Конкурентоспособность и проблемы структурной модернизации


Конкурентоспособность и проблемы структурной модернизации

И. Курнышева
С. Лыков
А. Идрисов

(Работа подготовлена при финансовой поддержке Российского гуманитарного научного фонда)

В 2007 г. рост экономики отмечен практически по всем видам деятельности, особенно в производстве промышленной продукции, исчисляемой по классификации ОКВЭД.

Наблюдается заметный рост обрабатывающих производств. Так, с 2000 по 2007 г. общий индекс промышленного производства составил 151%, по производству и распределению электроэнергии, газа и воды - 120, а по обрабатывающим производствам - 139%. Однако между экспортно-сырьевым и внутренне-ориентированным обрабатывающими производствами увеличивается качественный разрыв по рентабельности, обеспеченности инвестициями, размерам заработной платы и другим параметрам, определяющим конкурентоспособность производства.

Значительная часть экономики, где сосредоточено более половины всех занятых, оказалась практически отрезанной от ресурсов развития - инновационных, трудовых, финансовых. В экспортно-сырьевом секторе рентабельность в 6 раз выше, чем в секторе, ориентированном на внутренний рынок, средняя заработная плата - в 2, а показатель производительности труда, испытывающий влияние экспортных цен, - в 5 раз. Соответственно, в обрабатывающей промышленности имеется меньше возможностей проводить научные исследования и инновационную деятельность.

Развитие обрабатывающих отраслей и повышение уровня конкурентоспособности производства в инфраструктурных секторах экономики сдерживаются низкими техническим уровнем производства и объемом инвестиций, не позволяющими обновлять и внедрять перспективные научно-технические разработки. Кроме того, существует разветвленная цепь торговых посредников, деятельность их непрозрачна и к ним зачастую невозможно применить меры антимонопольного регулирования.

Преобладающая роль экспортно-ориентированного сырьевого сектора в экономике - фактор, сдерживающий возможности повышения ее конкурентоспособности из-за более высокой, чем в развитых странах, инфляции. По оценке МВФ, инфляционное давление постоянно выше в низкотехнологичных экономиках (какой пока является экономика Россия) и ниже - в высокотехнологичных.

При двухзначной (15-20%) инфляции возможно сокращение, вплоть до прекращения, инвестиций высокорентабельных производств в их развитие, а при сохранении ее высокого уровня длительное время (два-три года) - вывод капиталов в страны с существенно более низкой инфляцией.

Экономика стран с основной долей отраслей высоких технологий отличается устойчивостью к инфляции, поскольку цены на продукцию технологичных производств только на первоначальном этапе определяются большими затратами на разработку и опытное производство. По мере наращивания объемов выпуска издержки производства и цены на них динамично снижаются - эффект масштаба. В данном случае это не только фактор обеспечения конкурентоспособности продукции этих отраслей на мировом рынке, но и причина, предопределяющая относительно низкую инфляцию в странах с преобладанием высокотехнологичного производства. Наоборот, цены на сырьевые товары объективно растут из-за ухудшения сырьевой базы, условий добычи, выработки высокопродуктивных месторождений и т. д.

Особенность российской экономики - упор на импорт зарубежных машин и технологий при слабом финансировании затрат на технологическую модернизацию, научно-исследовательские и инновационные разработки. Правда, эффект низкой базы при сравнении промышленного развития России и стран ЕС показывает, что по темпам прироста промышленного производства Россия, после преодоления последствий финансового кризиса 1998 г., опережает страны ЕС, за исключением стран Балтии и бывших стран СЭВ.

Однако структуры промышленного производства не прогрессируют. В частности, остается низкой доля обрабатывающих производств. При этом обрабатывающие производства России структурно отличаются от аналогичного показателя в странах ЕС. В России значительно более высокий удельный вес производства продуктов первой стадии переработки сырья - кокса, нефтепродуктов, ядерного топлива, готовых металлических изделий, и меньше доля производства химической отрасли, резиновых и пластмассовых изделий, машин и оборудования. В 2007 г. производство машин и оборудования выросло на 19,3% при 3%-ной их доле в выпуске продукции. Подобное структурное отставание обусловливает худшие базовые условия для повышения уровня конкурентоспособности обрабатывающего сектора промышленности.

В целом структура промышленного производства, которая предопределяет уровень конкурентоспособности экономического роста, остается неэффективной, не способствует формированию конкурентоспособности экономики, требует модернизации, направленной на формирование кардинально новой конфигурации экономики, основывающейся на принципиально иных, чем прежде, системных факторах экономического развития. Основой ее должны стать научно-технологический прогресс, информационно-коммуникационные технологии, инновационная активность, интеллектуальный потенциал.

Конкурентоспособность российской экономики как основа экономического развития, повышения благосостояния и качества жизни населения - стратегическая цель. Приоритеты повышения конкурентоспособности конкретных видов экономической деятельности, в том числе инновационной, должны быть согласованы с их будущим ресурсным обеспечением - финансовым, человеческим, производственным. Одновременно предполагается существенное повышение вовлеченности отдельных сегментов экономики (регионов и региональных объединений, институциональных секторов, видов деятельности населения) в систему мирохозяйственных отношений.

Целью долгосрочного развития экономики страны с позиции достижения конкурентоспособности на мировом пространстве может быть создание такой ее структуры, которая способствовала бы развитию конкурентных преимуществ и отвечала требованиям быстрой по скорости реакции приспособления к изменчивости внешнего окружения.

С этой позиции в программных правительственных материалах хотя и выделены системные конкурентные преимущества, на которые может опираться экономика России для ее успешной интеграции в мировую экономику, но слабо проработан механизм их реализации.

К конкурентным преимуществам России отнесено наличие уникальных природных ресурсов: географическое положение, огромные территории, огромные запасы пресной воды, минерально-сырьевых и биологических ресурсов, огромные площади экологически и технически ненарушенной территории, качество человеческого потенциала, квалификации населения, развитие фундаментальной и прикладной науки, сильные позиции на некоторых мировых рынках. Россия располагает достаточным природно-ресурсным потенциалом для создания процветающего государства.

К числу конкурентных недостатков отнесены: значительная часть территории (более трех четвертей) плохо пригодна для проживания либо требует высоких затрат на создание приемлемых условий жизни; низкое качество (по соотношению "затраты/качество" с точки зрения использования в массовом производстве) трудовых ресурсов по сравнению со странами Юго-Восточной и Центральной Азии (включая оплату труда и социальную нагрузку); недостаточные дисциплина обязательств и отношений, эффективность государственного регулирования, качество государственных услуг, обусловливающее высокий уровень непроизводительных трансакционных издержек и рисков предпринимательства из-за незащищенности собственности и контрактов. Кроме того, высокие транспортные издержки, неразрывность менеджмента в экономике и социальной сфере, отсутствие (за несколькими исключениями) мировых брендов, недостаточное развитие инфраструктуры, институционально-правовой и судебной системы.

Перечень конкурентных недостатков, обозначенных в правительственных документах, следует дополнить по крайней мере еще одним очень важным, но недооцененным - низким базовым уровнем технологического развития, в том числе и в таких видах деятельности, как добыча и первичная переработка сырьевых ресурсов.

Износ основных фондов на начало 2007 г. достиг 46,3%. Это означает, что уже в ближайшие годы можно ожидать обвального выбытия основных фондов, к сожалению, по причине не только морального, но и физического износа. Пока коэффициент выбытия составляет 1%. В добывающих производствах износ достигает 53,3% на начало 2007 г., в производстве и распределении электроэнергии, газа и воды - 51,4%. В таких условиях деятельность этих производств будет сопровождаться повышением издержек и нуждаться во все более объемных инвестициях.

Пока положение мало меняется к лучшему. Практически незаметное ускорение темпов обновления основных фондов (с 3,6% в 1992 г. до 3,9% на конец 2007 г.) еще далеко до необходимых для вхождения российской экономики в систему мирохозяйственных связей как страны, конкурентоспособной не только из-за наличия, добычи и поставки на внешний рынок невозобновляемых ресурсов углеводородного и металлургического (в меньшей степени) сырья.

Чтобы достичь в ближайшее время технологического уровня стран с Индустриально развитым хозяйством, необходимо довести и сохранить устойчивость обновления основных фондов до показателей, сложившихся в 1970-1980-х гг. (8-10%) при соответствующем мировом качестве направляемых на эти цели машин, оборудования, технологий. Попытки "заткнуть" технические провалы расширением импорта современных технологий и машин не решают проблему, вернее - способны лишь на ограниченное время снять ее остроту.

Несмотря на обилие недостаточно увязанных между собой программ (в частности, по цепочке технологических связей, взаимодействию с наукой), направленных на повышение конкурентоспособности российской экономики и ее инновационного развития, следовало бы разработать еще одну базовую инвестиционную общеэкономическую программу - модернизации основного производственного потенциала страны.

Главным государственным инструментом обоснования и реализации приоритетных путей усиления конкурентоспособности российской промышленности за счет модернизации основных производственных фондов и структурной диверсификации в рамках должен стать Внешэкономбанк - качественно новый институт финансово-кредитной системы страны. Подобная программа также должна предусматривать изменение структурных ориентиров развития (инвестиционных и технологических, приоритетов, использования сбережений экономики и др.), более тесную интеграцию инновационных стратегий государства и капитала, более жесткое согласование проектов развития производств и научных исследований и пр.

Пока только единичные компании в основном сырьевого сектора позиционируются как новаторы и формируют инновационные стратегии, опирающиеся на самостоятельную разработку новых технологий, а не на приобретение импортных машин и технологий. Оценочно доля инновационно ориентированных предприятий в промышленности России составляет от 0,7 до 42%. Средняя их доля - 23% против 62% в странах ОЭСР. Совокупные затраты на НИОКР -5,3% уровня США, а бюджетные расходы на эти цели, оцененные с учетом паритета покупательной способности валют - 7,4% расходов США (в фактически действующих ценах почти в 2 раза ниже). Как видно - отставание кардинальное. Тем более если учесть, что инновационные предприятия, отвечающие международным стандартам, главным образом сосредоточены в оборонной промышленности.

Для создания и закрепления устойчивых, долговременных конкурентных преимуществ ориентация на импорт технологий экономически не оправдана, поскольку создает иллюзию их достижения, отдаляет и ограничивает возможности становления высокотехнологичных конкурентоспособных национальных производств в тех видах деятельности, где это еще возможно и экономически оправдано. В правительственных программах особо выделяются отрасли, конкурентоспособность которых базируется на естественных конкурентных преимуществах, обладающих стратегическим экспортным потенциалом. Это - добыча полезных ископаемых, добыча биологических ресурсов, лесная промышленность, производство электроэнергии и энергоносителей. Их конкурентоспособность сохранится на мировом рынке даже при обострении конкурентных недостатков российской экономики.

Можно заключить, что пока правительство при разработке перспективных материалов больше опирается на наследуемые преимущества, основанные на географических и исторических особенностях, наличии биологических и сырьевых ресурсов, мы находимся в самом начале пути создания конкурентных преимуществ. Поэтому наряду с поступательным на протяжении последних лет экономическим ростом параллельно усиливается зависимость экономики от экспорта сырьевых ресурсов и цен мирового рынка углеводородного сырья.

Любой вид промышленной деятельности можно поднять до уровня мировой конкурентоспособности. Все зависит от времени и средств, которые могут быть вложены на достижение этой цели. И, конечно, при условии экономической целесообразности выбора приоритета. Например, развитие легкой промышленности. Упор делается на реализацию двух основных идей: использование преимуществ кластерного подхода, что должно обеспечить текстильное производство современной инженерно-технической, транспортной и социальной инфраструктурой; переориентация производства с хлопкового натурального текстиля на химическое волокно на основе нефтяного сырья, т. е. появится новый, более глубокий передел нефтяного сырья. Кроме того, потребуется почти полное обновление основных производственных фондов легкой промышленности. Это означает, что финансовые вложения в легкую промышленность, как прямые, так и через механизм налогового и таможенного стимулирования, могут быть неподъемными даже для современной финансово состоятельной экономики России. Особенно если форсировать процесс завоевания конкурентных преимуществ в этом виде деятельности.

Легкая промышленность - одна из самых упадочных, депрессивных, обойденных государственным вниманием, в том числе в годы реформ, отраслей российской экономики. Доля инвестиций, направляемых в виды деятельности по классификации ОКВЭД, относящихся к легкой промышленности (текстильное и швейное производство и производство кожи, изделий из кожи и производство обуви), за последние десять лет составляла менее 0,1-0,2% всех инвестиций в основной капитал, в их числе доля бюджетных средств составляла 4,5% в 2005 г. и 1% в 2006 г., т. е. основной упор в инвестиционном обеспечении и развитии отрасли приходился на явно недостаточные собственные средства предприятий и займы. Темпы роста производства текстильной и швейной промышленности длительное время и значительно превышали темпы роста инвестиций. Индекс физического объема инвестиций в основной капитал текстильного и швейного производства равнялся в 2005 г. относительно 2004 г. 80,5%; в 2006 г. относительно 2005 г. - 91,8%.

Еще чуть более года назад при разработке сценарных условий прогноза социально-экономического развития страны на среднесрочную перспективу в программных материалах правительства легкая промышленность была отнесена к третьей группе отраслей, т. е. тех, в которых в среднесрочной и долгосрочной перспективе невозможно производство конкурентоспособных товаров и услуг, и классифицировалась как отрасль без конкурентных преимуществ и с высоким уровнем удельных затрат на оплату труда (в этих отраслях никогда не было никаких конкурентных преимуществ, они работали только на внутреннее потребление в условиях закрытости внутреннего рынка). Предполагалась практическая ликвидация этой отрасли, поскольку сохранение ее возможно только в случае прямого субсидирования из государственного бюджета или косвенного субсидирования за счет потребителей ее продукции в объеме, способном полностью компенсировать конкурентные недостатки.

Инновационное развитие и, как следствие, повышение конкурентоспособности отрасли - безусловная необходимость. Но в условиях экономической социальной и финансовой ситуации, сложившейся в видах деятельности легкой промышленности, характеризующихся высоким уровнем износа основного капитала, быстрым ростом издержек производства, отсутствием технологического задела и инноваций, потребуются инвестиции, явно превышающие обещаемые 2,5 млрд. руб.

Масштабные вложения в НИОКР, технико-технологические работы, модернизация основного капитала пока доступны лишь немногим крупным, высокорентабельным, устойчивым компаниям, к которым предприятия легкой промышленности не относятся. Даже если учесть более высокую, чем в других видах промышленной деятельности, скорость окупаемости основного капитала и оборачиваемости оборотного, все равно требуется дополнительная мотивация для того, чтобы выиграть соревнования с импортом. Следовательно, потребуются дополнительные стимулы финансового порядка от государства, страхование рисков, беспроцентные кредиты, а также внесение законодательных изменений в налоговый и таможенный кодексы, необходимые для достаточно длительной защиты отечественного производителя.

Наблюдаемый рост ВВП обеспечивался совместным действием ряда факторов. Среди них: внешние - сохранение благоприятной ценовой конъюнктуры на мировых рынках сырья, особенно нефти, никеля, золота, леса и др.; внутренние - увеличение бюджетных расходов, высокая инвестиционная активность сектора государственных компаний, а также некоторое расширение предложения кредитных ресурсов, в первую очередь со стороны банков, контролируемых государством. Правда, следует оговориться, что действие последнего фактора вновь снизилось в 2008 г. Доля расходов консолидированного бюджета на развитие отраслей народного хозяйства в 2002-2004 гг. составляла примерно 13%; в 2005 г. - 11,2; в 2006 г. - 11,3; в 2007 г. - 13,9%. По отношению к ВВП доля затрат на национальную экономику колебалась следующим образом: 3,5% в 2005 г., 1,3 - в 2006 г. и 4,7% в 2007 г. Этого недостаточно для поддержания и стимулирования качественных структурных сдвигов.

Федеральным бюджетом на 2007 г. был предусмотрен робкий рост финансирования (ФАИП) в объеме 1,8% ВВП против 1,37% в 2006 г. Однако из федерального бюджета было выделено только 62% предполагаемых сумм, т. е. на деле объем и финансирование не повысились, а в процентах ВВП существенно снизились. При этом основной объем этих средств был направлен на реализацию проектов в сфере транспорта (41%), а также в оборонную промышленность, оставшиеся средства - распределены в уставный капитал государственных корпораций развития, в частности Банк развития и внешнеэкономической деятельности (Внешэкономбанк), Российскую корпорацию нанотехнологий.

Такая динамика инвестиций в экономический рост означает отсутствие последовательной и активной государственной структурной политики, исключает возможность достижения прорывных инноваций в сфере НИОКР, и базисных инноваций в производственной сфере, реализация которых требует кратно больших вложений. Государство располагает ими. Поэтому в среднесрочной перспективе целесообразно усиление направляющего влияния государства на распределение финансовых ресурсов в экономику, на динамику инвестиционного и потребительского спроса и структурно-инновационную динамику, и прежде всего на развитие НИОКР.

Пока все хозяйствующие субъекты экономики расходуют менее 7 млрд. долл. на научно-исследовательские и конструкторские разработки, что значительно меньше, чем расходует одна крупная зарубежная транснациональная корпорация. В расходах федерального бюджета на 2008 г. на фундаментальные исследования и содействие научно-технической революции было выделено порядка 16 млрд. долл. Это мало по меркам даже отдельно взятой крупной международной корпорации. Так, в одной из известных ТНК мира объем затрат на НИОКР подразделений, занимающихся производством только телекоммуникационного оборудования, а не всей компании в целом, в 2008 г. составлял 10 млрд. долл., или 18,3% валовой прибыли подразделения. В структуре затрат на технологические инновации в российской промышленности доля затрат на исследования и разработки многократно ниже, чем, например, в Германии, Франции, Швейцарии, на приобретение машин и оборудования по импорту соответственно кратно выше.

Предстоит сделать выбор между продолжением политики скудного финансирования прикладных исследований (включая финансирование прорывных технологических проектов) при одновременном расширении импорта машин и технологий, или создать более масштабный и действенный механизм финансовой поддержки и реализации (с участием государства - иногда основным) системы технологических инновационных проектов на приоритетных направлениях. В первом случае - получение быстрой отдачи от импорта зарубежных технологий и усиление долговременной импортной зависимости по технике и ее обслуживанию; во втором - хотя результаты более отдаленные, но обеспечивается технологическая и инфляционная устойчивость, устойчивость экономического роста, повышение уровня конкурентоспособности страны.

Что касается корпоративной инвестиционной активности, то в России даже крупные компании сырьевого сектора, способные самостоятельно финансировать научные исследования, не спешат инвестировать в развитие собственных НИОКР, вкладывать средства в создание высоких технологий. Например, в 2006 г. компанией "Майкрософт" только на научные исследования в области информационного обеспечения было истрачено около 27 млрд. долл., компанией "Пфайзер" только в области медицинской техники - более 16 млрд. долл. В тот же период затраты "Газпрома" на все научные исследования составили примерно 1,2 млрд. долл., "Лукойла" - 700 млн. долл., РАО "ЕЭС России" -300 млн. долл.

Для поддержания устойчивости курса на приоритетное развитие инновационных компаний, наукоемких видов деятельности, технологий необходимы доступные долгосрочные кредиты. Банковская система России в ближайшей перспективе их предоставить не в состоянии из-за острого дефицита капитала, низкой капитализации, высокой цены заемных денег и их динамичного удорожания. Между тем машиностроительные компании, потенциальные производители высокотехнологичного оборудования, наиболее сильно нуждаются в заемном финансировании, так как выделяются особо низкой рентабельностью (часто отрицательной), производства, отсутствием потребных финансовых ресурсов.

Соотношение между валовым сбережением и валовым накоплением - финансовый потенциал для наращивания темпов инновационной модернизации экономики - почти не востребован.

Статистика свидетельствует, что уже по крайней мере 16 лет в российской экономике сберегаемые финансовые ресурсы в значительной своей части не используются на цели национального накопления и модернизации экономики, а прямо или косвенно участвует в кредитовании развития экономики других стран. Между тем российская экономика обладает финансовым потенциалом и условиями, благоприятными для проведения модернизации и активизации ее инновационного развития, которые могут не повториться. Экономика растет высокими темпами, финансовый потенциал никогда прежде не был настолько масштабным и готовым к инвестированию в инновационное развитие; обнадеживающе выглядят перспективы обеспечения финансовой устойчивости экономики, сохранения (приумножения) ее денежных сбережений. При этом для перехода от сырьевой экономики к экономике инноваций недостаточно только наличие необходимых финансовых ресурсов, также нужны институциональные трансформации, по возможности безболезненное встраивание российской экономики в мировую хозяйственную систему с учетом национальных интересов России и создание своих крупных, конкрентоспособных ТНК.

Фактически включение российской экономики в мировую уже произошло. Дальнейшее вхождение ее в мировое экономическое пространство и повышение рейтинга ее международной конкурентоспособности связаны в основном со следующими направлениями: встраиванием отечественных предприятий в производственные цепочки транснациональных корпораций (ТНК) по созданию валовой добавленной стоимости; превращением отечественных корпораций в ТНК.

Развитие российских ТНК - новое качество конкурентоспособности, основывающееся на разработанной стратегии и модели транснационализации; позиционировании как крупного собственника нематериальных активов, природных ресурсов, созданных и не созданных конкурентных преимуществ и реципиента прямых иностранных инвестиций на выгодных для российской экономики условиях.

Государственная поддержка отечественных компаний, работающих на международных рынках целесообразна в форме: активной поддержки международных норм и правил производства товаров и услуг, в том числе и инновационных, установленных общепризнанными многосторонними соглашениями; недопущения введения неоправданных региональных ограничений, создающих дискриминационные условия для российских производителей за рубежом.

В случае вступления в силу соглашений России с ВТО государство должно обеспечить защиту наиболее слаборазвитых сегментов рынка (с учетом интересов потребителей, фактического и потенциального уровня доступа иностранных поставщиков на каждый сегмент, наличия адекватной законодательной и нормативной правовой базы), а также сохранение системы двусторонних международных соглашений.

Комментарии (0)add comment

Написать комментарий
меньше | больше

busy