ПО КАКОМУ СЦЕНАРИЮ БУДЕТ РАЗВИВАТЬСЯ ЭКОНОМИЧЕСКИЙ КРИЗИС В РОССИИ?


ПО КАКОМУ СЦЕНАРИЮ БУДЕТ РАЗВИВАТЬСЯ ЭКОНОМИЧЕСКИЙ КРИЗИС В РОССИИ?

Итак, пора снять розовые очки. Развивающийся кризис, так или иначе, коснется каждого, а не только банкиров, финансистов, инвестиционных аналитиков, а также примкнувших к ним «заигравшихся на бирже» или «понабравших кредитов». То, что вам не дали кредит на квартиру или на машину, - это даже не полбеды. В нынешних условиях это может быть спасением. Огромное число еще вчера дико востребованных людей в еще вчера стабильных компаниях с позитивным взглядом в будущее почувствуют удары кризиса на собственных доходах - работодатели в массовом порядке будут вынуждены урезать заработные платы, во многих случаях - сокращать персонал. Да что там говорить - процесс уже начался и распространяется со скоростью лесного пожара. Почему так происходит? Как долго это продлится? Насколько глубоким будет падение? Однозначного ответа на все эти вопросы не было и нет. Аналитики, экономисты, предприниматели высказывают самые разные точки зрения на причины, продолжительность и возможные последствия кризиса. «Наши деньги» побеседовали со множеством экспертов и поделились полученной информацией с читателями.

ЗАГРАНИЧНАЯ ЗАРАЗА
Первый вопрос, который возникает у любого заинтересованного наблюдателя, заключается в следующем: с какого перепугу неприятности, случившиеся на зарубежных рынках, перекинулись и на Россию? Давайте разбираться.
Никто не отрицает, что эпицентр кризиса находится за границами нашей страны. Более того, известен и распространитель «эпидемии» - Соединенные Штаты Америки. Известно также, что проблемы начались в финансовом секторе и лишь потом начали отражаться на так называемой реальной экономике (о взаимосвязи - немного ниже). А нам-то, спрашивается, какое дело до всего этого? А вот какое. Каким-то чудесным образом российская экономика получала ресурсы для развития по большей части из-за границы. Почему так получилось - вопрос, достойный отдельного обсуждения. И правильный ответ знают лишь творцы денежной политики двух сроков президентства Владимира Путина. Лишь теперь до многих доходит смысл стенаний последних лет маститых и не очень экономистов о необходимости построения в России независимой финансовой системы. Однако мы имеем то, что имеем. Одновременно огромный поток нефтедолларов в значительной мере изымался государством в Стабилизационный фонд (разделенный ныне на резервный и фонд национального благосостояния). Вполне благоразумная, как теперь видно, политика, которая должна была гарантировать стране «подушку безопасности» на случай повторения событий августа 1998 года. Еще один аргумент, приводимый в пользу такой политики, - стерилизация денежной массы: ведь, если бы все эти нефтедоллары попадали в экономику, нам грозила бы огромная инфляция. Между тем вплоть до 2007 года инфляция снижалась.
Но экономике нужны были деньги для развития. Не находя внутри страны необходимых средств но приемлемой цене, заинтересованные структуры обратили свой взгляд на заграницу. И нашли там отклик. Банки активно покупали дешевые деньги на западных рынках и перепродавали их уже внутри России. Крупнейшие отечественные корпорации выходили напрямую на западные рынки и получали либо крупные кредиты от акул тамошнего банковского бизнеса, либо размещали долговые ценные бумаги (так называемые еврооблигации) на западных биржах. В результате к потоку нефтедолларов, которые государство не забрало в резервы (нефтедоллары стерилизовались не в полном объеме, а лишь когда стоимость нефти оказывалась выше некой цены отсечения), добавился поток дешевых заимствований, произведенных в разных формах на зарубежных рынках. Все эти средства растекались по экономике. Компании и конечные потребители получили возможность брать в долг по приемлемой ставке, и именно это серьезно расширило внутренний спрос- как на промышленные товары, так и на товары народного потребления, начиная с продовольствия, бытовой техники, автомобилей и заканчивая недвижимостью.
Все было хорошо до того момента, пока денежный водопад (поток рублей, на которые Центробанк обменял валюту, полученную от продажи стремительно дорожавших сырьевых товаров - нефти, газа, металлов, древесины и т.п., а также от конвертации полученных за рубежом кредитов) не привел к перегреву экономики. Она просто больше не справлялась с функцией «всасывания» денег: потребительский бум, основанный на дешевых кредитах; стремительный рост заработных плат, вызванный дефицитом кадров на фоне появления все новых проектов в различных отраслях (запущенных не без помощи доступных займов); не поспевающее за все возрастающим спросом предложение товаров на фоне угрожающего роста денежной массы... Как итог - вышедший из-под контроля рост цен, падение эффективности предприятий (прежде всего менеджеры думали о доле рынка, а не об издержках), рост импорта (зачем что-то производить, когда можно купить то же самое - дешевле и качественнее).
На рубеже 2007-2008 годов ситуация изменилась. Во-первых, на западных рынках начался финансовый кризис. Кредиты резко подорожали, дешевых денег никто нашим банкам и корпорациям на Западе больше не дает. Во-вторых, государство начало предпринимать шаги по обузданию инфляции. Среди них-стремление сделать невыгодным заимствование на зарубежных рынках, повысить стоимость потребительского кредита (чтобы затормозить бум на товарных рынках) и, вообще - изъять «излишнюю» денежную массу из оборота, в частности, с помощью повышения резервных отчислений банков.
К августу-сентябрю совпало несколько событий. Западным финансовым структурам нужны были средства, чтобы латать огромные дыры «у себя там». Относительно плавное бегство капитала, наблюдавшееся все лето, усилилось после ряда корпоративных скандалов в России (самый громкий - дело «Мечела») и войны с Грузией. Резкое закручивание гаек денежными властями еще более иссушило финансовые артерии, питавшие экономику страны. Чтобы получить свободные деньги (ликвидность) для исполнения обязательств перед клиентами, банки были вынуждены продавать активы, в том числе и на фондовом рынке. Их продажи наложились на бегство иностранных инвесторов и отправили котировки отечественных ценных бумаг в крутое пике. Ликвидность в данном случае - ключевое слово. Ведь банки не держат привлеченные (также и от частных вкладчиков) средства просто так - они вкладывают их в различные активы с целью извлечения прибыли (выдают кредиты, покупают ценные бумаги и т.п.). И лишь заранее просчитанная часть средств, которыми оперирует банк, и есть та самая ликвидность-деньги, которыми банк может распоряжаться, чтобы обеспечивать операции своих клиентов. Теперь представьте, что значительная часть этой ликвидности утекает за рубеж (после обмена рублей на валюту - отсюда и резкое падение курса рубля), а другую часть изымает государство в рамках борьбы с инфляцией. Но это полбеды. На перечисленные выше факторы накладывается необходимость гасить ранее взятые за рубежом займы. А денег взять неоткуда. Только если «сливать» по любой цене более-менее ликвидные активы. О каком кредитовании реального сектора и потребителей может идти речь? Главная задача банков - выжить.
Потребительский бум идет на спад (ведь нет доступных кредитов), спрос надает. Следите далее. Многие компании, бравшие займы для финансирования своей экспансии, даже не закладывали средства на их возврат - они были уверены, что будет возможность перекредитоваться (причем несколько лет назад была иллюзия, что перекредитоваться получится еще дешевле). Но теперь компании не могут перекредитоваться,либо им предлагают сделать это под грабительский процент. Они сворачивают проекты, начинают борьбу с издержками, первой жертвой которой падает персонал. Борьба с издержками в одних компаниях сказывается на других (те первые сокращают потребление товаров или услуг вторых). И таким образом кризис на финансовых рынках перекидывается и на реальный сектор, перерастая в кризис экономический.

СЦЕНАРИЙ ОПТИМИСТИЧНЫЙ

Исходя из вышесказанного, вполне логичным представляется первый сценарий развития ситуации. 11а:ю-вем его оптимистичным. Что, собственно, нужно сделать? Первое-обеспечить банки ликвидностью, чтобы они перестали заниматься борьбой за выживание и вновь переключились на кредитование реальной экономики. Второе -рефинансировать кредиты и займы, взятые за рубежом, средствами, которые можно изыскать внутри страны. А кроме того - частично заместить средства доминировавших до недавнего времени (но поспешно сбежавших) зарубежных инвесторов на российском фондовом рынке. Па данные цели можно направить профицит бюджета, средстпа, накопленные в государственных фондах (резервный и фонд национального благосостояния), золотовалютные резервы ЦБ, а также пенсионные накопления. Таким образом финансовый сектор Рос сии может легко и изящно проститься с пагубной зависимостью от зарубежных кредиторов и инвесторов.
Все последние действия властей вроде бы направлены на реализацию этого сценария. Правительство и Центробанк выделяют триллионы рублей на поддержание ликвидности банковской системы, резервируют средства для поддержки фондового рынка, обсуждают расширение инвестиционной декларации государственной управляющей компании - Внешэкономбанка (ВЭБ), введении которого находятся пенсионные накопления так называемых молчунов (то есть людей, по умолчанию доверивших свои средства ВЭБу). Этому же ВЭБу выделяется 50 млрд долларов для рефинансирования зарубежных займов, срок возврата которых наступает в этом году.
И если этот сценарий реализуется, как задумано, банки возобновят кредитование экономики, компании больше не будут опасаться банкротства из-за невозможности расплатиться по долгам, продолжат все свои проекты, расширят сбыт, спрос восстановится, экономический рост в России продолжится. В общем, жизнь наладится.
Однако оптимистичный сценарии возможен, только если предположить, что единственная «пуповина», которая связывает нас с глобальной экономикой, - зарубежные займы наших банков и компаний. Но это, как вы понимаете, не так. Не менее прочно (а вероятно, и более) российскую экономику с глобальной связывает стоимость наших основных экспортных товаров, преимущественно сырьевых (углеводороды, металлы, лес и т.п.). Их цена, в свою очередь, зависит от состояния той самой глобальной экономики. А у нее большие проблемы. Откуда они взялись и как быстро удастся сними справиться?

ОТКУДА НОГИ РАСТУТ
Понять природу текущего мирового кризиса нынче пытается каждый, кто, так или иначе, связан с экономикой. Простые объяснения обычно начинаются с так называемого ипотечного кризиса в США. Мол, тамошние финансисты совсем заигрались, потеряли чувство реальности и начали к]хуштовать кого попало. А когда экономические условия ухудшились, эти «кто попало» перестали возвращать займы, и вот наступил час расплаты: рынок стал рушиться, а крупнейшие банки, стремясь залатать возникшие из-за ипотечных проблем дыры, устроили тотальную распродажу активов по всему миру, высасывая ликвидность отовсюду, где ее можно было отыскать. Возникает, впрочем, логичный вопрос: а почему вдруг в США ухудшились экономические условия, которые и привели к росту невозврата кредитов?
Вторая часть объяснения состоит в том, что правительство США решилось на неконтролируемую эмиссию долларов, чтобы финансировать в том числе свои военные авантюры. В результате этихдейстиий по миру прокатилась волна надувания пузырей, выразившаяся в резком росте стоимости фондовых активов, недвижимости, сырьевых товаров (включая конечно же нефть), а также продовольствия. Таким образом, США экспортировали инфляцию за рубеж, решая собственные проблемы за счет всех остальных. Многие страны, особенно ориентированные на сырьевой экспорт, также и Россия, получили свою порцию выгод от сложившейся ситуации. Именно благодаря резкому росту цен на международных рынках мы имели и профицит бюджета, и возможность откладывать на черный день. Тогда почему все начало валиться? И почему говорят, что мир стол кнулся с кризисом похуже, чем Великая депрессия?
Чтобы объяснить актуальность такого сравнения, нужно копнуть довольно глубоко: рассказать о повышательных и понижательных волнах по Кондратьеву, о кейнсианском и монетаристском подходах, о том, каким образом складывалась финансовая система после Второй мировой войны - о Бреттон-Вуддских соглашениях 1944 года, превращении доллара в основную резервную валюту, об отказе США от «золотого стандарта» в 1971 году, появлении ОПЕК и нефтяном кризисе 1970-х, о рейганомике 1980-х, финансовой глобализации и прочих интересных вещах. При этом интерпретация разных фактов сильно варьируется от эксперта к эксперту - в зависимости от того, к какой экономической школе он принадлежит и каких политических (даже так!) взглядов придерживается. Неизменно одно: все серьезные экономисты согласны с тем, что после текущего кризиса мировая финансовая система и глобальная экономика в целом будут выглядеть по-другому. Однако степень этого «по-другому» существенно разнится.
Часть экспертов полагают, что следует лишь исправить некоторые системные ошибки, допущенные руководством корпораций, банков, международных институтов и правительств - ситуация в финансовом секторе поправится и кризис будет преодолен. Другая - не менее значительная - часть экспертов думают, что проблемы в финансовом секторе -лишь одно из проявлений глобальной ломки мировой экономики. И что путь к сегодняшнему кризису начался в 1970-х годах. Поверьте, эта тема действительно заслуживает отдел ьного обсуждения, так как позволит хотя бы примерно оценить возможные масштабы мирового кризиса и то, как будет развиваться экономика после него. Мы обязательно постараемся поговорить об этом в следующем выпуске «Наших денег».
Как бы там ни было, если слаженные действия денежных властей и правительств разных стран не приведут к желаемому эффекту, 2009 год станет, вероятно, периодом общемирового вступления в кризис. Это будет означать, что экономики большинства стран не только не растут, но и падают. На 2009-2010 годы придется период наибольшего экономического падения. Объемы производства и потребления различных товаров и услуг снизятся очень существенно. После завершения падения может случиться депрессия (когда экономика не растет, но и не падает). Как в данном случае могут развиваться события в России?

СЦЕНАРИЙ ПЕССИМИСТИЧНЫЙ

Приведенный нами выше оптимистичный сценарий предполагает восстановление работоспособности отечественной финансовой системы, которое приведет и к восстановлению быстрого экономического роста в России. Мировой кризис сам по себе, а у нас огромные золотовалютные резервы и фонды. И запасы сырья - нефти, газа, металлов - одни из самых больших в мире. Однако скатывание в полномасштабный кризис все же более чем возможно благодаря сочетанию двух глобальных факторов. Первый - это равенство долгов российских компаний нашим резервам, а второй - тенденция снижения цен на нефть, поступления от продажи которой составляют более половины доходов бюджета и ранее направлялись на формирование резервных фондов. Рассмотрим эти факторы подробнее.
Сейчас совокупные внешние долги российских компаний составляют около 530 млрд долларов. Притом менее половины, или порядка 200 млрд долларов, приходится на лил и госсектора в расширенном определении (это понятие подразумевает долги компаний, в которых доля участия государства превышает 50%), остальное - на частный сектор. Примерно третья часть всей задолженности по внешним займам является краткосрочной, то есть ее надо погасить в течение ближайшего года. Вместе с тем банки и компании ресурсов для погашения долгов в необходимом объеме не имеют, поскольку даже не закладывали в свои бизнес-планы выплаты по займам, надеясь на рефинансирование. Однако в условиях кризиса ликвидности на Западе рефинансировать долги стало невозможно (впрочем, об этом мы говорили в начале статьи).
Что все это значит? А то, что по внеш-ним долгам компаний, где есть хоть какая-то доля участия государства, придется платить (особенно учитывая, что крупные корпорации с госучастисм занимали под прямые гарантии правительства), причем за счет накопленных резервов. Крупнейшие нефтегазовые компании и банки уже обратились к государству за помощью, и государство им В просьбе не отказало (оно, собственно, не могло поступить иначе). По долгам крупных по масштабам и значимым для экономики страны компаний, не являющихся государственными, тоже придется платить, чтобы не допустить их коллапса - в обмен на контроль. При этом десятки миллиардов долларов, выделенных в октябре государством из нацфондов и золотовалютных резервов ЦБ, проблему не решат: платить придется ежеквартально. Несмотря на то что деньги даются на возвратной основе, а не в порядке безвозмездной помощи, большой роли это не играет: в условиях продолжающегося кризиса ликвидности государство будет продлевать сроки предоставления кредитов и размещения депозитов, так какизымание средств существенно подорвет устойчивость какбанков.так и компаний. То есть деньги будут быстро уходить, но медленно возвращаться.
Теперь об источниках погашения долгов. Наши золотовалютные резервы по состоянию на 10 октября составляли 530 млрд долларов, хотя еще два месяца назад, 1 августа, они равнялись 595 миллиардам. Общий объем фондов (напомним, в феврале 2008-го Стабфонд был разделен на Резервный фонд и Фонд национального благосостояния) составляет около 4,5 трлн рублей, или примерно 180 млр. долларов. Как уже было отмечено, и фонды, и золотовалютные резервы уже распакованы. Да, в кризисной ситуации сложно было поступить иначе. Однако расходование всех наших запасов теми же темпами менее чем через год приведет к тому, что они просто-напросто закончатся.

ОТСТУПЛЕНИЕ. ВЕЧНАЯ ПРОБЛЕМА
Кроме того, у нас есть свои, российская, специфика, которую тоже нельзя сбрасывать со счетов. Мы творим о проблеме, решение которой объявлено государственной задачей, а именно о хищении государственных денег и коррупции. Причем даже без коррупции в высших эшелонах проблема может проявиться нa уровне бизнеса. Каким образом? Очень просто. Когда деньги выделяются бизнесу для его спасения, то перед чиновника ми, управленцами и топ-менеджерами компаний встает «дилемма»: честно израсходовать выделенные средства на погашение долгов, развитие и поддержку производства, осознавая, ЧТО все эти меры спасут бизнес в краткосрочной перспективе, но не факт, что уберегут в среднесрочной или тем более долгосрочной, либо присвоить львиную долю этих денег (благо схем придумано множество, а в условиях кризиса пути «заметания следов» могут быть самые разнообразные и трудно выявляемые), гарантированно обеспечив светлое будущее себе и всем родственникам до десятого колена. Причем в данной связи «дилемма» может стоять как перед менеджером со стороны компании, так и перед государственным представителем, поставленным управлять компанией (когда предприятие национализируется).
Так что риск существует, поэтому контроль за целевым расходованием средств и тщательной проверкой всех контрагентов должен быть жесточайшим. Контролировать надо и банки, которым выделяются государственные деньги для поддержания ликвидности и кредитования реального сектора, чтобы средства использовались по целевому назначению, а не были потрачены, например, на спекуляции на скачущем фондовом рынке.
В сложившихся условиях «наше все» - это нефть. В товарной структуре экспорта доля энергоресурсов (то есть без учета металлов) в первом полугодии 2008 года составила 69,6%, при этом доля нефти возросла до 36,4%.
За счет высоких цен на энергоносители, которые росли на протяжении последних лет, мы обеспечивали профицит бюджета (превышение доходов над расходами) и накопили внушительные фонды и резервы. Однако в последнее время нефтяные цены падают. Обратимся к статистике: стоимость барреля достигла максимума в июне -147,27 доллара. Активно обсуждались прогнозы, в соответствии с которым и цена барреля Нефти до конца года могла бы достичь 200 долларов. В августе стоимость барреля упала ниже 115 долларов, к концу октября опустилась ниже 70. Теперь звучат предположения, что в результате существенного сокращения объемов промышленного производства в мире стоимость барреля нефти способна в начале 2009 года опуститься до 40-50долларов. Этому будут способствовать кризисные явления в мировой экономике: оптимизация расходов предприятий и увольнения сотрудников вызовут снижение потребления, вслед за которым произойдет и сокращение производства. Потребление нефти снизится, а вслед за ним уменьшатся и цены на нефть. Именно поэтому нам так невыгодна рецессия в США и Европе, а также в других странах, являющихся потребителями углеводородов. При этом надеяться на Китай как на потребителя энергоресурсов не стоит - сокращение объемов производства не обойдет и его стороной: львиная ДОЛЯ производства этой страны отправляется на экспорт в те же США и Европу, пораженные кризисом, а переориентация на внутренний рынок займет некоторое время.

Летом 2009 года кризисные явления в России могут проявиться наиболее сильно. Цена нефти к этому моменту может составить 15-25 долларов - такого мнения придерживается целый ряд экономистов. Здесь уже напрашиваются неутешительные аналогии: с 1980 по 1988 год стоимость барреля упала с 38 до 14 долларов. СССР фактически обанкротился. С 1996 по 1998 год цена нефти снизилась с 21 до 11 долларов. Итог известен... Если же нефть в ближайшем будущем не упадет до критичных для нас показателей.то кризис пройдет по мягкому сценарию. Что еще следует отметить в данной связи? Гот факт, что из-за высоких цен на нефть у нас из года в год склады вал ось положительное сальдо торгового баланса, то есть экспорт в денежном выражении превышал импорт-. Профицит бюджета направлялся в том числе и на финансирование социальных программ.
Итак, по расчетам экономистов, наш бюджет останется сбалансированным (бездефицитным) при мировых ценах на уровне 60-70долларов за баррель. Напомним, в проекте бюджета 2009-2011 годов средняя цена нефти заложена на уровне 95 долларов в 2009-м, 90-в 2010-м и 85 долларов - в 2011 -м, при этом в октябре было объявлено, что прогнозы пересматриваться не будут (а ведь исходя из них планируются и расходы, в том числе на развитие нац проектов, доходы бюджетников, пенсии и т.п.).
В падении цен на нефть есть еще один важнейший аспект - снижение курса рубля по отношению к мировым валютам. Гак как доходы и расходы бюджета номинированы в рублях, то при сохранении курса рубля по отношению к доллару в условиях понизившейся стоимости нефти - а эти цены пока номинируются именно в долларах - расходы бюджета будут значительно превышать доходы. Если же произойдет девальвация, то бюджет можно будет сделать бездефицитным. Таким образом можно будет уберечь резервы. Кроме того, по причине вздорожавшего импорта потребитель обратит внимание на отечественные товары и тем самым поддержит российского производителя. Импорт начнет снижаться, а экспорт в рублевом выражении - расти. Удешевление рубля ударит по покупательской способности населения, но обернется благом для реального сектора экономики. Правда, это может вызвать противодействие крупных банков и корпораций, которые занимали деньги на зарубежных рынках, ведь им придется отдавать больше рублей.
Словом, куда ни кинь - везде клин. В случае развития кризиса по оптимистичному сценарию нам удастся «вырулить» в течение года. При пессимистичном сценарии пик кризиса придется на середину - конец 2009 года, а продлится кризис несколько лет.
Нам остается уповать на грамотную экономическую политику государства, которое должно просчитывать все риски на несколько шагов вперед. А также на постепенное выправление мировой экономической конъюнктуры (от которой мы зависим слишком сильно), либо на скорейшее рождение новой экономической модели, способной не повторять недостатки предыдущей.


ЕФИМ СМУРНОВ
ТАТЬЯНА МАКУРОВА
"НАШИ ДЕНЬГИ"
www.nashidengi.ru

 

Комментарии (0)add comment

Написать комментарий
меньше | больше

busy