ФИНАНСОВАЯ СФЕРА: ПУТИ ВЫХОДА ИЗ КРИЗИСА


ФИНАНСОВАЯ СФЕРА: ПУТИ ВЫХОДА ИЗ КРИЗИСА

Последние политические и экономические события безусловно свидетельствуют о нарастающей нестабильности в мировой экономике. Ряд стран (Бразилия, Аргентина, Уругвай), которые не так давно считались образцами успешной политики Международного валютного фонда, вновь оказались на грани дефолта и даже социально-экономического коллапса. Так, правительство Уругвая в июле 2002 г. объявило о закрытии всех банков, как коммерческих, так и государственных. Крупномасштабные кредиты МВФ (например, Бразилия получила в августе 2002 г. 30 млрд. долл.) в очередной раз сгладили ситуацию, но угроза возникновения острого кризиса в этих странах остается.

Финансовая ситуация заметно ухудшилась и в Старом свете. Страны Европейского союза, по данным рейтингового агентства Standard & Poor's, во втором квартале 2002 г. по числу банкротств компаний обогнали США и весь мир. В долларовом выражении невыплаченные во втором квартале 2002 г. долги разорившихся европейских компаний составляют самую крупную сумму из всех, когда-либо зарегистрированных Standard & Poor's. В Германии произошло самое крупное банкротство за послевоенную историю. В середине июня за защитой от кредиторов в Мюнхенский суд обратились компании TaurusHolding и KirchBeteiligung (предприятия из группы Лео Кирха), долги которых достигли 5,7 млрд., долл. Разорилась крупная голландская компания KPNQwest. После ее банкротства остались долги на сумму в 1,418 млрд. долл.

По мнению агентства Standard & Poor's, такая ситуация в Европейском союзе связана с "резким ростом спекулятивных выпусков ценных бумаг в обращение в сочетании с сохраняющимися неблагоприятными условиями для телекоммуникационных компаний-эмитентов".

В Японии ситуация также стремительно ухудшается. В июле 2002 г., по данным аналитического агентства Teikoku Databank, были побиты все рекорды по числу корпоративных банкротств - 1814, что на 15,8% больше, чем в неблагополучном июле 2001 г. Это самый большой показатель числа банкротств за всю историю Японии. Объем долгов несостоятельных должников увеличился по сравнению с июлем 2001 г. на 61%, до 1,204 трлн. йен (10,3 млрд. долл.).

Крайне негативны показатели деятельности японских банков. Так, по состоянию на конец финансового года (31 марта 2002 г.) на балансе банков числилось просроченных долгов на 52,4 трлн. йен (449,4 млрд. долл.). Некоторые частные эксперты оценивают этот показатель еще выше - около 240 трлн. йен.

Агентство Teikoku Databank характеризует экономическую ситуацию следующим образом: "Из-за дефляции и невозможности получить новые кредиты компании оказались у опасной черты: корпоративные прибыли падают, а привлекать средства на развитие становится все труднее". В США, чье финансовое состояние в значительной степени определяет конъюнктуру мирового рынка, происходят банкротства системообразующих компаний, например WorldCom или Enron. Кризисы или стагнация во многих регионах мира не могли не оказать влияния на состояние мировой банковской системы: совокупная прибыль 1 тыс. крупнейших банков по итогам 2001 г. была на 30% меньше, чем за 2000 г.

В настоящее время финансовая нестабильность приобретает глобальный характер. При этом в финансовой сфере глобализация представляет собой часть общей глобализации в экономике, политике, в области культуры, идеологии, права, социальных стандартах. Развитие глобализации в современных условиях основано на приоритете определенных стандартов, далеко не всегда формализованных, над национально-историческими, религиозными, культурно-этическими особенностями стран и регионов. В историческом плане процессы глобализации, или универсализации, в той или иной степени происходили всегда, приводя и к положительным результатам.

Глобализация в финансовой сфере в последние десятилетия сопровождается дерегулированием экономики и социальной сферы, усилением спекулятивного характера движения капитала, скачкообразным развитием информационных и финансовых технологий. Конечно, имеются определенные положительные последствия этого процесса: десятки миллионов пользователей получили доступ к единой информационной базе интернета, революция в финансовых технологиях улучшила качество и ассортимент банковских услуг. Но "побочным эффектом" стала нестабильность рынков, корпораций, банков. Для понимания рассматриваемого явления важно проанализировать его исторический аспект. Можно выделить следующие вехи развития глобализации в финансовой сфере.

Устойчивая и динамичная экономическая модель, сформировавшаяся в индустриальных странах в ходе преодоления последствий мирового кризиса конца 1930-х гг., господствовала до конца 1960-х гг. Усиление инфляционных процессов в конце 1960-х начале 1970-х гг. привело к крушению послевоенной мировой валютной системы. Курсы ведущих мировых валют - фунта стерлингов и доллара - официально отделяются от стоимости золота.

В 1975 г. на конференции в Рамбуйе была окончательно оформлена международная валютная система с плавающим курсом. Нефтяной кризис середины 1970-х гг. способствовал переходу индустриальных стран на инфляционную модель развития и обострению структурных экономических проблем (так называемая стагфляция). Монетаристская политика большинства развитых стран в конце 1970-х начале 1980-х гг. базировалась на ослаблении роли государства, использовании при решении экономических проблем косвенных инструментов, прежде всего учетной ставки. В 1981 г. учетная ставка ФРС поднималась до 21%, что, по мнению многих экспертов, нанесло большой урон сельскому хозяйству и ряду отраслей промышленности США, например станкостроительной. В настоящее время США импортируют более 60% вновь устанавливаемых станков. В это время происходит превращение США из чистого экспортера в импортера. Именно тогда были заложены основы дефицита торгового баланса США, составившего в 2000 г. 450 млрд. долл.

Повышение процентных ставок по кредитам в начале 1980-х гг. оказало негативное воздействие на развивающиеся страны, большая часть задолженности которых была оформлена в виде еврозаймов с плавающими процентными ставками. В эти годы резко возросшие расходы по внешнему долгу многих стран, в том числе латиноамериканских, способствовали ухудшению платежного баланса данных стран, девальвации национальных валют, ухудшению ситуации в банковском секторе. Именно тогда банковские системы Мексики, Бразилии, Аргентины, Уругвая, Эквадора и других стран вступили в период перманентного кризиса.

Монетаристская политика имела определенный успех в макроэкономике (замедлились темпы инфляции, развивался рынок государственных ценных бумаг), однако в этот период банковские системы ряда ведущих индустриальных стран прошли через кризис. Так, кризис ссудосберегательных ассоциаций в США стоил федеральному бюджету, по разным оценкам, от 150 млрд. до 500 млрд. долл. Банковские кризисы произошли в Норвегии, Швеции, Финляндии, Японии, Франции. Даже на официальном уровне эти кризисы объяснялись "недостаточной адаптацией банков к дерегулированию и высокой изменчивости рынков в условиях финансовой глобализации".

Серьезным сигналом о нарастающей финансовой нестабильности был "обвал" биржевого рынка США в октябре 1987 г. (так называемый черный понедельник). Причиной всех этих событий были нараставшие противоречия между реальным и финансовым секторами экономики. Однако для предотвращения подобных кризисов была предложена не цельная программа, а развитие рынка финансовых производных.

Классические деривативы были связаны со страхованием от колебаний валют при заключении внешнеторговых контрактов. Но в 1990-е гг. в роли базовых активов финансовых производных начинают выступать ценные бумаги, процентные ставки по кредитам и облигациям и даже колебания промышленных и финансовых индексов. Многим банкирам казалось, что найден универсальный инструмент для маневрирования на финансовом рынке и страхования от неблагоприятной конъюнктуры. Президент Deutsche Bank Гильмар Коппер так сформулировал оптимистическое отношение банкиров к этому финансовому инструменту: "Они превращают длинные кредитные линии в короткие, а короткие - в длинные. Они делают то, что раньше было для нас лишь мечтой".

Однако очень скоро из средства, обеспечивающего дополнительную страховку контрагентам, деривативы превратились в свою противоположность - в чисто спекулятивные инструменты, фактически в сделки типа "пари". Они начинают активно обращаться, быстро расширяется рынок данных инструментов (в настоящее время он оценивается в 300 трлн. долл.). Этот рынок способен обеспечить фантастический доход на вложенный капитал, но он же приносит колоссальные убытки и дестабилизирует рынки, на которых обращаются базовые активы. Так, спекулятивные операции с опционами привели к кризису на рынке ипотечных ценных бумаг в США в 1994 г. Убытки от операций с производными финансовыми инструментами нередко приводят к банкротству банков и увлекавшихся такими операциями корпораций. Среди жертв спекуляций с деривативами можно назвать английский банк Barings, крупнейший японский банк Daiwa, транснациональную корпорацию Procter & Gamble, Франкфуртский металлургический комбинат, германские страховые компании Gothaer, Colonia и Hannoversche Rueckversicherungs AG.

В 1990-е гг. банкротства финансовых и промышленных гигантов становятся частым явлением: 1991 г. - фактическое банкротство Банка Новой Англии и начало системного банковского кризиса в Японии, 1992 г. - несостоятельность крупнейшей компании по недвижимости Северной Америки "Олимпия и Йорк", 1993 г. - крах второй по величине итальянской промышленной группы "Феруцци", 1994 г. - только прямая поддержка правительства Франции в 40 млрд. фр. спасла от банкротства гигантский государственный банк "Креди Лионе"; 1995 г. - безнадежная ссудная задолженность японских банков официально составила 471 млрд. долл. (неофициально - более 1 трлн. долл.); 1997 г. - банковские кризисы в Южной Корее, Таиланде; 1998 г. - фактический крах американской инвестиционной компании по долгосрочному регулированию капитала LTCM, в активах которой находились производные финансовые инструменты на сумму примерно 1 трлн. долл., финансовый кризис в России и Грузии, 2000 - 2001 гг. - банковские кризисы в Турции, Бразилии, Аргентине.

В последние годы происходил также очень опасный с точки зрения долгосрочной перспективы бум на рынке ценных бумаг. Особенно наглядно это видно на примере акций компаний с высокими технологиями. Свой вклад в накопление разрушительных диспропорций внесла и теория о возникновении в США "новой экономики" с возможностями неограниченного роста. В результате чистый приток спекулятивного капитала в экономику США, привлеченного беспрецедентным ростом акций интернет-компаний, достигал 2-3 млрд. долл. в день. При этом внешнеторговый дефицит США составил 450 млрд. долл., а суммарный внешний долг экономики США превысил 30 трлн. долл.

Рост акций таких компаний, естественно, не был адекватен их прибыльности и потому имел краткосрочный характер. Спекулятивное перемещение капитала на другие перспективные рынки обусловило обвал американского рынка акций.

Плачевные результаты глобализации в финансовой сфере привели к тому, что стала обсуждаться реальная возможность повторения разрушительного мирового кризиса 1930-х гг. Угроза достаточно сильна, и сейчас экономисты и политики ищут различные пути выхода из ситуации.

Существует немало сторонников усиления глобализации с повышением роли международных институтов. Так, бывший президент Европейского банка реконструкции и развития Ж. Аттали предложил преобразовать МВФ, по существу, во "всемирного жандарма", наделенного средствами и реальными полномочиями по долгосрочному надзору за экономической ситуацией в отдельных странах, наложению на них за невыполнение соглашений определенных санкций, установлению опеки над экономикой стран, в которых возникают кризисные явления.

Вице-президент азиатского отделения Всемирного банка Ж. - М. Северино предлагает странам с переходной экономикой основное внимание уделять привлечению прямых, а не портфельных инвестиций. По его мнению, развитие финансовой сферы не должно являться абсолютным приоритетом национальной экономической политики и рассматриваться как ключ для решения всех социально-экономических проблем. Темпы и формы развития рынков этих стран должны коррелироваться с формированием и функционированием институтов внутреннего регулирования.

Директор Гарвардского института международного развития Дж. Сакс считает необходимым принять меры по регулированию трансграничных перемещений капиталов, ввести налог на международные операции (например, налог Тобина), прямые ограничения на краткосрочные банковские заимствования за рубежом. В противном случае теория и практика либерализации рынков капитала, по его мнению, "приведут мир в преддверие ада".

Достаточно целостная программа выхода из сложившейся ситуации выдвинута профессором экономики Колумбийского университета, лауреатом Нобелевской премии по экономике Дж. Стиглицем. Проанализировав причины и развитие кризисов в ряде стран, в частности в Аргентине, он выразил следующие соображения: на уровне отдельной страны недопустима привязка курса национальной валюты к любой другой, в том числе резервной; при осуществлении реформ необходимо учитывать национально-исторические особенности той или иной страны; экономическая политика должна опираться на социальную стабильность; нельзя сосредоточиваться только на одном угле "магического треугольника" - инфляции, важно добиваться также снижения безработицы. Для экономического роста требуется наличие финансовых институтов, предоставляющих кредиты предприятиям национальной экономики, поэтому следует обеспечить необходимое развитие финансовой инфраструктуры, допуск иностранного капитала в банковский сектор должен быть осторожным и сопровождаться адекватным укреплением национальной банковской системы; в период рецессии недопустимо сокращение бюджетных расходов. Кроме действий на национальном уровне, по мнению Дж. Стиглица, необходимо также коренное реформирование международных финансовых институтов, поиск ими новых форм сотрудничества со странами, осуществляющими реформы.

Таким образом, в настоящее время существует широкий спектр предложений по преодолению глобального распространения кризисных явлений как на уровне отдельных стран, так и на международном уровне. Очевидно также, что нет абсолютно безукоризненных рецептов, подходящих для всех стран. Но изучение соответствующих предложений, безусловно, важно для построения стратегии и тактики развития как отдельного банка, так и банковской системы той или иной страны.

Комментарии (1)add comment

нурмахан гений said:

все хорошо написано,но я это сочинение видел на других сайтах это копия,одним словом подделка друзья.
23 Ноябрь, 2012

Написать комментарий
меньше | больше

busy