КАЧЕСТВО РОСТА

Реалистическая оценка резервов, факторов и качества экономического роста, в том числе удвоения ВВП, исключительно важна для выработки политики, адекватной требованиям времени и будущего положения России в мировой экономике. Создание условий устойчивого экономического роста, для которого появились значительные финансовые возможности, становится центральной задачей оздоровления и перестройки структуры народного хозяйства, построения новой инновационной экономики.

Жизненно необходимо изменить проводимый сегодня курс на топливно-сырьевую, тупиковую по своим результатам специализацию страны в международном разделении труда. Ничто так не укрепляет национальную безопасность и не делает экономику устойчивой, как производство и экспорт конкурентоспособной, высокотехнологичной продукции.

Новая экономика немыслима без теоретического обоснования нового курса, без ухода от неолиберальной теории "равных возможностей". "Шоковая терапия" затянулась и дает обратные результаты. Политика отстранения государства от экономики (миф "государство - худший собственник") оборачивается на поверку развалом целых отраслей, усилением олигархического капитала и стихии рынка, которые работают нередко против национальных интересов и безопасности. Не следует забывать, что Россия сегодня - это страна с переходной экономикой, трансформация которой предполагает активную роль государства для становления цивилизованного рынка и предпринимательской среды.

Вот почему необходим научный анализ вариантов стратегий экономического роста, их проверка практикой, творческое осмысление зарубежного опыта, особенно новых индустриальных стран.

В контексте сказанного представляет интерес выход в свет солидного научного труда Ю. Воронина, А. Селезнева и Л. Чередниченко, в котором исследуются возможности активизации экономического роста, связанные с преодолением одностороннего подхода к оценке его факторов, обосновывается концепция, представляющая единство содержательного (воспроизводственного), институционального, инструментального и результативного аспектов. Основное внимание уделено анализу условий трансформации социально-экономической системы России на базе комплексного использования факторов роста с акцентом на активизацию интеллектуальных ресурсов и методов государственного регулирования.

Обращает на себя внимание аргументированная критика авторами позиций тех российских ученых-монетаристов и "либералов", которые игнорируют необходимость глубокой реконструкции производственного аппарата экономики. Так, мнение о том, что в России уже создано постиндустриальное общество, не подтверждается, в том числе и официальной статистикой, которая говорит об обратном - о деиндустриализации российской экономики. Опережающее развитие за счет повышения инвестиций и регулирования якобы возможны, но при помощи не государства, а вертикально-интегрированных конгломератных компаний, заменивших собой Госплан. Ошибка заключается не только в противопоставлении государства и крупного бизнеса. Преобразовать уродливую сырьевую и первопередельную структуру нашей экономики, все более зависимой от внешнего рынка, способно только государство путем инвестиционного обеспечения централизованно направляемой структурной политики. При этом речь идет не о непосредственно государственных вливаниях, а о бюджетно-финансовой и налоговой политике, которая смогла бы обеспечить, как везде в мире, переток средств из сырьевых в обрабатывающие отрасли.

Авторы справедливо отмечают, что в России исполнительная власть опирается на рекомендации "околовластных" научных центров, представители которых имеют в экономике собственные интересы и скрытые позиции. Их либеральные мифы - "государство - худший собственник" и "усиление вмешательства государства в экономику создает серьезные ограничения для экономического роста" - подкрепляются и практическими рекомендациями. Это, например, механизм активизации частных инвестиций, мобилизуемых через банковскую систему и рынки ценных бумаг. Однако условий для запуска такого механизма, как показывают авторы, пока нет. Государству остается лишь регистрировать кризисные состояния отечественной экономики.

В настоящее время в России нет государственной экономической политики по формированию и защите частных инвестиций, а попытки привлечения крупных инвестиций из-за рубежа оказались неэффективными. В результате инвестиционная политика не усилила, а ослабила реальный сектор экономики. В этой связи авторами предлагается ряд практических мер по активизации инвестиционного процесса.

Заслуживает внимания позиция их по вопросу перехода к высшим технологическим укладам, от которых сегодня зависят экономический рост и национальная безопасность страны. Но он невозможен без критической массы инвестиций и их качественной структуры. В противном случае экономический рост может быть только конъюнктурным, обусловленным в первую очередь ростом мировых цен на энергоносители. При этом авторы опираются на положения классической политэкономии (рост органического строения капитала), которые верны и в случае роста инвестиций в "человеческий капитал". Критикуется точка зрения о том, что объем инвестиций не имеет существенного значения для успешного экономического роста. Но именно в связи с тем, что на высших уровнях властной иерархии даются рекомендации не придавать значения массе инвестиций, с недопустимой легкостью принимаются решения об их ежегодном урезании.

Бюджет 2004 г., как и всего периода реформ, является бюджетом текущих расходов и ограничения инвестиций госсектора в материальное производство и социальную сферу. Не лучше положение и с бюджетом текущего года. В нем нет ни одной целевой программы поддержки промышленности, которая могла бы помочь, например, флагману российской индустрии - Ижорскому заводу, попавшему во временные трудности с заказами и вынужденному увольнять большое количество специалистов. Пренебрежение промышленной политикой дошло до того, что в программе действий правительства на 2005-2008 гг. не нашлось места для понятия "промышленность".

Авторы призывают критически отнестись к западным рецептам регулирования экономики. Еще более осторожно следует подходить к иностранным рецептам, специально разрабатываемым для России. Так, проект компании "Мак Кинзи" "Экономика России: рост возможен (исследование производительности ключевых отраслей)" содержит прогнозы экономического роста, не подкрепленные экономическими расчетами и не учитывающими глубину трансформационного спада. Оптимистический прогноз активизации факторов экономического роста через привлечение иностранных (американских) инвестиций не получил имперических подтверждений. А попытки "Мак Кинзи" убедить российских экономистов в необходимости управлять экономикой по-американски с ориентацией России на экспорт сырья и энергоносителей и американское присутствие - рекомендация тупикового характера.

Стратегия "заимствования", по мнению авторов, в чистом виде для России не подходит потому, что конкурентные стратегии ведущих мировых держав строятся в расчете на сохранение "провинциального" характера российской экономики.

Экономический рост возможен при реализации собственной стратегии, ориентированной на новые наукоемкие производства, конкурентоспособные на мировом рынке, по которым у России имеются заделы. Важной составной частью ее должно стать развитие государственного сектора экономики, невнимание к которому авторы считают угрозой национальной безопасности, прежде всего, с точки зрения утраты рычагов воздействия на экономический рост. Эта точка зрения разделяется рядом экономистов, считающих, что настала пора думать о качестве экономического роста, нашим крупнейшим "сырьеви-кам" переориентироваться на инвестирование высокотехнологических отраслей, а правительству начать проводить новую промышленную политику. Ключевая задача этой политики - устранение мешающих российским компаниям препятствий через "точечные преференции в различных сферах бизнеса", с тем чтобы традиционная индустрия все больше заменялась наукоемким продуктом, содержащим высокую долю добавленной стоимости. Равноправными участниками такой политики должны стать государство, бизнес, наука, институты гражданского общества.

Острая потребность активного вмешательства государства существует и в регулировании условий воспроизводства способности к труду, в разработке стандартов благосостояния и качества жизни. К сожалению, уже можно говорить о российской модели социального государства как "подобии отсталых стран с неразвитыми формами регулирования социальной сферы". Декларирование социального государства в Конституции РФ не означает понимания путей решения этой проблемы. А предложения о "разгосударствлении социальной сферы" не только противоречат мировому опыту и не корреспондируются с указанными декларациями, но и усиливают социальную дифференциацию общества и асоциальность экономической системы.

Авторы напоминают об "индикаторах качества жизни": уровне потребления, здоровья и продолжительности жизни, уровня информатизации общества, развития науки и образования. По их мнению, невежество как продукт деградации образования становится заметным признаком культуры макроэкономического регулирования в России. Итоговый вывод: "социального государства" в России, где вектором реформ стала грабительская приватизация и утверждение власти криминалитета, пока не получилось и получиться не могло.

Необходима разработка иной стратегии - стратегии "прорыва", чему посвящена заключительная часть работы с акцентом на развитие производства нематериальных благ. К ним, помимо упомянутых индикаторов, отнесены также органы власти и управления. Концептуальное ядро функционирования этих сфер в конечном счете определяет содержание общественной, производственной деятельности, политики и идеологии, направления развития всего общества. В работе отмечается, что в результате деформации образования и всей общественной идеологии произошло резкое снижение качества деятельности органов законодательной и исполнительной власти.

В индексе конкурентоспособности Всемирного экономического форума Россия занимает 11-е из 109 мест по качеству финансовой политики, 40-е по конкурентоспособности, а по уровню государственного регулирования и другим параметрам нематериального производства находится в конце сотни.

Апрельское (2004 г.) общее собрание РАН и последующий конфликт Академии наук с Министерством образования и науки показали, что формирование социально-экономической политики в стране отдано на откуп чиновникам, игнорирующим мнение научного сообщества.

Требуется модернизация всей стратегии социально-экономического развития, разработка концепции экономического роста с ведущей ролью производства нематериальных благ. Авторы предлагают конкретные направления государственной политики обеспечения такого развития, которые, на наш взгляд, заслуживают внимания правительства и высшего политического руководства страны. И здесь гарантом может быть лишь сильное государство. Как ни странно, наиболее четко понимание и поддержку соответствующего курса, в отличие от "наших" либералов и западных защитников демократии в России, выразил германский канцлер Герхард Шредер: "... первоочередной задачей было и остается восстановление роли государства как гаранта безопасности для жителей страны и инвесторов".

По приведенным в отчете правительства в Государственной думе в феврале 2005 г. данным, для экономического роста была использована только треть ресурсов, которые есть у страны. Будут ли правительством извлечены надлежащие уроки и можно ли говорить о начале смены его экономического курса, т. е. перехода от регулирования абстрактных макроэкономических показателей к принятию конкретных мер стимулирования экономического роста, - покажет ближайшее будущее.

Сказанное лишь подчеркивает актуальность рецензируемого труда, полезного с точки зрения давно назревшей необходимости консолидации действительно научной мысли и практических мер на этом направлении.

Комментарии (0)add comment

Написать комментарий
меньше | больше

busy