РОССИЯ: ВОСХОДЯЩИЕ И НИСХОДЯЩИЕ ТРАНСФОРМАЦИИ


РОССИЯ: ВОСХОДЯЩИЕ И НИСХОДЯЩИЕ ТРАНСФОРМАЦИИ

Термин "новая Россия" ввел в оборот Н.М. Карамзин в "Записке о древней и новой России". И он нашел для этого понятия весомые критерии из исторического анализа эволюционного, но полного борьбы за выживание, развития российского люда.

Принципиально новая Россия явилась миру в результате победы Великой Октябрьской революции и собирания вокруг себя государств, образовавших СССР. Это была эпоха XX в. После Великой Отечественной войны СССР и ряд стран ближнего зарубежья создали экономический союз (СЭВ). В настоящее время новая Россия получила свой современный статус в результате разрушения СССР и образования на его основе Союза Независимых Государств (СНГ).

Началась новая история России, как ни парадоксально, на пути возвращения к капитализму. Десятилетие на этом пути можно назвать перепутьем, хотя этот путь называли по-разному - от "коренных" и "революционных" реформ до "переходного периода" к рынку, капитализму. Этот переход сам по себе, в политических и социально-экономических трансформациях общества, содержит много несопоставимого со всеми предшествующими трансформациями, исторически развивавшимися по возрастающей линии - от низшей фазы к высшей. Здесь же, можно сказать впервые в тысячелетней истории России, развитие общества пошло по нисходящей линии к уже пройденному этапу первоначального накопления капитала, дополняемого активным завоеванием позиций в России зарубежным капитализмом.

Исторические зигзаги движения наоборот - к пройденному этапу имели место на разных этапах развития многих стран, в том числе в Европе (Англия, Германия, Франция), но то были кратковременные периоды, не затрагивавшие институты и отношения частной собственности, а следовательно, не формировавшие новый образ мышления человека и общества. Но даже относительно небольшой период жизнедеятельности общества при изменении форм собственности и экономических отношений существенно влияет на общественное сознание. Пример с ГДР показывает: Берлинской стены давно уже нет, но необходимая общность, пожалуй, еще в перспективе. И ясно, почему. В социалистическом обществе новые формы собственности и экономические отношения несли в себе системообразующую функцию. В этом и состоит острота трансформации общества наоборот - от социализма к капитализму. От общества, при всех его противоречиях и деформациях базовых идей, породившего в нашей стране образ мышления, отображавший содержание товарищества, коллективности, общности интересов людей, оптимизма, взаимовыручки, к обществу, возвратившему разобщенность, недоверие, замкнутость, скептицизм и тревогу за будущее(1).

С учетом этого вряд ли можно согласиться с высказываемыми оценками: за десять лет в стране произошла настоящая экономическая революция. Реальная динамика социально-экономических показателей за последнее десятилетие XX в. не подтверждает подобных выводов и не оставляет надежд даже на эволюцию сложившегося образа мышления (менталитета) россиян в пользу изменения общественной системы. В первые годы реформ до 60% населения (по данным опросов) не видела в них позитивных социальных перспектив. В настоящее время эта часть населения России составляет около 45%. Этому содействует антисоциальная динамика дифференциации населения по уровню доходов, коэффициент которой (в разах) вырос с 8, 0 в 1992 г. до 13, 9 в 1999 г. При этом численность населения с денежными доходами ниже прожиточного минимума снизилась незначительно (с 33, 5 до 29, 9% общей численности населения), а доля оплаты труда в общих денежных доходах снизилась с 69, 9 до 36, 0%.

Антисоциальные факторы откликнулись и тем, что естественный прирост населения 2, 2 в расчете на 1000 человек населения в 1990 г. к 1996 г. сменился отрицательным показателем -5, 4 (а в 1960 г. - он был на уровне 15, 8). Резко возросла смертность от убийств (в 1995 г. по сравнению с 1990 г. - более чем в 2 раза - 45, 1 тыс. человек и самоубийств - 60, 9 тыс.).

Некоторые исследователи склонны видеть в этом процессе явления геноцида. На наш взгляд, это результат непродуманности реформ, осуществляемых без учета сложившегося образа жизни и мышления советского человека, его приспособленности к реальной государственно-общественной защищенности (работа, жилье, охрана здоровья, учеба, отдых и др.). Даже элементы уравнительности воспринимаются населением лучше, чем нарастание дифференциации по доходам.

Речь идет не о плюсах и минусах капиталистических и социалистических отношений и их качественных социальных характеристиках (это тема особая), а о том, что современный кризис общечеловеческих, социально-экономических, общественных и государственных отношений берет свое начало именно с деформации менталитета человека. Тенденции глобализации, нарастания диктата транснациональных корпораций, однополярного мира, господства информационных и фондово-банковских элит усиливают эту деформацию и поднимают ее результаты на уровень внутренних социально-экономических процессов и международных, межгосударственных отношений, затрагивая и проблемы мировой безопасности.

На IV Международной Кондратьевской конференции, прошедшей в Москве 15-16 мая 2001 г. (тема: Год диалога между цивилизациями под эгидой ООН), обсуждались проблемы теории и сравнительного изучения цивилизаций Востока и Запада, их взаимодействия, формирования интегрального социокультурного слоя, демографии, геоэкономики и геополитики. В рекомендациях конференции предложены альтернативы на начало XXI в. при условии формирования четвертого поколения локальных цивилизаций и связанных с ними в той же мере глобальных социально-экономических, демографических, экологических, геополитических и других противоречий. Некоторая недооценка, а часто и пренебрежение к специфике локальных цивилизаций, сложившиеся у европейских государств в годы колонизации Востока и Южной Америки, сегодня проявляются в экономической экспансии, направленности капитала на выкачивание природных ресурсов без заботы о комплексном, сбалансированном развитии производства, современных технологий, рабочих мест, адекватной инфраструктуры и кадров. В этих условиях не может сформироваться социокультурный слой локальных цивилизаций для ведения международного диалога о совместимости интересов и преодолении сложившихся веками противоречий.

Пропасть между богатыми и бедными, народами и цивилизациями, разграбление природных ресурсов, целенаправленное развитие и использование современных средств массовой информации (телекоммуникации, Интернет) в интересах США и некоторых других стран, цивилизаций и их элит - это стратегическая, долговременная политика, сформировавшаяся в этих цивилизациях в интересах транснациональных корпораций. Вхождение в XXI в. с такой политикой и социально-экономической стратегией не оставляет шансов на равноправное сотрудничество и партнерство. Это можно видеть на примере взаимоотношений России (которая безусловно неотделима от европейской цивилизации) с Европой и другими развитыми странами: с какими трудностями наша страна проходит путь интеграции даже в формировании единого экономического пространства.

С чего же надо начинать диалог между цивилизациями? Очевидно, с выработки и утверждения новой мировой долговременной социально-экономической политики, институтов и механизмов ее осуществления под эгидой ООН, имея в виду снятие уже в первой половине XXI в. социальной напряженности в мире, вызванной экономическим неравноправием стран и цивилизаций, углублением пропасти между богатыми народами и бедными внутри каждой из них, и таким путем изменить тенденции нарастания агрессивных устремлений в общественных отношениях. Процессы, носящие глобальный характер, должны быть взяты под контроль общества, осуществляемый целевыми институтами ООН по этим критериям формирования условий общественного развития. Социальность и позитивный менталитет становятся базисными категориями общества XXI в.

С сознания человека, его психологии и способностей к социальному восприятию новизны - как объективно назревшей необходимости начинается любой процесс обновления жизнедеятельности общества. Деформированный, агрессивный менталитет человека ведет к разрушению общества и государства и, как минимум, к погромам, разрушению, бездумному терроризму.

Отсутствие необходимого, адекватного общественной системе мышления человека - это невосполнимая потеря человеческого энергоресурса, доля которого в ВВП значительно большая, чем доля использованного в ней суммарного природного энергоресурса. А если к этому добавить, что человеческий биоэнергетический ресурс несет в себе не только всю основу производительных сил общества, но и цель его функционирования, то станет очевидным, что образ мышления человека в наступившем веке составляет ядро новой эпохи XXI в.

Это эпоха комплексной трансформации всех факторов воспроизводства в интегральную целостность, способную воспроизводить жизнедеятельность человека, и прежде всего адекватный человеческий интеллект, - то, что в значительной мере было недоступно не только капитализму, но и социалистическим общественным отношениям в нашей стране, не использовавшей значительный объем биоэнергетического ресурса общества, а тем более в странах господства капитала. Имеется в виду большая часть трудоспособного населения планеты, производительность которой все еще является ниже средней в странах с развитой экономикой или не используется вообще. К этому надо добавить крайне низкий КПД использования минеральных и энергетических ресурсов земли, потери которых превышают 80%, не считая экологического ущерба.

Некоторые ученые, исходя из того, что в XXI в. основным фактором функционирования мировой экономики и ее обширных экономических отношений остается ограниченность ресурсов полагают, что никаких существенно новых процессов, изменений в жизни общества ожидать не следует, а следовательно, нечего и пытаться разрабатывать принципиально новые модели, экономические теории и концепции. Все как было так и есть. Иначе говоря, - пусть здравствует золотой миллиард и не скупится на подаяния остальному человечеству. Мы добавим: не рассчитывая при этом на благодарность, учитывая настроения ограбленного или забытого обществом человека, которому не создана возможность реализовать свой энергобиологический, физиологический и интеллектуальный ресурс.

Критерии возрождения совместимости целей и интересов

Определяющими факторами здесь выступают: экономическая обеспеченность оптимального уровня жизни; социальная среда; долгосрочная концептуальная перспектива качественного совершенствования условий жизнедеятельности человека и общества; адекватная сложившемуся менталитету государственность, опирающаяся на общенародное признание его правового (конституционального) статуса, и прежде всего статуса самоуправления. При этих условиях XXI в. можно будет считать эпохой эволюционного социально-институционального становления нового общественного человека с психологией и осознанием совместимости национальных, конфессиональных, социально-экономических и других интересов. Достижение такой совместимости предполагает возрождение по современным критериям триады объективной взаимозависимости: экономика - социальность - сознание человека и общества при одновременном изменении подходов к оценке природных материально-энергетических ресурсов планеты (государства) с учетом принципиально нового подхода к роли биоэнергетического и интеллектуального потенциала человека и обеспечении их взаимодействия в системе сбалансированного воспроизводства. С этих позиций безнравственно, а может быть, и преступно даже косвенно, в теории, оправдывать современное бедственное положение миллиардов населения планеты ограниченностью материальных и энергетических ресурсов, заранее считать это положением объективно неизменным и в XXI в.

Экономические и социальные процессы сталкиваются с принципиально новыми факторами, противоречивыми по своей сущности. Это прежде всего бесконтрольная глобализация экономических и финансовых отношений, очень слабо опосредованных реальными инновационно-инвестиционными и воспроизводственными отношениями с позиций таких же глобальных принципов деструктуризации и размещения производительных сил, производственного и инфраструктурного потенциала мирового сообщества. Распределение инвестиционного ресурса ведется совершенно по другим критериям и мировое сообщество отстранено от участия в этом процессе. Финансовая элита сегодня может не только регулировать финансовые потоки по своим критериям, но и провоцировать локальные и мировые финансовые и общеэкономические кризисы. То, что произошло в августе 1998 г., - это первая проба сил финансовых кругов, нацеленная на подавление активности нарастания инвестиционных потоков в ряде стран АСЕАН, Центральной Азии и некоторых других регионах. Разрушительные импульсы локального финансового кризиса рикошетом ударили по всем финансовым структурам, включая развитие страны. В России они вызвали дефолт, девальвацию рубля и увеличение объемов долговых обязательств. Но негативные импульсы, как от эпицентра крупного землетрясения, продолжают действовать и уже проявились в нарастании мирового экономического спада, наложившись на циклический перегрев воспроизводства за счет поддержания высоких темпов его капитализации в течение более чем десятилетнего периода благополучия высокоразвитых стран Планеты.

Преодоление этих противоречий и негативных тенденций, о чем говорилось на IV Международной Кондратьевской конференции, в принципе, должно способствовать устранению проявившихся деформаций общественных систем. Но для этого надо понять и устранить факторы деформаций, без чего они будут самовоспроизводиться как деформации металлоконструкций при изменении температурного режима.

Узловым фактором деформаций остается национализм, подпитываемый религиозным фанатизмом, новыми формами нацизма. Он тоже претендует на глобализм. Без вмешательства ООН и Международного права эту проблему не решить.

Но надо учитывать и то, что питательной, воспроизводственной средой нарастающего действия этого фактора является нищета миллионов людей. Решение проблемы - в выработке международной социальной политики и программ ее реализации. В то же время надо уважать и правильно использовать в общественной жизни сложившееся традиционное позитивное мышление, если даже оно не полностью вписывается в идеологию данной общественной системы. Возьмем, к примеру, коллективизм. Он может и должен стать международным явлением. Известно, что современные его формы, такие, как общественное, местное самоуправление, производственное самоуправление, широко используются в Швеции, США, в ряде других стран с высокоразвитой экономикой. Особые формы взаимоотношений работодателя и работающих выработаны в Японии. Они построены на усилении роли фактора совместимости долгосрочных интересов.

Важнейшим фактором преодоления деформаций общественных систем могут послужить финансовые потоки. Поэтому необходимо поставить международный заслон потокам финансовых ресурсов, изначально имеющих криминальную основу. К сожалению, к ним в последние годы широко подключаются не только потоки наркотиков, но и достижения новейших технологий, прежде всего электронных (компьютерных, интернетных), позволяющих элитным группам использовать высокий эффект от ноу-хау, распределяя его по своему усмотрению, используя при этом возможности мирового фондового, финансового рынка. Пора взять обществу под контроль виртуальные финансово-кредитные, оффшорные и другие операции, которые способствуют отмыванию криминальных капиталов. Подобных факторов деформации цивилизованных систем, кооперации, инвестирования реального сектора мировой экономики, которые неизбежно приводят к социальной деформации общества и подавлению (разложению) здорового образа мышления человека и всей структуры земной цивилизации, довольно много.

Мы не собираемся в данный момент их классифицировать. Однако надо отметить, что деформации общественных систем, структур, институтов, отношений проявляются не только на переходных этапах развития общества. Они действуют во все времена, но их обострение обусловлено нарастающими противоречиями переходных периодов. И менее болезненны, если в обществе сложились целостные системы.

В условиях административно-плановой системы управления факторы деформаций в политике, экономике находились под постоянным контролем прежде всего государственных институтов, включая плановую структуру. Но избежать деформаций не удалось, потому что из целостной экономической системы был выведен такой важнейший элемент, как товарность производства.

Товарность социалистического общественного производства блокировалась системой директивных цен и распределительных отношений, плановой (не рыночной) сбалансированностью экономики. Но практически в реальной жизнедеятельности человека, предприятий, организаций проходила реализация и покупка продукции (товара), существовали торговая система, колхозно-кооперативный рынок и, как результат идеологической деформации экономической системы, - развитие теневого рынка, обслуживавшего замещающие недостающие структуры целостной системы. Конечно, уже в этих условиях наряду с позитивным образом мышления формировался и антисоциальный тип человека. В результате первоначальное накопление теневого капитала проходило и в связях социалистической экономики.

В немалой степени этому содействовала теория прямого и косвенного регулирования плановой экономики. Директивные, плановые, административные методы считались прямыми формами управления и регулирования. А все, что относилось к экономическим рычагам, регуляторам, методам стимулирования, включая хозрасчет и распределение прибыли, - признавалось косвенным управлением, регулированием элементов жизнедеятельности человека и общества.

"Директивность" обеспечивалась всей системой государственных институтов и организаций, а "косвенность" не всегда имела нормативно-правовую основу и порой использовалась для прикрытия теневой экономики и коррупции.К сожалению, и сегодня, в условиях рынка, категории прямого и косвенного регулирования продолжают функционировать, но государству в деле прямого регулирования отводится все меньшее место в целостной системе управления. Не случайно коррупция и "теневая" экономика получили в условиях рыночных отношений большое распространение. О целостной системе управления здесь не может быть и речи. А если это так, то нельзя ожидать и интегрального эффекта от функционирования народного хозяйства. Это позволило в ходе реформ в России и странах СНГ принизить критерии социальности в концепции и целях их проведения. Реформы, проводимые сверху, противостояли сложившемуся сознанию масс.

Практика подтвердила восприятие населением последствий безудержной либерализации, монетаризма и ваучеризации как трех процессов ограбления и без того не очень социально благополучного человека России.

А капитализировать было что. Национальное богатство в 1985 г. составляло 3, 6 трлн. руб. основных фондов (производственные и непроизводственные). Рубль был твердым и соотношение к доллару было в пользу рубля. Домашнее имущество составляло около одной пятой национального хозяйства.

Ресурсы топливно-энергетического баланса достигли 2465, 2 млн. т. Электроэнергии производилось 1544, 2 млрд. кВт.ч. До 1989 г. шел процесс стагнации. Темпы роста ВВП колебались от 1, 5 до 2, 5% и в 1989 г. его прирост составил всего 3% к предыдущему году, а с 1990 г. пошли минусовые показатели 1990 г. - 2%; 1991 г. - 15%; 1992 г. - 18, 5%; 1993 г. - 15, 5%; 1994 г. - 12, 6%; 1995 г. -6%. В 1996 г. - ВВП на душу населения сократился (к 1985 г.) в 1, 5 раза. В том же году Россия производила электроэнергии уже только 847 млрд. кВт.ч, или 78% к 1990 г.; нефти - соответственно 293 млн. т (57%); угля - 255 млн. т (65%); газа- 575 млрд. м(3) (90%); стали - 49, 2 млн. т (55%). К 1997 г. наметилось определенная стагнационная стабилизация. По отношению к 1996 г. ВВП в 1997 г. впервые увеличился на 0, 9%. Но в эти тенденции вмешался спровоцированный финансово-фондовой элитой локальный по своей сути финансовый кризис 1997 г., который, однако, сказался на общемировых тенденциях экономического развития, о чем говорилось выше.

В России этот кризис помимо потерь привел к некоторой активизации инвестиций с учетом девальвации рубля и потери доверия к спекулятивным вложениям капитала и прогнозам нарастания спада производства в западных странах с большим инвестиционным потенциалом. В результате в 1999 г. определилась "повышательная" волна - ВВП увеличился на 3, 2%. Эта тенденция роста сохранялась в 2000 и 2001 гг.

Это и есть те реальности человека и общества, принципиально новые условия и факторы развития, которые требуют адекватных форм и институтов функционирования, с учетом современных форм и структур собственности, движения капитала (ТНК, глобализация экономических процессов). Сегодня становится объективностью жизнедеятельности людей в XXI в. создание большой перспективы, если ее не сломает очередная деформация систем, целостности. Это факторы и критерии деформации цивилизационной целостности, когда на первое место, на наш взгляд, выдвигается накопление агрессивного, разрушительного, - с одной стороны, и инертного человека, - с другой. Это то, что формирует агрессивную среду функционирования общества, куда более опасную, чем накопление в XIX и XX вв. революционного потенциала, поскольку он всегда ставил перед собой в качестве конечной цели восходящее развитие общества.

Такая деформация общественного сознания уже породила международный терроризм, международную мафию и коррупцию развивающихся, также как и финансово-экономическая, информационная системы, по критериям глобализации, внеклассовости, прикрываясь при этом религиозными и социальными постулатами. Этот процесс идет уже не одно десятилетие и проявляется в трансформации индивидуального терроризма - в точечный, локальный, региональный, государственный. Сегодня он заявил себя как международный такого уровня, который потребовал адекватной международной реакции, способной привести к третьей мировой войне.

В противовес этим деформациям надо обеспечить полное, эффективное использование биоэнергетического ресурса человека в масштабе всей планеты, включая и его интеллект, творческий потенциал. Обеспечение их воспроизводства на уровне современных возможностей и потребностей земной цивилизации позволяет за счет реализации имеющихся накоплений знаний, информации, производственного потенциала плавно и планомерно решить проблему энергетических и других ресурсов на далекую перспективу, в пределах которой человечество будет способно решить задачи создания систем технологической ядерной энергетики, неограниченного воспроизводства биоресурсов, использования солнечной энергии, включая большие возможности активизации фотосинтеза и по многим другим направлениям развития современной науки. Это снимает из социально-экономических критериев жизнедеятельности человека критерий ограниченности ресурсов и на его место выдвигает критерий системности, совместимости менталитета человека, дополненного критерием защиты природы и ее

структурного биолого-энергетического элемента - человека, с его способностью использовать ресурсы природы с принципиально более высоким КПД.

В политике и стратегии воспроизводства на первое место важно поставить воспроизводство здорового высокообразованного, высококультурного, коллективистского человека, способного постоянно наращивать свою производительную силу и обеспечивать поддержание и развитие сбалансированного по всем элементам и критериям социально-экономической эффективности производственного потенциала общества.

Путь к многополярному миру проложен противоречиями, деформациями монополярных амбиций, социально-экономическими реалиями богатых и бедных стран, континентов и регионов, уже приведших к необходимости консолидации всего мирового сообщества в борьбе с экстремизмом различного толка, его проявлениями и глобализацией терроризма, поставившего мир перед опасностью третьей мировой войны, когда разрушительно могут быть использованы новейшие достижения мировой науки, прогрессивные технологии, имеющие в реальной жизни совершенно другую направленность: создание материально-технологической базы формирования геополитической модели движения мирового сообщества к единству и сотрудничеству; обеспечение всеобщего благополучия, достижение интеграции сложившихся локальных цивилизаций.

(1) См.: Экономические реформы в России - итоги, перспективы. Под ред. В. Логинова. - М.: Изд-во ИЭРАН. 1997.

Комментарии (0)add comment

Написать комментарий
меньше | больше

busy