобладают распространение лучших практик, наработанных отдельными образовательными и научными организациями, и выделение финансирования на организацию центров трансфера технологий (ЦТТ) в рамках краткосрочных программ развития.

Однако такой подход не решает ключевой проблемы в этой сфере — формирования достаточного количества профессионалов в сфере трансфера технологий и обеспечения конкурентоспособных, по сравнению с бизнесом, условий для их работы в научных и образовательных организациях. Эти профессионалы в своей технической сфере должны иметь достаточно наработанных связей с крупным бизнесом, знать «ландшафт» технологических МСП, чтобы иметь возможность предлагать им разработки научных организаций, иметь развитую профессиональную сеть общения. Эти условия в России не выполняются, и создать их — важная долгосрочная задача, которая должна решаться последовательно, без ожидания быстрых результатов. К основным мерам решения этой задачи относятся следующие.

  1. Долгосрочная финансовая поддержка развития центров трансфера технологий (ЦТТ). Для эффективной работы ЦТТ должны обладать долгосрочной стабильностью, чтобы сформировать необходимый портфель интеллектуальной собственности и наработать компетенции и связи с промышленностью. Тогда ЦТТ смогут предоставить исследователям необходимый сервис по поиску возможностей коммерциализации результатов исследований. Целесообразно поддерживать как ЦТТ, работающие непосредственно при научных и образовательных организациях, так и ЦТТ, выполняющие функции «центров коллективного пользования» для ряда организаций (например, аналогично Startup nation enterprise13 в Израиле или BayPat14 в Германии). Это позволит создать разветвленную профессиональную сеть, в том числе предоставляющую возможность при отсутствии успехов университетского ЦТТ передать задачу коммерциализации в «центр коллективного пользования». Анализ деятельности таких организаций показывает, что большая часть их убыточна даже на горизонте 10 — 15 лет, поэтому бюджетная поддержка их деятельности необходима. В то же время государство компенсирует эти инвестиции повышением конкурентоспособности бизнеса и созданием новых рабочих мест.
  2. Формирование площадки, способствующей развитию связей и повышению квалификации профессионалов в сфере трансфера технологий. В мае 2017 г. Фонд «Национальное интеллектуальное развитие» (Иннопрактика) совместно с Роспатентом учредил Национальную ассоциацию трансфера технологий (НАТТ) для выполнения данной задачи. НАТТ на условиях членства должна объединить ключевых участников рынка трансфера технологий, создать профессиональную сеть контактов, обеспечить информационную и организационную поддержку их деятельности и инициатив, развивающих гражданско-правовой оборот интеллектуальной собственности.

Одновременно необходимо предусмотреть ряд законодательных изменений, которые обеспечат рост эффективности бюджетных инвестиций в НИОКР научных и образовательных организаций (табл. 5).

Таблица 5

Активность образовательных и научных организаций по патентованию изобретений и распоряжению (лицензирование или отчуждение прав) интеллектуальными правами на них в 2016 г.

Организация

Полученные патенты на изобретения, шт.

Доля в числе отечественных патентов, %

Распоряжение правами (договоров, шт.)

Доля в числе договоров, %

Вузы образовательные учреждения

3292

15,7

111

6,0

НИИ научные организации

2028

9,7

141

7,6

Источник: база данных ФГБУ ФИПС, 2017 г.

  1. Ввести в законодательстве нормы, защищающие интересы автора в научных и образовательных организациях (в том числе повысить долю доходов авторов от распоряжения правами с 10 —1515 до 30%) и формирующие четкий алгоритм действий автора и работодателя при создании служебного изобретения. Заложенный излишне диспозитивный подход при отсутствии достаточных компетенций организаций в работе с интеллектуальной собственностью не оправдал себя. Образовательные и научные организации, будучи основными потребителями бюджетных средств, направляемых на поддержку НИОКР, ежегодно осуществляют в 2 — 3 раза меньше распоряжений исключительными правами, чем физические лица16.
  2. Разработать изменения в законодательстве, предполагающие более четкую регламентацию возможностей бюджетных учреждений распоряжаться правами на результаты интеллектуальной деятельности. С одной стороны, целесообразно снять ограничение на возможность бюджетных учреждений отчуждать (продавать) интеллектуальные права. С другой стороны, создание таких возможностей должно сопровождаться рядом обязательств организаций, участвующих в трансфере технологии. Прежде всего, обязательства должны касаться использования интеллектуальных прав, созданных на бюджетные средства, в производстве на территории России. Продажа или исключительное лицензирование за рубежом должны быть доступны лишь после определения, что интерес к разработкам со стороны отечественных компаний отсутствует, и происходить в таком случае по согласованию с федеральным органом исполнительной власти или институтом развития, профинансировавшим исследование. Другими обязательствами должны стать трансляция основного обязательства в договорах с последующими правообладателями; закрепление у них ответственных за соблюдение данных норм; оговорки по возвращению прав, связанные с банкротством или намерением прекратить поддерживать патент в силе. Такие нормы в законе хорошо себя зарекомендовали в американском регулировании трансфера технологий из научных организаций.
  3. Ввести в законодательство институт предварительных патентных заявок и возможностей лицензирования на допатентной стадии. Предварительная заявка17 позволяет автору относительно просто и с минимальными затратами закрепить за собой приоритет на изобретение, подав даже презентацию или проект научной статьи в патентное ведомство. Такая подача позволяет автору без задержки публиковать свои результаты в научных журналах, сохраняя при этом возможность в течение 12 месяцев подать надлежащим образом оформленную патентную заявку. В отсутствие квалифицированных патентных отделов в ряде вузов дополнительное время для подготовки «сильного» патента, не тормозящее процесс публикации научных результатов, будет стимулировать коммерциализацию технологий18. Лицензирование на допатентной стадии также предоставляет возможность образовательным и научным организациям повысить уровень коммерциализации своих разработок. Введение норм по лицензированию на допатентной стадии позволит активнее проводить маркетинг технологий, за правовую охрану которых еще на стадии анализа заявки в патентном ведомстве сможет платить лицензиат (что особенно актуально при зарубежном патентовании). Предварительные патентные заявки и лицензирование на допатентной стадии сделают трансфер технологий для научных и образовательных организаций менее затратным и более быстрым.

Должны измениться подходы в работе с интеллектуальной собственностью государственных органов исполнительной власти, участвующих в поддержке научно-технологического развития экономики. Целесообразно утвердить показатели, обязательные для включения в государственные программы РФ в качестве целевых индикаторов, характеризующих результативность НИОКР (в части создания и дальнейшего использования для производства инновационной продукции ключевых технических решений, обладающих правовым статусом объектов интеллектуальной собственности). Под ключевым техническим решением в данном случае понимаются либо изобретения, либо ноу-хау, охраноспособные в качестве изобретений. Это позволит зафиксировать требования к техническому уровню результатов, получаемых в рамках НИОКР. Такие же требования по созданию ключевых технических решений целесообразно указывать в качестве критериев отбора программных мероприятий, в рамках которых выделяется финансирование на НИОКР, что потребует внести изменения в порядок предоставления субсидий и в процедуры работы научно-технических советов органов исполнительной власти при рассмотрении соответствующих предложений по поддержке НИОКР. Более формализованная оценка технического уровня предлагаемых решений будет одновременно способствовать расширению компетенций по использованию патентной информации, повышающих эффективность НИОКР организаций, использующих бюджетные средства. Такие требования должны быть транслированы в государственные контракты и соглашения о предоставлении субсидий, в соответствии с которыми средства передаются исполнителю.

Создание класса эффективных собственников, обладающих правами на результаты интеллектуальной деятельности

Для выстраивания системы разработки технологий и обеспечения их правовой охраной на основе лучших практик необходимо развивать законодательство о служебных изобретениях, обеспечивающее справедливое вознаграждение за результаты интеллектуальной деятельности. Также государство должно отказаться, по общему правилу, от распоряжения правами на результаты, созданные с использованием бюджетных средств, для ускорения введения таких прав в гражданско-правовой оборот. Кроме того необходимо совершенствовать управление интеллектуальной собственностью на предприятиях, включая введение налоговых льгот и финансовых инструментов поддержки, устраняющих препятствия к созданию нематериальных активов организациями; развивать финансовые инструменты, поддерживающие использование интеллектуальной собственности.

Представляется целесообразным перейти к модели, обеспечивающей четкий алгоритм взаимодействия автора и работодателя, который требует от работодателя активной позиции в отношении результатов творческого труда работников. Либо должны быть существенно доработаны соответствующие нормы Гражданского кодекса Российской Федерации, в том числе в части процедурных вопросов, фиксирующих права и обязанности автора и работодателя, либо должен быть принят отдельный закон о служебных изобретениях (Сенченя, 2018). В предлагаемом регулировании целесообразно предусмотреть вознаграждение автора в случае рационализаторских предложений, которым не предоставляется правовая охрана, и урегулировать вопросы вознаграждения в случае решения работодателя сохранять служебное изобретение в тайне. Ноу-хау — один из ключевых объектов интеллектуальных прав, и расширение регулирования этого вопроса через институт служебного изобретения будет повышать культуру правовой охраны в организациях предпринимательского сектора.

Важно изменить подход к вознаграждению авторов, сместив акценты в вознаграждении с создания служебного изобретения на его использование. Ключевым изменением должно стать определение, что считать использованием служебного изобретения.

В немецком законодательстве, которое принималось за образец при создании современного российского гражданского законодательства, с 2009 г. принят подход, что использованным считается служебное изобретение, в отношении которого нет письменного отказа работодателя на его использование. Если работодатель в течение четырех месяцев с момента письменного заявления автора о служебном изобретении заявляет формальный отказ от использования последнего, то права на получение патента переходят к работнику, с соответствующей возможностью требовать соблюдения своих интеллектуальных прав. В остальных случаях, в том числе при решении сохранять изобретение в режиме ноу-хау, у работодателя возникают обязанности достигнуть с автором соглашения о вознаграждении за использование служебного изобретения (Бергманн, 2017). При введении данных норм в российское законодательство у работодателей будет стимул занимать активную позицию в отношении результатов творчества авторов, что повысит интерес к вопросам правовой охраны и будет стимулировать творческую активность изобретателей.

В законодательстве следует предусмотреть критерии, принимаемые за основу при расчете вознаграждения, возможность установить рекомендации по расчету вознаграждения и специальный досудебный порядок рассмотрения служебных споров в вопросах служебных изобретений, предназначенных для бесплатного и квалифицированного рассмотрения вопросов и примирения сторон19. Эти изменения в подходах к реализации политики по использованию интеллектуальной собственности заложат необходимый базис для высвобождения творческой энергии авторов и создадут условия, в которых организации будут уделять необходимое внимание управлению интеллектуальной собственностью.

Важно решить вопрос о принадлежности интеллектуальной собственности, созданной организациями предпринимательского сектора с использованием бюджетных средств. В России этот вопрос особенно актуален, учитывая, что около 70% финансирования внутренних затрат на исследования и разработки осуществляется за счет государства, в том числе большой объем поддержки идет по направлению военного, специального и двойного назначения, где регулирование наиболее проблемно. Несмотря на существующие нормы20, государственные заказчики не сформировали единых подходов к закреплению прав на результаты интеллектуальной деятельности, полученной по итогам выполнения работ. Поэтому, даже работая с разными департаментами одного министерства, предприятия рискуют столкнуться с разными требованиями по закреплению прав: либо за исполнителем, либо за государством.

Закрепление интеллектуальной собственности за государством чревато снижением активности организаций в выявлении охраноспособных объектов, желанием скрыть от заказчика ценные результаты. При этом сами такие «скрытые» результаты становятся менее интересны рынку из-за связанных с ними повышенных рисков. Поэтому целесообразно предусмотреть изменения в регулировании, которые обеспечат единообразие практики закрепления прав за исполнителем и только в исключительных случаях — за государством21.

Эффективность управления правами возрастет, если одновременно с законодательными изменениями будет проводиться политика стимулирования крупных государственных компаний к изменению подходов по управлению интеллектуальной собственностью и внедрению лучших практик, выработанных теми, кто наиболее активно использует интеллектуальную собственность для повышения своей конкурентоспособности, например ГК «Росатом» (Першуков, Медовников, 2012). Компании можно отнести к объектам такой политики, если они реализуют программы инновационного развития.

Госкомпании, реализующие программы инновационного развития, обеспечивают около 20% российского ВВП, более 60% добавленной стоимости добывающих и обрабатывающих производств и сектора транспорта и связи. Стоимость проектов исследований и разработок, реализуемых этими госкомпаниями самостоятельно или по их заказу сторонними организациями, составляет почти 400 млрд руб. (с учетом бюджетного финансирования), это примерно половина затрат на исследования и разработки по России в целом (НИУ ВШЭ, 2015). Такие компании выступают основными «интеграторами», работающими с государственными программами поддержки исследований и разработок, поэтому их политика по управлению интеллектуальной собственностью оказывает существенное влияние на всю сферу интеллектуальной собственности в России.

При анализе программ инновационного развития и планов их реализации, а также в ходе контрольно-надзорной деятельности Роспатента выявлены ключевые недостатки текущей работы госком-паний с интеллектуальной собственностью. К ним относятся: недостаточная увязка планирования НИОКР и использования патентной информации для повышения результативности планируемых инвестиций; отсутствие единого центра ответственности за весь процесс сопровождения разработок — от планирования до выведения продуктов на рынок (использования разработок); неразвитость корпоративных практик управления знаниями в холдингах (управления интеллектуальной собственностью, венчурного финансирования, поддержки коллективных фондов НИОКР и т.д.). Существующее положение не способствует росту спроса компаний на внешние разработки, которые могли бы повысить их производственную эффективность. Необходима последовательная работа по изменению такой ситуации.

Одной из мер может стать введение должности главного технического директора (Chief Technology Officer — СТО) на всех уровнях холдинговых структур, осуществляющих НИОКР. К основным функциям ответственного за эффективность НИОКР могут относиться:

  • формирование основных направлений научно-технологического развития организации и развитие продуктов и технологий;
  • использование патентной информации при планировании НИОКР (патентные ландшафты);
  • управление интеллектуальной собственностью организации (от правовой охраны до распоряжения и защиты).

Координация СТО в холдинге будет обеспечивать единую вертикаль управления интеллектуальной собственностью по всей группе, повышать открытость компании к внешним новациям, в том числе через трансфер технологий от научных, образовательных организаций, малого и среднего бизнеса, и в целом ее конкурентоспособность. Инструментом реализации данного подхода станут рекомендации по управлению правами на результаты интеллектуальной деятельности в организациях, которые реализуют программы инновационного развития, доведенные через директивы собственника высшим управляющим органам компаний.

Помимо «принуждения» крупных компаний, находящихся под слабым давлением конкуренции, задействовать интеллектуальную собственность как дополнительный источник конкурентоспособности, важно создавать дополнительные финансовые инструменты работы МСП с интеллектуальной собственностью. Малые и средние компании нуждаются в дополнительных конкурентных преимуществах, однако часто не имеют необходимых финансовых ресурсов для формирования сильного портфеля и обеспечения защиты своих интеллектуальных прав. Поэтому необходимы новые финансовые инструменты, позволяющие малым компаниям оценивать интеллектуальную собственность, страховать интеллектуальные права, использовать их для получения банковских гарантий и в качестве залога при привлечении финансирования для развития бизнеса. В настоящее время практика применения таких инструментов, распространенных в технологически развитых странах (Guo Ban Fa, 2014; Тонгё, 2016), в России практически отсутствует.

Для решения этой задачи Роспатент в 2017 г. при поддержке Минэкономразвития России начал реализацию пилотного проекта по расширению доступа технологических МСП к указанным финансовым инструментам. К реализации проекта присоединились ПАО «Сбербанк», ВЭБ Инновации, СПАО «Ингосстрах». Однако для системной трансформации сектора финансовых услуг потребуется сформировать в одном из институтов развития, например в АО «Федеральная корпорация по развитию малого и среднего предпринимательства» (Корпорация МСП), направление поддержки технологических МСП, занимающееся развитием таких финансовых инструментов.

Стимулировать бизнес расширять гражданско-правовой оборот объектов интеллектуальной собственности предлагается и через изменение налогового законодательства и снижение налога на прибыль до 5% от доходов при продаже или лицензировании объектов интеллектуальной собственности (патентов и прав на программы ЭВМ, базы данных и топологии интегральных микросхем). Как показывает анализ по выборке стран, внедривших соответствующие льготы, средняя эффективная ставка налога на прибыль от таких операций составляет 9,44% (по сравнению с 20% в России, табл. 6). Введение аналогичного режима в России будет шагом к выравниванию условий ведения бизнеса, прежде всего для отечественных наукоемких компаний, в том числе экспортеров технологической продукции и услуг.

Таблица 6

Использование режима «патентной коробки» (в %)

Страна

Стандартная ставка налога на прибыль

Фиксированная эффективная ставка при режиме «патентной коробки»

Бразилия

15

12,0

Китай

25

15,0

Турция

20

0,0

Ю. Корея

10

5,0

Австрия

25

12,5

Бельгия

33

6,8

Великобритания

20

10,0

Венгрия

10

5,0

Испания

28

11,2

Италия

27

19,25

Люксембург

20

4,0

Нидерланды

25

5,0

Франция

33,33

17,0

Важную роль в улучшении ситуации по использованию интеллектуальной собственности должны сыграть профессиональные посредники — патентные поверенные. Неразвитость использования интеллектуальной собственности в стране приводит к «узости» рынка услуг и, как следствие, к слабой самоорганизации и отсутствию механизмов внутрипрофессионального контроля качества оказания услуг, так как это связано с дополнительными издержками для поверенных. В результате для повышения качества оказываемых услуг и роста доверия пользователей институт патентных поверенных нуждается в серьезной трансформации22.

Изменение государственного управления в сфере интеллектуальной собственности

Существенным направлением реформ должна стать институциональная трансформация государственного управления в сфере интеллектуальной собственности. В сложившейся системе управления процесс согласований затрагивает большое число органов (Миннауки, Минкультуры, Минэкономразвития, Роспатент, отраслевые ведомства). При этом выработка государственной политики в сфере интеллектуальной собственности находится в ведении Миннауки России, что делает приоритетом госполитики в сфере интеллектуальной собственности работу с научными и образовательными организациями, а не с предпринимательским сектором. Основная информация о сфере интеллектуальной собственности, необходимая для оперативной и системной работы, находится в Минкультуры России и в подведомственном Минэкономразвития России Роспатенте. Поскольку последний имеет ограниченный функционал, в основном по оказанию государственных услуг, функция анализа сферы интеллектуальной собственности в Роспатенте для целей госполитики до сих пор не сформирована.

Для преодоления этих ограничений целесообразно создать единый регулятор, обладающий полномочиями по выработке государственной политики, нормативно-правовому регулированию и предоставлению государственных услуг в сфере ИС, включая вопросы авторского права и смежных прав. Это решит проблему асимметрии информации и слабой нацеленности на коммерциализацию.

Текущая стоимость оказания государственных услуг, а также средние сроки их предоставления в сфере патентования в России ниже, чем в технологически развитых странах и странах Евразийского экономического союза (табл. 7). Качество проведения российской экспертизы признано во всем мире, что подтверждается статусом международного поискового органа, направлением зарубежных заявок на изобретения на экспертизу в Роспатент. Роспатент также участвует в программе ускоренного делопроизводства по заявкам на патент на изобретение (patent prosecution highway), в рамках которого зарубежные ведомства используют экспертизу ведомства первой подачи для ускорения рассмотрения заявок. Вместе с тем все равно существует общественный запрос на ускорение сроков предоставления государственных услуг и снижение их стоимости. Для удовлетворения этого запроса можно предложить следующие меры.

Таблица 7

Средний срок рассмотрения заявок на изобретения в ведущих патентных ведомствах (мес.)

Страна

2011

2012

2013

2014

Россия

10,43

10,31

10,02

10,58

США

33,70

32,40

29,10

27,40

ЕПВ

н. д.

н. д.

н. д.

28,00а

Япония

н. д.

н. д.

н. д.

28,10

Китай

23,10

22,60

22,20

21,80

Ю. Корея б

22,80

21,60

19,10

16,70

а Время от формальной проверки ходатайства о проведении экспертизы до принятия решения о выдаче патента.

б Общий срок для изобретений и полезных моделей.

Источники: сайты ведомств; база данных ФГБУ ФИПС, 2017 г.

1. Целесообразно провести полномасштабную информатизацию Роспатента. Должны быть модернизированы информационноаналитические системы Роспатента, в том числе в их архитектуру должно быть заложено использование искусственного интеллекта на всех стадиях проведения экспертизы: от классификации при формальной экспертизе до проведения поисков при экспертизе по существу. Эксперты, осуществляющие экспертизу поступающих в Роспатент заявок, должны получить современное производительное оборудование для проведения экспертизы полностью в электронном виде. Должна быть налажена эффективная обратная связь с заявителями по вопросам качества оказания услуг и быстрому реагированию на проблемные ситуации23.

 2. Нужно понять, насколько финансирование Роспатента можно увязать с объемом собираемых пошлин. В мире широко распространен подход, когда ведомства по интеллектуальной собственности направляют все полученные доходы от оказания государственных услуг, включая пошлины за поддержание объектов интеллектуальной собственности в силе, на обеспечение своей деятельности и на развитие использования интеллектуальной собственности. В частности, так поступают ведомства США, Республики Корея, Швейцарии, Европейское патентное ведомство и др. Цель такого регулирования — создать встроенные в систему финансирования стимулы для патентных ведомств поддерживать подачу «сильных» заявок и стремиться к росту подачи заявок. Ведомство это может сделать за счет как расширения информационной работы, так и совершенствования процедур правовой охраны или создания дополнительных инструментов, поддерживающих использование интеллектуальной собственности.

В последнем случае показателен пример патентного ведомства Республики Корея, которое совместно с партнерскими банками запустило программу кредитования под залог интеллектуальной собственности. В результате субсидируемой ведомством оценки интеллектуальной собственности в 2015 г. поддержку получили 402 малых и средних предприятия. Проведение оценки позволило этим предприятиям привлечь 180 млн долл, под залог интеллектуальной собственности (Тонгё, 2016).

Основной доход ведомств формируется не от проведения экспертизы, а за счет пошлин за поддержание патентов и товарных знаков в силе (табл. 8). Соответственно чем дольше поддерживаются такие объекты интеллектуальной собственности в силе, тем выше доход ведомств, работающих по рассматриваемой модели, и их возможности совершенствовать свою деятельность. Организации будут платить за поддержание патента или товарного знака в силе, если он им важен для работы на рынке. Поэтому мотивация патентного ведомства поддерживать создание «сильных» объектов интеллектуальной собственности выгодна в том числе организациям, обращающимся за правовой охраной. Увязка бюджетирования с количеством получаемых заявок также создает дополнительные стимулы искать возможности для увеличения числа заявок, в частности различные способы ускорения их рассмотрения.

Таблица 8

Доходы и расходы Роспатента, 2011—2016 гг. (млн руб.)

Показатель

2011

2012

2013

2014

2015

2016

Доходы от уплаты патентных и иных пошлин

2875,3

3166,9

2862,8

3093,6

3271,6

3686,3

Использование средств федерального бюджета Роспатентома

1929,5

2103,6

2215,6

2590,4

2221,1

2124,1

а Включены расходы центрального аппарата Роспатента и субсидии ФГБУ «ФИПС».

Источник: данные Роспатента, 2017 г.

3. Целесообразно стимулировать конкуренцию в процессе оказания государственных услуг. Сейчас монопольным правом подготовки решений о предоставлении Роспатентом правовой охраны обладает его подведомственное учреждение ФГБУ ФИПС. Включение в процесс подготовки решений других аккредитованных при ведомстве организаций позволит привлекать новые компетенции, что увеличит производительность труда при подготовке решений Роспатента.

Одновременно следует усилить работу на международном направлении по защите интересов отечественных правообладателей. Действующая программа поддержки правовой охраны за рубежом, которую реализует ОАО «Российский экспортный центр», содействовала росту на 20% в 2017 г. подачи международных заявок (по процедуре Patent cooperation treaty, PCT) на патенты на изобретения Но наряду с этой программой более важной будет защита интересов отечественных правообладателей на зарубежных рынках. Для этого предстоит обеспечить межведомственную координацию действий по анализу соответствующих потребностей, в том числе с использованием возможностей обработки больших данных.

Учитывая цели и задачи Национальной технологической инициативы, поддержка участия российских компаний в консорциумах, формирующих международные отраслевые технологические стандарты, и продвижение их разработок через включение в соответствующие стандарты результатов интеллектуальной деятельности, обладающих правовой охраной, также представляются важными мерами поддержки отечественных производителей. Следует выделить и развитие интеграции в рамках Евразийского экономического союза, включая создание возможности получать товарные знаки и наименование мест происхождения товаров Евразийского экономического союза и создание единой системы правовой охраны промышленных образцов. По мере развития интеграционных процессов на пространстве Евразийского экономического союза и повышения уровня активно используемых интеллектуальных прав Россия должна занять проактивную позицию в продвижении новых международных инициатив и стандартов взаимодействия в сфере интеллектуальной собственности, основанных на новых, апробированных национальных практиках.


Россию ожидает экспоненциальный рост технологий, а значит, и трансформация существующих форм и способов охраны результатов интеллектуальной деятельности и защиты нематериальных активов. Масштабные изменения будут характеризоваться стремительным сокращением периода от появления инноваций до их внедрения, что диктует необходимость менять процедуры правовой охраны промышленной собственности, снижать длительность экспертизы и регистрации действий от нескольких месяцев до дней и часов.

Новые возможности, возникающие в результате развития цифровой экономики в существующих условиях регулирования сферы интеллектуальной собственности, во многом определяемых международными договорами, могут нанести отечественным авторам, в первую очередь в технологической сфере, больше вреда, чем пользы. Развитие глобальных трендов содержит риски утратить международные позиции отечественной промышленности, входящей в «цифровое производство» и «цифровизацию» использования интеллектуальной собственности без накопленного интеллектуального капитала и возможностей его накопления. Причина такого положения — в «разомкнутости» национальной инновационной системы, характеризующейся внедрением перспективных разработок зарубежными компаниями за пределами страны без должного вознаграждения разработчикам (РВК, 2016). При нежелательном развитии ситуации будет нарастать разрыв между возможностями отечественного научно-технического сектора и потребностями отечественного предпринимательского сектора. Итогом станет невозможность системной капитализации интеллектуального потенциала страны.

Для минимизации этого риска необходима последовательная и интенсивная работа по формированию интереса к правовой охране результатов интеллектуальной деятельности и использованию интеллектуальной собственности отечественными разработчиками. Российский научно-технологический потенциал намного превосходит текущий уровень правовой охраны и коммерциализации результатов интеллектуальной деятельности. Реализация предложенных в статье мер позволит уже в среднесрочной перспективе изменить ситуацию и существенно повысить эффективность национальной инновационной системы24.


1 Под ключевыми понимаются технические (научно-технические) решения, играющие принципиально важную роль в достижении нового качества (улучшении качества) продукции, более высокого уровня конкурентоспособности, улучшении ее технических характеристик и/или снижении затрат на ее производство, решении (научно-технической) проблемы, в том числе возникшей в ходе выполнения работ, достижении иного значимого для целей исследования (разработки) результата.

2 По данным Всемирной организации по интеллектуальной собственности (февраль 2017 г.), https: www3.wipo.int ipstats

4 В анализе не выделяются из отечественных правообладателей российские «дочки» зарубежных компаний и не рассматривается ситуация в отраслевом разрезе, что делает картину еще более сложной.

3 Источник: база данных ФГБУ ФИПС, 2017 г.

5 «О введении в действие части четвертой Гражданского кодекса Российской Федерации» № 231-ФЗ от 18 декабря 2006 г.

6 Поручение Президента Российской Федерации от 24 октября 2012 г. № ПР-3028. Для справки: закон Бэя—Доуэла в США, аналогично стимулировавший коммерциализацию исследований вузов, принят в 1980 г.

7 Утвержден Правительственной комиссией по использованию информационных технологий для улучшения качества жизни и условий ведения предпринимательской деятельности (протокол от 18 декабря 2017 г. № 2).

8 Важным шагом в создании таких платформ должно стать принятие нормативных актов, обеспечивающих возможность автоматического взаимодействия государственных (например, государственный реестр изобретений или реестр баз данных) реестров прав в сфере интеллектуальной собственности с негосударственными автоматизированными системами по управлению интеллектуальными правами, в том числе и для изменения государственных реестров прав.

9 https://www.vedomosti.ru/ management/blogs/ 2017/06/01/692470-priobresti-patent

10 В Китае ежегодно проходят обучение в сфере ИС порядка 30 тыс. человек, из которых половина — госслужащие, в Ю. Корее — также порядка 30 тыс. (Тонгё, 2016).

11 Annual Report 2016, German Patent and Trade Mark Office, April 2017. https://www. dpma.de/docs/english/jahresberichte/annualreport2016.pdf

12 https://rupto.ru/ru/news/ 05-09-2017-pressa-o-rospatente-fundament -innovacionnoy-ekonomiki-statya- rukovoditelya-rospatenta- dlya-zhurnala-vostochnogo-ekonomicheskogo -foruma

13 http://economy.gov.ru/minec/about/structure/depMB/20160429

14 http://sne-ip.co.il/

15 http://www.baypat.de/

16 Постановление Правительства РФ № 512 «Об утверждении Правил выплаты возна

17 граждения за служебные изобретения, служебные полезные модели, служебные промышленные образцы» от 4 июня 2014 г.

18 Используется во многих странах, например в США, Великобритании и Японии.

19 Как показывает практика США, наиболее востребован такой институт вузами, у которых доля подачи предварительных заявок достигает 80 — 90% (Chi-Tung Chen, Dar-Zen Chen, 2015).

20 Возможно, что в таком развитом регулировании института служебных изобретений кроется один из секретов немецкого экономического чуда и возникновения феномена «миттель-штадт» (https://ria.ru/20121123/911948230.html) и «скрытых чемпионов».

21 Постановление Правительства РФ от 22 марта 2012 г. № 233 «Об утверждении Правил осуществления государственными заказчиками управления правами Российской Федерации на результаты интеллектуальной деятельности гражданского, военного, специального и двойного назначения»; Постановление Правительства РФ от 22 апреля 2009 г. № 342 «О некоторых вопросах регулирования закрепления прав на результаты научно-технической деятельности».

22 Для соблюдения интересов государства такое закрепление должно сопровождаться определенными обременениями, сформированными на уровне подзаконных актов правительства и ведомств.

23 По мере развития использования интеллектуальной собственности целесообразно создать единую профессиональную организацию — Федеральную палату патентных поверенных с обязательным членством. Палата будет контролировать качество работы участников профессиональной корпорации и вырабатывать стандарты их деятельности. Понадобится внести изменения в Федеральный закон от 30 декабря 2008 г. № 316-ФЗ «О патентных поверенных».

24 Решение о проведении информатизации Роспатента принято Правительством Российской Федерации в 2017 г., реализация программы информатизации рассчитана на период до 2021 г.

25 Показателен пример Китая, прошедшего необходимый теперь уже России в сфере интеллектуальной собственности путь за 15 лет и стремительно набирающего обороты в этой сфере. В России достичь сопоставимых результатов в сфере интеллектуальной собственности, конечно с учетом масштабов научно-технического и предпринимательского секторов, можно намного быстрее.


Список литературы / References

Бергманн В. (сост.) (2017). Германские законы в области права интеллектуальной собственности. М.: Инфотропик Медиа. [Bergmann W. (ed.) (2017). German intellectual property legislation. Moscow: Infotropic Media. (In Russian).]

Корчагин А.Д. (1993). Промышленная собственность в Российской Федерации (историко-правовой комментарий). В 3-х ч. Ч. 1. СПб.: СЗПИ. [Korchagin A.D. (1993). Industrial property in the Russian Federation (historical and legal commentary). In 3 parts. Part 1. St. Petersburg: SZPI. (In Russian).]

НИУ ВШЭ (2015). Программы инновационного развития компаний с государственным участием: промежуточные итоги и приоритеты. М.: НИУ ВШЭ. [NRU HSE (2015). Programs of innovative development of companies with state participation: Interim results and priorities. Moscow: HSE. (In Russian).]

НИУ ВШЭ (2017). Индикаторы инновационной деятельности: 2017: Стат. сб. М.: НИУ ВШЭ. [NRU HSE (2017). Indicators of innovation activity: 2017: Statistical collection. Moscow: HSE. (In Russian).]

Кудрин А., Гурвич E. (2014). Новая модель роста для российской экономики // Вопросы экономики. № 12. С. 4 — 36 [Kudrin A., Gurwich Е. (2014). A new growth model for the Russian economy. Voprosy Ekonomiki, No. 12, pp. 4 — 36. (In Russian).] https://doi.org/10.32609/0042-8736-2014-12-4-36

Першуков В. А., Медовников Д. С. (2012). «Росатом» делится знаниями. М.: ВШЭ, «Росатом». [Pershukov V. A., Medovnikov D. S. (2012). “Rosatom” shares knowledge. Moscow: HSE, Rosatom. (In Russian).]

PBK (2015). Национальный доклад об инновациях в России: 2015. М.: Российская венчурная компания. [RVIC (2015). National report on innovations in Russia: 2015. Moscow: Russian Venture Company. (In Russian).]

PBK (2016). Национальный доклад об инновациях в России: 2016. М.: Российская венчурная компания. [RVIC (2016). National report on innovations in Russia: 2016. Moscow: Russian Venture Company. (In Russian).]

Симон Г. (2014). Скрытые чемпионы 21 века. Стратегии успеха неизвестных лидеров мирового рынка. М.: КноРус. [Simon Н. (2014). Hidden champions of the 21st century: Success strategies of unknown world market leaders. Moscow: ICnoRus. (In Russian).].

Сенченя Г. (2017). Государственная политика повышения эффективности использования интеллектуальной собственности в энергетическом секторе // Интеллектуальная собственность. Промышленная собственность. № 12. С. 5 — 12. [Senchenia G. (2017). State policy of increasing the efficiency of intellectual property use in the energy sector. Intellectual property. Industrial property, No. 12, pp. 5—12. (In Russian).]

Сенченя Г., Романова H. (2018). Правовое регулирование трансфера технологий: опыт Германии // Патенты и лицензии. Интеллектуальные права. № 3. С. 58 — 69. [Senchenia G., Romanova N. (2018). Legal regulation of technology transfer: German experience. Patents and Licenses. Intellectual Rights, No. 3, pp. 58 — 69. (In Russian).]

Тонгё Ч. (2016). Экономическое развитие и интеллектуальная собственность, опыт Кореи. Презентация на международной научно-практической конференции Роспатента, Москва, 20 октября. [Donggyou С. (2016). Economic development and intellectual property, Korean experience. Paper pesentation at the International Scientific Conference of Rospatent, Moscow, October 20. (In Russian).]

Яковец Ю. В. (2013). Закономерности, парадоксы и перспективы мирового, евразийского и российского рынков интеллектуальной собственности // Тенденции и перспективы развития мирового, евразийского и российского рынков интеллектуальной собственности. М.: МИСК-ИНЭС. [Yakovets Yu. V. (2013). Patterns, paradoxes and prospects of the global, Eurasian and Russian intellectual property markets. In: Trends and prospects for the development of the global, Eurasian and Russian intellectual property markets. Moscow: MISIC-INES. (In Russian).]

Chi-Tung Chen, Dar-Zen Chen (2015). Who files provisional applications in the United States. Proceedings to Conference ISSI 2015, Istanbul, Turkey, 29 June —3 July.

Guo Ban Fa (2014). Notice of the general office of state council on forwarding the “Action plan for implementing the national intellectual property strategy (2014 — 2020)” of units including SIPO. December 10.

OECD (2017). Small, medium, strong. Trends in SME performance and business conditions. Paris: OECD Publishing.

WIPO (2016). World intellectual property indicators. Geneva: World Intellectual Property Organization.