РЕЗУЛЬТАТИВНЫ ЛИ ИНОСТРАННЫЕ ИНВЕСТИЦИИ?


РЕЗУЛЬТАТИВНЫ ЛИ ИНОСТРАННЫЕ ИНВЕСТИЦИИ?

А. Амосов

При инновационном обновлении структуры экономики важно определить перспективные направления ее технологического развития с учетом научно-технического, кадрового потенциала, а также мирового опыта. Как и прежде, сейчас для России нерационально копировать технологическую структуру зарубежных стран или этапы движения к ней. Следует выделить и осмыслить наиболее полезное, но необходимо найти свой способ решения задачи высокотехнологического типа развития.

Прежде всего, общим является принцип: чтобы достигнуть успеха в технологическом развитии, важно поставить такую цель перед обществом и государством, консолидировать нацию для выполнения этой важнейшей общенациональной задачи. Например, в США в 1980-х гг. конгресс, правительство, деловые круги, ученые и конструкторы объединили усилия для решения общенациональной задачи повышения способности нации генерировать передовые технологии и в кратчайшие сроки их осваивать. В правительственных документах оговаривалось, что важен не сам по себе уровень развития науки и техники, а степень превосходства США над ближайшими конкурентами .

В этой связи нам тоже полезно определиться, какая общенациональная цель стоит в области технологического развития перед законодательной и исполнительной властью, деловыми кругами и научно-техническим сообществом России. В отличие от США у нас пока не обсуждены публично и не подкреплены законодательно общенациональные цели научно-технической, инновационной и промышленной политики, не разработаны меры по реализации четко обозначенных целей технологического развития, не приняты необходимые законы, не даны поручения по их исполнению.

В начале рыночных реформ первоочередным для правительства было беспрецедентно быстрое и масштабное проведение приватизации и разгосударствления собственности, либерализации цен, ликвидации сложившихся институтов планирования, финансирования и кредитования, налогообложения, оплаты труда, социальных выплат и т. д. Ориентация на форсированные методы в переделе собственности и либерализации ценообразования привела к тому, что общенациональной проблемой стало не развитие экономики, а борьба за выживание в условиях инфляции, хронического кризиса неплатежей и нехватки средств не только на развитие, но и на простое воспроизводство.

Что касается научно-технического и технологического развития, то правительство в течение 15 лет рыночных реформ постоянно объявляет приоритетной задачей привлечение в страну прямых иностранных инвестиций. Под ними понимается приобретение зарубежными инвесторами пакета акций, достаточного для получения прав собственника акционерной компании. Тем самым ставка делается на передачу отечественных предприятий в руки технологически более прогрессивных иностранных инвесторов, которым и "передается ответственность" за освоение передовых технологий.

Пропагандисты подобной политики оправдывают сомнительными рассуждениями со ссылкой на то, что СССР не достиг лидерства по ряду важных направлений. Из этого якобы следует, что Россия вообще не способна к самостоятельной разработке и освоению передовых технологий. В таком случае как бы оправданной выглядит ориентация на то, что "добрые зарубежные инвесторы" нам помогут.

Но следует понимать, что зарубежные компании, обладающие передовыми наукоемкими и высокотехнологичными технологиями, осваивали технологические инновации при научно-технической и финансовой поддержке своих национальных экономик. Они несут юридическую и экономическую ответственность за технологическое развитие своих стран. Если в законодательстве США зафиксирована и конкретизирована целевая установка на обеспечение технологического превосходства над другими странами, то любая американская компания не может помогать России в освоении передовых технологий, не нарушая законов по научно-техническому и технологическому развитию, принятых в США при активном участии американских деловых кругов. Ни одна зарубежная компания не будет в этих вопросах действовать вопреки интересам своей национальной экономики еще и по причине полного совпадения коммерческих интересов конкретных компаний с требованием обеспечения технологического превосходства своей страны.

Зарубежные компании привлекаются в Россию на основе таких процедур, что их деятельность затем остается непрозрачной. Статистическая информация по прямым иностранным инвестициям, как правило, ограничивается показателем их общего объема. Иностранные фирмы стараются не афишировать свое реальное владение российскими предприятиями. Во многих случаях, приобретая российские компании и предприятия, они оставляют им прежние наименования, либо придумывают новые бренды на русском языке. Ведущие мировые компании приобрели права собственности на российские предприятия в пищевой и химической промышленности, нефтедобыче, оборонном машиностроении, ряде других отраслей.

Полагаем, что единого плана прямых иностранных инвестиций в России не существует, поэтому мы не в состоянии ранжировать виды деятельности по объему и удельному весу данного показателя. Можно рассмотреть те их виды, где какое-то обновление технологий благодаря зарубежным фирмам произошло, и затем те отрасли, где наблюдались иные процессы.

Среди лидеров по освоению российского рынка выделяются крупные иностранные торговые фирмы. Они построили в России торговые комплексы, которые демонстрируют новейшие зарубежные технологии розничной торговли. Жителям российских мегаполисов теперь не нужно иметь заграничный паспорт, чтобы увидеть достижения французских, шведских, немецких, итальянских и иных фирм в области торговых технологий. В данном случае Россия получила не просто качественно иные технологии торговли, а технологии более высокого уровня.

Целесообразно ли отдавать розничную торговлю в руки более умелых зарубежных фирм? Чтобы ответить на этот вопрос, нужно проводить специальное исследование с привлечением профессионалов в данной области. Исходя из общих соображений какую-то часть торговли допустимо отдать, чтобы ознакомить российских покупателей и предпринимателей с более высоким уровнем технологий обслуживания. Но нельзя забывать о том, что торговля на территории России должна в первую очередь обеспечивать реализацию продукции отечественных товаропроизводителей и лишь в дополнение к этой функции можно заниматься продвижением на наш рынок товаров зарубежных конкурентов.

При всех положительных качествах зарубежных торговых фирм у них есть один принципиальный недостаток: они не заинтересованы в развитии производства товаров в России. Поэтому прогрессивные технологии торговли, применяемые зарубежными, а не отечественными фирмами, не совершили и не совершат технологического прорыва, связанного с влиянием торговли на структуру производства.

Если в торговле прямые иностранные инвестиции все-таки дали некоторые положительные результаты, то в пищевой промышленности они имели такие негативные последствия, что в целом результаты приходится оценивать как отрицательные. Так, при отсутствии официальной информации трудно сказать точно, сколько пивоваренных заводов осталось в российской собственности. В печати были опубликованы данные о том, что рекламируемые по телевидению российские бренды типа "Балтика", "Клинское" и т. д. производятся по зарубежным технологиям на обновленных или построенных заново предприятиях, принадлежащих известным западноевропейским фирмам. С экономической точки зрения не вызывают сомнения два факта: зарубежные фирмы передали России более производительные технологии производства пива; им удалось полностью насытить рынок продукцией по доступным для массовых потребителей ценам.

За счет чего зарубежные фирмы повысили производительность пивной промышленности России? К сожалению, главным образом за счет резкого снижения качества безалкогольного напитка и нарушения требований его безопасности для здоровья. Бутылочное пиво изготавливалось в СССР без добавления спирта, консервантов и ароматизаторов и потому при длительном хранении в нем появлялся осадок, оно прокисало и т. д. Потребители воспринимали это как признак низкого качества продукции, но на самом деле это свидетельствовало лишь о низком уровне культуры в отечественной торговле и общественном питании. Отечественные технологии были ориентированы на выпуск пива как натурального безалкогольного напитка. Безусловно, требовалось насыщать рынок, повышать культуру потребления за счет расширения сети предприятий и заведений, изготавливающих качественное пиво, потребляемое на месте, без дальних перевозок и длительного хранения.

Зарубежные компании, резко увеличив производство и реализацию пива в России, оплачивают ложную рекламу, убеждающую покупателей, что пиво изготавливается по старинным рецептам. На самом деле на современных высокопроизводительных технологических линиях разливается не пиво, а опасный для здоровья пивной напиток, представляющий смесь небольшого количества натуральных компонентов с разбавленным низкокачественным спиртом, с консервантами и ароматизаторами. Повышение производительности технологических линий достигнуто социально опасным путем. Именно наличие в "фирменном" пиве низкокачественного спирта и служит причиной алкоголизации подростков.

Западные фирмы, придя в Россию в погоне за прибылью, не заинтересованы в соблюдении традиционных экологически безопасных технологий и стандартов, в их планы не входит повышение культуры безопасного потребления изготовленного в пивном заведении натурального пива в розлив. С экономической точки зрения изготовление пива и других безалкогольных напитков относится к числу быстроокупаемых и высокорентабельных производств. Передача подобных предприятий зарубежным конкурентам стратегически ошибочна, она ведет к потерям доходов бюджета и к сокращению налогооблагаемой базы.

Переход на зарубежные технологии привел к снижению качества и безопасности для здоровья практически по всем другим видам пищевой продукции. Эти технологии допускают применение вредных для здоровья наполнителей при производстве хлеба, мясных изделий и многих других продуктов. Негативными для массовых потребителей стали также технологические преобразования в общественном питании. Качественное общественное питание стало недоступно большинству населения. Этому способствовало закрытие столовых, кафе, блинных, пельменных, пирожковых с традиционной кухней, их вытеснили с рынка вредные для здоровья и дорогие для массового покупателя "Макдоналдсы" и т. п.

Большие объемы прямых иностранных инвестиций были направлены на приобретение акций российских нефтяных компаний. Точные цифры здесь тоже неизвестны, но для нас важна тенденция в области передачи передовых технологий. Судя по информации о проблемах развития нефтедобычи и нефтепереработки, никаких передовых технологий от зарубежных собственников наши нефтяные компании за десятилетие активного привлечения иностранного капитала не получили. Наиболее прозрачной из них у нас до определенного времени считалась компания "ЮКОС". Причем ее прозрачность объяснялась тем, что прямые иностранные инвестиции составляли наибольший удельный вес по сравнению с другими крупными нефтяными компаниями страны. Несмотря на контроль зарубежных инвесторов, прозрачность компании не доходила до такой степени, чтобы публиковать сведения о том, какая часть ее активов находилась во владении зарубежных собственников, а что из ее активов принадлежало собственнику недр и создателю производственно-технологической базы компании в лице России.

Для нашего исследования важно то, что компания фактически находилась в стратегическом распоряжении зарубежных инвесторов. По ее опыту можно судить, направлялись ли прямые иностранные инвестиции на освоение передовых технологий в нефтедобыче и нефтепереработке или они использовались для других стратегических целей. Если бы "ЮКОС" имел достижения в обновлении технологий, особенно экологически чистых, рекреационных и природоохранных, они были бы опубликованы. Поскольку в открытой печати и в публичных заявлениях руководства компании ничего о такого рода технологических нововведениях не говорилось, есть основания полагать, что их не было.

Конечно, России испытывает острую нужду в технологическом обновлении нефтяной отрасли, но кардинального обновления технологий за счет прямых иностранных инвестиций в нефтедобыче не произошло. В нефтепереработке за все годы рыночных реформ проведена реконструкция лишь одного завода из примерно трех десятков. Причем это было сделано за счет иностранных кредитов, а не прямых иностранных инвестиций.

Ряд крупных предприятий перешел к зарубежным конкурентам в химической промышленности. И здесь та же тенденция - никаких передовых технологий. Более того, передача российского производства стиральных порошков, удобрений и других видов продукции вместо освоения передовых технологий привела к "сбрасыванию" в Россию экологически опасных технологий, запрещенных в западноевропейских странах.

Обобщающими для всей картины технологического развития являются тенденции в машиностроении, обеспечивающем обновление технологий во всех остальных видах деятельности. Какова роль прямых иностранных инвестиций в переходе отечественного машиностроения на передовые технологии? К сожалению, и здесь позитивной по содержанию тенденции не наблюдается.

Так, в последние годы зарубежные фирмы пришли наконец в российское автомобилестроение. Наиболее успешным считается проект американской фирмы "Форд моторе". В Ленинградской области начат выпуск ее автомобилей, пользующихся высоким спросом на российском рынке. Но она не помогла России освоить передовые технологии. И дело не только в передаче лишь автосборочного производства из зарубежных комплектующих. Фирма "Форд моторе" пришла к нам по разработанному иностранной фирмой "Купер энд Лейбрандс" проекту приватизации одного из особо важных оборонных предприятий, не подлежащих приватизации. Его по требованию МВФ перенесли в список предприятий, подлежащих приватизации. По данному проекту лишь один из его недостроенных цехов передавался фирме "Форд моторе". Однако уже в проекте приватизации предусматривалось снижение выпуска профильной продукции российского машиностроительного завода в 6-7 раз. При реализации проекта сорвали с фундаментов оборудование нескольких цехов, включая и новое, продали его по цене металлолома. Разделили предприятие на несколько независимых фирм. Разрушили технологический процесс, сделали невозможным выпуск профильной продукции. В конечном итоге реструктуризация предприятия вместо технологического обновления привела к прекращению выпуска высокотехнологичной продукции.

Может быть, профильная продукция данного завода не пользовалась спросом и была настолько низкого технологического уровня, что завод не жалко было закрыть? Нет, речь идет о высокотехнологичном производстве, в котором наша страна занимала позиции одного из мировых лидеров. Его история начиналась в 1862 г., когда известный предприниматель-новатор Нобель основал в Петербурге машиностроительный "Завод Нобеля", выпускавший передовую для того времени продукцию. В 1901 г. на "Заводе Нобеля" разработали передовые технологии производства дизель-генераторных установок для производства электроэнергии. В советское время завод переименовали в "Русский Дизель". Отечественные дизель-генераторные установки постоянно совершенствовались, в их разработке участвовали серьезные научные коллективы электротехнического профиля. Завод выпускал дизель-генераторы для гражданского и военного флота, атомных электростанций, правительственных объектов и т. д.

В 1980-е гг. производственные мощности "Русского Дизеля" уже не покрывали растущий спрос. Импорт дизель-генераторов увеличился до 300-400 млн. долл. в год. Было принято правительственное решение о строительстве новых цехов. Они должны были работать по новым технологиям. Выгодно ли было зарубежным конкурентам лишаться поставок на сотни миллионов долларов? Вероятно, нет, потому что для фирмы "Форд моторе" не нашлось другой производственной площадки, кроме той, близ Всеволожска, что была предназначена для расширения "Русского Дизеля".

К сожалению, случай с "Русским Дизелем" не является исключением. Такова общая практика для российских высокотехнологичных машиностроительных производств. Характерна ситуация в легковом автомобилестроении, где не найдем ни одного примера, когда бы зарубежный инвестор занимался технологическим обновлением российской промышленности или хотя бы не мешал этому процессу. Автозавод "АЗЛК" выпускал автомобили "Москвич-2141" с удачной французской моделью кузова, но с низкокачественной российской покраской, с недостаточным качеством деталей ходовой части и т. д. Требовалось обновить технологии обработки кузова, а также изготовления отдельных узлов и деталей.

В годы перестройки выделялись крупные средства для закупки оборудования от французской фирмы "Рено". Ни одна технология не была обновлена. Более того, в начале 1990-х гг. после приватизации и реструктуризации предприятия качество покраски и изготовления отдельных деталей и узлов 41-го "Москвича" резко снизилось. Несмотря на это, при относительно низкой цене спрос на машину сохранялся. Но вместо модернизации технологий для выпуска "народного" автомобиля была предпринята попытка наладить сборку некоего российско-французского автомобиля с двигателем от "Рено" и еще рядом изменений. В отличие от "Форд-Моторс" сборка была неполноценной для получения иномарки. Машина не выдержала конкуренции с импортом и не пошла в серийное производство. "Москвич-2141" к тому времени сняли с производства, предприятие прекратило профильную деятельность. В 2006 г. на территории завода начала функционировать фирма "Автофрамос". В декабре 2006 г. состоялись торги, где часть территории и имущества АЗЛК продали. Сразу после торгов начался спор между фирмами, претендующими на полное сворачивание производства автомобилей, и фирмами, обещающими увеличение их выпуска на "Автофрамосе". Вряд ли эти десятилетние торги можно считать прогрессивной тенденцией в развитии автомобилестроения.

Другие варианты прихода зарубежных инвесторов в автомобильную промышленность продемонстрировали южнокорейские компании. В Таганроге на базе крупного завода по выпуску зерноуборочных комбайнов южнокорейская фирма организовала производство неплохого по соотношению цены-качества автомобиля по лицензии известной немецкой фирмы. Производство зерноуборочных комбайнов ликвидировали. Южнокорейско-немецкий автомобиль при всех своих достоинствах имеет один существенный недостаток. Эта модель не является новой, она снята с производства в Германии более 10 лет назад из-за большого расхода бензина и т. д. Сейчас южнокорейская фирма готова прекратить выпуск автомобилей в Таганроге в связи с моральным устареванием модели даже для российского потребителя. Спрашивается, почему не обновили технологии производства зерноуборочных комбайнов и разрушили их? Ведь Южная Корея комбайны для нашего рынка не выпускает. Правда, их производит одна известная немецкая фирма.

Новые собственники российских заводов сельскохозяйственного машиностроения обращались к известным западным фирмам с просьбой о слиянии с ними. Однако получили отказ. Американские и западноевропейские конкуренты не заинтересованы в возрождении сельскохозяйственного машиностроения в России, Белоруссии и Украине. В США и ЕС планируется и реализуется следующая стратегия развития мирового агромашиностроительного рынка. Фермерам США и западноевропейских стран при мощной финансовой поддержке государства предоставляется возможность перейти на новые интенсивные и высокопроизводительные технологии с соответствующим обновлением машинно-тракторного парка. С целью компенсации расходов в США и западноевропейских странах организована продажа подержанной сельскохозяйственной техники на рынках стран третьего мира. При этом Россия и Украина рассматриваются как перспективные рынки сбыта, на которых следует освоиться и закрепиться.

Ведущие мировые фирмы тракторного и сельскохозяйственного машиностроения в принципе не могут поставлять в Россию и Украину новую технику в массовом порядке. Дело в том, что для приобретения дорогих высокопроизводительных комбайнов и тракторов требуются субсидии, льготные кредиты и лизинговые схемы, оплачиваемые или поддерживаемые из бюджетных средств. Было бы наивно ожидать, что наше сельское хозяйство будут субсидировать за счет американских и западноевропейских налогоплательщиков. Сейчас в России небольшое количество зарубежной техники приобретается по лизингу, финансируемому из российского бюджета. Для массового рынка платежных средств недостаточно. Но если мы увеличим платежеспособность села, в том числе за счет бюджетной поддержки, то перестанем оплачивать рабочие места в высокотехнологичном зарубежном машиностроении и примемся за развитие отечественного машиностроения.

В российском авиастроении действуют факторы и сложились тенденции, близкие по своему характеру к описанным выше. Авиастроительные компании США при поддержке государства продают авиалайнеры по лизинговым схемам. Налажена в США и реализация старой авиатехники на экспорт. С российскими авиастроительными фирмами больше десяти лет ведутся переговоры о равноправном партнерстве, но непонятно, для чего и когда понадобится такое партнерство нашим конкурентам, которые и без него решают свои задачи.

Примеров по другим видам машиностроения можно приводить много, но они не изменят общей картины. Во всех крупных странах полноценное технологическое развитие осуществлялось и осуществляется на базе собственного машиностроения.

Экономисты знают: прямые иностранные инвестиции служат для целей экспансии на новые рынки. Так обстоит дело везде, не только в России. Значительные прямые иностранные инвестиции поступили в последние 10-15 лет в Венгрию, Польшу и ряд других стран. По удельному весу высокотехнологичных отраслей и услуг Венгрия и Чехия в 2002 г. вошли в первую десятку стран мира. Это хорошо, хотя Чехия и в составе СЭВ имела высокотехнологичную промышленность. Но есть и минусы: филиалы крупнейших промышленных гигантов, построенные в странах Центральной и Восточной Европы, испытывают отрицательные последствия банкротств, слияний и поглощений, вызванных колебаниями конъюнктуры и спроса на мировом рынке. Свертывание в 2002 г. производства дисков памяти для компьютеров в Венгрии означало потерю работы для 3,7 тыс. человек и сокращение ВВП на 1,5%. Банкротство концерна "Daewoo Motors" в 2000 г. привело к закрытию завода в Варшаве.

Более негативные последствия имеет то, что монополизация отдельных отраслей и производств была использована иностранными инвесторами для подавления потенциальных конкурентов. Некоторые производства в результате приватизации были перепрофилированы на выпуск несложных компонентов, простую сборку с учетом недорогой по западным меркам рабочей силы, некоторые - просто закрыты. Таким образом, просматриваются одни и те же тенденции, хотя в небольших странах бывшего СЭВ они проявляются не в таком гипертрофированном виде, как в России.

При определении состава задач и проектов обновления технологической структуры национальной экономики используются разные методологические подходы. В связи с допущенным Россией технологическим отставанием ряд специалистов по научно-техническому развитию выступают за осуществление стратегии инвестиций в проекты, сулящие в перспективе технологический прорыв в тех направлениях, которые относятся к числу новейших. В принципе поисковые исследования прорывного типа нужны, но их финансирование должно производиться на основе публичных процедур, а не в зависимости от пробивной способности новаторов. Сейчас конкуренция за бюджетные средства обострилась, и если не организовать дело, то не исключена опасность получить вместо технологического прорыва дыру в бюджете.

Ценность идеи технологического прорыва по отдельным направлениям снижается также в силу необходимости соблюдать требования технологической однородности экономики. Неэффективно применять компьютеры на производствах, где преобладает тяжелый ручной труд. Неэффективно создавать "островки" высоких технологий в "океане" отсталого производства. Передовые технологии должны распространяться на все жизненно важные виды деятельности и содержаться не в отдельных технологических процессах, а в макротехнологиях по выпуску высокотехнологичной и наукоемкой продукции.

Например, при изготовлении автомобилей применяется 400 крупных технологий по производству двигателей, металлов, пластмасс, стекол, приборов, электропроводов, аккумуляторов, шин и т. д. Вместе они образуют одну макротехнологию для выпуска автомобиля. Разработка новой модели автомобиля требует обновления или модернизации большинства технологий. Почему в СССР и России не удалось освоить выпуск конкурентоспособного отечественного легкового автомобиля? Потому что не выделялись инвестиции на обновление необходимого числа технологий. Не обеспечивалась технологическая однородность макротехнологии по выпуску новой модели автомобиля.

В практике ведущих стран мира на государственном уровне планируется и при активной бюджетной поддержке финансируется около 50 макротехнологий по выпуску наукоемкой продукции, конкурентоспособной на мировом рынке. Есть публикации, где обсуждается состав перспективных наукоемких и высокотехнологичных макротехнологий для России (2). Однако в рамках промышленной и инновационной политики на государственном уровне макротехнологии в Росси не планируются и не финансируются.

Между тем для современного мира характерно тотальное обновление и модернизация технологий, включая земледелие и животноводство, строительство, транспорт, добывающую и обрабатывающую индустрия, лесное хозяйство.

В сфере лесного хозяйства ценен опыт Швеции. Экспорт продукции ее лесной и лесоперерабатывающей промышленности составляет 11 млрд. долл. в год, в отрасли занято 26% работников промышленности страны, на нее приходится 23% валовой продукции промышленности. Выручка от экспорта лесоматериалов и продукции из них покрывает затраты на импорт энергоносителей, продовольствия, одежды и автомобилей иностранных марок. Такие результаты достигнуты при том, что территория Швеции в 1,7 раза меньше площади, занимаемой одной из лесной областей России - Иркутской.

Успехи Швеции в лесном хозяйстве во многом обусловлены тем, что технологические процессы осуществляются по тщательно разработанным и законодательно утвержденным планам. Технологический цикл выращивания северных лесов - 100 лет. Поэтому лесное хозяйство Швеции работает по плану, рассчитанному на 100 лет вперед. В соответствии с ним разработаны и реализуются текущие планы рубки и восстановления лесов, первичной и глубокой переработки древесины, обновления техники, решения социальных проблем и т. п. Для каждого технологического процесса применяется современная техника, которая постоянно совершенствуется и обновляется. Тем самым Швеция на практике использует преимущества и эффективность планомерного управления своей лесопромышленной монополией. Почему же Россия не может решить технически не самую сложную проблему развития своей лесной и лесоперерабатывающей промышленности? Вероятно, в том числе и потому, что такая задача ни разу не получала статуса важного общенационального приоритета.

Для того чтобы встать в ряды лидеров технологического развития, России надо пройти несколько этапов. Объективные факторы диктуют следующую их логику. Вначале важно, чтобы отечественный бюджет ориентировался на приоритетную поддержку технологического обновления отраслей и предприятий, работающих на внутренний рынок. Состояние производственного аппарата России сейчас несопоставимо с состоянием стран, господствующих на мировом рынке. Надо поднять до высоких технологий те базовые отрасли, технологическую структуру которых ведущие страны обновили несколько десятилетий назад.

Например, США еще в 1960-1970-е гг. провели при бюджетной поддержке масштабные технологические преобразования в строительстве, сельском хозяйстве, металлургии, добывающей промышленности. Научно-техническое обеспечение сельского хозяйства, военно-промышленного комплекса и социально важных видов деятельности в США и в других ведущих странах и сейчас осуществляется за счет федерального и региональных бюджетов.

Нам требуется в первоочередном порядке решить задачи, связанные с повышением технологической однородности экономики, и лишь на этой основе станут актуальными масштабные проблемы продвижения на мировой рынок продукции наукоемких макротехнологий.

Комментарии (0)add comment

Написать комментарий
меньше | больше

busy