Государственная политика и провалы национальной инновационной системы

Голиченко О.Г.
д. э. н., проф.
главный научный сотрудник ЦЭМИ РАН
проф. кафедры экономики интеллектуальной собственности
Московского физико-технического института


В соответствии с традиционной экономической теорией государство должно вмешиваться в экономику, когда рынок не может эффективно распределять ресурсы (Arrow, 1962). Многие авторы концепции национальной инновационной системы (НИС) придерживаются данного постулата. Считается, что одна из задач политики в НИС — ликвидация и смягчение провалов рынка, с которыми он не может справиться (Pack, Saggi, 2006).

Вместе с тем, к сожалению, в рамках традиционного экономического подхода за провалы рынка могут приниматься явления и процессы, которые не считаются таковыми в рамках концепции НИС. Несоответствия такого рода обусловлены различными подходами к трактовке природы знаний.

Согласно традиционному экономическому подходу знания являются общественным благом, поэтому производство и поставки знаний связаны с провалами рынка. В то же время с позиций концепции НИС, во многом развивающей положения эволюционной теории (Голиченко, 2014), не всякое новое знание есть общественное благо: некоторые типы знаний могут иметь коммерческую ценность, а следовательно, и собственника. Такими собственниками могут быть, например, инвесторы, вложившие средства в получение новых знаний с целью их последующей коммерциализации. Знания подобного типа трудно признать общественным благом. Нельзя отнести к общественным благам неявные знания, обладающие свойством исключительности, которые во многом выражены в умении, навыках людей, ноу-хау и рутинах. Это означает, что, с одной стороны, вышеупомянутые типы знаний относятся к частной собственности, которая в ряде случаев нуждается в государственной защите от посягательств экономических агентов, выступающих в роли безбилетников, то есть акторов, не инвестировавших в производство данных знаний, но стремящихся использовать их для получения коммерческой выгоды. С другой стороны, защита прав интеллектуальной собственности (речь идет о промышленной собственности, авторских правах, торговых марках и т. п.) позволяет инвесторам получить инновационную ренту от монополизации рынка этой собственности. В результате возникает классический провал рынка — рыночная власть на интеллектуальную собственность (ИС). Как наличие, так и отсутствие этой проблемы может помешать выполнению функций НИС. Действительно, строгая охрана прав на ИС стимулирует процессы создания инноваций, а нестрогая защита этих прав способствует быстрому распространению новых знаний (соответствующих инноваций) внутри системы. И то и другое входит в функции инновационной системы.

Среди ключевых направлений государственной политики в НИС можно выделить следующие: обеспечение диффузии инноваций и знаний; создание ниш для получения временной монопольной ренты инвесторами, вкладывающими средства в инновации, которые имеют высокую степень новизны. Последнее направление политики укладывается в традиционную охрану ИС, а первое часто требует поиска нестандартных решений. Речь идет не только о ликвидации имеющихся традиционных барьеров для предпринимательства, но и о временном снижении гарантий существования монопольных ниш для инвестирующих в радикальные инновации.

Определенные противоречия в рамках традиционной экономической политики и политики в НИС возникают при рассмотрении проблемы асимметрии информации. Сторонники неоклассической теории считают ее одним из основных факторов провалов рынка, нивелировать или ликвидировать который призвана экономическая политика. Однако без этой асимметрии во многих случаях невозможны новизна и разнообразие продуктов или процессов в НИС (Aboody, Lev, 2000), включая процесс поиска инновационных решений. На асимметрии информации в НИС во многом основано стимулирование инновационных процессов.

Государственная экономическая и, в частности, промышленная политика и политика в НИС различаются по своим целям и роли государства. Если под экономической (промышленной) политикой понимается совокупность действий государства, направленных на структурную трансформацию экономики, развитие и экономический рост обрабатывающих и других видов производств, то под термином «государственная политика в НИС» следует понимать действия государства, направленные на развитие драйверов и устранение барьеров для создания, хранения, использования и экономического применения знаний, то есть на обеспечение функционирования НИС (OECD, 2005).

В традиционной экономической теории при описании промышленной политики роль государства сводится к функциям регулятора, задающего «правила игры» для экономических агентов (Могеаи, 2004). Кроме того, иногда к функциям государства относят создание экономии от масштаба, то есть содействие росту больших фирм, так называемых «победителей» (Dobrinsky, 2009).

В НИС роль государства трактуется иначе. Государство здесь выступает участником совместной с другими акторами работы, а не всезнающим и всемогущим субъектом, который всегда ведет себя рационально. Оно не только поддерживает рыночные процессы, ликвидируя или смягчая многие провалы рынка, но и помогает акторам достичь своих целей, что не всегда можно обеспечить за счет рынка, хотя эти цели могут не совпадать с целями государства. Таким образом, государство не только задает правила игры для остальных акторов системы, но и само участвует в игре как партнер, координатор и стейкхолдер. Такая роль позволяет государству совместно с другими акторами системы вырабатывать решения, приемлемые для взаимодействующих сторон, и сокращать расхождение в целях участников партнерства. Развитие партнерских отношений в рамках НИС во многом помогает решить проблему экономии от масштаба без создания супербольших игроков рынка. Тем самым исключается или смягчается риск подавления конкуренции на рынке со стороны этих игроков.

К сказанному следует добавить, что с появлением концепции НИС не только расширились основания и сфера проведения государственной политики, но и было дано новое обоснование для государственного вмешательства в деятельность акторов системы (Mytelka, Smith, 2002; Sharif, 2006). В качестве причин такого вмешательства стали рассматриваться не только провалы рынка, но и несовершенства самой системы (Carlsson, Jacobsson, 1997; Smith, 1997; Malerba, Orsenigo, 1997; Johnson, Gregersen, 1994). Многие препятствия и несовершенства, которые называют системными провалами, скорее можно отнести к факторам этих провалов. Ниже под провалом инновационной системы понимается ее неспособность в полной мере выполнить одну из своих фундаментальных функций: создания, хранения, распространения и экономического применения знаний.

Государственная политика и направления ее декомпозиции

При разработке государственной политики необходимо учитывать специфику стадий развития страны (Porter, 1990): ресурсной, инвестиционной, имитационной или стадии, основанной на собственных инновациях. На каждой стадии могут проявляться дисфункции НИС. Поэтому направления и инструменты политики должны формироваться в зависимости от действующих факторов этих дисфункций. Можно считать, что к первичным факторам провалов (дисфункций) системы относятся:

  • низкая мотивация акторов к деятельности в рамках НИС;
  • устаревшая парадигма, неразвитость инновационного потенциала акторов, включая их недостаточные компетенции;
  • отсутствие доступных ресурсов и элементов системы, способных обеспечить ее функционирование;
  • нарушение и недостаточная интенсивность связей системы;
  • сложность и дисфункции рамочных условий.

Ниже мы не будем рассматривать все перечисленные факторы. Предметом анализа будут направления политики, призванные способствовать мотивации акторов НИС в предпринимательской среде при прохождении инвестиционной стадии и стадии развития, на которой движущей силой выступают собственные инновации.

В силу высоких рисков одна из важнейших задач государственной политики состоит в в формировании эффективной системы стимулов для акторов, выполняющих фундаментальные функции НИС. Политика формирования мотивации акторов включает поддержание баланса внутренней активности акторов и ее внешних эффектов; компенсацию инновационных рисков и принуждение к принятию части этих рисков; стимулирование акторов, принадлежащих к разным мезоуровням системы (структурный фактор).

Технологический спилловер

Эффекты от деятельности акторов НИС делятся на внутренние и внешние. При реализации внутренних эффектов акторы несут затраты и получают выгоды, а в случае экстерналий (внешних эффектов) некоторые акторы могут получать выгоды, не неся затрат (Buchanan, Stubblebine, 1962). Экстерналии мотивируют акторов выполнять (или не выполнять) определенные функции системы. С этой точки зрения экстерналия считается положительной или отрицательной для НИС в целом (Голиченко, Самоволева, 2014). Внешние эффекты могут существенно воздействовать на инновационную систему, нанося значительный ущерб одной и усиливая действие другой функции. Чтобы добиться рационального сочетания конфликтующих функций, необходимо достичь определенного баланса между внутренними эффектами деятельности акторов и экстерналиями, возникающими в результате этой деятельности.

Значимы для НИС экстерналии при создании ИС. Эти экстерналии в литературе называют технологическим спилловером (Голиченко, 2011), сущность которого — несанкционированное использование знаний теми, кто не участвовал в процессах их создания. По сути, это нарушение прав собственности.

Технологический спилловер нельзя считать строго отрицательной или положительной экстерналией в НИС. С одной стороны, будучи широко распространен, он может снижать мотивацию к созданию собственных инноваций. С другой стороны, он способствует диффузии инноваций. Поэтому одна из основных проблем государственной политики заключается в поиске баланса: государство должно стимулировать не только инноватора — создателя первого поколения продукта, но и диффузию инновационного продукта второго поколения. Чрезмерно строгое соблюдение прав на ИС, даже в условиях раскрытия изобретения, может оказаться контрпродуктивным: ограничивается выход на рынок новых участников, сокращаются возможности дальнейшего развития продукта или новых методов его производства, что может отрицательно воздействовать на создание инноваций в стране.

Даже на стадии, драйвером которой служат собственные инновации, строгая защита ИС не всегда выступает стимулом к инновациям. Ее контрпродуктивная роль особенно очевидна в областях, где процесс рождения инновации (носителя нового знания) может быть тесно связан с доступностью возникшего ранее источника знаний. Такая ситуация часто наблюдается в сфере биотехнологий и И KT — в последних многие инновации основаны на использовании существующих баз данных и программного обеспечения. Широкий доступ к ним можно блокировать нежеланием обладателя прав продавать лицензию на их использование или высокой стоимостью самой лицензии. Ослабить такую отрицательную экстерналию можно с помощью развитого рынка ИС в соответствующей области, если антимонопольные власти следят за отсутствием ценовой дискриминации участников рынка при продаже лицензий и прав на ИС.

Однако если для развитой страны (например, США) цель политики состоит в подавлении или существенном ограничении технологического спилловера и одновременном развитии коммерческого трансфера ИС, то для развивающейся страны (например, Китая или Индии) может быть актуальна иная задача. Нестрогое соблюдение прав на такую собственность в развивающейся стране позволит значительно расширить диффузию инноваций и снизить барьеры для вступления на рынок национальных компаний — акторов НИС. На инвестиционной стадии возможна ориентация на строгое соблюдение прав на ИС, если государство оказывает существенную поддержку акторам (компаниям) в процессе передачи технологий.

Дуализм государственной инновационной политики

Инновационная деятельность по своей природе рискованна, и ее результат часто непредсказуем, поэтому необходима политика, направленная на смягчение и компенсацию этих рисков со стороны государства. При этом такая политика не должна быть избыточной, порождая иждивенчество. Согласно принципу дуализма, она не только компенсирует систему антистимулов, органически присущую деятельности в рамках НИС, но и вынуждает акторов системы брать на себя риски.

Компенсация рисков. Смягчить инновационные риски позволяет благоприятная макроэкономическая среда. Оптимальные социально-экономические рамки на макроуровне оказывают существенное влияние на склонность к инновациям на микроуровне. Если рамочные условия оптимальны, то основную роль начинают играть специальные меры, непосредственно направленные на снижение рисков инновационной деятельности.

Помимо регулирования технологического спилловера эти риски можно снизить за счет развития абсорбирующего потенциала национальных предприятий. Здесь важными направлениями политики выступают стимулирование спроса на ресурсы инновационной деятельности (в том числе на человеческий ресурс в науке и технологиях) и их предложение.

Важную роль в смягчении рисков играют взаимодействие предприятий и их сотрудничество с организациями правительственного (государственного) сектора и/или сектора высшего образования. Развитие кооперативных процессов на доконкурентных стадиях создания технологий не только снижает естественные риски инновационной деятельности, но и смягчает отрицательные последствия технологического спилловера.

Важное значение имеет финансовое стимулирование государством предложения инновационной продукции (политика «технологического толчка») и спроса на эту продукцию (политика «тяги спроса»). Акцент на реализации одной из этих политик и их конкретное содержание определяются экономическими условиями развития страны. В начале инвестиционной стадии комбинация данных политик включает создание полной и непротиворечивой системы косвенных и прямых финансовых стимулов, способствующих (в том числе через целевые гранты и налоговые льготы) как созданию абсорбционного потенциала на предприятиях, так и диффузии технологий.

Прямая поддержка позволяет стимулировать специальную научно-исследовательскую активность бизнеса и направлять его усилия в новые рискованные области НИОКР или области, в которых будущие социальные выгоды гораздо выше текущих частных коммерческих выгод. В то же время решение о прямой поддержке часто дискреционно принимается на уровне министерств и ведомств. Оно может порождать поиск государственной ренты со стороны бизнеса, но при этом помогает снизить инновационные риски, избежав тяжелых финансовых потерь. Чтобы исключить соискателей, ориентированных на получение ренты, решение о прямой поддержке субъекта инновационной деятельности должно приниматься на основании конкурентных, прозрачных и объективных процедур при их минимальной бюрократизации.

Такого рода процедуры должны служить важным дополнением косвенных стимулов к проведению НИОКР. Косвенная поддержка (налоговые льготы) не исключает некоторой дифференциации, но нейтральна по отношению к таким характеристикам фирмы, как принадлежность к определенной отрасли или типу производства, региону. Она во многом позволяет избежать лоббирования интересов отдельных игроков рынка. При этом если прямая поддержка, как правило, направлена на снижение рисков долгосрочных исследований и разработок, то косвенная стимулирует проведение слабо ориентированных НИОКР и создание инкрементальных инноваций.

Помимо налогов корпораций и физических лиц, в качестве мер косвенной поддержки широко используется привлечение частных инвестиций в НИОКР. К важным элементам конструкции относятся: диапазон НИОКР, характеристики фирм, правила исчисления льгот для больших фирм, исчисление таких льгот в зависимости от полученных результатов в предыдущем периоде (возврат части выплаченной суммы) или перенесение выплат на последующие периоды. Причем если действие налоговых льгот направлено только на поощрение НИОКР в крупных стабильных фирмах, то это может значительно снизить эффект перераспределения инновационной ренты в пользу молодых предприятий и замедлить инновационное развитие страны в целом. Кроме того, стимулы, формируемые системой налоговых льгот, должны обеспечивать конкурентные преимущества национальным компаниям, например за счет использования предельных и дифференцированных ставок процента. Это позволяет поставить национальные компании в равные условия конкуренции с межнациональными, способными перераспределять свои инновационные ресурсы по многим странам (OECD, 2015).

В политике технологического толчка, реализация которой направлена на предотвращение иждивенчества предпринимателей при компенсации части рисков за счет государственных средств, важно внимание к доконкурентным этапам инновационной деятельности. Кроме того, эффективность налоговых стимулов для НИОКР зависит от экономических условий, их стабильности и предсказуемости на протяжении длительного времени1.

Политика, создающая стимулы для роста рынка на инвестиционной стадии, достаточно проста в силу неразвитости рыночной и производственной системы страны. Она сосредоточена на выборе социально и технологически значимых направлений государственных закупок. В некоторых случаях государственный заказ имеет цель инициировать решение частного сектора купить данный товар, мобилизовать его спрос на инновацию. В рамках такой политики нужны эффективные, нацеленные на конкретный результат программы, формируемые на основе интенсивного диалога между государственными органами, предпринимательской средой и научным сообществом, позволяющие избежать «отбора победителей».

При переходе от инвестиционной к стадии развития, движимой национальными инновациями, правительство продолжает и развивает политику технологического толчка. Наблюдается сдвиг от поддержки отдельных секторов промышленности к поддержке специфических областей НИОКР (OECD, 2015). Чтобы облегчить фирмам доступ к кредитам и смягчить для кредиторов риск дефолта должника, выполняющего НИОКР, используются специальные механизмы распределения риска среди министерств и ведомств. В частности, такие механизмы применяются при выполнении государственных заказов во Франции и США, когда значительную долю прямой государственной поддержки для проведения рискованных НИОКР, имеющих военные и коммерческие приложения, обеспечивают военные ведомства. Механизм разделения рисков широко используется в венчурном бизнесе: при финансировании на ранних стадиях доминируют прямые и косвенные меры поддержки, в противоположность нефинансовым инструментам — к последним относятся инновационные бизнес-службы и информационные службы, содействующие созданию и продвижению инноваций, продвижение региональных хабов и т. д. (OECD, 2011). Соотношение стоимости данных направлений политики составляет примерно два к одному (OECD, 2015).

В то же время на этой стадии спрос управляет ресурсами и инновационными мощностями. Поэтому особенно важна политика развития спроса на заключительном этапе инновационного цикла. Инструменты этой политики усиливают возможности рынка абсорбировать результаты инновационной деятельности, а иногда поощряют поставщиков удовлетворять спрос в определенном инновационном продукте.

Принуждение к рискам. Чтобы смягчение рисков предприятий приносило широкие экономические выгоды не только фирмам, его нужно комбинировать с политикой принуждения фирм к принятию инновационных рисков. Это возможно за счет создания и отслеживания конкурентных режимов функционирования рынка; прозрачных и эффективных процедур банкротства; давления потребителей на поставщиков с целью повышения качества продукции.

Конкурентный режим функционирования рынка во многом определяет стимулы к инновациям и побуждает предпринимателя к выбору определенных направлений инновационной деятельности. Поэтому, следуя политике принуждения к инновациям, нужно добиваться оптимального конкурентного давления на рынках (Jaumotte, Pain, 2005) путем оптимизации антимонопольного законодательства, снижения барьеров для входа на рынок новых фирм и ухода с него фирм, потерпевших неудачу (OECD, 2008), соблюдения баланса кооперации и конкуренции. При этом важно отслеживать, что препятствует развитию конкурентных процессов. В зонах социальной ответственности государства необходимо повышать требования к качеству товаров в рамках госзаказа. Государство вместе с предприятиями может содействовать формированию более «изощренной» рыночной культуры потребителя.

Остановимся подробнее на действии такого фактора принуждения акторов НИС к инновациям, как международная конкуренция. Как правило, национальный рынок стран, где относительно невысокий доход на душу населения, пассивен и не способствует инновационному развитию. Однако нужно учитывать, что излишне сильная международная конкуренция может привести к необратимым последствиям. Была выдвинута и эмпирически доказана гипотеза о том, что при значительном технологическом отставании национальных фирм в силу высокой конкуренции инновационная деятельность национальных фирм может быть безуспешной, и им придется уйти с рынка, если отсутствует действенная помощь со стороны государства (см., например: Aghion et al., 2009).

Избежать таких последствий отрицательного спилловера международной конкуренции можно двумя способами.

  1. Можно, не открывая чрезмерно рынок страны для иностранных компаний, сделать ставку на экспортную ориентацию усиленно поддерживаемых государством крупных национальных предприятий-лидеров (южно-корейский путь). В этом случае в государственной политике сочетаются стимулирование компаний к ориентации на внешний рынок и импортозамещение, строго соблюдаются права на ИС, а внутренний рынок страны открывается для международной конкуренции по мере роста национальных лидеров промышленности. В инновационной политике большую роль играют поддержка технологического содержания экспорта, импорт технологий в неовеществленной форме и промежуточных товаров.
  2. Второй путь к использованию международной конкуренции и снижению ее отрицательных внешних эффектов состоит в том, чтобы создать пул технологий и на первых порах выстроить лишь потенциальную угрозу иностранной конкуренции для национальных производителей, вводя специальные экономические зоны. Наличие такой угрозы порождает стимулы к инновационной деятельности у национальных предприятий, а пул иностранных технологий позволяет устоять в предстоящей конкурентной борьбе. Достаточно полное открытие национального рынка становится реальностью по мере достижения определенного технологического уровня отечественной промышленностью в результате технологической диффузии (путь Китая). В соответствии с данной стратегией применяется режим охраны ИС с одним переключением: пока технологический уровень национальных предприятий достаточно низок, имеет место слабая охрана ИС, тем самым поощряется технологический спилловер; режим сильной охраны ИС включается по мере достижения достаточно высокого технологического уровня развития национальных предприятий.

Структурный фактор мотивации инновационной деятельности

Значимость и характер рисков инновационной деятельности и соответствующая мотивация существенно зависят от ресурсов, которыми располагают акторы, от формы собственности, вида экономической деятельности, степени ее технологичности и, наконец, от региона, в котором действуют акторы. В соответствии с перечисленными характеристиками акторов можно сгруппировать в классы, выражающие структурный фактор их мотивации, который обусловливает неравномерность распределения инновационной деятельности как на разных мезоуровнях системы, так и внутри данных мезоуровней. Исследование структурного фактора во многом позволяет учесть естественную неоднородность, присущую инновационной деятельности, нерепрезентативность акторов и определить зависимость их мотивации от принадлежности к определенному мезоуровню.

Характеристики инновационной деятельности обусловлены размером предприятий. В частности, среди инновационно активных предприятий России значительную долю инновационной продукции выпускают малые и средние предприятия, среди которых постоянно происходит смена лидера по этому показателю2.

По стране в целом уровень и динамика показателей масштабов инновационной деятельности и ее экономической эффективности почти полностью формируются в классах крупных предприятий. Однако показатели инновационной деятельности таких предприятий и их динамика часто свидетельствуют об инновационной инертности. Выход из сложившейся ситуации состоит в преодолении инновационной пассивности крупных предприятий и в увеличении удельного веса инновационно активных малых и средних предприятий. Для этого необходимо создать рамочные условия в области предпринимательства: снизить регулятивные и административные барьеры, развивать и поддерживать конкурентную среду на рынках.

От формы собственности зависят поведение предпринимателя, его заинтересованность в развитии предприятия, выбор форм организации производства, менеджмента и инновационной деятельности. Частная форма собственности не лидирует по предпринимательской активности в инновационной деятельности: частные организации значительно уступают в этом федеральным. Однако по эффективности (выработка отгруженной инновационной продукции на одного занятого) ситуация прямо противоположная: на предприятиях федеральной собственности эффективность составляла 60-70% среднего по стране уровня. Поэтому помимо развития конкурентных процессов на соответствующих рынках необходимо совершенствовать управление предприятиями государственной формы собственности и увеличивать долю предприятий иностранной и совместной форм собственности в обрабатывающей промышленности за счет создания благоприятного инвестиционного, налогового и предпринимательского климата.

Инновационная активность и ее характеристики зависят от степени технологичности обрабатывающих производств. Для высокотехнологичных производств в России доля инновационно активных предприятий почти в 3 раза превосходит средний по стране уровень. При большей доле в общем объеме отгруженной продукции производства средне- и низкотехнологичные значительно отстают по степени ее инно-вационности.

На уровне всей обрабатывающей промышленности примерно 40-50% всех затрат на технологические инновации направлено на создание технологически нового (или значительно усовершенствованного) продукта. В высокотехнологичных видах деятельности этот показатель значительно выше — 64-66%. Близки к этому уровню показатели для видов деятельности средневысокой степени технологичности (56-57%). Поэтому важно формировать мотивацию к производству технологически сложного продукта, в том числе за счет введения налоговых и кредитных льгот при закупке импортного оборудования или лицензий.


Невыполнение НИС своих фундаментальных функций по созданию, хранению, передаче и экономическому применению знаний можно объяснить низкой мотивацией акторов к деятельности в рамках НИС; устаревшей парадигмой, неразвитостью инновационного потенциала акторов, недостаточной компетенцией; отсутствием доступных ресурсов и элементов системы, способных обеспечить функционирование ее процессов; нарушением и недостаточной интенсивностью связей системы; сложностью и провалами рамочных условий. Государственная политика должна способствовать устранению или компенсации действия этих факторов. В частности, необходимо обеспечить рациональное регулирование технологического спилловера в зависимости от стадии технологического развития страны и избранного варианта взаимодействия с внешним миром.

Для формирования стимулов к инновационной деятельности, повышения ее результативности необходим определенный баланс между компенсацией для акторов части инновационных рисков со стороны государства и принуждением акторов к принятию определенной части рисков. Мощным стимулом для принятия рисков является международная конкуренция. Применять данный инструмент можно, если удастся компенсировать отрицательные экстерналии.

При формировании политики, направленной на ликвидацию и смягчение провалов НИС, следует принимать во внимание возможности использования структурного фактора мотивации, который связан как с различиями в условиях производства, так и с проблемой асимметрии информации. Успех государственной политики в НИС во многом зависит от того, насколько эти меры нацелены на борьбу с конкретными дисфункциями системы. Эти меры нужно систематизировать и дезагрегировать на основе тщательного анализа возможных положительных и отрицательных экстерналий, обусловленных действиями государства и акторов системы.


1 В рамках политики технологического толчка можно использовать программы в военной области, по возможности основанные на кооперации с фирмами - участницами гражданского рынка и нацеленные на результат, который может найти применение и на гражданском рынке.

2 Здесь и далее используются данные статистической формы «4-инновация» Росстата РФ.


Список литературы / References

Голиченко О. Г. (2011). Основные факторы развития национальной инновационной системы: уроки для России. М.: Наука. [Golichenko О. G. (2011). Main factors of national innovation system development: Lessons for Russia. Moscow: Nauka. (In Russian).]

Голиченко О. (2014). Национальная инновационная система: от концепции к методологии исследования // Вопросы экономики. № 7. С. 61 — 68. [Golichenko О. (2014). National innovation systems: From conception toward the methodology of analysis. Voprosy Ekonomiki, No. 7, pp. 61 — 68. (In Russian).]

Голиченко О. Г., Самоволева С. А. (2014). Государственная политика в национальной инновационной системе: теория и практика // Инновации. № 10. С. 83 — 94. [Golichenko О. G., Samovoleva S. А. (2014). Public policy in the national innovation system: theory and practice. Innovatsii, No. 10, pp. 83 — 94. (In Russian).].

Aboody D., Lev B. (2000). Information asymmetry, R&D, and insider gains. Journal of Finance, Vol. 55, No. 6, pp. 2747-2766. Aghion P., Blundell R., Griffith R., Howitt P., Prantl S. (2009). The Effects of Entry on Incumbent Innovation and Productivity. Review of Economics and Statistics, Vol. 91, No. 1, pp. 20 -32.

Arrow К. (1962). The economic implications of learning by doing. Review of Economic Studies, Vol. 29, No. 3, pp. 155-173.

Buchanan J., Stubblebine Wm. C. (1962). Externality. Economica, Vol. 29, No. 116, pp. 371-384.

Carlsson В., Jacobsson S. (1997). In search of useful public policies: key lessons and issues for policy makers. In: B. Carlsson (ed.). Technological systems and industrial dynamics. Dordrecht: Kluwer, pp. 299 - 315.

Dobrinsky P. (2009). The paradigm of knowledge-oriented industrial policy. Journal of Industry Competition and Trade, Vol. 9, No. 4, pp. 273 — 305.

Jaumotte F., Pain N. (2005). Innovation in the business sector. OECD Economics Department Working Papers, No. 459.

Johnson В., Gregersen В. (1994). Systems of innovation and economic integration. Journal of Industry Studies, Vol. 2, No. 2, pp. 1 — 18.

Malerba F., Orsenigo L. (1997). Technological regimes and sectoral patterns of innovative activities. Industrial and Corporate Change, Vol. 6, No. 1, pp. 83 — 117.

Moreau F. (2004). The role of the state in evolutionary economics. Cambridge Journal of Economics, Vol. 28, No. 6, pp. 847 — 874.

Mytelka L., Smith K. (2002). Policy learning and innovation theory: an interactive and co-evolving process. Research Policy, Vol. 31, No. 8-9, pp. 1467—1479.

OECD (2005). Governance of innovation system. Paris: OECD Publ.

OECD (2008). Competition assessment toolkit. Paris: OECD Publ.

OECD (2011). Financing high-growth firms: The role of angel investors, Paris: OECD Publ.

OECD (2015). The Innovation Imperative: Contributing to productivity, growth and well-being. Paris: OECD Publ.

Pack H., Saggi, K. (2006). Is there a case for industrial policy? A critical survey. World Bank Research Observer, Vol. 21, No. 2, pp. 267—297.

Porter M. (1990). The competitive advantage of nations. New York: The Free Press.

Sharif N. (2006). Emergence and development of the national innovation systems concept. Research Policy, Vol. 35, No. 5, pp. 745 — 766.

Smith K. (1997). Economic infrastructures and innovation systems. In: C. Edquist (ed.). Systems of innovation: Technologies, institutions and organisations. London and Washington, DC: Pinter, pp. 86-106.

Комментарии (0)add comment

Написать комментарий
меньше | больше

busy