Производственные мощности российской промышленности: потенциал импортозамещения и экономического роста


Производственные мощности российской промышленности: потенциал импортозамещения и экономического роста

Замараев Б.А.
д. э. н.
ведущий научный сотрудник Института
макроэкономических исследований (ФБНУ ИМЭИ)
Минэкономразвития России
Маршова Т.Н.
к. э. н.
завсектором ФБНУ ИМЭИ

Одной из ключевых проблем российской экономики остается состояние ее производственно-технологического потенциала, в первую очередь индустриального. Наличие производственных мощностей1 промышленности, их количественные и качественные параметры, технико-технологический уровень во многом определяют возможности дальнейшего развития страны, способность производства мобильно перестраиваться и адекватно реагировать на меняющиеся условия хозяйствования, инвестиционный и потребительский спрос.

Динамика производственных мощностей российской промышленности2

После произошедшего в 1990-е годы значительного сокращения производственных мощностей в начале 2000-х практически по всем видам экономической деятельности российской промышленности (см. Приложение 1) наблюдалась позитивная динамика их наращивания (хотя она замедлилась в кризис 2008—2009 гг.). Так, добывающие мощности за 1999—2008 гг. увеличились на 20%, а за 2009—2013 гг. — на 6%. Прирост мощностей в обрабатывающих видах деятельности составил примерно 10 и 9% соответственно.

Несмотря на происходившее в этот период увеличение производственных возможностей, оно было явно недостаточным по сравнению с уровнем конца 1980-х — начала 1990-х годов. По нашим расчетам, мощности обрабатывающих производств составляли в 2013 г. около 95% от уровня 1991 г. По некоторым видам экономической деятельности, например текстильному и швейному производству, производству кожи, изделий из кожи и производству обуви, объем современных мощностей составляет менее 50% от уровня 1991 г. Но наиболее сильное сокращение произошло в фондообразующих отраслях. Например, производственные мощности по выпуску деревообрабатывающих станков уменьшились за этот период в 25 раз, по производству металлорежущих станков — в 12 раз, по выпуску тракторов — в 8 раз и т. д.

Положительный тренд увеличения объема производственного потенциала, сформировавшийся в результате взаимодействия двух процессов — ввода и выбытия мощностей, определялся развитием российской экономики, ключевой характеристикой которой стала ее экспортно-сырьевая ориентация. Вследствие этого за весь 15-летний период (1999—2013 гг.) при благоприятной внешней конъюнктуре основные объемы инвестиционных ресурсов направлялись в топливно-энергетические отрасли; менее активно, но также отчасти за счет внешних доходов, финансировались отрасли, ориентированные на потребительский и промежуточный спрос; наконец, меньше всего капитальные вложения направлялись собственно в инвестиционно-ориентированные отрасли.

В результате, например, в ключевой отрасли машиностроения — производстве машин и оборудования — ввод нового оборудования лишь компенсировал (часто не полностью) объем выбытия. Отечественное производство машин и оборудования угнетал масштабный поток импортных поставок. В отсутствие перспектив успешной конкуренции с импортом на внутреннем рынке и при наличии значительных объемов незагруженных производственных мощностей у предприятий не было стимулов создавать новые. Не способствовали росту инвестиций в машиностроение и невысокая рентабельность машиностроительных предприятий, а также дороговизна и низкая доступность кредитных ресурсов.

В топливно-энергетическом сегменте на фоне роста мировых цен на энергетические ресурсы высокая загрузка производственных мощностей, поддерживаемая хотя и замедляющимся, но растущим внешним спросом, стимулировала инвестиционную активность. Но при во много раз больших по сравнению с инвестиционно-ориентированными отраслями объемах инвестиций в топливно-энергетических отраслях в последних также не наблюдалось масштабного прироста мощностей. Ввод новых мощностей лишь незначительно превышал объем их выбытия. В результате среднегодовой прирост мощностей составлял около 1%. Из-за большой и имеющей тенденцию к увеличению капиталоемкости ввода новых мощностей, связанной с исчерпанием действующих месторождений, ухудшением условий добычи, необходимостью развивать инфраструктуру, основная часть инвестиций направлялась на простое воспроизводство добывающих мощностей.

В 2009—2013 гг. динамика производственных мощностей в значительной степени определялась расширением потребительского спроса. Так, если в целом по обрабатывающим производствам среднегодовые темпы прироста мощностей не превышали 1,5—2,0%, то в отдельных сегментах таких потребительски ориентированных видов экономической деятельности, как производство пищевых продуктов, включая напитки, и табака, текстильное и швейное производство, производство кожи, изделий из кожи и производство обуви, производство резиновых и пластмассовых изделий, производство электрооборудования, электронного и оптического оборудования, они достигали 3,5 — 4,0%. При этом в текстильном, швейном и кожевенном производствах рост мощностных объемов в последние 2 — 3 года происходил после длительного и значительного их сокращения, связанного с ликвидацией избыточного и неконкурентоспособного оборудования (табл. 1).

В промышленных отраслях, выпускающих промежуточную продукцию, — химическом производстве, производстве кокса и нефтепродуктов, производстве стройматериалов, деревообработке — темпы прироста мощностей в последнее пятилетие были ниже — 0,5 — 1,5% в среднегодовом измерении. Исключение составляли мощности металлургических производств, прираставшие в среднем на 2,5% в год, значительный объем выпускаемой продукции которых направляется на внешние рынки (см. табл. 1).

Таблица 1

Ввод и выбытие производственных мощностей по видам экономической деятельности в 2009—2013 гг. (в среднем за период, в %)

Вид экономической деятельности

Коэффициент ввода, всего

в том числе коэффициент обновления

Коэффициент выбытия, всею

в том числе коэффициент ликвидации

Продукция потребительского назначения

Текстильное и швейное производство

17,3

2,8

15,2

2,5

Производство пищевых продуктов, включая напитки, и табака

96

3,7

6,4

0,5

Целлюлозно-бумажное производство, издательская и полиграфическая деятельность

7,5

2,5

7,1

1,2

Производство автомобилей, прицепов и полуприцепов

7,2

4,4

6,3

0,3

Производство кожи, изделий из кожи и производство обуви

6,9

1,4

4,2

0,6

Продукция инвестиционного назначения

Производство электрооборудования, электронного и оптического оборудования

11,3

2,8

13,2

1,1

Производство судов, летательных и космических аппаратов и прочих транспортных средств

9,4

2,0

88

1,8

Производство машин и оборудования

5,9

1,6

6,0

0,9

Продукция промежуточного назначения

Обработка древесины и производство изделий ил дерева

10,9

3,2

9,7

0,8

Химическое производство

8,1

3,2

6,1

1,0

Производство резиновых и пластмассовых изделий

8,1

2,6

5,5

0,8

Производство прочих неметаллических минеральных продуктов

7,0

3,2

5,7

0,9

Металлургическое производство и производство готовых металлических изделий

6,7

1,9

4,1

0,3

Добыча полезных ископаемых, кроме топливно энергетических

4,4

1,1

3,5

0,5

Производство коксов, нефтепродуктов и ядерных материалов

3,8

1,8

3,3

0,9

Продукция топливно-энергетического назначения

Добыча топливно-энергетических полезных ископаемых

6.4

3,3

5,3

1.9

Источники: Росстат; расчеты авторов.

Особо отметим прирост в среднем на 2% в год объемов мощностей по производству транспортных средств и оборудования. Это произошло благодаря наращиванию производственного потенциала по выпуску продукции как потребительского, так и инвестиционного назначения. Например, в 2013 г. в потребительском сегменте мощности по выпуску легковых автомобилей увеличились на 17,5%; в инвестиционном сегменте в производстве железнодорожного подвижного состава мощности по выпуску магистральных тепловозов приросли на 48%, грузовых вагонов — на 10%.

Ввод мощностей

В фиксируемом статистикой вводе мощностей наряду с показателями ввода в результате строительства новых предприятий, а также расширения, реконструкции, технического перевооружения и модернизации действующего производства (эти процессы характеризует коэффициент обновления), включается и ввод мощностей в результате аренды оборудования, изменения номенклатуры продукции, прочих факторов, характеризующих процессы реорганизации производства. Как свидетельствуют расчеты, при достаточно высоких общих показателях ввода реальное обновление мощностей протекало гораздо менее интенсивно. Удельный вес ввода новых мощностей, различаясь по отраслям, как правило, не превышал 50% общего объема ввода, чаще находясь на уровне 15—25%.

Для оценки потенциала ускорения экономического роста и импортозамещения важен прежде всего ввод новых мощностей, поскольку именно они позволяют наращивать выпуск современной, соответствующей передовым технико-технологическим параметрам и потребительским свойствам продукции, способной заменить импорт. Структура прироста новых мощностей не в полной мере отвечает этим задачам. Можно выделить виды экономической деятельности и производства, где процесс обновления протекал интенсивнее, чем в среднем по промышленности. Это в первую очередь либо экспортоориентированные виды деятельности — добыча топливно-энергетических полезных ископаемых, либо производства, ориентированные на растущий внутренний спрос, — пищевые производства, производство прочих неметаллических минеральных продуктов, химическое производство, деревообработка, машиностроение.

Особо отметим производства, где в последние годы за счет позитивных изменений была обновлена существенная доля мощностей. Так, с 2009 по 2013 г. в производстве грузовых вагонов было введено 25% новых мощностей, мотоциклов — 40, легковых автомобилей — 45, пластмасс — 31, полимерных труб и шлангов — 29, холодильников и морозильников — 29, мяса и субпродуктов — 35, видеомониторов и видеопроекторов — 100% и т. д. Таким образом, в отечественной промышленности формируются сегменты с высокой долей современных мощностей.

В то же время по достаточно широкому кругу ввода новых мощностей в последние годы практически не было. Среди них такие высокотехнологичные, во многом определяющие уровень экономического развития страны и ее место в мире, как производство гражданских самолетов, вертолетов, троллейбусов, электродвигателей, антибиотиков и проч.

При различной динамике по видам деятельности в целом процесс обновления производственных мощностей осуществлялся недостаточно интенсивно и носил сегментарный характер. Происходившее обновление не позволяло провести комплексную модернизацию производства, заметно повысить технико-технологический уровень широкого круга мощностей. Оно преимущественно носило «точечный» характер, что не решает проблемы модернизации всей отечественной промышленности и не дает возможности кардинально заменить производственный аппарат, в том числе отраслей, производящих продукцию с высокой долей добавленной стоимости. Ввода новых производственных мощностей недостаточно для организации массового производства продукции, соответствующей по качеству зарубежным аналогам и способной с ними конкурировать. При сохранении сложившихся темпов в целом полное обновление промышленных мощностей может произойти лишь через 30-50 лет.

Что касается других компонентов ввода мощностей в результате изменения номенклатуры продукции, аренды оборудования, прочих факторов, - то они, как правило, связаны с адаптацией производства к изменяющимся условиям хозяйствования и спроса. Пик этих изменений пришелся на 1998 — 1999 гг., и в основном они были присущи обрабатывающим многономенклатурным производствам, в которых чаще происходят сдвиги в структуре выпуска, определяющие изменение профиля мощностей. В 2009—2013 гг. высокие показатели ввода мощностей в результате рассматриваемых факторов были характерны для текстильного и швейного производства, производства кожи, изделий из кожи и производства обуви, производства машин и оборудования, производства электрооборудования, электронного и оптического оборудования, производства транспортных средств и оборудования.

Выбытие мощностей

Процесс выбытия мощностей наряду с ликвидацией из-за ветхости и исчерпания запасов включает выбытие в результате сдачи оборудования в аренду, изменения номенклатуры продукции, прочих факторов. При довольно высоком общем уровне выбытия физическое списание средств труда, характеризуемое коэффициентом ликвидации, сохраняется на незначительном уровне. В добывающих производствах ежегодно ликвидировалось менее 2% мощностей, в обрабатывающих — менее 1%. Ликвидация мощностей несколько ускорилась в 2009—2010 гг. В результате кризисного спада производства, приведшего к резкому снижению уровня использования мощностей, активизировался процесс вывода предприятиями излишнего неконкурентоспособного оборудования. Однако в последующем масштабы выбытия вернулись к докризисному уровню. Наиболее массовая ликвидация изношенных мощностей происходила в текстильном и швейном производстве, целлюлозно-бумажном производстве, производстве электрооборудования, электронного и оптического оборудования, производстве транспортных средств. В этих видах деятельности накопленная потребность в замене мощностей в определенной степени была реализована.

В структуре общего выбытия мощностей большой удельный вес составляют параметры выбытия, не связанные с физической ликвидацией мощностей: от 70 до 95% его общего объема. Это происходит вследствие сдачи их в аренду, изменения номенклатуры продукции, реорганизационных мероприятий и отражает поиск предприятиями эффективных решений для обеспечения сбыта своей продукции при изменяющихся экономической ситуации и спросе. Часто они связаны с процессами реорганизации предприятий и сменой собственников. Наибольшие значения рассматриваемых коэффициентов выбытия были характерны для производства машин и оборудования, электрооборудования, электронного и оптического оборудования, транспортных средств, текстильного и швейного производства.

В целом масштабы ликвидации и коэффициенты выбытия мощностей по ветхости и износу оставались очень низкими. Это негативно отражалось на среднем возрасте оборудования, на продолжительности сроков его службы, приводило к накоплению устаревших и изношенных мощностей.

Качественные характеристики промышленных мощностей

Обобщенный анализ воспроизводственных характеристик мощностей российской промышленности свидетельствует о том, что обновление производственных мощностей происходило недостаточно активно, а его параметры усиливали топливно-энергетическую ориентацию российской экономики. Сегодня современная, развитая, конкурентоспособная промышленность — не только фактор успешного и динамичного экономического роста, но и важнейшее условие обеспечения стратегической безопасности страны. Однако сложная наукоемкая промышленность занимает недопустимо низкую долю в объеме производственных мощностей. Структура мощностей по уровню их технологичности за последнее десятилетие практически не изменилась (см. Приложение 2).

Очень низок удельный вес высокотехнологичных производств. Доля высокотехнологичных мощностей в общем объеме производственных мощностей промышленности составляет порядка 9%, а средне-технологичных высокого уровня — чуть более 14% (рис. 1).

Принадлежность мощностей к вышеперечисленным уровням технологического развития не означает автоматически их высокое качество и конкурентоспособность. Одной из важных характеристик производственных мощностей может быть «индекс качества», оцениваемый как удельный вес новых мощностей в возрасте до 5 лет включительно в их общем объеме, поскольку именно они выступают носителями прогрессивных технологий и способов производства. Расчеты показывают, что сегодня «индекс качества» мощностей в целом по промышленности составляет порядка 15%.

В экспортно-сырьевой модели российской экономики больше, чем в целом по промышленности, новыми мощностями вооружена добыча топливно-энергетических полезных ископаемых, где «индекс качества» равен 17,8% (рис. 2).

Большинство обрабатывающих производств характеризуется низким индексом качества мощностей — 8 — 13%. Хотя имеются исключения. На общем фоне выделяется пищевая отрасль, где доля новых мощностей составляет около 22% производственного потенциала. Емкий, со значительными перспективами развития внутренний рынок, короткие сроки окупаемости и относительно небольшая стоимость инвестиционных проектов сделали эту отрасль привлекательной как для отечественных, так и для иностранных инвесторов, что позволило провести ее масштабную модернизацию и обновление. Аналогичные процессы происходили и на предприятиях, производящих легковые автомобили. Если в целом по производству автомобилей, прицепов и полуприцепов «индекс качества» мощностей составлял в 2013 г. 17,7%, то по производству легковых автомобилей в результате успешной реализации стратегии по привлечению в отрасль иностранных инвесторов — 37,5%.

Выделим отрасли, выпускающие продукцию инвестиционного назначения, в которых доля новых мощностей превышает средний уровень по обрабатывающей промышленности в целом. Это производство электро-оборудования, электронного и оптического оборудования (17,3%), ряд инвестиционно-ориентированных подотраслей в производстве транспортных средств и оборудования: например, «индекс качества» мощностей по выпуску железнодорожного подвижного состава составил в 2013 г. по магистральным электровозам — 47,7%, по магистральным тепловозам — 32,4, по грузовым магистральным вагонам — 20%.

«Индекс качества» выше, чем в среднем по обрабатывающим производствам, в таких отраслях, как обработка древесины и производство изделий из дерева, производство прочих неметаллических продуктов. Однако даже по этим видам экономической деятельности доля новых мощностей не превышает V5 общего объема мощностей. Отстает по технологической модернизации отрасль, которая должна определять и обеспечивать средствами производства не только промышленность, но и все остальные виды деятельности национального хозяйства: в производстве машин и оборудования «индекс качества» только 8,5%. Хуже ситуация лишь на предприятиях по добыче полезных ископаемых, кроме топливно-энергетических, где он составляет 4,9%. Таким образом, оснащение новыми мощностями предприятий, изготавливающих машины и оборудование инвестиционного назначения для других отраслей, почти не отличается от таких «высокотехнологичных и передовых» производств, как добыча песка, гравия, торфа.

Подчеркнем, что выделять лидеров модернизации нередко можно только по отношению к другим видам деятельности отечественной экономики. Даже модернизированные производства по уровню технологического развития во многом отстают от зарубежных аналогов.

Именно новые, современные производства могут быть лидерами, обеспечивающими импортозамещение. Но отсутствие в предшествующие годы массового ввода современных, высокотехнологичных производственных мощностей объективно ограничивает возможности импортозамещения. К тому же эти мощности загружены практически полностью, но, несмотря на это, доля производимой на них продукции невысока и составляет порядка 20% общего объема промышленного выпуска. Чуть выше — 30 — 35% — доля продукции, производимой на новых мощностях, в таких видах экономической деятельности, как производство пищевых продуктов, производство электрооборудования, электронного и оптического оборудования, производство транспортных средств и оборудования.

Анализ воспроизводственных характеристик мощностей показывает, что в их качественном состоянии происходили позитивные сдвиги. По ряду видов экономической деятельности увеличивался «индекс качества» мощностей, уменьшалась доля оборудования, функционирующего за пределами нормативных сроков службы, снижались износ основных фондов и доля полностью изношенных фондов. Но эти изменения в структуре мощностей были недостаточными. При наличии положительных тенденций они не носили устойчивого характера, а главное, их темпы не обеспечили значительных прогрессивных преобразований всего наличного массива промышленных мощностей. Другими словами, несмотря на некоторое улучшение качественных параметров, скорость перевооружения отечественной промышленности на современной технико-технологической основе была низкой. Таким образом, происходящая модернизация не привела к существенному улучшению качественных характеристик производственного аппарата российской промышленности.

Уровень загрузки мощностей

Низкий уровень загрузки производственных мощностей был одним из факторов высоких темпов роста российской экономики после кризиса 1998 г. В настоящее время условия менее благоприятны. В первую очередь это относится к имеющимся мощностным резервам. Если в 1998 г. во всей промышленности было загружено чуть более 1/3 мощностей — 36,5%, то в 2014 г. уровень использования мощностей значительно выше — 66,1% (рис. 3).

За средним показателем загрузки скрывается значительная дифференциация мощностей по уровню их использования, которая отражает существенные различия в конкурентоспособности выпускаемой продукции. Во-первых, это часть производственного аппарата, которая на протяжении последних лет характеризуется предельно высоким уровнем использования — 80% и более. Сюда относятся добывающие производства (нефть и газ), производство кокса и нефтепродуктов, отдельные производства промышленности строительных материалов, химической, металлургической, машиностроительной, деревообрабатывающей отраслей. Увеличить выпуск продукции в данных отраслях весьма проблематично, поскольку использование их производственных возможностей близко к максимальному (рис. 4).

Во-вторых, в большинстве отраслей загрузка мощностей составляет от 50 до 80%. Хотя в этих видах деятельности сохраняется резерв мощностей, но более активное их использование ограничено или отсутствием соответствующего спроса на их продукцию, или конкуренцией со стороны более качественных и/или дешевых импортных аналогов.

Это ряд металлургических производств (загрузка мощностей по выпуску проката составила в 2013 г. 76, стальных труб — 70%), химических производств (серная кислота — 79%, каучуки — 77, удобрения фосфорные и калийные — 76—77, пластмассы — 72%), деревообрабатывающих и целлюлозно-бумажных производств (целлюлоза — 78%, плиты древесноволокнистые — 78, картон — 77, дверные блоки — 68%), производств стройматериалов (кирпич — 76, галька, гравий — 63%), пищевых производств (мясо — 62%, макаронные изделия — 60, сыры — 59%), машиностроительных производств (автокраны — 73%, легковые автомобили — 68, литейные машины и сталеплавильное оборудование — 67, тепловозы — 67%) и проч.

И, наконец, в-третьих, хронически низкозагруженные мощности, коэффициент использования которых длительное время находится на уровне ниже 20—30% (рис. 5).

Потенциал дозагрузки промышленных мощностей

Выявление резервов роста на имеющихся мощностях связано с определением оптимального уровня их использования. Из-за необходимости содержать различного рода мощностные резервы (технологические, аварийно-ремонтные, мобилизационные)3, невозможности равномерно загружать оборудование при многономенклатурном производстве, сезонных и конъюнктурных колебаниях выпуска загрузка мощностей практически никогда не составляет 100%. В качестве оптимального значения обычно используют подход «уровень загрузки мощностей, не ускоряющий инфляцию»4.

В работах зарубежных экономистов указанный уровень в странах Западной Европы и США оценивают в диапазоне 75-82%. По расчетам Центра инвестиционной политики и инноваций ИМЭИ, в России он существенно ниже и по всей промышленности составляет примерно 67%, что, по сути, близко к коэффициентам загрузки в 2013-2014 гг. Это различие в первую очередь обусловлено низким качеством производственного потенциала российской промышленности, в результате дозагрузка имеющихся мощностей часто сопряжена с дополнительными инвестициями в их модернизацию и техническое совершенствование. При формальном наличии определенных резервов их практическое использование для наращивания производства, в том числе импортозамещающей продукции, может быть ограничено. Тем не менее такие резервы есть, причем по некоторым видам экономической деятельности весьма значительные. Для выявления потенциала роста отраслей отечественной промышленности были оценены возможности дозагрузки наличных производственных мощностей путем сопоставления текущего коэффициента их использования с максимальным уровнем, достигнутым в 2006-2014 гг.5 Расчеты показывают, что сегодня резервы увеличения выпуска на имеющихся мощностях составляют от 5 до 20 п. п. Наиболее перспективны с этой точки зрения пищевые производства, легкая промышленность, ряд машиностроительных отраслей, электронная промышленность (табл. 2).

Таблица 2

Возможный потенциал дозагрузки производственных мощностей

Вид экономической деятельности

Возможность дозагрузки мощностей, п. п.

Справочно: уровень загрузки мощностей в 2014 г, %

Продукция инвестиционного назначения

Производство машин и оборудования

25

39,7

Производство электрооборудования, электронного и оптического оборудования

24

44,3

Производство судов, летательных и космических аппаратов и прочих транспортных средств

23

52,3

Продукция потребительского

назначения


Производство кожи, изделий из кожи и производство обуви

24

56,6

Производство автомобилей, прицепов и полуприцепов

23

51,8

Производство пищевых продуктов, включая напитки, и табака

22

52,6

Текстильное и швейное производство

14

58,4

Обработка древесины и производство изделий из дерева

12

62,8

Продукция промежуточного назначения

Целлюлозно-бумажное производство, издательская и полиграфическая деятельность

21

64,3

Металлургическое производство и производство готовых металлических изделий

19

62,4

Производство прочих неметаллических минеральных продуктов

18

62,7

Производство резиновых и пластмассовых изделий

И

65,2

Химическое производство

9

68,3

Добыча полезных ископаемых, кроме топливно-энергетических

7

82,0

Производство кокса, нефтепродуктов и ядерных материалов

2

94,4

Продукция топливно-энергетического назначения

Добыча топливно-энергетических полезных ископаемых

4,0

83,7

Источники: Росстат; расчеты авторов.

Можно выделить две группы отраслей отечественной промышленности, различающихся возможностями наращивать выпуск. В первой группе, к которой преимущественно относятся добывающие отрасли и отрасли первичной переработки, резервы дозагрузки невелики и составляют порядка 4-8 п. п. Поэтому существенное увеличение выпуска на мощностях этой группы производств требует соответствующих капитальных вложений. Но поскольку значительная часть выпускаемой ими продукции направляется на зарубежные рынки, то внешние ограничения и высокая конкуренция создают экономические ограничения по выпуску, и наращивать данные мощности нет необходимости.

Во второй группе отраслей резервы значительно выше — порядка 20 п. п. К ней относятся машиностроительные отрасли, металлургическое производство, производство прочих неметаллических минеральных продуктов, целлюлозно-бумажное производство, производство пищевых продуктов. При оценке возможностей наращивать выпуск на существующих мощностях данной группы следует учитывать, что высокие коэффициенты загрузки, как правило, достигались на коротких временных интервалах (1-3 месяца). С одной стороны, это свидетельствует о возможности использовать часть не загруженного сегодня производственного потенциала. Однако, с другой стороны, из-за небольших масштабов обновления в последние годы для обеспечения длительного и стабильного функционирования в подобном режиме потребуется модернизация производственного аппарата, то есть соответствующие инвестиции.

Отметим, что даже при наличии резервных мощностей их длительное и бесперебойное функционирование для выпуска конкурентоспособной продукции может быть обеспечено только при расшивке, в первую очередь с помощью инвестиций, «узких мест» в экономике. Из-за разрыва технологических цепочек, отсутствия квалифицированных кадров, несбалансированности различных элементов производственных мощностей небольшой рост коэффициента загрузки — среднего показателя, за которым скрывается значительная дифференциация по отдельным компаниям, — может сопровождаться существенным увеличением «узких мест», в результате предприятия не смогут наращивать выпуск на существующих мощностях.

Обратим внимание еще на одно обстоятельство. В ряде видов экономической деятельности наличие резервов связано с отдельными группами мощностей. Например, если формально мощности российских стекольных заводов превышают потребности внутреннего рынка, то на практике избыток касается только мощностей, производящих стекло с относительно низкими характеристиками. Поэтому в короткие сроки заметно нарастить выпуск качественной продукции, даже при формальном наличии резервов мощностей, затруднительно. Таким образом, во многих отраслях при невысоком общем коэффициенте использования мощностей потенциал расширения производства без инвестиций весьма ограничен.

Производственные мощности: перспективы импортозамещения и ускорения экономического роста

Наличие значительных объемов незагруженных производственных мощностей стало одним из ключевых факторов, обеспечивших впечатляющие темпы роста российской экономики после кризиса 1998 г. Девальвация национальной валюты6 привела к резкому удорожанию импорта, освободила многие сегменты внутреннего рынка и сформировала условия для более полного использования существующей производственной базы. Имевшиеся значительные резервы мощностей и свободной рабочей силы в промышленности при расширении внутреннего спроса позволили быстро увеличить объем выпуска на имеющихся мощностях. В дальнейшем этому способствовал динамичный рост доходов предприятий и населения вслед за растущими ценами на мировых рынках нефти. В результате промышленное производство в 1999—2007 гг. росло со среднегодовым темпом 7,3% (табл. 3).

Таблица 3

Динамика загрузки производственных мощностей промышленности

Показатель

1989

1998

1999

2007

2008

2009

2010

2013

Уровень загрузки, %

85,9

36,5

42,2

68,7

68,4

61,0

64,6

66,1

увеличение (+), снижение (-), среднегодовое за период, п. п.

-5,5

-5,5

3,6

3,6

-3,9

-3,9

1,3

1,3

Справочно:

Динамика промышленности, %

0,3

-5,2

11,0

6,8

0,6

-10,7

7,3

0,4

рост (+), спад (-), среднегодовой за период, %

-8,3

-8,3

7,3

7,3

-5,2

-5,2

4,0

4,0

Источники: Росстат; расчеты авторов.

В настоящее время такое уникальное сочетание благоприятных условий невозможно. В первую очередь это относится к наличию не-задействованного производственного аппарата. Если посткризисный рост экономики в 1999-2008 гг. сопровождался резким увеличением загрузки мощностей, которая в совокупности за весь период выросла на 31,9 п. п. — соответственно с 36,5 до 68,4%, то за четыре года после кризиса 2008-2009 гг. она увеличилась лишь на 5,1 п. п. — с 61,0 до 66,1%, то есть до значения, близкого к оптимальному уровню загрузки мощностей в российской промышленности. Сегодня отсутствие существенного резерва свободных мощностей не позволяет заметно нарастить выпуск продукции даже в условиях значительного номинального ослабления рубля, как после кризиса 1998 г. (см. табл. 3).

Отметим следующее обстоятельство. После провальных 1990-х годов, когда благосостояние подавляющей части домашних хозяйств значительно снизилось, требования к качеству и потребительским характеристикам товаров и услуг были относительно невысокими. Поэтому наличие незагруженных мощностей, несмотря на то что технико-экономические и потребительские характеристики продукции, выпускаемой на них, не соответствовали параметрам мировых аналогов, могло в значительной степени удовлетворить растущий внутренний спрос — потребительский, промежуточный и инвестиционный.

В настоящее время внутренний рынок насыщен современной качественной продукцией, в том числе за счет масштабных поставок из-за рубежа. Если бы продукция отечественных производителей, в первую очередь промышленных предприятий, имела конкурентные преимущества перед импортом, то она выиграла бы у него и до введения рядом западных стран антироссийских санкций.

В условиях санкций вновь стал актуальным вопрос о перспективах политики импортозамещения. Как представляется, они не радужные. Прежде всего может ухудшиться эксплуатация имеющихся мощностей, обновление и модернизация которых происходили в значительной степени на основе импортных технологий и оборудования7. Ограничение доступа к иностранным технологиям, комплектующим и оборудованию при отсутствии соответствующих отечественных разработок может негативно сказаться на уровне выпуска и качестве ряда отечественных продуктов:

  • по некоторым видам экономической деятельности произойдет замедление, а по отдельным возможна и полная остановка процесса модернизации и обновления производственных мощностей из-за отсутствия доступа к импортному оборудованию и технологиям, пока не удастся либо наладить собственное производство, либо найти альтернативных иностранных поставщиков;
  • уже в среднесрочной перспективе на функционирование производственных мощностей может повлиять удорожание импортных деталей, комплектующих и запасных частей из-за ослабления рубля. Несвоевременное техническое обслуживание и ремонт оборудования приведут к его ускоренному износу;
  • по позициям, где уже сегодня импортное оборудование можно заменить на отечественные аналоги, возможны ухудшение качества выпускаемой продукции и увеличение ее себестоимости из-за более высоких издержек и низких потребительских свойств российской продукции.

Машиностроение — одна из наиболее импортозависимых отраслей. За 2000-2013 гг. импорт по статье «Машины, оборудование и транспортные средства» увеличился почти в 15 раз (с 10,6 млрд до 152,6 млрд долл.), доля машиностроительного импорта в общем объеме импорта возросла с 31,4 до 48,5%. В результате санкций отечественное машиностроение может столкнуться со снижением привлекательности отрасли и оттоком инвестиций, утратой доступа к новейшим технологиям и потерей рынков сбыта.

В российской экономике нередко отсутствуют отечественные аналоги не только машин и оборудования, поступающих по импорту, но и сырья и материалов. Экономическое развитие, в основном опирающееся на внешний спрос и внешние доходы, привело к деградации инвестиционно-ориентированных производств и примитивизации производств, выпускающих промежуточную продукцию. В результате часть необходимого сырья, расходных материалов и комплектующих сегодня в стране не производится. Из-за отсутствия отечественного производства многих видов редкоземельных металлов, катализаторов, ферментов, кормовых добавок и т. д. не удается увеличить загрузку производственных мощностей в ряде металлургических, химических, пищевых и других производств.

Проведенный в январе 2015 г. опрос в промышленности выявил, что самой массовой проблемой импортозамещения предприятия считают «отсутствие отечественных аналогов оборудования и сырья любого качества». С невозможностью заместить поступающую по импорту продукцию могут столкнуться 62% предприятий. Если данную продукцию выпускают внутри страны, то она серьезно уступает зарубежной по соотношению «цена — качество». В большинстве отраслей соответствующие претензии высказывали 30-40% представителей опрошенных промышленных предприятий (Цухло, 2015).

Среди основных препятствий для расширения выпуска промышленной продукции, в том числе в контексте импортозамещения, характерных для большинства видов экономической деятельности и межотраслевых комплексов, в первую очередь следует отметить ограничения по производственному потенциалу. Как отмечалось выше, в результате определенного обновления произошли позитивные сдвиги в наличии, структуре и качестве производственных мощностей, но доля мощностей, соответствующих современному уровню, недопустимо низка. При этом наблюдается значительная неравномерность технико-технологического уровня производства в разных видах экономической деятельности.

Действующие производственные мощности российской промышленности, их качество и технический уровень сформировались и определяются сложившейся экспортоориентированной моделью воспроизводства национального хозяйства. В большей степени отвечают современному уровню мощности топливно-энергетического сектора и ряда потребительски ориентированных видов экономической деятельности. Нефть и газ — основа конкурентоспособности российской экономики на внешних рынках. Достаточно удовлетворительные характеристики мощностей, работающих на потребительский спрос, объясняются их интенсивным обновлением из-за острой конкуренции на внутреннем рынке с зарубежными аналогами, в большом количестве поступающими по импорту. Наконец, хуже всего обстоят дела с производственным потенциалом машиностроения — отрасли, которая должна определять и обеспечивать средствами производства национальное хозяйство страны. Это стало следствием многолетнего невнимания к состоянию дел в производстве машин и оборудования инвестиционного назначения.

В короткий срок и по всему спектру промышленных отраслей создать современные высокотехнологичные производства и повысить их удельный вес в экономике невозможно. Необходимо сконцентрировать усилия на стимулировании развития отраслей, имеющих резервы для выхода на мировой уровень конкурентоспособности, а также производств, выступающих сегодня «узкими местами», отсутствие или недостаточные объемы продукции которых сдерживают выпуск в смежных отраслях. Это реально не при уповании на верховенство права и перемены в судебной практике или защите прав частной собственности, а только при разработке и осуществлении осмысленной и активной промышленной политики, требующей значительных капитальных вложений.


Приложение 1

Классификация промышленных видов экономической деятельности по основному назначению выпускаемой продукции

Продукция топливно-энергетического назначения:

CA — добыча топливно-энергетических полезных ископаемых.

Продукция потребительского назначения:

DA — производство пищевых продуктов, включая напитки, и табака;

DB — текстильное и швейное производство;

DC — производство кожи, изделий из кожи и производство обуви;

DE — целлюлозно-бумажное производство, издательская и полиграфическая деятельность;

DM — производство транспортных средств и оборудования в части: Класс 34. Производство автомобилей, прицепов и полуприцепов.

Продукция промежуточного назначения:

СВ — добыча полезных ископаемых, кроме топливно-энергетических;

DD — обработка древесины и производство изделий из дерева;

DF — производство кокса, нефтепродуктов и ядерных материалов;

DG — химическое производство;

DH — производство резиновых и пластмассовых изделий;

DI — производство прочих неметаллических минеральных продуктов;

DJ — металлургическое производство и производство готовых металлических изделий.

Продукция инвестиционного назначения:

DK — производство машин и оборудования;

DL — производство электрооборудования, электронного и оптического оборудования;

DM — производство транспортных средств и оборудования в части: Класс 35. Производство судов, летательных и космических аппаратов и прочих транспортных средств.

Приложение 2

При расчетах использовано применяемое Росстатом деление производств на четыре группы по уровню технологичности8.

К высокотехнологичным видам экономической деятельности относятся: производство фармацевтической продукции; производство офисного оборудования и вычислительной техники; производство электронных компонентов, аппаратуры для радио, телевидения и связи; производство изделий медицинской техники, средств измерений, контроля, управления и испытаний, оптических приборов, фото- и кинооборудования, часов; производство летательных аппаратов, включая космические.

К среднетехнологичным производствам высокого уровня относятся: химическое производство, за вычетом производства фармацевтической продукции; производство машин и оборудования (без производства оружия и боеприпасов); производство электрических машин и электрооборудования; производство автомобилей, прицепов, полуприцепов; производство судов, летательных и космических аппаратов и прочих транспортных средств, за вычетом строительства и ремонта судов и производства летательных аппаратов, включая космические.

К среднетехнологичным производствам низкого уровня относятся: производство кокса и нефтепродуктов; производство резиновых и пластмассовых изделий; производство прочих неметаллических минеральных продуктов; металлургическое производство; производство готовых металлических изделий; строительство и ремонт судов.

К низкотехнологичным видам деятельности относятся: производство пищевых продуктов, включая напитки; производство табачных изделий; текстильное производство; производство одежды; выделка и крашение меха; производство кожи, изделий из кожи и производство обуви; обработка древесины и производство изделий из дерева и пробки, кроме мебели; производство целлюлозы, древесной массы, бумаги, картона и изделий из них; издательская и полиграфическая деятельность; тиражирование записанных носителей информации; производство мебели и прочей продукции, не включенной в другие группировки; обработка вторичного сырья. При расчетах к последней группе были отнесены добывающие производства и производство и распределение электроэнергии, газа и воды (для полного охвата промышленных видов деятельности).


1 Производственная мощность определяется как максимально возможный объем выпуска продукции в единицу времени или объем добычи и переработки сырья в номенклатуре и ассортименте, который определяется с учетом полного использования установленного режима работы производственного оборудования и производственных площадей (Российский статистический ежегодник. 2004. М : Росстат, 2004. С. 413).

2 При анализе развития производственного аппарата отечественной промышленности использована методика комплексной оценки производственных мощностей, позволяющая на базе исходной статистической отчетности Росстата (Баланс производственных мощностей в натуральных единицах измерения) получать обобщенные показатели их объема, динамики и уровня использования, а также качественные характеристики как по основным видам и подвидам промышленной деятельности, так и по промышленному производству в целом. Методика разработана в Центре инвестиционной политики и инноваций ИМЭИ (Водянов, 1995; Маршова, 2011).

3 В ряде видов экономической деятельности такие резервы играют важную роль в обеспечении надежной и бесперебойной работы и могут быть весьма значительными. Например, в электроэнергетике в соответствии с Методическими рекомендациями по проектированию развития энергосистем, утвержденными приказом Минэнерго России от 30.06.2003 г. 281 (СО 153-34.20.118-2003), расчетный резерв мощности составляет от 12 до 22%.

4 «Уровень загрузки мощностей, не ускоряющий инфляцию» — NAICU (Non-Accelerating-Inflation Capacity Utilization) измеряет ограничения для выпуска со стороны основного капитала аналогично тому, как «уровень занятости, не ускоряющий инфляцию» — NAILU (Non-Accelerating-Inflation Labour Utilization), ограничения со стороны трудовых ресурсов. Предполагается, что превышение этих уровней приводит к усилению инфляционных тенденций из-за нехватки и удорожания ресурсов. В случае с производственными мощностями их повышенная эксплуатация ведет к ускорению износа, повышению затрат на ремонт и т. п., что в конечном счете увеличивает издержки и оказывает давление на цены.

5 Для оценки возможных объемов дозагрузки интегральные коэффициенты использования производственных мощностей по видам экономической деятельности в годовом измерении (рассчитанные по форме федерального статистического наблюдения 1 — натура — БМ) дезагрегированы по месяцам, поскольку среднегодовые параметры могут скрывать значительные колебания коэффициентов загрузки в течение года, связанные с конъюнктурными изменениями спроса, сезонностью производства и прочими факторами. Диапазон таких колебаний составляет до 20 25 п. п. В качестве максимально возможного уровня использования мощностей принято максимальное месячное значение на указанном временном интервале, поскольку очевидно, что в производство вовлекаются достаточно работоспособные и выпускающие конкурентную продукцию мощности.

6 За год рубль номинально обесценился почти в четыре раза. Если в июле 1998 г. обменный курс, устанавливаемый Банком России, равнялся 6,24 руб. за 1 долл. США, то в июле 1999 г. 24,19 руб. за 1 долл.

7 За пять лет (2009 2013 гг.) в промышленности доля импортного оборудования в общем объеме инвестиций в оборудование колебалась от 7.5% в производстве и распределении электроэнергии, газа и воды до 11% в добывающих производствах и 30% в обрабатывающих. При этом по ряду обрабатывающих видов экономической деятельности этот показатель был существенно выше: в производстве резиновых и пластмассовых изделий 50%, в текстильном и швейном производстве 49, в обработке древесины и производстве изделий из дерева - 47, в производстве транспортных средств и оборудования 37%.

8 См. сайт Росстата. http://www.gks.ru/wps/wcm/connect/rosstat_main rosstat ги/ statistics/economydevelopment.


Список литературы

Водянов А. (1995). Инвестиционные процессы в экономике переходного периода. М.: ИМЭИ. С. 164 — 173. [Vodyanov А. (1995). Investment processes in a transitional economy. Moscow: IMEI, pp. 164 — 173. (In Russian).]

Маршова Т. (2011). Оценка структуры российского промышленного потенциала и его соответствия задачам модернизации российской экономики // Вопросы статистики. № 7. С. 30 — 43. [Marshova Т. (2011). Estimations of the structure of the industrial capacity of Russia and its consistence with the tasks of modernization of the economy. Voprosy Statistiki, No. 7, pp. 30 — 43. (In Russian).]

Цухло С. (2015). Как победить засилье импорта // Эксперт. 2015. JSfe 1. С. 40—42. [Tsukhlo S. (2015). How to overcome the dominance of imports. Expert, No. 1, pp. 40—42. (In Russian).]

Комментарии (0)add comment

Написать комментарий
меньше | больше

busy