ЗОЛОТОЙ СТАНДАРТ ЗАВТРАШНЕГО ДНЯ


ЗОЛОТОЙ СТАНДАРТ ЗАВТРАШНЕГО ДНЯ

Конечной формой платежей в мире по-прежнему является золото.

Алан Гринспен

Из выступления на слушаниях в комитете конгресса США по банкам в 1999 году


Однако трудно удержаться от искушения задать следующий вопрос: как же все-таки будет выглядеть мир после того, как большая часть традиционных понятий и условностей, на которых стоят нынешние финансы, будет отринута? И невозможно не испытывать тревогу. В исторической ретроспективе денежные коллапсы и крахи валют приводили к катастрофическим изменениям в политических и экономических системах (достаточно вспомнить о разграблении Рима вестготами или о возвышении Наполеона во Франции). А поскольку каша, которая сейчас заваривается, превосходит по масштабам все, что было раньше, страдания катастрофически возрастут.
Неужели индустриальный мир следует по стопам Римской империи и это движение необратимо, или же человечество найдет способ сделать лимонад из «финансовых лимонов» этого десятилетия? Когда взорвется доллар, а вслед за ним иена и евро, и вся концепция бумажной валюты будет окончательно дискредитирована, какие деньги заполнят пустоту? Смогут ли правительства возродить свои обанкротившиеся валюты в новой монетарной системе, или же мы возвратимся к золотому стандарту — при условии, что такой вариант будет осуществим?
Очевидно, в настоящее время никто не может дать ответы на эти вопросы. Однако мы хотим предложить вашему вниманию некоторые размышления о том, что должно произойти.
Мы выступаем за возвращение к объективному стандарту стоимости, независимому от государственного вмешательства, как к единственному логически подтвержденному способу, с помощью которого может быть ликвидирован наступающий хаос. Это также и моральный императив, так как «здоровые деньги» представляют собой не только экономический фактор, но и этический. Наша валюта — это обещание, которое мы даем самим себе, своим детям и своим торговым партнерам в том, что наше слово было и остается надежным, что прибыль, которую мы получаем сегодня, будет компенсирована равной прибылью в будущем. И на протяжении всей истории человечества лишь золото могло гарантировать выполнение этого обещания.
Разумеется, вы можете оспорить наши доводы, сказав, что в некотором смысле мы никогда и не отходили от золотого стандарта. Хотя большинство стран давным-давно порвали нити, связывавшие их валюты с золотом, оно осталось звонкой монетой мира, стандартом, с которым соизмеряются другие вещи. Вспомните таблицу, изображающую «золотую» цену нефти, и станет ясно, что золото продолжало выполнять эту свою функцию, не нуждаясь в чьих-либо санкциях или сотрудничестве, а иногда и при враждебном отношении центральных банков мира. Хотя вы не можете обменять доллары на золото в казначействе США, зато можете сделать это на международных биржах, причем круглосуточно. А поведение мировых центральных банков позволяет утверждать, что обменный курс золота остается главным мерилом успеха валюты.
Когда метастазы коллапса доллара перейдут в глобальный валютный взрыв, мир опять окажется на перепутье. Путь в одном направлении будет вести к еще большей централизации политической и экономической власти (назовем это «Сценарий 1»), результатом чего, как это уже было в 1930-е годы, станет коллективная деятельность в виде более авторитарного правительства с еще большим аппаратом чиновников на всех уровнях управления. Если мы начнем двигаться по этой дороге, то в условиях, когда расходы на нужды правительства и так уже составляют около половины бюджетов многих стран мира, результат будет примерно таким же, как в Восточной Европе в 1980-е годы: системы с плановой экономикой, где бюрократы решают почти все. Деньги в таком уродливом, но вполне правдоподобном мире будут тем, чем они должны быть по мнению диктатора-временщика. В этом сценарии золото загонят в подполье и/или конфискуют, как это было в 1930-е годы.
Мы не станем углубляться в этот сценарий. Он слишком знаком, поскольку его вариации существовали — и до сих пор существуют — в разных уголках света. Если он проходит, то все ставки биты. Мы просто не можем дать вам иной совет, кроме как противодействовать всеми силами этому процессу — или покорно склонить голову.
Но вдруг на этот раз катастрофа заставит людей осознать риск, присутствующий в заменителях денег, и потребует альтернативы? Нам не нужно шарить в далеких закоулках, чтобы найти программу действий. Простого возвращения к первоначальному смыслу Конституции вполне достаточно. В переводе на язык практики это означает ограничение роли правительства и сведение ее к нескольким основным функциям. Отсюда вытекает, что валюту необходимо сделать независимой от прихоти политиков и их избирателей. Как? И опять-таки нам не нужно ходить далеко за примером. Когда начнутся дебаты о создании здоровой монетарной системы, самые громкие и самые убедительные голоса будут раздаваться из лагеря тех, кто выступает за возврат к золоту, которое является частью великого наследия, оставленного нам отцами-основателями. Если вы внимательно прочитали главу 8, то вспомните, что они сделали золото и серебро деньгами этой страны, закрепив данное положение ради будущих поколений (или, во всяком случае, попытавшись закрепить) в статье 1 Конституции.
Поэтому давайте обрисуем в общих чертах два других сценария, которые вселяют больше надежды. Здесь, приняв за отправную точку глобальный валютный коллапс, мы делаем должные выводы и совершаем правильный выбор. 

 

Сценарий второй: мир приходит в себя

2005 год. Позиции доллара на иностранных валютных рынках резко ослабевают. Как на Уолл-стрит, так и на Мэйн-стрит нарастает паника. Стоимость облигаций, деноминированных в долларах, быстро падает, а процентные ставки по долгосрочным кредитам, соответственно, резко возрастают. Стремительно растущие ставки ипотечного кредитования и ограничение доступа к новым займам приводят к тому, что «пузырь» жилищного строительства на таких перегретых рынках, как Калифорния и Нью-Йорк, лопается. На протяжении нескольких месяцев цены на жилье падают на 50% ил и даже более, а структурированный финансовый сектор оказывается на грани краха, так как его возглавляют такие ипотечные гиганты, как «Фэнни Мэй» и «Фредди Мэк», которые в действительности представляют собой бомбы замедленного действия. Курс акций этих компаний, а также большинства других, связанных с кредитным «пузырем», в США начнет скользить вниз. Курсы иены и евро по отношению к доллару круто возрастут, а золото проскочит без остановки отметку в 1000 долларов за унцию (32,15/гг.) — и устремится дальше.
2006 год. Видя, что у жизненно важных экспортных отраслей их экономики почва уходит из-под ног из-за повышения курса национальных валют, лидеры развитых стран Европы и Азии ответят на этот удар снижением процентных ставок и интервенцией на иностранных валютных рынках. В новой глобальной экономической политике возобладают конкурирующие между собой девальвации, напоминающие о 1930-х годах. «Долларовая болезнь» распространится на евро и иену, когда курсы этих, в свое время могущественных, валют начнут падать, но не по отношению к доллару, который и дальше будет катиться по наклонной, а по отношению к золоту и другим осязаемым активам. Цены на многие товары возрастут, когда потребители по всему миру станут конвертировать свои бумажные валюты и другие финансовые активы в реальные товары и услуги, причем будут делать это как можно быстрее и не считаясь с ценой. Бегство от бумажных денег в полном разгаре.
Финансовая система США станет давать все более сильные сбои. Поток капитала в остальные компании иссякнет. Никто не захочет вкладывать свои средства или давать займы таким компаниям. Основной темой разговоров будет: кто из них умрет следующим. Тем временем правительства крупных стран начнут экспериментировать с контролем над капиталом и ценами, а также принимать другие отчаянные меры. Голоса справа призовут к принятию законов об укреплении национальной безопасности, а левые — требовать государственной помощи домовладельцам, оказавшимся не в состоянии выплачивать ипотечные кредиты, и терпящим крах банкам, а также принятия программ занятости, чтобы обеспечить функционирование экономики. Представители всех оттенков политического спектра начнут требовать «сильного руководства». Некоторые гражданские и экономические свободы «временно» приостановят. Обменный курс золота достигнет отметки в 2 тыс. долларов за унцию (64,31/гг.).
2007 год. В то время как все правительства будут пребывать в состоянии паники, простые граждане начнут с помощью Интернета и других современных средств связи сами постигать суть происходящих процессов, обсуждая причины обрушившихся на них бед и способы их преодоления. Как и в девятнадцатом веке, когда дискуссии на темы монетарной политики носили широко распространенный и в высшей степени публичный характер, находя самый живой отклик в массах, такие ключевые вопросы, как истинная природа денег и неспособность правительств управлять национальными валютами, выйдут на первые полосы газет. Постепенно начнет формироваться мнение, что эти проблемы не являются ни проявлением воли Бога, ни результатом слишком большой свободы или следствием мягкой и либеральной политики правительства, не имеющего к тому же достаточных полномочий. Напротив, они являются результатом нашего нежелания на всех уровнях общества жить по средствам.
Следующие несколько месяцев весьма примечательны: в это время состоится конституционный конвент — точнее, его электронная версия. Соединенные Штаты вернутся к своим философским корням, заново осмыслив первооснову своей культуры. И в ходе этих дебатов произойдет поворот от обсуждения темы, какая структура диктатуры необходима, чтобы вывести нас из тупика, к теме воссоздания первоначальной концепции либеральной демократии. Распространится понимание того, что суррогаты денег отжили свое, а их место — на свалке истории. Взоры всех обратятся к золоту, единственной форме денег, которая сохранила свою ценность, в то время как бумажные валюты превратились в конфетти.
Одним из главных препятствий для возврата к золоту в 2003 год был тот факт, что при цене в 400 долларов за унцию (12,86/гг.) в наличии имелось золота лишь на 2 трлн. долларов. Этого количества было слишком мало для обеспечения деньгами глобальной экономики объемом в 32 трлн. долларов. К 2007 году этот вопрос снимут с повестки дня. Обменный курс доллара взлетит до 5 тыс. долларов за унцию (160,77/гг.), и объем имеющегося в наличии золота будет составлять уже 25 трлн., в то время как скорость обращения — частота, с которой каждая унция переходит из рук в руки в экономике, — значительно возрастет благодаря последним технологиям, применяемым в сфере электронных операций. Выражаясь другими словами, доллар обесценится до такого уровня, когда обменный курс золота станет в десять с лишним раз выше, в результате чего имеющегося количества золота хватит для обеспечения нужд глобальной экономики в деньгах, и вместо того, чтобы осесть мертвым грузом в сейфах и хранилищах, золото будет находиться в обращении в качестве единственной наднациональной валюты мира.
2008 год. Новое поколение политиков (то ли в силу истинных убеждений, то ли движимое стремлением к оппортунизму) хватается за этот момент, требуя возврата к здоровым деньгам и финансовому здравому смыслу. Большинство граждан теперь понимает, что эти цели могут быть достигнуты только, во-первых, выбором в качестве денег того, что невозможно обесценить, и, во-вторых, ограничением способности правительств и граждан закладывать свое будущее, набирая слишком много кредитов здесь и сейчас. Через несколько дней после своей инаугурации первый «постдолларовый» президент предлагает конгрессу проект закона, ограничивающего федеральные трансфертные программы и сокращающего государственные расходы во всех других сферах. Она объявляет, что отныне Новый Золотой Доллар будет обладать перманентной конвертируемостью в золото, цифровое или физическое, по курсу, основывающемуся на текущей ситуации на рынке.
И чтобы будущие поколения не забывали уроки двадцатого века, созывается Конституционный Конвент, который закрепляет на бумаге то, что отцы-основатели понимали интуитивно: лишь одна вещь на свете может служить деньгами — золото, а все остальные вещи оцениваются и имеют стоимость в отношении к нему.

Сценарий третий: рынки выбирают золото

2006 год. Когда коллапс доллара перейдет в повальное бегство от бумажных валют, лишь одна функционирующая ныне валюта сохранит свои позиции: цифровое золото. Из главы 19 читателю известно, что уже в 2003 году существовало несколько валют подобного типа и что они обладают всеми достоинствами золотых денег при отсутствии присущих последним недостатков. Видя, что владельцы цифрового золота процветают, в то время как обладатели долларов и евро оказались у разбитого корыта, инвесторы усиленно конвертируют свои капиталы в эти новые валюты, в результате чего события развиваются по спирали: растущий спрос на золото приводит к повышению его обменного курса и делает его еще более притягательным, привлекая еще больше капитала. Малые страны начнут вводить цифровое золото в качестве своих официальных валют, а большие державы станут испытывать все большее искушение последовать их примеру.
2007 год. Менеджеры центральных банков, устрашенные как крахом своих бумажных валют, так и размыванием рациональной основы, на которой зиждились их карьеры и в которой заключался весь смысл их существования, станут сопротивляться всеми силами и с помощью всех средств, имеющихся в их распоряжении. Однако, поскольку эти их силы и средства основываются на способности манипулировать валютами, которые обесцениваются слишком быстро, сопротивление постепенно ослабеет, и на смену им придут коллеги помоложе, чье видение насущных проблем не будет зашорено старым философским багажом. И мир, несмотря на отчаянные попытки когда-то могущественнейших финансовых институтов повернуть процесс вспять, вернется к золоту. Век бумаги закончится, и последний в истории человечества денежный кризис канет в вечность.
Какой же из этих трех вариантов будущего мы выберем? История, к сожалению, благосклонна к диктатуре, однако история и судьба — не одно и то же. Общества прошлого не располагали такими глобальными средствами массовой информации и сложными, быстро адаптирующимися рынками капитала, какие имеются в наши дни. Поэтому никак нельзя исключить, что события станут разворачиваться и по другим, более оптимистичным сценариям. Как бы там ни было, но эту дискуссию еще предстоит продолжить. А пока нам придется иметь дело с денежным кризисом, который вот-вот разразится.

Комментарии (0)add comment

Написать комментарий
меньше | больше

busy