ЭКОНОМИЧЕСКАЯ СИТУАЦИЯ В СНГ


ЭКОНОМИЧЕСКАЯ СИТУАЦИЯ В СНГ

Страны СНГ обладают большим природным и экономическим потенциалом, который дает им значительные конкурентные преимущества и позволяет занять достойное место в международном разделении труда. Они располагают 16, 3% мировой территории, 5 - численности населения, 25 - запасов природных ресурсов, 10 - промышленного производства, 12 - научно-технического потенциала, 10% - ресурсообразующих товаров. Среди них пользующиеся спросом на мировом рынке: нефть и природный газ, уголь, лес, цветные и редкие металлы, калийные соли и прочие ископаемые, а также запасы пресной воды и земельные массивы, пригодные для земледелия и строительства.

Только разведанные месторождения нефти в России составляют 13% мировых, в Азербайджане - более 10, в Казахстане и Туркменистане - около 10%. В России сосредоточено около 35% мировых запасов природного газа, в Азербайджане, Туркменистане, Казахстане и Узбекистане - почти 20%. По суммарной добыче каменного и бурого угля Россия, Украина и Казахстан занимают второе место в мире. Основные запасы алмазов, бокситов, медных, никелевых, кобальтовых и оловянных руд находятся в России. Большие залежи железной руды, бокситов, медных руд расположены на Украине, в Казахстане и Грузии. В России и Белоруссии находятся крупнейшие в мире лесные массивы (1/4 лесов земного шара) и запасы калийных солей.

Еще недавно эффективность транспортно-коммуникационных систем в СНГ была в несколько раз выше, чем в Америке и Китае. В бывшем СССР по железным дорогам перевозили половину всех грузов и четверть пассажиров общемирового объема. По территории СНГ проходит самый короткий сухопутный и морской (через Ледовитый океан) путь из Европы в Юго-Восточную Азию, которая в XXI в. станет одним из наиболее важных глобальных экономических центров. По оценкам Мирового банка, доход от эксплуатации транспортно-коммуникационных систем Содружества мог бы составить 100 млрд. долл.

Другие конкурентные ресурсы стран СНГ - дешевая рабочая сила и энергоресурсы, представляющие важные потенциальные условия для подъема экономики (здесь производится 10% мировой электроэнергии - четвертое место в мире по ее выработке). Но эти возможности используются крайне нерационально, о чем свидетельствует чрезвычайно низкий уровень ВВП в странах СНГ (1, 4% мирового ВВП). Отсюда и недостаточная вовлеченность в международное разделение труда (1, 5% общемирового экспорта товаров и освоение всего лишь 1% мирового вывоза капитала). Доля товаров с высокой степенью обработки (добавленной стоимостью) весьма низка. В структуре экспорта преобладают товары сырьевой группы - нефть и нефтепродукты, газ, химическая и металлургическая продукция. Все это не благоприятствует устойчивому развитию экономики стран СНГ. Цены на сырьевые товары подвержены сильным колебаниям. Чтобы на равных участвовать в установлении "правил игры" на мировых рынках, по расчетам специалистов, странам СНГ нужно в ближайшие 5-6 лет увеличить общий товарооборот в 2 раза, а объем ВВП - не менее чем в 1, 5 раза. Для сравнения: ВВП на душу населения (по паритету покупательной способности) в конце 90-х гг. составлял в США и Японии более 25 тыс. долл., странах ЕС - 15-20, Южной Корее и Тайване - 10-12, большинстве стран Восточной Европы и странах Балтии - 7-8, тогда как в России - 6-7, Белоруссии -5, 2, а в других странах СНГ - 2-3 тыс. долл.1) Сравнительные показатели развития стран СНГ в середине 90-х гг. представлены в табл. 1. По масштабам экономики резко выделяется Россия (половина населения и более 60% суммарного национального дохода СНГ). Пять стран (Россия, Украина, Казахстан Узбекистан, Белоруссия) производят 94%, а остальные семь - всего 6% национального дохода СНГ(2).

 

Таблица 1 Сравнительные показатели развития стран СНГ в середине 90-х гг. (в % к среднему по СНГ уровню)

 

В 2000 г. в совокупном ВВП стран-членов СНГ доля России составляла 67, 5%, Украины -11, 1, Узбекистана - 6, 2, Казахстана - 5, 8, Белоруссии - 3, 9%, на другие государства приходилось менее 6%.

По производству национального дохода на душу населения, производительности труда и душевого потребления товаров и услуг на первых местах оказываются Белоруссия, Россия и Украина, а на последних - Таджикистан, Армения, Грузия и Молдова.

С точки зрения ресурсного обеспечения интеграции ситуация складывается двояко. С одной стороны, участники СНГ имеют в совокупности богатейший потенциал, правда, размещенный неравномерно и к тому же разделенный национальными и экономическими границами. С другой - этот потенциал используется крайне нерационально (соответствующие тенденции с общесоюзных времен усугубились после его раздела). Интеграция как способ совместного хозяйствования пока не позволяет переломить все эти тенденции и вовлечь природные, материально-технические, научно-исследовательские и кадровые богатства на благо отдельных народов и Содружества в целом.

Развитие экономики и внешней торговли

В 1991 г. все государства СНГ начали экономические реформы, которые характеризуются как общими (либерализация цен и внешнеэкономической деятельности, стремление к конвертируемости национальных валют, приватизация государственной собственности), так и специфическими (преодоление внешней зависимости в сырьевой, продовольственной, военной и других областях) мерами. Но либерализация цен обусловила неэффективность многих кооперационных связей, а либерализация внешнеэкономической деятельности выявила неконкурентоспособность большинства производств. Приватизация собственности породила неуправляемость и безответственность в экономической сфере.

Существенно ограничивают возможности интеграции складывающиеся в странах Содружества экономические и социальные условия: неравномерность распределения экономического потенциала, усиливающаяся недостатком топливно-энергетических ресурсов и продовольствия; военные конфликты на территориях отдельных стран Содружества; противоречия между целями национальной политики и интересами МВФ, Мирового банка; неунифицированность национальных правовых баз.

Тенденции социально-экономического развития стран Содружества характеризуют табл. 2 и 3. Объем ВВП, промышленного и сельскохозяйственного производства, уровень инвестиций упали, резко сократились транспортные потоки, реальные доходы населения уменьшились, возросла безработица и усилились инфляционные тенденции. При этом глубина спада в промышленности была больше, чем в сельском хозяйстве, что позволяет сделать вывод о деиндустриализации производства, снижении его эффективности. Это стало основным фактором падения доходов населения, соответственно потребления, зафиксированного уменьшением розничного товарооборота в СНГ.

 

Экономический рост, обозначившийся в последние годы в странах СНГ, пока не в силах преодолеть сложившиеся в них деформации воспроизводственного процесса. Можно говорить лишь о некотором ослаблении их негативных последствий для макроэкономики за прошедшее десятилетие. В среднем по странам СНГ за 1991-2000 гг. ВВП снизился на 34%, объем промышленного производства - на 40, продукция сельского хозяйства - на 28, инвестиции в основной капитал - на 67%. Почти во всех странах Содружества еще не достигнут дореформенный уровень ключевых экономических показателей. Так, ВВП России в 2000 г. составил 68% объема 1991 г., Белоруссии - 90, Казахстана - 78, Киргизии - 72, Украины - 47, Молдовы - 60, Азербайджана - 60%. В среднем по странам СНГ объем ВВП в 2000 г. был равен 66% уровня 1991 г. Все страны формировали дефицитные бюджеты, а начиная с 1998 г.- озабочены выплатами по внешнему долгу. Иностранные инвестиции так и не достигли больших объемов, промышленность оставалась на низком технологическом уровне и не смогла начать выпуск конкурентоспособной продукции. Только в последние годы темпы роста ВВП стабилизировались (табл. 4).

 

 

Одним из последствий структурной деформации производства и инвестиций стало чрезмерное развитие добывающих отраслей. Это превращает государства Содружества в ресурсные сегменты мирового рынка, лишает их экономические системы взаимозависимости и взаимодополнения и, соответственно, выступает объективным препятствием для их интеграции, поскольку для добывающих моноотраслевых стран она бессмысленна.

В России усиление сырьевой специализации промышленности и структуры отечественного экспорта привело к чрезмерной импортной зависимости внутреннего рынка, угрожающему росту государственного внешнего долга, сопровождающемуся неконтролируемой утечкой российского капитала за рубеж.

Большинство государств Содружества переориентировали внешнеэкономические связи на третьи страны. Так, объем торговли России со странами Содружества снизился со 138, 1 млрд. долл. в 1991 г. до 19 млрд. в 1999 г. В 2000 г. лишь у Белоруссии и Таджикистана большая часть экспортно-импортных операций приходилась на долю партнеров по Содружеству.

Стоимость взаимных товарных поставок все больше растет, а их физический объем сокращается. По ряду важных товаров (нефтепродукты, алюминий, целлюлоза, сахар, сливочное масло, легковые автомобили и др.) цены в торговле между странами СНГ превысили уровень мировых, что нередко делает более дешевой их закупку вне границ группировки. Россия, например, по отдельным товарам упускает выгоду в торговле с ближним зарубежьем.

 

Переход на мировые цены предопределил высокий уровень несбалансированности структуры промышленности, создал благоприятные условия для развития сырьевых отраслей и неблагоприятные - для перерабатывающих, в первую очередь для машиностроения, легкой и пищевой промышленности.

 

Хотя в отдельных случаях доля взаимной торговли достаточно высока, ее общий объем в рамках Содружества по-прежнему уступает объему торговли с дальним зарубежьем. Россия по-прежнему остается для большинства стран Содружества их основным партнером, что объясняется в основном зависимостью от ее поставок энергоресурсов, отдельных видов сырьевых товаров и машинотехнической продукции. Доля России во внешнеторговом обороте отдельных стран СНГ составляет от 54 до 88%. Весьма существенно ее участие и в торговом обороте с дальним зарубежьем (78% экспорта и 57% импорта).

Включение стран СНГ в мировую экономику - главное достижение их независимого хозяйствования. Общий объем экспорта из СНГ в остальной мир составил в середине 90-х гг. 80 млрд. долл. Однако общий объем внешней торговли не соответствует их экономическому потенциалу. На страны СНГ приходится лишь 4, 5% мирового оборота. Экспорт товаров и услуг в страны вне СНГ в расчете на душу населения в середине 90-х гг. составлял в среднем по Содружеству всего 277 долл. в год (в России - 443, Белоруссии - 72, Казахстане - 141, Туркменистане - 125, Украине 108, Таджикистане - 85, Узбекистане - 75, Молдове -64, Азербайджане - 44, Кыргызстане - 31, Армении - 28, Грузии - 13 долл.)(3).

В экспорте стран СНГ снизилась доля готовых товаров и услуг, а также комплектующих изделий, выросла доля необработанного сырья.Более 40% экспорта России - сырая нефть и природный газ, почти треть общего объема экспорта Белоруссии составляет сырая нефть (реэкспорт из России), 80% экспорта Азербайджана - нефть и продукты ее переработки; 52% экспорта Казахстана - каменный уголь, сырая нефть, продукты ее переработки, ферросплавы, медь и медные необработанные сплавы, никель, алюминий; 50% экспорта центрально-азиатских республик - хлопковое волокно.

Образовавшуюся в связи с падением отечественного производства нишу на потребительском рынке стран СНГ все интенсивнее заполняет импортная продукция. В 1991 г. товарное обеспечение розничного товарооборота примерно на 90% формировалось за счет продукции собственного производства, а в 2000 г. в России и на Украине, например, оно наполовину состояло из импортных товаров, по отдельным видам одежды и обуви - на 60-80%. Между тем чрезмерная зависимость внутреннего рынка от импортных поставок продовольствия и потребительских товаров создает угрозу экономической безопасности (в мировой практике предельным уровнем безопасности считается 30%-ная доля импорта во внутреннем потреблении, в том числе 25% по продовольствию).

Стабильное положение на потребительских рынках Содружества в последние годы во многом достигнуто за счет импортной продукции. Все больше проявляется тенденция зависимости от стран дальнего зарубежья не только в сфере высокотехнологичных производств, но и обычных потребительских товаров. При этом они вытесняют неконкурентоспособные товары национальных производителей. В результате целые отрасли оказались вытесненными с рынка.

Структуры импорта и экспорта стран Содружества свидетельствуют о том, что в дальнее зарубежье устойчиво поставляются невозобновляемые товары, а в ближнее поступают потребительские товары. Кроме того, нет эффективного механизма, который переориентировал бы выручку от внешнеэкономической деятельности стран СНГ в сферу реального производства. Она уходит либо в оффшоры, либо пополняет спекулятивный капитал, будоражащий финансовый рынок. Все это создает предпосылки для закрепления той модели хозяйствования, при которой преимущественное развитие получают сырьевые отрасли.

Одна из острейших проблем экономического развития стран СНГ в начале XXI в. - погашение и обслуживание внешнего долга. Суммарный объем государственного внешнего долга России в 2000 г. составил 158, 4 млрд. долл., в том числе 103, 6 - долги бывшего СССР и 54, 8 - РФ. Украина же входит в число 30 стран мира, имеющих внешний долг более 12 млрд. долл. По относительному уровню задолженности лидирует Кыргызстан, чей внешний долг составил по отношению к ВВП 104%, а к экспорту товаров и услуг - 228%. По затратам на обслуживание внешнего долга выделяется Туркменистан (5-е место в мире) -14, 5% к ВВП и 31% к экспорту.

Несбалансированность торговли и низкая платежеспособность стран-участниц СНГ привели к образованию их крупной задолженности России - свыше 8 млрд. долл. Несмотря на то, что часть долгов была переоформлена в технические кредиты, просроченная задолженность за поставки по прямым хозяйственным договорам постоянно растет и может быть отнесена к разряду безнадежных долгов. Только за энергоресурсы страны ближнего зарубежья задолжали России более 2, 5 млрд. долл., в том числе Украина - 1, 4 млрд. долл. При этом Россия продает газ странам Запада по 110 долл. за 1000 м3, а Украине - по 80, Армении - по 53 и Грузии - по 50 долл. Правительство РФ и сейчас рассматривает возможности увеличения объемов кредитования партнеров по интеграции, тогда как предоставление новых кредитов следовало бы увязать с возвращением долгов, их трансформацией в государственные долги, или, что более действенно, имущественным обеспечением долга. В счет погашения задолженности государство-должник может передавать свои объекты собственности или пакеты акций приватизированных предприятий, представляющих интерес для кредитора.

Инвестиции в переходной экономике

В мировой практике инвестиции исчисляются как разность между стоимостью произведенной продукции и размером текущего потребления (в статистике стран СНГ этот показатель называется валовым накоплением). В широком смысле слова они отражают общий объем сбережений, включая капиталовложения в производство, социальную сферу, человеческий капитал, индивидуальное жилищное строительство, ценные бумаги, банковские счета и даже сбережения "в чулке". В развитых индустриальных странах сбережения, по данным Всемирного банка, составляют в среднем 20-23% ВВП (в ФРГ - 22%, США - 16%), а средний темп его прироста в 90-х гг. - соответственно 1, 5 - 2, 5% в год. В молодых государствах накопления в среднем достигают 17%. При быстрых (в сравнении с Европой и Японией) темпах роста населения прирост ВВП там составляет 3-4% в год, а в расчете на душу населения - 1, 5-1, 8%.

Объем внутренних инвестиций, по подсчетам Всемирного банка, в России и других странах СНГ в 90-х гг. составлял 27-30% ВВП (в 1996 г. -21%). С 1997 г. ВВП СНГ увеличивается, причем весьма медленно - менее чем на 1%.

Для оплаты растущего объема импорта необходимо увеличить "дальний" экспорт продукции добывающих отраслей. Поэтому в странах Содружества, несмотря на снижение доли средств, направляемых в производственные инвестиции (с 67% в 1991 г. до 59% в 2000 г.), возросла доля капитальных вложений в топливную промышленность и энергетику: в Азербайджане -с 73 до 84%, в России -с 40 до 57, на Украине - с 31 до 46%. Увеличилась также доля инвестиций, направляемых в металлургию, но повсеместно снизилась доля вложений в машиностроение и легкую промышленность.

Опасно, что данные тенденции имеют нарастающий характер. Чем интенсивнее добывающие отрасли стран СНГ "врастают" в систему мирохозяйственных связей, тем глубже спад производства в их обрабатывающих отраслях. Это в свою очередь неизбежно подталкивает государства Содружества к еще более энергичным усилиям по развитию торговли с дальним зарубежьем, в основе которой - ускоренное развитие добывающих отраслей и их ориентация на мировой рынок, что, разумеется, препятствует интеграции в СНГ, превращая его участников в ресурсные придатки мирового рынка.

Россия в 1994-2000 гг. инвестировала в экономику стран ближнего зарубежья немалую сумму - 1, 5 млрд. долл. Однако факт ее "инвестиционного присутствия" в большинстве стран нередко рассматривают как угрозу суверенитету и усиление зависимости от России. Нуждаясь в разносторонней помощи, вместе с тем настороженно воспринимают проекты надгосударственного характера, тщательно ограждают свою самостоятельность, особенно когда речь идет о выходе на мировые рынки, получении зарубежной помощи и привлечении иностранных инвестиций.

Структура и географическая направленность внешнеторгового оборота отражают стремление отдельных стран Содружества удержать традиционные и проникнуть на новые, более привлекательные по условиям торговли сырьевые рынки "третьих стран", сохранить конкурентную способность экспортоориентированных отраслей и производства, а также поддержать и расширить ассортимент потребительских товаров.

Ограниченность финансовых ресурсов не позволяет переломить ситуацию в целом: для изменения структуры экономики на 1% требуются финансовые ресурсы, эквивалентные 2-3% ВВП. С одной стороны, финансовые ограничения способствуют относительной устойчивости структуры спроса и оправдывают усилия по сохранению прежней специализации и кооперирования в рамках СНГ. С другой - неопределенность экономической политики подталкивает ряд стран Содружества к поиску ресурсов (в том числе и внешних) для проведения структурных преобразований в целях обеспечения экономической безопасности.

Финансовый кризис 1998 г. негативно отразился на банковской системе стран Содружества и привел к уходу многих иностранных инвесторов с их рынков. Однако в настоящее время наблюдается некоторая стабилизация в сфере инвестирования реального сектора экономики, о чем свидетельствует динамика инвестиций в основной капитал. В 1999 г. по сравнению с 1998 г. объем инвестиций в основной капитал в среднем по странам Содружества увеличился на 5%, что достигнуто благодаря четырем участникам интеграции: Казахстану (8%), России, Узбекистану и Украине (по 1-3%). В Армении объем инвестиций сохранился на уровне 1998 г., тогда как в Грузии сократился на 57%, в Молдове - на 25, Киргизии, Азербайджане и Белоруссии - на 2-5%. В 2000 г. по сравнению с 1 999 г. объем инвестиций в основной капитал в среднем по Содружеству возрос на 15%, правда, по сравнению с 1991 г. он составил лишь 33%. В Белоруссии, Казахстане и Туркменистане капитальные вложения на душу населения в 1999 г. превысили уровень 200 долл., в России они составили 187, Узбекистане - 177, Азербайджане -141, Украине - 86 долл. В третью группу вошли Армения - 39 долл., Грузия - 34, Кыргызстан - 36, Молдова - 41, Таджикистан -16 долл.(4)

Сложность переходной экономики заключается в том, что одновременно приходится решать задачи системных и структурных преобразований, а также антикризисной макроэкономической стабилизации. Системные преобразования неизбежно сопровождаются трансформационным спадом производства и инвестиций. Собственных источников финансирования для преодоления рецессии, и тем более для назревших структурных изменений, все еще недостаточно. Новые формы хозяйствования нуждаются в финансовой поддержке, для чего не хватает внутренних ресурсов. При этом для успешного развития экономики важны прямые иностранные инвестиции. Они способствуют структурным реформам базовых отраслей экономики, росту научно-технического потенциала и коммуникационных связей. С 1989 по 1998 гг. в экономику России вложено в этой форме 510 млн. долл., Казахстана - 2761 млн., Украины - 1167 млн., Узбекистана-342 млн., Молдовы - 150 млн., Киргизии - 132 млн., Белоруссии - 110 млн. Грузии - 534 млн., Армении - 47 млн. долл.(5) Показатели весьма скромные. К тому же предпочтение отдается сырьевым отраслям. Так, в Туркменистане и Азербайджане преобладающая часть инвестиций направляется на развитие нефтегазового сектора и обслуживающие его отрасли, горно-добывающую и обрабатывающую промышленность, в Узбекистане, помимо топливно-энергетического комплекса, - в машиностроение и автомобилестроение, в золотодобывающую отрасль.

Во всех странах Содружества снижается доля валового накопления, что явилось результатом уменьшения удельного веса инвестиций в основной капитал в общем объеме ВВП (при некотором росте в нем доли изменяющихся запасов материальных оборотных средств). В 2000 г. в среднем по СНГ удельный вес инвестиций в основной капитал оценивался (в текущих ценах) примерно в 22%, что меньше, чем в 1994 г. Без накопления любая страна неотвратимо "проедает" накопления, распродает свою собственность, что предопределяет утрату государственного суверенитета.

Финансовые ресурсы практически всех государств-участников СНГ все еще не в полном объеме выполняют важнейшую функцию денег - средства платежа (расчетов по товарным и нетоварным операциям). Они недостаточно обеспечивают нужды взаимной торговли стран Содружества. Прямая взаимная конвертируемость национальных валют хотя и осуществляется, тем не менее объемы ее пока не велики. На 300 валютных биржах в странах СНГ среднедневной оборот составляет всего 0, 3 млрд. долл. (в мире - 2 трлн. долл.) Так, на Московской межбанковской валютной бирже ежедневно объем торгов за рубли составляет 100-200 млн. долл., объем конвертации украинской гривны в месяц не превышает нескольких сотен тысяч долларов, казахстанских тенге - нескольких десятков тысяч долларов. Для решения интеграционных задач, в том числе для создания зон свободной торговли, крайне важно быстрейшее формирование единого биржевого пространства, налаживание механизма текущих котировок мягких валют.

Следует озаботиться партнерам и увеличением доли национальных валют в обслуживании взаимного товарооборота, что предполагает соответствующую организацию расчетов в рамках эффективной платежной системы. При этом важно не потерять перспективу, которая связана с движением к взаимоконвертируемости валют государств Содружества, применению обменного курса валют, формируемого в соответствии со спросом и предложением. Необходимо как можно быстрее договориться о взаимном присутствии валют в резервах национальных банков государств-участников СНГ. Иначе национальные "мягкие" валюты не смогут обслуживать взаимный товарооборот больше, чем на сегодняшние 15%.

Макроэкономические итоги

За минувшее десятилетие в национальных экономиках стран СНГ изменились системы внутренних условий хозяйствования, ныне основывающиеся на преимущественно либеральных рыночных отношениях. Существенно увеличилась мера открытости экономики. Доля товарооборота со странами остального мира во всем товарообороте стран Содружества возросла с 31% в 1990 г. до 72% в 2000 г., т.е. более чем вдвое.

Вместе с тем экономические реформы, оказавшиеся весьма сложными, сопровождались системным кризисом, глубоким спадом производства и снижением уровня жизни населения. Многосторонняя интеграция сдерживается не только несовпадением текущих и перспективных интересов различных государств Содружества, но и различиями в подходе к экономическому союзу. Декларируя приверженность интеграции, почти все страны-участницы СНГ тем не менее в первую очередь решают не взаимосвязанные, а собственные проблемы. Особенно остро это проявляется в вопросах задолженности, цен, тарифов, квот на поставки продукции, что усиливает асимметрию интересов партнеров, так до сих пор и не поднявших ответственности за выполнение своих обязательств, реальных схем возврата или возмещения долгов. Такова цена попытки регулировать новые экономические отношения старыми методами.

Реформирование национальных экономик осуществляется механически, вне конкретно-исторических условий. Дело в том, что расчет на автоматическое внедрение рыночных отношений повсеместно оказался грубой ошибкой. Без организационных усилий, инвестиций и созидательного труда полноценный рынок сформироваться не может. А без него не может быть и речи о серьезных экономических отношениях между странами СНГ. Ведь подлинное интегрирование достигается лишь между странами свободного предпринимательства на основе сращивания или прямого взаимодействия предприятий, частных банков, торговых фирм и других субъектов микроэкономики, постепенно трансформирующихся в межгосударственное пространство.

Все участники СНГ в той или иной мере зависят друг от друга, и эту зависимость можно обернуть во благо, если с пониманием и уважением относиться к самостоятельной политике каждой из них, даже к стремлению переориентировать внешнеэкономические связи на дальнее зарубежье. Тем не менее лучшими союзниками новых государств являются прежде всего сами страны СНГ, связанные не только множеством общих проблем переходного периода, но и общими основами для их разрешения.

Интеграция является единственным способом избежать вытеснения товаров стран СНГ с их внутреннего рынка. Поэтому следует ожидать противоборства западных производителей, которые умело внедряются в технологические цепочки разрушающихся экономических связей между бывшими республиками. В этом же направлении начинают действовать уже сложившиеся в ряде новых независимых государств международные торгово-финансовые группировки. Их доходы во многом связаны с использованием сложностей при прохождении платежей и товарных потоков между бывшими республиками. Объективно они не обусловлены, не устойчивы, чисто спекулятивны и преходящи.

Например, ряд иностранных фирм покупает украинский глинозем и везет его в Таджикистан, покупает российский уголь для Украины, казахстанскую хромовую руду для российских металлургов и т.п. Не секрет, что Россия вдруг стала экспортером хлопка, хотя хлопок, продаваемый Узбекистаном для бедствующих текстильных фабрик Иванова, реализовывался без права реэкспорта. Так, из России в 1999 г. было вывезено 200 тыс. т хлопка на сумму 300 млн. долл.(6) И это при острейшем кризисе текстильной промышленности Ивановской области. В то же время Россия вынуждена покупать хлопок в "третьих" странах, причем нередко именно узбекский. Еще плачевнее обстоит дело с энергоносителями.Так, Украина, жалуясь на уменьшение поставок российской нефти и газа, реэкспортирует их в западные страны по более высоким ценам. Эстония, не имеющая собственных запасов руд цветных металлов, вдруг вошла в число крупнейших мировых экспортеров этого ценного сырья.

Различные ставки таможенных пошлин и акцизов на импорт алкоголя, автомобилей, электроники и т.д. при отсутствии должного государственного контроля делают доходными крупные контрабандные операции, когда, например, алкоголь, поступающий транзитом через Россию в ближнее зарубежье, оседает в российских коммерческих структурах, а документы с необходимыми отметками идут по указанным адресам. Этому способствует формальность таможенных границ, что ведет к открытому проникновению неучтенных товаров и независимому движению сопровождающих их реквизитов по территории СНГ. Даже несмотря на тесный двусторонний российско-белорусский альянс и договоренность об объединении таможенных служб, Белоруссия сохраняет особый статус в торговле с ЕС, что на деле означает контрабандный ввоз в Россию не облагаемых таможенными пошлинами европейских товаров.

На разорванных межреспубликанских связях "греет руки" политическая и мафиозная элита самих независимых государств. Происходит сращивание теневого бизнеса с представителями власти всех уровней. В угоду мафиозным структурам приносятся огромные жертвы, подчас судьбы целых отраслей производства и территорий государств СНГ. Почти всем странам СНГ сегодня угрожает закрепление примитивной структуры экономики с застойным типом хозяйства и сращивание государства с паразитирующим на национальных ресурсах полукриминальным частным бизнесом. Нельзя не отметить и такую негативную сторону непродуманной интеграции, как попытку посредством Таможенного союза создать обширную заповедную зону, защищенную единым торговым барьером от внешних конкурентов, которая в долгосрочном плане станет отстойником низкокачественной продукции стран СНГ. Без подсчета потерь, создания компенсационных механизмов их возмещения и жестких санкций, без усиления государственного регулирования в сфере экономики, без контрольных исполнительных функций межгосударственных органов управления реализовать многие соглашения по СНГ вряд ли удастся.

Вместе с тем для межэкономических отношений СНГ ущербна переориентация на новые рынки, увеличившая вероятность вступления ныне суверенных государств в иные политические и военные союзы. Такое "стратегическое" маневрирование отражает тот факт, что бывшие республики, провозгласившие политический суверенитет и начавшие национально-государственное строительство, практически не стали экономически независимыми. Их хозяйственные структуры фактически остаются взаимосвязанными и взаимодополняемыми едиными технологическими нитями. Ведь основные фонды надо постоянно обновлять, ремонтировать, обслуживать. До конца разорвать даже сложившиеся связи - значит погубить собственную индустрию.

Такая взаимообусловленность, хотя и является объективно основой экономической консолидации, но недостаточна для налаживания интеграционного взаимодействия в новых условиях. Однако в межреспубликанских связях немало таких черт, которые не поддаются реанимации, и их нерентабельно воспроизводить. Это прежде всего неэффективные производства, продукция которых при расчетах в мировых ценах характеризовалась отрицательной добавленной стоимостью. Нерациональность многих былых хозяйственных связей маскировалась символическим уровнем цен на сырье и материалы. В 30 раз ниже мировых цен был уровень цен на природный газ, в 10-на нефть, бензин, дизельное топливо, в 6 раз - на металл и древесину. Совершенно ясно, что для новых суверенных государств, ставших полноправными хозяевами этих богатств, сохранение подобных связей невозможно.

Новые государства принимают экстренные меры по структурной перестройке экономики и повышению самообеспеченности. Так, Узбекистан самостоятельно перерабатывает в готовую продукцию более 20% хлопка, создает текстильные холдинги, обеспечивает себя нефтепродуктами и зерном, наладил выпуск автомобилей "Мерседес" и ДЭУ с поставкой на российский и мировой рынок.

Но почти во всех странах Содружества за время реформ не удалось полностью осуществить экономические преобразования, не созданы конкурентная среда и эффективный механизм инвестиционной деятельности, практически не стимулируется малое и среднее предпринимательство. В ходе приватизации не сложился институт "эффективных собственников". Продолжается утечка отечественных капиталов за пределы СНГ. Состояние национальных валют отличается неустойчивостью, склонностью к опасным колебаниям курсов, ускоряющих инфляцию. Основным методом ее подавления остается все еще практика ограничения платежеспособного спроса. Не удалось полностью добиться стабилизации бюджетов. В налоговой политике преобладает фискальная направленность. Не сложилась эффективная система государственной поддержки и защиты национальных производителей на внутреннем и внешнем рынках. Не преодолен кризис неплатежей. Экономические нововведения затормозились, политика реформ приобрела циклический характер - ее эпицентр вновь сместился в сферу финансовой стабилизации.

Как уже отмечалось, под влиянием мирового рынка экспорт государств Содружества в основном базируется на продукции ресурсопроизводящих отраслей - топливно-энергетических и минерально-сырьевых. Она обменивается на продукцию ресурсообрабатывающих отраслей - пищевой, легкой и химической промышленности, машиностроения, поскольку своя продукция здесь неконкурентоспособна.

В результате в отраслях первой группы замедляется спад производства и начинается постепенный их рост, а во второй - рецессия усугубляется из-за дальнейшего снижения ресурсного обеспечения и резкого сужения спроса. Такая ситуация имеет самоподдерживающий характер. Чем интенсивнее ресурсопроизводящие отрасли государств СНГ станут "врастать" в систему мирохозяйственных связей, тем глубже будет обвал производства в их ресурсообрабатывающих отраслях, социально-экономический кризис в целом.

Под воздействием этих процессов в экономике СНГ происходят дезинвестирование и дезиндустриализация производства, снижается уровень специализации и кооперирования в промышленности, усиливается натурализация сельского хозяйства. В результате такой структурной перестройки тормозится экономический рост в странах Содружества.

(1) См.: Содружество Независимых Государств в 1999 г. Стат. ежегодник Статкомитет СНГ. - М.: 2000. С. 89.

(2) Строев Е.С. Бляхман Л.С., Кротов М.И. Экономика Содружества Независимых Государств накануне третьего тысячелетия. - Спб.: Наука. 1998. С. 31.

(3) См.: Строев Е.С., Бляхман Л.С. Кротов М.И. Экономика Содружества Независимых Государств накануне третьего тысячелетия. - СПб.: Наука. 1998. С. 31.

(4) См.: Экономика СНГ: 10 лет реформирования и интеграционного развития // Исполком СНГ. - М.: Финстатинформ. 2001. С. 150.

(5) См.: Козик Л.П., Кохно П.А. СНГ: реалии и перспективы. - М.: Юридический мир.

(6) Данные таможенной статистики Государственного таможенного комитета РФ.

Комментарии (0)add comment

Написать комментарий
меньше | больше

busy