Россия на мировых рынках интеллектуальных услуг


Россия на мировых рынках интеллектуальных услуг

Л.В. Краснов
 В.П. Шуйский
С.С. Алабян
А.В. Комиссаров
О.В. Морозенкова

Переход России на путь инновационного развития предполагает радикальное изменение ее международной специализации, одним из основных направлений которой становится предоставление интеллектуальных (нематериальных) услуг.
Анализ сдвигов, происходящих в современном мировом хозяйстве, показывает возрастающее значение человеческого потенциала и нематериальных факторов. При этом научные исследования, инновационные технологии, нанотехнологии, образовательные, медицинские, финансовые и другие нематериальные услуги становятся движущей силой мирового экономического роста и занимают все больший удельный вес в мирохозяйственных отношениях. Несомненно, что в перспективе им принадлежит ведущее место в формирующемся глобальном экономическом пространстве, важнейшими звеньями которого являются сферы научных технологий и образования.

Динамика и роль интеллектуальных услуг в развитии мирохозяйственных отношений. Информационная революция, характеризующаяся массовым внедрением компьютеров и интернет-технологий; развитием высокоскоростных телекоммуникационных и транспортных систем; фундаментальными открытиями в биологии и медицине; разработкой конструкционных материалов с заданными свойствами и нанотехнологий, подготовила условия для формирования в развитых странах «новой экономики, основанной на знаниях», и привела к радикальным преобразованиям экономик ряда развивающихся государств. По определению экспертов Международной организации экономического сотрудничества и развития (ОЭСР), инновации стали ключевой движущей силой более продуктивного экономического роста. Нематериальные факторы обеспечивают в странах ОЭСР от 70 до 80% стоимости общественного продукта [1, р. 7-8].

По пути внедрения новых прогрессивных технологий последовательно идут крупнейшие страны мира - Китай, Индия, Бразилия, Мексика - и многие другие азиатские, латиноамериканские и африканские государства.

Тенденция к интеллектуализации мирохозяйственных потоков все полнее охватывает и сферу международных экономических отношений.

Наиболее динамичным сегментом мировой торговли выступает рынок нематериальных технологий (патенты, лицензии, ноу-хау, научные и инжиниринговые услуги, товарные знаки). Объем их экспорта вместе с другими видами интеллектуальных услуг превышает 1 трлн. долл. Быстро растет также экспорт изделий повышенной наукоемкости (электроника, продукция информационно-коммуникационных технологий (ИКТ), авиаракетно-космическая техника, ядерные реакторы и продукты, точные приборы, фармацевтические препараты, нанопродукты, нанотехнологии).

Международные продажи технологий, интеллектуальных услуг и высокотехнологичных изделий в совокупности, по ориентировочным подсчетам, достигают примерно 3 трлн. долл. в год, что составляет почти четверть общего объема мирового экспорта товаров и услуг. В середине 90-х годов прошлого века от 40 до 66% ВВП в странах «семерки» создавалось за счет использования импортных технологий [2, с. 21]. Стоит также отметить, что нематериальные активы, в том числе бренды компаний - их репутация, накопленный опыт, квалификация персонала, налаженные деловые связи - составляют весомую часть в оценках их капитализации на фондовых рынках.

Другим важнейшим процессом, интенсивно воздействующим на мировое развитие, является быстро прогрессирующая интернационализация хозяйственной деятельности, ведущая к усилению взаимозависимости и интеграции национальных экономик, к превращению их в составляющие целостной мирохозяйственной системы. Этот процесс находит отражение в постоянной либерализации внешнеэкономической деятельности, ослаблении запретов и ограничений на перемещение товаров, услуг, капиталов и рабочей силы между странами.

На основе углубления внутриотраслевой специализации и кооперации мировая торговля со второй половины ХХ в. развивается опережающими по сравнению с производством темпами. Преобладающую часть ее прироста обеспечивают поставки продукции обрабатывающей промышленности, прежде всего машин и оборудования, удельный вес которых в мировом экспорте возрос за 1990-е годы соответственно с 70 почти до 80% и с 36 до 40%. Наиболее быстро при этом увеличиваются поставки комплектующих изделий - деталей, узлов, других компонентов - составляющих в настоящее время почти половину экспорта машиностроительной продукции. Развитие технологического обмена становится одним из основных признаков глобализации хозяйственной жизни. Еще более велики масштабы межстрановых перемещений ссудного и инвестиционного капиталов, объемы их десятикратно превышают оборот товаров и услуг. Значительно расширились миграционные перетоки между странами трудовых ресурсов, в которые вовлечены миллионы людей, в том числе десятки тысяч высококвалифицированных специалистов.

Эффективным инструментом реализации глобализационных процессов и укрепления международных контактов выступает всемирная информационная сеть -Интернет. Число ее пользователей превысило 1 млрд. чел. Интернет, служащий целям создания глобального информационного общества, которые провозглашены Окинавской хартией «большой восьмерки» в 2000 г., во все большей мере используется в настоящее время как инструмент для поддержания межнациональных профессиональных контактов, в том числе для проведения видеосовещаний и совместных исследований, дистанционного оказания образовательных и медицинских услуг. Активную роль играет Интернет и в практике трансграничных торговых и финансовых операций. По его каналам осуществляется купля-продажа продуктов интеллектуальной деятельности (техническая документация, программное обеспечение, интеллектуальные услуги), а также ряда материальных продуктов. По экспертным оценкам, оборот электронной коммерции достиг почти половины мирового товарооборота [3, с. 4]. В он-лайновом режиме проводятся расчеты между поставщиками и потребителями, а также банковские переводы. Объем трансграничных операций с использованием электронных денег оценивается примерно в 2 трлн. долл., причем лишь 2% из них связаны с реальными товарами [4, с. 7-8].

Наиболее полно процесс сближения и интеграции национальных хозяйств развертывается в региональных рамках. Сформировался целый ряд международных региональных объединений (Евросоюз, Североамериканская зона свободной торговли, Ассоциация стран Юго-Восточной Азии), страны-участницы которых полностью открыли свои экономики для деятельности их хозяйствующих субъектов и проводят, как правило, скоординированную внешнеэкономическую политику, особенно по вопросам защиты коллективных интересов.

Наиболее развитые интеграционные союзы в последние годы прилагают большие усилия для создания единых научно-образовательных пространств. Так, на Лиссабонском совещании Евросовета в 2000 г. было принято решение о создании европейского научно-инновационного пространства. В развитие этой идеи в Евросоюзе принят ряд рамочных программ, предусматривающих объединение усилий европейских стран в проведении научных исследований и разработке инновационных технологий. В настоящее время завершается реализация VI рамочной программы, нацеленной на формирование единого исследовательского пространства и совместную разработку ряда приоритетных научно-технических проектов. В выполнении проектов участвуют специалисты не только стран - членов ЕС, но и других европейских государств, включая Россию. По проекту новой, VII рамочной программы, рассчитанной на период 2007-2013 гг., предполагается выделить на эти цели свыше 73 млрд. евро (в 4 раза больше, чем по VI программе), в том числе около 45 млрд. евро на развитие сотрудничества в научных и образовательных исследованиях и программах [5, с. 18].

Важный практический шаг в этом направлении - организация под эгидой ЕС научно-образовательной сети Geant, которая объединяет 3,5 тыс. научных центров - от Норвегии до Израиля - с 3 млн. ученых. Сеть позволяет проводить совместные исследования одновременно во многих научных центрах, объединяя их ресурсы и вычислительные мощности. В дальнейшем к глобальным сетям предполагается подключить научные коллективы стран СНГ, Китая, Японии, стран Юго-Восточной Азии [6].

Движущей силой глобализационных и интеграционных процессов в современном мире выступают транснациональные корпорации (ТНК) и банки — многие из них сравнялись по своей мощи с отдельными государствами. В настоящее время примерно 65 тыс. ТНК, имеющих около 900 тыс. филиалов в различных странах, производят более четверти мирового ВВП и контролируют примерно 4/5 мирового банка технических лицензий и патентов, 2/3 объема международной торговли товарами и услугами, причем до 40% ее приходится на внутрикорпоративный обмен [7, с. 39]. В результате деятельности ТНК возникли высокоинтегрированные финансово-промышленные комплексы, которые оперируют в масштабах всего мира и охватывают все стадии производства и реализации продукции - от проведения исследований и разработок, создания в разных странах сети взаимосвязанных специализированных предприятий до организации сбыта и технического обслуживания реализуемых изделий и услуг.

Формы интеграции таких комплексов, применяемые ТНК, различны. Они могут включать учреждение непосредственно подконтрольных материнской компании звеньев-филиалов, дочерних компаний, отделений и представительств или неакционерные виды партнерства, позволяющие сохранить определенную хозяйственную самостоятельность участвующих в деятельности комплекса фирм - лицензионные соглашения, субконтрактацию, франчайзинг, договоры траста. Но все они способствуют формированию глобальных производственно-технологических систем, участники которых связаны тесными и устойчивыми кооперационными отношениями. В орбиту ТНК все активнее вовлекается местный бизнес, что нашло отражение в широком распространении совместных предприятий. Наряду с этим за последние годы заметно усилился процесс международных слияний и поглощений. По данным ЮНКТАД, на эти цели направляется в настоящее время около 3/5 общего объема прямых иностранных инвестиций (ПИИ) США, стран ЕС, Японии.

Растущие затраты на научно-технологические разработки и использование их результатов в условиях обостряющейся конкуренции побуждают многие корпорации к созданию стратегических альянсов долгосрочного характера, позволяющих объединять ресурсы для реализации наиболее крупных и дорогостоящих проектов. Одновременно получила дальнейшее развитие практика аутсорсинга - передачи отдельных функций и операций сторонним партнерам на условиях подряда. Использование этой практики в мире привело к масштабному перемещению ряда производств, в том числе высокотехнологичных, и части НИОКР из развитых экономик с высокой стоимостью труда и освоенными рынками в менее развитые регионы, где имеются потенциально емкие рынки и значительно более дешевая рабочая сила. По оценке агентства по изучению рынка Gartner, на долю аутсорсинга приходится 53% мирового рынка сервисных услуг в сфере информационных технологий. По прогнозу этого агентства, к 2010 г. до 25% всех рабочих мест, которые сегодня информационно-технологические предприятия предлагают в развитых странах, будет находиться в странах с низкой стоимостью труда. Согласно прогнозу аналитической компании Forrester Research, только Америка к 2015 г. лишится 3,3 млн. рабочих мест [8, р. 5-6; 9, с. 5-6].

Все это привносит глубокие системные изменения в развитие международного разделения труда и мировой торговли, в том числе сферы научно-технологического обмена. Основа их формирования - не столько свободный обмен товарами и услугами, сколько организуемые и регулируемые ТНК путем стабильных заказов и долгосрочных договоров потоки технологий, готовых изделий и кооперационных компонентов внутри корпорационных структур, а также между ними, их филиалами и формально независимыми, но тесно связанными с ними контрактными обязательствами фирмами.

Существенно меняется и состав поставщиков высокотехнологичной продукции. До недавнего времени на рынках овеществленных (и неовеществленных) технологий безраздельно господствовали компании США, Японии и крупных западноевропейских стран. Из 50-ти макротехнологий, охватывающих телекоммуникации, компьютерное программирование, ядерные реакторы, авиакосмос, судостроение, новые материалы, 46 принадлежали указанным странам, что позволяло им контролировать 80% емкости рынка высоких технологий.

За последние 20 лет круг экспортеров наукоемких изделий заметно увеличился, прежде всего, за счет Китая, Индии, Бразилии, Мексики и других стран Восточной Азии, Латинской Америки и Африки. Широко используя иностранные инвестиции, технологии и оборудование, они смогли в кратчайшие сроки преобразовать свои экономики, создать современные высокотехнологичные производства, стать крупными поставщиками на мировых рынках промышленных изделий и услуг. Некоторые из них (Южная Корея, Тайвань, Сингапур) составили группу так называемых «новых индустриальных стран». К уровню их развития приближаются Малайзия, Филиппины, Таиланд, Индонезия. Согласно данным ЮНКТАД, в 2002-2007 гг. из осуществляемых во всем мире инвестиционных проектов, связанных с НИОКР, почти половина приходилась на развивающиеся страны Азии и Океании. Оценивая перспективы конкурентоспособного экономического роста в 122-х странах мира (с учетом их способности к использованию инновационных технологий), эксперты Всемирного экономического форума отметили быстрое перемещение на более высокие позиции стран Восточной Азии по этим показателям: Сингапур и Тайвань заняли соответственно 5-е и 13-е место, Республика Корея и Малайзия - 24-е и 26-е, Китай - 54-е (для сравнения: Россия оказалась на 62-м месте) [10].

Укрепили свои позиции на мировом технологическом рынке и некоторые малые европейские страны (Финляндия, Швейцария, Нидерланды, Ирландия), а также Израиль, в то время как США потеряли первенство по 8-ми макротехнологиям [11, с. 129]. По мнению исследователей американского Национального научного фонда, США стали сдавать лидирующие позиции в целом ряде областей науки и инноваций (табл. 1).

Таблица 1

Трансформация позиций 10-ти ведущих мировых поставщиков телекоммуникационного и офисного оборудования, %

Страны

Доля в мировой торговле

Доля в национальном экспорте в 2004 г.

1980 г.

2000 г.

2004 г.

Европейский Союз (25 стран)

-

29,2

27,9

8,6

КНР

0,1

4,5

15,2

29,0

США

19,5

15,9

10,7

14,8

Япония

21,1

11,2

9,0

18,1

Сингапур

3,2

7,7

7,6

48,0

Южная Корея

2,0

6,1

7,3

32,5

Тайвань

3,2

6,0

5,0

32,6

Малайзия

1,4

5,4

5,0

44,4

Мексика

0,1

3,5

3,2

19,2

Филиппины

0,8

2,6

2,1

60,3

Источник: WTO. International Trade Statistics — 2005.

Изменяются приоритеты деятельности корпораций США, Японии, Германии, Великобритании, Франции. В первую очередь эти страны стремятся закрепить за собой монополию на знания и разработку принципиально новых технологий в качестве основного инструмента обеспечения интеллектуального лидерства на мировых рынках, прибегая в то же время к увеличению импорта высокотехнологичных готовых и комплектующих изделий. Импорт таких изделий, например, в США в 2006 г. составил 238 млрд. долл., а экспорт - 201 млрд. долл. Наоборот, в американской торговле технологиями устойчиво сохраняется активный баланс: в 2003 г. их продажа принесла свыше 48 млрд. долл., а затраты на их закупку составили около 22 млрд. долл. Из других крупных стран активный баланс «продажи - закупки технологий» имеют Великобритания, Япония, Франция [12, р. 6-21; 13, р. 203].

Современное мировое хозяйство все в большей мере формируется как целостная геоэкономическая система. Тенденции к глобализации результатов научно-технического прогресса и к интеграции национальных хозяйств реализуются в развитии этой системы через конкурентную борьбу как ТНК, так и государств и их региональных группировок, открывая перспективы многополюсного мира. В этой борьбе выигрывает тот национальный бизнес, который опирается на активную поддержку своего государства - от экономической дипломатии, организации подготовки кадров, создания маркетинговых и информационных центров до косвенной или прямой финансово-кредитной помощи для выхода на зарубежные рынки.

В регулировании сложной системы мирохозяйственных отношений важную роль играют международные экономические организации (МЭО), в первую очередь ВТО, ОЭСР и МВФ. Определяемые ими нормы и правила, регламентирующие торговые, технологические и кредитно-финансовые взаимосвязи между странами, цель которых - поддержать единообразный режим конкуренции на международных рынках, позволяют находить цивилизованные способы разрешения конфликтов, возникающих в ходе конкурентной борьбы. Процесс выработки международных нормативно-правовых положений имеет практически непрерывный характер. В этих условиях активное участие российских представителей в МЭО становится непременным условием эффективного использования Россией возможностей международного экономического и технологического сотрудничества.

В перспективном периоде, судя по прогнозам МЭО и компетентных специалистов-международников, процесс радикальных перемен в структуре мирохозяйственного устройства получит дальнейшее ускорение. В первой четверти XXI в. ожидаются новые глубокие технологические трансформации, которые связаны с дальнейшим развертыванием информационной революции, освоением и распространением первых поколений VI технологического уклада, опирающихся на практическое использование достижений био- и нанотехнологий, фотоники, оптоинформатики, лазерной техники.

Технологическая картина современного мира неоднородна. В большинстве развитых стран сейчас доминирует V уклад, характеризующийся использованием ИКТ, микроэлектроники и программного обеспечения (ПО). В то же время все заметнее дают о себе знать ростки нового, VI уклада. Смена доминирующих технологических укладов сопровождается, как правило, существенными сдвигами в международном разделении труда, в составе мировых лидеров и преуспевающих стран. Государства, лидирующие в рамках устаревающего технологического уклада, сталкиваются с обесценением капитала и квалификации занятых, в то время как создавшие заделы в формировании нового технологического уклада, становятся центрами притяжения капитала и быстро продвигаются вперед.

Одновременно интенсивно развивается система международных экономических связей на основе формирования глобального экономического и в качестве его важнейшей компоненты научно-технологического пространства. По расчетам ИМЭМО РАН, в период до 2015 г. мировой экспорт товаров увеличится по сравнению с 2000 г. в 2,7, услуг - в 2,5 раза при росте ВВП в 1,7 раза. Доля готовых изделий в торговле товарами достигнет 85%, в том числе машин и оборудования - 50% [14, с. 39]. При этом мировой рынок высоких технологий возрастет, по оценкам, в ближайшие 15 лет в 4-5 раз и станет ведущим в международном обмене. Ускоренными темпами будут расти и ПИИ, сопряженные обычно с передачей странам-реципиентам производственных и организационно-управленческих техОнослообгеинйн.о рельефно эти тенденции проявятся, по-видимому, в региональных группировках. Специалисты полагают, что в первой четверти ХХІ в. завершится создание трех мощных торгово-экономических блоков - европейского, американского и восточно-азиатского. Заняв доминирующие позиции в мировой экономике, они могут стать центрами притяжения остальных стран и играть решающую роль в формировании хозяйственного миропорядка.

Наряду с этим в мировом производстве и экспорте предполагается дальнейшее укрепление позиций ряда развивающихся стран при некотором снижении участия развитых государств, в том числе США, стран Западной Европы и Японии. Китай уже опередил США и вышел на первое место в мире по объему продаж продуктов, основанных на информационных технологиях. Быстро развивается Индия, которая в настоящее время стала одним из главных поставщиков на мировые рынки ПО и фармацевтических препаратов. Растут темпы экономического и технологического развития многих других государств мира.

Очевидно, что в этих условиях реально воспользоваться результатами глобализации могут только государства с развитой конкурентоспособной или, по крайней мере, с устойчиво растущей, и следовательно привлекательной для инвесторов, экономикой. И наоборот, перед хронически отстающими странами все острее будет возникать угроза «выталкивания» на «обочину» мировой цивилизации и закрепления за ними подчиненного положения в системе мирохозяйственных отношений.

Анализ современных позиций России на мировых рынках нематериальных услуг в сравнении с другими странами. Существенно возросла роль внешнеэкономических связей России. Ее внешнеторговый оборот товаров и услуг составляет в настоящее время около 60% объема ВВП, а поступления от ВЭД формируют весомую долю финансовых ресурсов предприятий и более 40% доходов федерального бюджета страны. Тем не менее происходящие в мире прогрессивные процессы пока в сравнительно небольшой степени затронули Россию. В международном разделении труда активно участвует лишь часть отечественной экономики, представленная, главным образом, топливно-сырьевым сектором, а основной научно-производственный потенциал страны (кроме отдельных предприятий ОПК) вовлечен в мирохозяйственные отношения слабо. Вразрез с тенденциями развития мировой торговли рост российского экспорта обеспечивается в основном за счет поставок топливно-сырьевых ресурсов, в большинстве своем невозобновляемых.

По вывозу нефти, природного газа, цветных металлов, алмазов Россия вошла в число ведущих мировых поставщиков. Удельный вес сырья и материалов в общем объеме российского экспорта достигает 80%, тогда как машин и оборудования, включая военную технику, 5-7%. Доля России в мировом обороте товаров и услуг снизилась по сравнению с дореформенным периодом с 2,5% примерно до 1,7%.

Возможности, открывающиеся в результате научно-технологических преобразований в мире, используются Россией явно недостаточно. Некоторым исключением является, пожалуй, лишь информационно-коммуникационная сфера. На основе зарубежных технологий в кооперации с ведущими мировыми ИКТ-компаниями в России в течение практически нескольких лет была создана современная система сотовой связи и доступа в Интернет, сложился и стал быстро развиваться рынок электронных изделий. Общее число реализованных в стране персональных компьютеров достигло почти 20 млн. шт., а мобильных телефонов -145 млн. шт. [15]. Возникли сотни фирм, занимающихся сборкой компьютеров из импортных узлов, освоением новых моделей и продвижением их на рынок, разработкой программного обеспечения, операторским обслуживанием и сервисом, что положило начало становлению гражданских ИКТ-отраслей.

Российский корпоративный бизнес, государственные органы, научные институты, вузы и многие школы, а также индивидуальные пользователи, число которых непрерывно растет, включились в глобальную информационную сеть - Интернет. В 2006 г. численность постоянных пользователей Интернета в России составила 22 млн. чел. (15% населения), превысив в 20 раз уровень 1998 г. На 2010 г. прогнозируется увеличение российской интернет-аудитории до 40-45 млн. чел. [16, с. 83, 88]. Это позволит значительно повысить уровень информатизации страны, хотя и не устранит полностью отставание от показателей, достигнутых в развитых государствах. В США, например, Интернетом пользуется до 2/3 населения, в Европе - около половины, тогда как в России соответствующий показатель даже в 2010 г. не превысит 30%. Слабым местом российской информационной системы остается также высокая зависимость от импорта технологий, оборудования, комплектующих.

Технологическое отставание России от развитых стран нарастает. По общим объемам экспорта и импорта лицензий, патентов, ноу-хау, другой научно-технической документации и услуг Россия заметно уступает странам, строящим инновационную экономику (табл. 2).

Как следует из приведенных в табл. 2 данных, научно-технический обмен России с зарубежными государствами в последние годы существенно возрос: за пятилетний период поступления от экспорта технологий увеличились в 1,9 раза, а платежи по импорту - в 5,2. Однако их абсолютная величина и значимость остаются на низком уровне. В общем объеме российского экспорта и импорта товаров и услуг они составили в 2006 г. всего 0,2 и 0,6%, а по отношению к объему продаж технологий на мировом рынке - не более 0,1-0,2%.

Вряд ли можно считать рациональной и структуру российской торговли технологиями. В 2006 г. как в продажах, так и закупках преобладающее место заняли инжиниринговые услуги (соответственно 39 и 61%), в то время как на долю более совершенных видов технологий (патенты, лицензии, ноу-хау, промышленные образцы) приходится в закупках всего 4,4%, а в продажах еще меньше - 1,2%. Очевидно, что большинство отечественных покупателей избегает крупных затрат на освоение новых технологий и видов продукции, ограничиваясь совершенствованием действующих производств, а в продажах за рубеж (из-за упадка сектора прикладных разработок и неразвитости служб коммерциализации технологий) доминирует «технологическое сырье», не доведенное до конкретных проектов и образцов, не защищенное международными патентами.

Таблица 2

Экспорт и импорт технологий Российской Федерации

Научно-техническая документация, услуги

Экспорт

Импорт

2000 г.

2006 г.

2000 г.

2006 г.

I*

II**

I

II

I

II

I

II

Всего

1094

203,5

1682

389,4

566

182,9

1426

954,2

В том числе:

         

1

   

патент на изобретение

11

0,07

6

0,93

10

0,26

9

8,73

патентная лицензия

12

0,42

14

1,79

21

2,53

33

19,32

ноу-хау

45

2,33

25

0,52

26

11,12

27

9,49

товарный знак

2

11,50

17

5,58

19

31,12

50

191,05

промышленный образец

8

0,28

2

1,02

2

1,04

6

1,52

инжиниринговые услуги

522

139,30

610

150,86

305

110,17

826

582,81

научные исследования

239

23,98

677

63,67

36

2,27

77

16,51

прочее

255

25,70

340

145,49

147

24,39

398

124,77

* Число соглашений.

             

** Поступления по экспорту или платежи за импорт, млн. долл.

       

В результате Россия заметно проигрывает в эффективности обмена технологиями. Судя по официальной статистике, она продает (в расчете на одно соглашение) более простые или не получившие должной оценки технологии, а покупает более дорогие. Средняя выручка от экспорта технологий, хотя и несколько увеличилась за пятилетний период, остается почти втрое ниже, чем платежи по их импорту. По отдельным позициям, например по патентным лицензиям и ноу-хау, разрыв достигает 5-ти и 17-ти раз, по товарным знакам - 12-ти раз. Только по научным исследованиям он сравнительно небольшой (1,6 раза).

Не вполне отвечает стратегическим интересам России и отраслевая структура научно-технического обмена с зарубежными странами. Согласно данным Росстата, главными импортерами технологий выступают топливная и пищевая отрасли промышленности (соответственно 42 и 20% общей суммы платежей за импорт технологий). Однако на такие важные отрасли, как машиностроение и химия, приходится лишь 1,9 и 10% платежей по импорту технологий. Среди экспортеров технологий выделяются сектор науки и научного обслуживания (23%), а также строительство (17%), тогда как доля всей промышленности составляет только 15%.

Немногим лучше положение дел и в области торговли высокотехнологичными промышленными изделиями2, о чем можно судить по данным табл. 3.

Как показывает анализ, российский экспорт высокотехнологичных изделий за последние семь лет растет значительно медленнее (203% к уровню 2001 г.), чем их импорт (991%). В результате Россия превратилась в крупного импортера этих изделий, особенно средств связи, электронно-вычислительной техники, теле- и киноаппаратуры, контрольно-измерительных и медицинских приборов и инструментов, медикаментов и лекарственного сырья.

Таблица 3

Внешняя торговля России высокотехнологичными видами продукции*, млн. долл. США

Код ТН ВЭД

Товары и товарные группы

Экспорт

Импорт |

2001 г.

2006 г.

2001 г.

2006 г.

84

Ядерные реакторы, и котлы

569

4947

600

21863

8411,

Двигатели реактивные, турбовинтовые, газовые

       

8412

турбины

337

927

139

284

8471

Вычислительные машины, их блоки,

       
 

считывающие устройства

38

85

202

963

8517

Телефонные аппараты, беспроводные трубки

23

46

393

1167

8521

Видеозаписывающая и видеовоспроизводящая

       
 

аппаратура

0

4

10

277

8526

Аппаратура радиолокационная,

       
 

радионавигационная и дистанционного

       
 

управления

48

267

15

59

8540,

Лампы и трубки электронные, диоды,

       

8541,

транзисторы, полупроводниковые приборы,

       

8542

интегральные схемы и микросборки

208

114

73

552

88

Летательные аппараты, космические аппараты и

       
 

их части

1165

2070

558

1576

90

Инструменты и аппараты оптические,

       
 

фотографические, кинематографические,

       
 

измерительные, контрольные, прецизионные,

       
 

медицинские, их части и принадлежности

712

775

1090

3914

93

Оружие, боеприпасы, их части и

       
 

принадлежности

971

1762

82

68

30

Фармацевтическая продукция

145

227

1293

6221

 

Итого

4148

19283

3857

48504

* Без учета торговли с Белоруссией.

       

Источник: Таможенная статистика РФ за 2000-2006 гг.

Поставки за рубеж высокотехнологичной продукции составляют лишь 2% общего объема экспорта товаров и услуг и занимают на мировом рынке такой продукции всего 0,3%. В этом отношении Россия многократно уступает не только развитым странам Запада, но и таким быстроразвивающимся, как Китай и Южная Корея. В то же время по ряду видов наукоемких изделий, прежде всего, в области вооружений и военной техники, продукции авиа- и ракетно-космических отраслей, атомной промышленности Россия продолжает занимать видное место на зарубежных рынках. Так, в странах дальнего зарубежья, особенно на развивающихся рынках, реализуется свыше 90% экспорта оружия и боеприпасов, летательных и космических аппаратов, более 80% авиадвигателей, радиолокационной и радионавигационной аппаратуры, 70% инструментов и аппаратов, около 60% продукции атомной промышленности. Это свидетельствует о том, что большинство указанных изделий отвечает качественным и ценовым требованиям мировых рынков.

Низкая степень участия России в международном научно-технологическом обмене, на наш взгляд, во многом обусловлена отсутствием последовательной государственной политики по развитию и использованию интеллектуального потенциала страны, модернизации и повышению конкурентоспособности обрабатывающих отраслей промышленности, продвижению их продукции на внешние рынки. Сказывается также настороженное отношение к развитию в России высокотехнологичных производств западных инвесторов, заинтересованных в ней лишь как в поставщике топливно-сырьевых ресурсов, в ее емком рынке для сбыта своей промышленной продукции. Поэтому иностранные инвестиции и технологии поступают преимущественно в нефте- и газодобычу, торговлю, пивоваренную и табачную промышленность, сферу услуг, т.е. в отрасли, где они быстрее окупаются. Стратегически важные для России отрасли машиностроения, химия, нефтехимия и лесопереработка пока остаются для иностранных инвесторов менее привлекательными.

В результате возник специфический «российский феномен»: вывоз необработанного сырья приносит стране наибольший экономический результат, тогда как при каждом последующем переделе (в отличие от практики большинства других стран) добавленная стоимость или не превышает затрат, или оказывается ниже их уровня, что имеет своим следствием снижение получаемого эффекта, вплоть до отрицательных величин. По подсчетам специалистов, Россия ежегодно теряет из-за слабого внедрения научных и технологических новшеств не менее 3 млрд. долл. [17].

Перспективы позитивного изменения сложившейся ситуации всецело зависят, по нашему мнению, от того, насколько активно будет осуществляться переход России на путь инновационного развития. Только на этой основе можно обеспечить эффективное участие страны в формировании глобального экономического и научно-технологического пространства.

Превращение накапливаемых человечеством знаний в главный источник развития экономики целого ряда стран и всей системы мирохозяйственных отношений придает особую ценность научно-образовательному потенциалу наций, формирующему конкурентные позиции государств в глобализирующемся мире.

Россия располагает огромным интеллектуальным богатством, создающим надежную основу инновационных преобразований в стране и обретения ею достойного места в мировом сообществе. Она относится к тем немногим государствам мира, которые обладают развитой исследовательской и образовательной базой, особенно в области фундаментальных наук. По численности ученых-исследователей (401 тыс. чел., или около 10% их общемировой численности) она опережает большинство развитых государств, кроме США и Японии. Примерно 87% россиян имеют среднее и высшее образование (для сравнения: в Германии - 78%, в Великобритании - 76%, в Испании - 30%). По числу специалистов с техническим образованием (свыше 1 млн. чел.) Россия превосходит любую страну мира, а по числу студентов (7,1 млн.

чел.) уступает только США и Китаю. Правда, в последние годы страна начинает утрачивать свои преимущества в подготовке высококвалифицированных кадров. По численности исследователей и студентов в расчете на 10 тыс. занятого населения ее заметно опережают теперь не только США, но и многие европейские, особенно скандинавские, страны [18, с. 183, 186-187; 19] .

Вместе с тем несмотря на понесенные за последнее десятилетие потери и сохраняющиеся проблемы и трудности (недостаточное финансирование, застой в обновлении научно-экспериментальной базы, снижение социального статуса, низкая материальная обеспеченность и старение научно-педагогических кадров), в научных коллективах системы РАН продолжают выполняться комплексные исследования практически по всем направлениям фундаментальных знаний, а в учебных учреждениях расширяется выпуск учащихся по современным специальностям, в том числе ИКТ, менеджменту и маркетингу. По мнению специалистов, развивать масштабные междисциплинарные исследования в настоящее время реально способны только США и Россия [20]. За рубежом высоким авторитетом и востребованностью пользуются отечественные научные школы в различных областях математики, физики, химии, наук о Земле, энергетики, космических и ядерных исследований. Именно на этих направлениях концентрируются и международные контакты российских ученых и специалистов.

Согласно данным Essential Science Indicaters за 1993-2003 гг., Россия находится на 8-м месте в мире по числу научных публикаций. Среди них - 27,8% занимает физика и 22,5% химия [21, с. 609-610]. Из 3 тыс. ученых, выезжавших в зарубежные командировки в 2002 г., до 80% составили специалисты естественных и технических наук, на них же приходится основная масса российских ученых, работающих за границей по контрактам или выехавших туда на постоянное место жительства.

В сотрудничестве российских исследовательских учреждений с зарубежными научными центрами в последние годы усиливается тенденция к переходу от простого обмена научно-технической информацией к выполнению совместных разработок. По экспертным оценкам, российские ученые и специалисты участвуют примерно в 200-х международных научно-технических проектах, в том числе предусматриваемых VI рамочной программой Евросоюза. Удельный вес совместных публикаций возрос c 21% в 1994 г. до 38%. в 2001 г. [22, с. 55; 23, с. 29]. В условиях растущей интернационализации науки совместные разработки позволяют вести комплексные исследования наиболее крупных и сложных, зачастую непосильных одной стране проблем, кооперироваться в использовании уникальных установок и приборов, обмениваться знаниями и на этой основе совершенствовать собственные разработки, а в конечном счете получить доступ к реализации совместно достигнутого результата.

Успешно работает Объединенный институт ядерных исследований (ОИЯИ), в Дубне, в деятельности которого участвуют представители 18-ти государств, а также научные центры ряда стран - не членов ОИЯИ, в том числе США и Германии (совместные разработки). Весомый вклад вносят российские ученые и специалисты в реализацию других проектов мирового значения: создание первого в мире экспериментально-промышленного термоядерного реактора и крупнейшего ускорителя элементарных частиц, программы космических исследований, включая деятельность международной космической станции. Наоборот, отказ от участия в совместных проектах, как, например, уход России из международной программы «Геном человека», не только наносит ущерб престижу страны, но и сдерживает отечественные исследования.

В последнее время совместные исследования все больше концентрируются на авангардных направлениях междисциплинарного характера: разработке и внедрении нанотехнологий, создании перспективных ядерных реакторов нового поколения и развитии альтернативных видов энергетики (водородной и др.). На 32-й сессии Генеральной конференции ЮНЕСКО по инициативе России учреждена международная программа по фундаментальным наукам, цель которой -организация совместных исследований в области генетики, математики, биологии, использования возобновляемых источников энергии.

Новые перспективные возможности для развития творческого взаимодействия с учеными и специалистами других стран открывает присоединение России к созданной по инициативе ЕС научно-образовательной сети Geant. Совместными усилиями США, России и Китая разрабатывается также международный проект «Глориад» - создание кольцевой компьютерной системы, которая позволит обрабатывать огромные массивы информации, оперативно обмениваться ими, осуществлять глобально распределенные вычисления [24, с. 29].

Позиции, занимаемые российским научно-образовательным комплексом в мире, позволяют интенсивнее использовать его ресурсы во внешнеэкономической сфере. Сектор науки и научного обслуживания является, по сути дела, единственной отраслью российской экономики, имеющей значимый актив в балансе обмена технологиями с зарубежными странами: в 2006 г., например, поступления от их экспорта составили 81 млн. долл., а платежи за импорт - менее 7 млн. долл.

В целом, однако, как отмечалось, отечественные интеллектуальные ресурсы используются во внешнеэкономических связях явно недостаточно и неэффективно. По данным Росстата, поступления от экспорта результатов научных исследований составили в 2006 г. 83 млн. долл., а патентов, лицензий и ноу-хау - лишь 3,2 млн. долл.

В порядке сравнения стоит отметить, что поступления США только от продажи лицензий достигли в 2005 г. 57,4 млрд. долл., Японии (2001 г.) - 10,5 млрд. долл., Великобритании (2001 г.) - 7,9 млрд. долл. [25, с. 54; 26].

Заметно отстает Россия и по экспорту образовательных услуг. В 80-е годы прошлого века она занимала по числу обучающихся иностранцев 3-е место в мире после США и Франции, а в настоящее время переместилась на 8-е. Численность иностранных студентов сократилась со 126 тыс. чел. в 1990/91 г. до 61 тыс. чел. в настоящее время [27, с. 108, 109]. В немалой мере это связано со слабым использованием современных образовательных технологий. Например, по данным The Economist Intelligence Unit, по готовности к интернет-образованию Россия находится на 55-м месте в мире [28, с. 122]. В результате российские поступления от экспорта образовательных услуг не превышают 100-200 млн. долл., тогда как в США они составляют 12-13 млрд. долл., в Великобритании - 19 млрд. долл. [29, 30].

Низкая результативность российских продаж интеллектуальных продуктов объясняется во многом тем, что на мировые рынки поступают результаты научно-технических работ в незавершенном виде, не превращенные в конкретные технологии и образцы продукции, а нередко и не защищенные патентами. Сказывается также отсутствие должного регулирования и контроля как за продажей, так и за закупкой научно-технической документации и услуг. Такого рода операциями занимаются научно-технические организации, предпринимательские структуры и частные лица. При этом они редко прибегают к услугам специализированных внешнеторговых организаций («Лицензинторг», «Литинтерн» и др.), которые располагают профессиональными кадрами и практическим опытом в области продаж и закупок технологий, имеют налаженные деловые контакты на зарубежных рынках. В итоге результаты отечественных разработок, включая изобретения и ноу-хау, уходят за рубеж в лучшем случае за бесценок, что приводит к огромным экономическим потерям и наносит ущерб престижу страны и интересам ее национальной безопасности. По оценке Минобрнауки России, в США действует свыше 1 тыс. патентов, авторами которых фактически являются российские ученые [31].

Преодоление разрыва между потенциальными возможностями научно-образовательного комплекса России и низким уровнем их практического использования требует увеличения объемов финансирования и создания необходимых институциональных условий для повышения практической результативности его деятельности, в том числе во внешнеэкономической области. Важнейшее значение при этом имело бы формирование комплексной инновационной системы, превращение новых знаний в завершенные технологические продукты, пригодные к практическому использованию, в том числе на международных рынках. На пути создания такой системы, адаптированной к условиям рыночной экономики, предстоит наладить тесное взаимодействие научных учреждений с производственными структурами и системой образования, а также активизировать участие бизнеса в формировании тех звеньев, которые обеспечивают доведение научных результатов до конкретных технологических проектов и их реализации на рынке.

За последние годы наметились определенные позитивные сдвиги в развитии этих направлений. Институтами РАН создано свыше 200 коммерческих организаций в технологической сфере, которые взаимодействуют примерно с 2 тыс. предприятий, образован ряд технопарков и центров трансфера технологий [17]. Намечается создание около 10-ти информационно-аналитических центров, которые будут вести мониторинг и прогнозирование инновационной деятельности [32]. Активизирован процесс интеграции исследовательских и учебных учреждений. Более 100 членов РАН постоянно работают в различных вузах, а около 700 ведут в них преподавательскую и научную работу по совместительству. Число базовых кафедр в институтах РАН возросло с 232 в 2002 г. до 350 в 2006 г., а число специализирующихся на них студентов с 5,8 до 25 тыс. чел. [33, с. 432; 34].

Совершенствуется практика частно-государственного партнерства при выполнении научно-технологических разработок. Совместными усилиями представителей государственных органов и деятелей науки и крупного бизнеса были отобраны 15 мегапроектов, которые реализуются в настоящее время на началах совместного финансирования. Срок их реализации должен составить не более четырех лет, а эффект, по расчетам, превысит в 4-5 раз размеры государственного финансирования [35].

Крупные отечественные корпорации стали проявлять больше внимания поддержке научно-технических разработок (например, по созданию водородных двигателей), хотя в целом их участие в финансировании исследований и разработок остается сравнительно небольшим. Удельный вес российских предпринимательских структур в затратах на исследования и разработки составил в 2004 г. 21,4%, а в США, Японии, странах ЕС и даже Китае - около 60%. На эти цели отечественные компании расходуют менее 1% товарооборота, тогда как американские - 3-4%, а европейские - 7-10% [36]. Особенно слабо поддерживают российские бизнес-компании развитие малого научно-поискового предпринимательства, являющегося, судя по зарубежной практике, важным звеном на пути превращения научной идеи в технологический проект. В России малые предприятия, специализирующиеся на новаторских разработках, составляют всего 3-4% их общего числа, а в США, Японии, Германии, Франции - 70-80%. По американским данным, 95% всех революционных новшеств были разработаны малыми предприятиями, а на каждый вложенный ими доллар приходится в 2,5 раза больше изобретений по сравнению с крупными компаниями.

Основным каналом финансирования пионерных разработок за рубежом выступают венчурные фонды, аккумулирующие преимущественно средства частных инвесторов. Около 60 таких фондов созданы и в России, но капитал их состоящий в значительной части из иностранных вкладов, сравнительно невелик, что порой ориентирует отечественные разработки на выполнение зарубежных заказов. В целом удельный вес венчурных инвестиций в выполняемые в России высокотехнологичные проекты не превышает 2-3%. Кроме того, российские инвесторы уклоняются обычно от поддержки рисковых разработок, предлагая свое участие, причем под 30-40% годовых, лишь на финальной стадии, когда продукт уже создан и запатентован, а инновационная фирма нуждается в партнере, способном вывести ее продукт на рынок [37, с. 54; 38; 39]. Предполагаемое создание двух крупных венчурных фондов (Российская венчурная компания и Российский инвестиционный фонд ИКТ), которые первоначально будут действовать на началах 100-процентного государственного участия, явится реальным шагом по улучшению положения в этой области.

Более энергичными стали усилия государства и бизнеса, нацеленные на совершенствование системы образования, повышение качества подготовки специалистов. Ряд крупных компаний создали свои лаборатории и кафедры в профильных вузах, учредили стипендиальные фонды, организовали производственное обучение и практику учащихся. Для подготовки высококвалифицированных управленческих кадров при активном участии бизнеса открыта Московская школа экономики при МГУ, создаются бизнес-школы мирового уровня в Москве и Петербурге. Одновременно принимаются меры по развитию сотрудничества с ведущими зарубежными образовательными центрами. Некоторые российские вузы создали свои филиалы в странах СНГ и Балтии, в Китае и Израиле, начали шире практиковать технологии дистанционного обучения [40, с. 5-6; 41].

Предпринимаемые усилия по созданию современной инновационной системы требуют также, по нашему мнению, определенной доработки нормативно-правовой базы, особенно о включении результатов научно-технической деятельности в хозяйственный оборот. В принципе, законодательство по этим вопросам сформировано, усовершенствована и приведена в соответствие с международными нормами патентно-лицензионная система. Однако в ряде областей, главным образом, касающихся использования и защиты интеллектуальной собственности, соотношения прав государства и разработчиков научно-технической продукции при реализации, сохраняются существенные пробелы и недоработки.

Объекты интеллектуальной собственности и другие нематериальные активы не получают должного отражения в активах российских предприятий. Если в развитых государствах их доля в имуществе предприятия составляет от 50 до 70%, то в России, по оценке при приватизации, 2-5%. При этом лишь 1% результатов научно-технической деятельности, полученных за счет государственного финансирования, вовлечен в легитимный хозяйственный оборот. Актуализируется вопрос о передаче прав собственности на такие результаты самим разработчикам, чтобы они могли передавать их в коммерческий оборот. Как показывает опыт США, подобная мера помогла в свое время укрепить деловые контакты между американскими лабораториями и корпорациями, резко интенсифицировать приток инноваций в экономику.

Еще одним немаловажным резервом повышения эффективности российской научно-технической деятельности и усиления ее влияния в мире могло бы стать, на наш взгляд, налаживание взаимодействия с эмигрировавшими за рубеж учеными и специалистами. Безусловно, «утечка мозгов» причиняет немалый ущерб, но вряд ли удастся приостановить этот процесс до тех пор, пока в стране не будет восстановлен престиж занятий наукой и не созданы достойные условия для работы и жизни ученых и специалистов. В то же время необходимо иметь в виду, что общение ученых разных стран и миграция научных кадров отражают усиливающуюся тенденцию к интернационализации научной деятельности, к развитию международного сотрудничества в области исследований. По оценкам, в США, например, работают сейчас на постоянной основе и по временным контрактам около 130 тыс. российских специалистов высокой квалификации, в Германии - до 50 тыс. [42, с. 34]. По подсчетам специалистов Института финансовых исследований, разработки эмигрировавших из России ученых составляют заметную часть российских научных публикаций в области физики и математики (табл. 4).

Таблица 4

Удельный вес публикаций российских авторов в общемировом числе научных публикаций, %

Отрасль знаний

Российские авторы, включая эмигрантов

В том числе работающие на родине

Квантовая физика

7,5

5,0

Физика высоких энергий

10,4

7,5

Теоретическая и ядерная физика

11,3

7,8

Математическая физика

13,2

8,5

Математика

10,4

4,6

Источник: www.OPEC.ru 2004

Как очень точно и своевременно отметил Е.Д. Панов, «российская наука ныне объективно состоит из двух частей. Время выдвигает задачу их объединения, строительства интеллектуального моста «Восток -Запад». Вообще говоря, этот мост существует по определению, однако сейчас он, скорее, разведен. Главное -свести две его половины, создать механизм многопланового научного и делового взаимодействия российской научной диаспоры вне зависимости от места работы и проживания ее представителей» [43, с. 225].

Важно, что многие из уехавших и оставшихся за рубежом российских ученых и специалистов проявляют живой интерес к происходящему в России, стремятся поддерживать тесные контакты с отечественными научными школами, приезжают на родину для участия в конференциях, чтения лекций или организации совместных инновационных разработок. Целесообразно было бы по примеру ряда стран (в частности Китая, Индии, Израиля) превратить контакты с российской научной диаспорой в устойчивый канал освоения передового зарубежного опыта и продвижения отечественных технологий на мировые рынки.

Представляется, что в совокупности реализация такого рода мер позволила бы значительно эффективнее использовать творческий потенциал научно-образовательного комплекса России для создания полноценных инновационных технологий. Намного более сложной окажется, по-видимому, переориентация большинства предприятий обрабатывающей промышленности на освоение технологических и организационно-управленческих новшеств. Непременными условиями этого должны стать модернизация промышленных предприятий на уровне современных требований, организация выпуска конкурентоспособной высокотехнологичной продукции, что, несомненно, явится неизмеримо более капиталоемким и длительным по времени процессом, чем реорганизация научно-образовательного комплекса.

Возникает необходимость взвешенного подхода к выбору стратегических направлений научно-технологического развития России с учетом изменений, происходящих в международном разделении труда и на мировых рынках технологий, наукоемких промышленных изделий и услуг. Оптимальным для России мог бы стать курс на интенсивное развитие и совершенствование научно-образовательного комплекса с частичным использованием полученных результатов для увеличения на внешнем рынке объемов торговле знаниями в форме лицензий, ноу-хау, других юридически защищенных результатов научно-технических разработок, а также образовательных и инжиниринговых услуг. Это создало бы дополнительные возможности для более эффективного торгово-экономического сотрудничества с развитыми государствами, а также для взаимодополняющей кооперации с азиатскими и другими развивающимися странами, большинство которых не имеет собственной развитой научно-образовательной базы, особенно в области фундаментальных наук. Что касается высокотехнологичных производств, то к ним, очевидно, требуется строго избирательный подход. Развивать и поддерживать следовало бы, прежде всего, такие, которые связаны с прорывными направлениями, способными выдержать жесткую международную конкуренцию и найти устойчивые ниши на внутреннем и внешнем рынках.

Важно учитывать также ограничения, обусловленные происходящим в стране демографическим кризисом. По подсчетам Росстата, убыль трудовых ресурсов в России может составить в течение 15-20 лет до 16 млн. чел., число выпускников школ сократиться не менее чем вдвое. В этой связи предполагается расширить прием в российские вузы граждан других стран, в первую очередь из СНГ [44, с. 4; 45]. Кроме того, сокращающийся приток трудоспособной молодежи, на наш взгляд, целесообразнее всего направлять в первую очередь на пополнение кадров науки и специалистов перспективных конкурентоспособных секторов. Следовало бы рассмотреть с учетом международной практики аутсорсинга возможность перенесения ряда обрабатывающих предприятий на основе российских технологий на территорию стран СНГ, обладающих избыточными трудовыми ресурсами. Это могло бы стать обоюдовыгодным решением, с одной стороны, облегчающим демографическую ситуацию в России и позволяющим сократить производственные затраты, а с другой - открывающим перед странами СНГ перспективу ускорения прогрессивных преобразований в экономике.

Возможности использования интеллектуального потенциала России во внешнеэкономической деятельности. Возможности активного участия России в увеличении ее доли в ресурсах мирового рынка товаров и услуг во многом зависят от степени вовлеченности отечественной обрабатывающей промышленности, в первую очередь ее высокотехнологичных отраслей, в систему международного научно-технологического и научно-образовательного пространства.

В настоящее время страна значительно уступает в этом отношении развитым странам мира. Российские поставки за рубеж машин и оборудования, например, составили в 2007 г. 18,7 млрд. долл., или менее 0,3% объема соответствующего мирового экспорта, причем преобладающая их часть приходится на средне- и низкотехнологичные изделия. Главной причиной этого являются низкая конкурентоспособность многих видов выпускаемой продукции, несоответствие их современным мировым стандартам.

Недостаточно адаптировались российские обрабатывающие предприятия к современным структурным требованиям, связанным, в частности, с растущей ролью кластеров - комплексов технологически взаимосвязанных производств и обслуживающих их фирм - обеспечивающих выпуск и реализацию продукции, включая комплектующие узлы и материалы, производственное оборудование, а также соответствующие услуги. Обращает на себя внимание слабая вовлеченность отечественных предприятий в международную производственную кооперацию. По примерным подсчетам, объем российского экспорта узлов, деталей и других компонентов не превысил в 2007 г. 2,8 млрд. долл., а импорта - 4,5 млрд. долл. В общей стоимости экспортных и импортных поставок продукции машиностроения это составило 14-15%, тогда как в мировой торговле на их долю приходится около 50%.

Позитивные перемены в модернизации российской обрабатывающей промышленности и активизации ее участия в международном обмене наметились в последние годы. Они касаются преимущественно отраслей, связанных с ИКТ.

Перелом в развитии экспорта высокотехнологичной продукции достижим, по нашему мнению, на основе масштабных преобразований отечественной экономики, осуществления курса на ее инновационное развитие. Необходимым звеном в решении этой задачи представляется выработка стратегии формирования технологической специализации России в системе международного разделения труда, которая позволила бы сосредоточить силы и средства на приоритетных направлениях интеграции России в мировое хозяйство. При этом были бы целесообразными тщательные прогнозно-маркетинговые исследования, чтобы выявить с учетом происходящих в мире перемен потенциальные рыночные ниши.


1 Работа выполнена при финансовой поддержке Российского гуманитарного научного фонда (проект № 08-02-00098а под руководством акад. С.А. Ситаряна).
2 По международным критериям к высокотехнологичным изделиям относят сложные электротехнические и электронные товары, включая продукцию информационно-коммуникационных технологий, авиаракетно-космическую технику, продукцию атомной промышленности, точные приборы, отдельные виды химикатов, фармацевтическую продукцию.

Литература

1. А New Economy? The Changing Role of Innovation and Information Technology in Growth. Paris. OECD, 2000.

2. Миндели Л.Э., Хромов Г.С. Научно-технический потенциал России. Т. II. М.: Наука, 2003.

3. Российский внешнеэкономический вестник. 2005, № 3.

4. Коринф. 2005. № 12.

5. Власкин Г.А., Ленчук Е.Б. Промышленная политика в условиях перехода к инновационной экономике. М.: Наука, 2006.

6. Известия, 24 мая 2005 г.

7. Мировая экономика. Глобальные тенденции за 100 лет. М.: Юристъ, 2003.

8. World Trade Report 2005.

9. Коринф. 2004. № 18.

10. WEF. Global Competitiveness Report 2006-2007.

11. Стратегические ориентиры развития России в глобальном экономическом пространстве М.: ИМЭПИ

РАН, 2004.

12. Science and Engineering Indicators, 2006.

13. OECD Science, Technology and Industry, 2005 AnnexC.

14. Мир на рубеже тысячелетий. Прогноз развития мировой экономики до 2015 г. Период. изд. 2001.

15. Ведомости, 2 июня и 13 сентября 2006 г.

16. Казанцев С.Ю., Фролов И.Э. Условия и потенциал развития российского инфокоммуникационного комплекса // Проблемы прогнозирования. 2006. № 4.

17. Экономика и жизнь. 2006. № 21. Приложение «Инновации».

18. Наука России в цифрах. 2003. Стат. сб. Период. изд. 2003.

19. Известия, 4 августа 2004 г.

20. Известия, 27 декабря 2003 г.

21. Вестник Российской Академии наук. 2005, № 7.

22. Институт Европы РАН. Европа и развитие российской науки: традиции и перспективы. М.: Огни, 2003.

23. Мировая экономика и международные отношения. 2005. № 8.

24. Деловые Люди. 2004. № 163.

25. Российский внешнеэкономический вестник. 2004. № 5.

26. ВЕА News Release 2006, June 16.

27. Вестник Российской Академии наук. 2003. № 2.

28. Эксперт. 2004. № 41.

29. Независимая газета, 27 апреля 2004 г.

30. Ведомости, 19 мая 2006 г.

31. Коммерсантъ, 16 ноября 2005. Приложение «Инновации».

32. Независимая газета, 17 марта 2006 г.

33. Вестник Российской Академии наук. 2005. № 5.

34. Российская газета, 24 мая 2006.

35. Ведомости — форум 20 декабря 2005 г. «Инновационный потенциал России».

36. Ведомости, 23 мая 2006 г.

37. Бюро экономического анализа. Развитие венчурного инвестирования в России: роль государства. М.: ТЕИС, 2004.

38. Экономика и жизнь. 2006. № 23.

39. Ведомости, 23 мая и 19 сентября 2006 г.

40. Ведомости — форум. Июнь 2006 г. «Бизнес-образование».

41. Независимая газета, 4 июля 2006 г.

42. Мировая экономика и международные отношения. 2006. № 9.

43. Вестник Российской Академии наук. 2004. № 3.

44. Ведомости, июль 2006 г. «Бизнес-образование».

45. Газета, 21 февраля и 2-4 июня 2006 г.

Комментарии (0)add comment

Написать комментарий
меньше | больше

busy