Деградация и феномены инвестиционной деятельности в России


Деградация и феномены инвестиционной деятельности в России

Дасковский Вадим Борисович
д.э.н., профессор
научный руководитель
Национального института
экономики (НИЭк, www.niec.ru)

Киселёв Владимир Борисович
д.э.н., профессор
заслуженный экономист России


Формулирование проблемы и подхода к её решению

На основе моделирования функционирования среднестатистического предприятия в воспроизводственном цикле 1999-2007гг. сделано заключение о полном параличе процесса воспроизводства основных фондов и углубляющемся кризисе хозяйственной деятельности предприятий [3]. При этом если неосуществимость простого воспроизводства даже активной части основных фондов за счёт всех собственных накоплений предприятия (кэш фло) ввиду опережающего роста цен на подлежащие замене оборудование и транспортные средства является очевидной, то утверждение о кризисном состоянии хозяйственной деятельности предприятий, блокирующем инвестиционную активность, нуждается в дополнительной аргументации.
Для проверки справедливости наших выводов возникла мысль оценить хозяйственное положение и инвестиционные возможности крупнейших предприятий и компаний нашей экономики, рассматриваемых как локомотивы её роста. В этих целях нами рассмотрены статистические материалы достижений крупнейших предприятий в важнейших видах экономической деятельности, представленные ООО «Интерфакс – Агенство корпоративной информации» при поддержке «Hansabank». База данных СПАРК включает в себя ежегодные данные о более чем миллионе предприятий всех форм собственности и определение ста крупнейших предприятий по объёму выручки от реализации в каждом из основных видов деятельности и производств, их ранжирование и достигнутую рентабельность выручки (ROS) и активов (ROA). К сожалению, выпуск статистических сборников «Интерфакс – АКИ» прекращён, а в последнем из них имеются данные за 2004 и 2005гг.

Потерю, однако, восполняют используемые нами данные опроса, проводимого журналом «Эксперт», для выявления 400 крупнейших компаний российской экономики и определения состояния их инвестиционной, инновационной и хозяйственной деятельности. Последний такой опрос проведён в 2008г., и в «Эксперте-400» опубликованы данные о нём за 2007г., свидетельствующие «мягко говоря» не об улучшении положения дел.
Таким образом, дальнейшее рассмотрение темы базируется на анализе трёх группировок предприятий экономики России: средних и крупных (Росстат) – сотни тысяч, лидеров по выручке (Интерфакс – АКИ) – 2,3 тыс. компаний и 400 компаний (Эксперт-400). Очевидно, что в суживающемся круге предприятий их возможности инвестиционной и инновационной активности в сравнении с базовым кругом (по сборнику Росстата) существенно увеличиваются. Интерес представляет оценка этих возможностей по мере сужения круга предприятий.

Анализ амортизационной базы и формирования инвестиционного потенциала (кэш-фло) по данным Росстата

В табл.1 показан ход и результат оценки потенциала амортизационной базы экономики в 2007г. без учёта её износа.

Таблица 1

Амортизационная база экономики и амортизационные отчисления (в 2007г.)

Таблица: Амортизационная база экономики и амортизационные отчисления
Источники: п.1 - Инвестиции в России. 2007, с.206, 207; п.2 и 3 – Классификация основных средств, включаемых в амортизационные группы; п.5 – Финансы России. 2008, с.142.

Для удобства рассмотрения данные о потенциале, учёте амортизации в себестоимости (табл.1) и направлении в инвестиции основного капитала [5, С.19,22] сгруппированы в табл.2

Таблица 2

Потенциал, использование и направления амортизации

Таблица: Потенциал, использование и направления амортизации.

Как видим, 1 846 млрд.руб. (3 283 - 1 437), т.е. 56% нормативного потенциала амортизации ввиду износа базы не используется. При этом 81% включённой в себестоимость амортизации (1 166 / 1 437) инвестирован, по данным Росстата, в основной капитал.

Приведённые данные порождают 2 вопроса:

1.Почему предприятия включили в себестоимость продукции (услуг) только 1 437 млрд.руб., а не 3 283 млрд.руб., возможность чего достигалась доступной предприятиям переоценкой основных средств, что предлагается рядом авторов сделать вновь, централизовано в масштабах экономики ?!

2.Почему 81% включённой в себестоимость амортизации направлено не на пополнение оборотных средств или на уменьшение долга банкам и процентов по ним (15 - 20%), а в основной капитал. Условия ведения хозяйственной деятельности на предприятиях настолько деформированы, что использование амортизации на развитие, т.е. по прямому назначению представляется маловероятным. Здесь возникает догадка, что речь идёт о средствах на капитальный ремонт, т.е. о направлении финансирования ещё более неотложном, чем пополнение оборотных активов или уменьшение их заёмной части. Возникшая неясность требует анализа.


Поиск ответов на оба вопроса начнём по их очередности.

Переоценка основных фондов предприятий, увеличивая поступление амортизации, не затрагивает их физическое строение и состояние. Количество, качество, а, следовательно, цена и объём производимой продукции остаются прежними. При этом объём реализованной продукции имеет строгий порядок его «наполнения» затратами. Сначала размещаются текущие издержки без амортизации, которая представляет собой замыкающую затрату в виду её авансового характера. Денежные средства амортизации понадобятся через несколько лет, в отличие от зарплаты, сырья, электроэнергии и подобных затрат, которые необходимо оплачивать немедленно, чтобы поддержать ритмичный ход производства. Оставшийся свободным объём реализации «заполняют» амортизацией. Здесь, как правило, и обнаруживается, что из-за больших затрат ресурсов оставшийся «незаполненным» объём реализации, ёмкость которого ограничена прежними рыночными ценами, не вмещает нормальную величину прибыли и норматив амортизации. Можно включить целиком или норматив прибыли, или амортизации; возможен и компромиссный вариант частичного включения того и другого.

Возможна и другая ситуация, в которой из-за крайнего износа основных фондов, переоценить их с целью увеличить стоимость и амортизационные отчисления специализирующиеся на этом структуры не берутся, особенно в тех случаях, когда включение увеличивающейся амортизации в себестоимость приводит к убыточности работы предприятия и поэтому – к пристальному вниманию налоговых органов.

Все предприятия заинтересованы в максимально возможном включении амортизации в себестоимость, уменьшающем размер прибыли и налоговых отчислений от неё. Налоговые органы заинтересованы в обратном. Противоборство этих разнонаправленных интересов приводит к следующему.

Высокорентабельные предприятия имеют возможность разместить (включить) в рыночную цену нормативы амортизации и прибыли. Рентабельные предприятия располагают этой возможностью не в полном составе - лишь те, которые ближе к высокорентабельным. Все малорентабельные и примыкающие к ним рентабельные предприятия производят продукцию с повышенным расходом ресурсов и потому не могут включить в цену оба упомянутых норматива. Компромисс достигается включением в себестоимость и цену той величины амортизации, которая образует минимум прибыли, устраивающей налоговые органы. Обращает на себя внимание, что среди ста крупнейших компаний в колонке наименее рентабельных предприятий (0-2%) по всем видам экономической деятельности и производства в табл. 4 оказывается наибольшее число предприятий. Это свидетельствует об уже сложившейся и развивающейся тенденции вытеснения из цены и объёма продукции амортизации непосредственными затратами производства. Поясним сказанное на конкретном примере (рис.1).

Объём реализованной продукции и услуг предприятия – 11,31 млрд.руб. (2007г.)



Рис.1 Модификация структуры реализованной продукции предприятия

Избранное для иллюстрации анализируемой проблемы крупное предприятие обладает всеми показателями, соответствующими оценкам Росстата для крупных и средних предприятий в 2007г.: рентабельность продаж 13,1%, доля амортизации в структуре затрат 5,3% [9, С.140, 144], объём реализованной продукции 11,31 млрд.руб., в т.ч. прибыль 1,31 млрд и себестоимость 10 млрд, амортизационные отчисления при неисчерпанной базе 1,22 млрд.руб. (0,53 х 3 283 / 1 437), см.табл.2. Поскольку переоценка не меняет расход ресурсов на предприятии, он остаётся прежним, в связи с чем себестоимость увеличивается на прирост амортизации, достигая суммы 10,69 млрд.руб., а прибыль соответственно уменьшается до 0,62 млрд.руб. (рис.1, поз.2). Рентабельность продаж снижается до 5,8%, т.е. в 2,26 раза, а инвестиционный потенциал остаётся прежним – 1,84 млрд.руб. Как видим, при переоценке основных фондов всё сводится к перераспределению в объёме продукции амортизации и прибыли, приводящему, однако, к многократному снижению рентабельности продаж.

Чтобы добиться «размещения» в объёме реализованной продукции плановых нормативов прибыли и амортизации, необходима реализация программы инновационного технического перевооружения и реконструкции материально-технической базы экономики, направленной на ресурсосбережение и рост конкурентоспособности продукции. По данным 2007г. при сохранении прежних цен данное условие обеспечивается снижением расхода производственных ресурсов на предприятии с 9,47 до 8,78 млрд.руб., т.е. на 7,9% (рис.1, поз.3). Только в этом случае восстановленная величина рентабельности 13,1% станет выражать реальную эффективность производственно-хозяйственной деятельности предприятий, а инвестиционный потенциал увеличится с 1,84 до 2,53 млрд.руб., на 38%.

Изложенное свидетельствует о том, что прибыль и сальдированный финансовый результат, фиксируемые государственной отчетностью, является таковыми по названию. По экономическому содержанию в сегодняшней действительности показатель, именуемый прибылью, представляет собой сумму частей прибыли и амортизации, и его в соответствии с фактическим наполнением корректно именовать «прибыле-амортизацией».

Появление гибридного показателя «прибыле-амортизации» является новым феноменом в нашей хозяйственной практике. Не представляя собой реальную величину прибыли, он на её правах фигурирует во всех показателях измерения эффективности хозяйственной деятельности (рентабельность продаж, выручки, активов и др.) и, завышая её, грубо искажает фактическое положение дел, препятствует принятию правильных управленческих решений на всех уровнях общественного производства.

В 2007г. сальдированный финансовый результат (СФР) в государственной отчётности показан в сумме 6 041 млрд. руб., при этом амортизация в себестоимость продукции и услуг включена в сумме 1 437 млрд.руб. Если бы при прежнем объёме продукции в себестоимость была включена вся нормативная амортизация 3 283 млрд.руб. и прирост её в себестоимости составил 1 846 млрд.руб.(табл.2), СФР соответственно уменьшился бы. Структура отчётного и фактического показателя «прибыле-амортизации» таковы (млрд.руб.): отчётная - 6 041 (СФР); фактическая - 6 041 = 4 195 (СФР) + 1 846 (амортизация).

Отчётный СФР в действительности включает в себя 69% прибыли и 31% виртуальной прибыли - неначисленной амортизации. «Бумажной реконструкцией» амортизационной базы путём переоценки основных фондов ей можно вернуть «виртуальную» стоимость, обеспечивающую необходимый поток амортизации. Однако такая процедура не затрагивает физический и моральный износ техники и технологии, а с ними повышенный расход производственных ресурсов. «Зазор» между ценой и затраченными производственными ресурсами остаётся прежним (очень малым) до и после переоценки основных фондов. И в этот зазор вписывается лишь та величина амортизации, какой была до переоценки. Полноценное воссоздание амортизационной базы предполагает не только пополнение амортизационных потоков денежных средств по видам основных фондов, чего можно достичь переоценкой или вообще переходом к методу свободного начисления амортизации, но главным образом - инновационной заменой её материальной основы, что позволило бы существенно сократить расход ресурсов и тем самым увеличить «зазор» между размерами цены и затрат, в который «уместились» бы плановые нормативы амортизации и прибыли.

Инвестиционная деятельность предприятий в условиях дефицита финансирования

С помощью моделирования процесса воспроизводства основных фондов и хозяйственной деятельности на среднестатистическом предприятии [3] показано, что неработоспособность действующего механизма самофинансирования развития предприятий, порождающая развитие кризиса их производственно - хозяйственной и инвестиционной деятельности, вызвана инфляцией, приводящей к обесцениванию и недостатку собственных накоплений, а также отсутствием доступного и дешёвого средне- и долгосрочного кредита, компенсирующего нехватку собственных средств.

Данные обследования Федеральной службы статистики подтверждают эти выводы (табл.3).

Таблица 3

Распределение организаций по оценке факторов, ограничивающих инвестиционную деятельность (в % к общему числу организаций)

Таблица: Распределение организаций по оценке факторов, ограничивающих инвестиционную деятельность

Основными факторами, ограничивающими инвестиционную деятельность обследованных организаций в конце 2006г., по-прежнему, являлись недостаток собственных финансовых средств (на это указали 63% руководителей организаций), высокий процент коммерческого кредита (28%), высокие инвестиционные риски (28%).

Вместе с тем влияние отдельных факторов на ограничение инвестиционной деятельности за последние шесть лет изменилось. Так, среди респондентов значительно сократились и неизменно снижаются указания на неопределённость экономической ситуации в стране при увеличении ссылок на недостаток собственных финансовых средств (с 41% в 2000 до 63% в 2006г.).

Целью дальнейшего анализа является определение общей характеристики утвердившегося поведения и воспроизводственного уклада предприятия в условиях жесточайших финансовых ограничений обновления производства, а также определение связанных с этим последствий.

Зная наперёд о неосуществимости в обозримой перспективе комплектной замены физически и морально устаревшей технологической линии из-за ограниченных инвестиций, руководство предприятия принимает единственно возможное и в рассматриваемых условиях целесообразное решение, основывающееся на двух стратегических установках: во-первых, имеющиеся накопления использовать немедленно, пока они не обесценились ростом цен машиностроительной продукции (то, что ещё можно купить сегодня, нельзя будет приобрести в следующем году, а может быть, и квартале); во-вторых, и это следует из первого, необходимо производить замену наиболее изношенных машин, агрегатов и др., максимально сдерживающих своим состоянием ритмичность технологического процесса и качество продукции. При этом сопряжённость производительности отдельных звеньев производственного процесса, как непременный фактор оптимального технологического потока, может из конъюнктурных соображений уступать возможности осуществления немедленной сделки, определяемой прежде всего доступностью цены. Например, мощность приобретаемой хлебопекарной печи может быть избыточной, а сама печь - более энергоёмкой в сравнении с проектной. Зато, хотя бы временно, восстанавливается нормальный ритм линии хлебопечения, что в совокупности с прекращением потерь времени и затрат на ремонт прежней, многократно выработавшей срок печи, частично или полностью окупает такое мероприятие.

Следующая примета нынешнего времени. Если замена совершенно изношенных фрагментов технологической линии новыми представляется в ценовом ракурсе неосуществимой, руководство предприятий принимает решение о приобретении необходимого оборудования на вторичном рынке уже эксплуатировавшегося, но более дешевого оборудования.

Нельзя не отметить, что новации в новых иностранных производственных линиях, наблюдаемые нашими специалистами на международных выставках и в заграничных командировках, не остаются без внимания. В новых зарубежных производственных и управляющих системах происходит всё большее насыщение компьютерной техникой, электроникой и средствами связи. Всё это в доступных формах и виде «вживляется» в нашу производственно-хозяйственную деятельность. Если попытаться классифицировать типовые цели предприятий, которые они обычно реализуют для повышения своей конкурентоспособности и эффективности, по степени их инвестиционной доступности и реализуемости, то априори можно придти к заключению, что высокорентабельные предприятия имеют возможность и стремление использовать весь набор целей, варьируя на разных этапах своего развития их значимость для достижения максимальных результатов. В положении среднестатистического предприятия - рентабельного и постепенно из-за инфляции становящимся низкорентабельным - формирование инвестиционных ресурсов носит угасающий характер. Это не позволяет планировать и реализовывать что-либо иное, кроме как оригинальные и недорогостоящие новации (в основном своих рационализаторов) или компьютеризацию производственных и управленческих систем, направленных на автоматизацию или механизацию существующего производственного процесса; добиваться организационными и технологическими мероприятиями снижения себестоимости продукции и, как успех, поддержания её на прежнем уровне; недопущение в соответствии с существующими нормами и стандартами загрязнения окружающей среды; и как главную цель своего выживания – замену изношенной техники и устаревших технологий.

Наша классификация целей предприятий в зависимости от их обеспеченности инвестициями и само ранжирование целей также подтверждается данными обследования Федеральной службы статистики.

Основной целью инвестирования в основной капитал в 2006г., по-прежнему, оставалась замена изношенной техники и оборудования, на это указали 72% респондентов (в 2000г. – 56%); увеличение производственных мощностей и создание новых рабочих мест интересовало 31 - 36% организаций; цели, связанные с повышением экономической эффективности производства (внедрение новых производственных технологий, снижение себестоимости продукции, экономия энергоресурсов) преследовали 44 - 47% организаций [4, С.131].

Исходя из этого, основная часть инвестиций в основной капитал в 2006г. направлялась на приобретение машин, оборудования и транспортных средств; 28% респондентов отметили, что приобретали основные средства, бывшие в употреблении у других организаций.

На списание машин и оборудования из-за длительной службы и сильной изношенности как на причину выбытия указывали 72% руководителей организаций и только 12% отмечали в качестве причины выбытия экономическую неэффективность использования оборудования. В каждой третьей организации выбывшие машины и оборудование были проданы на вторичном рынке.

По виду введенных в эксплуатацию и приобретаемых основных средств (в процентах от общего числа организаций) организации экономики распределились в 2006г. следующим образом: здания – 35; сооружения – 43; машины и оборудование: комплекты и технологические линии - 62; отдельные установки - 61; транспортные средства - 68; электронно-вычислительная техника и средства механизации и автоматизации инженерного и управленческого труда - 78; средства связи и коммуникаций - 55 [4, С.135].

Как и в предыдущие годы, опережающим темпом приобретались электронно-вычислительная техника и транспортные средства. Равная доля приобретения отдельных установок и комплексов (технологических линий) свидетельствует о неспособности половины опрошенных предприятий преодолеть финансовые трудности полного технического перевооружения. Вызывает удивление неослабевающий интерес предприятий к возведению зданий -35% (видимо, под бойко арендуемые офисы и складские помещения?!) и сооружений – 43%.

Характерные особенности инвестиционной деятельности организаций, выявленные в опросах Росстата, сводятся к следующему. Основной целью нынешнего инвестирования в основной капитал является замена изношенной техники и оборудования; при этом лейтмотивом замены является не низкая эффективность их использования, а невозможность дальнейшей эксплуатации. Значительно расширился вторичный рынок основных средств (бывших в употреблении) с трёхкратным увеличением в 2001-2007гг. объёма их купли и продажи. Выражен акцент на приобретение не меняющих технологию транспортных средств и электронно-вычислительной техники, интенсифицирующей труд специалистов и управленцев.

Всё это никак не укладывается в понятие об инновационном преобразовании материально-технической базы предприятий, но прочно ассоциируется с капитальным ремонтом, в процессе которого модернизируется всё, что показало недостатки в работе, либо внедряются малые новации своих и сторонних рационализаторов. Отметим принципиальный характер наших сомнений, определяемых тем, что капитальный ремонт с попутной модернизацией не является формой капитального строительства, а затраты на него не являются инвестициями (капиталовложениями). Возникает вопрос, что же представляет собой нынешняя инвестиционная деятельность и инвестиции предприятий? Для ответа на него необходим краткий экскурс в наше прошлое.

В советской экономике норма амортизации имела две составляющие: на капитальный ремонт и на реновацию основных фондов. Амортизационные отчисления на капитальный ремонт находились в полном распоряжении предприятий и использовались по назначению с попутной модернизацией технологического оборудования. Огромные суммы на реновацию (воссоздание) основных фондов аккумулировались в отраслевых министерствах и под строжайшим контролем учреждений Стройбанка расходовались на капитальное строительство. При этом (и при понимании ошибочности такого курса), основная масса капиталовложений осуществлялась не в форме технического перевооружения и реконструкции, а нового строительства - в соответствии с Генеральными схемами оптимизации размещения производительных сил СССР. Результатом были низкие темпы выбытия требующего замены действующего оборудования и как следствие - значительный уже на тот момент моральный и физический его износ. Однако большой объём инвестиций вместе со снижающимися ценами на оборудование обеспечивали реализацию крупномасштабных проектов, определяющих и сегодня основу материально-технической базы России, теперь уже с беспрецедентно морально и физически устаревшей активной частью основных фондов.

В постсоветской экономике действующие нормы амортизации имеют назначением только воспроизводство основных фондов. Их былая составляющая – на капитальный ремонт упразднена. Предприятия должны сами, по своему усмотрению формировать фонд капитального ремонта. Но в связи с показанным кризисом финансового положения этот фонд не образуют – нет свободных средств.

Между тем, расходы предприятий на ремонт действующего, но морально и физически устаревшего оборудования непрерывно увеличиваются. Крайний износ десятилетиями функционирующего оборудования приводит к необходимости во избежание аварийных ситуаций сократить периоды между капитальными ремонтами, как правило, до одного года, что оправдано и с точки зрения минимизации потерь накопления средств на эти цели от инфляции.

Как видим, амортизационные отчисления предприятий, предназначенные на воссоздание основных средств, в подавляющей части расходуются на капитальный ремонт. Другого источника собственных средств не существует. Каким же образом и насколько правомерно затраты на капитальный ремонт в государственной отчётности квалифицируются как инвестиции?

В соответствии с глоссарием Росстата инвестиции в основной капитал представляют собой «совокупность затрат, направленных на создание и воспроизводство основных средств (новое строительство, расширение, а также реконструкция и модернизация объектов, которые приводят к увеличению первоначальной стоимости объектов и относятся на добавочный капитал организации, приобретение машин, оборудования, транспортных средств» [7, C.699].

Инвестиции в модернизацию определяются как «затраты, связанные с работами, вызванными изменением технологического или служебного назначения оборудования, здания, сооружения или иного объекта основных средств, повышенными нагрузками и (или) другими новыми качествами» [4, C.138].

При таких определениях квалификация текущих затрат на капитальный ремонт как инвестиций, имеющая место в хозяйственной практике, вполне закономерна. Действительно, даже замена в процессе капитального ремонта старых изношенных узлов и агрегатов новыми более дорогими (хотя бы из-за инфляции), не говоря уже о замене отдельных машин, с учётом затрат на ремонтные и монтажные работы приводит к увеличению первоначальной стоимости объекта. Что касается признания затрат на капитальный ремонт инвестициями в модернизацию, то и здесь всё гладко, поскольку в процессе капитального ремонта действительно стремятся улучшить технические характеристики машин и оборудования, внедряя предложения собственных рационализаторов, либо приобретая на замену изношенных узлов, агрегатов и машин новые, уже улучшенные их производителем. Наконец, удлинение срока полезного использования основных средств, чему собственно и служит капитальный ремонт, в сегодняшней практике учёта и налогообложения трактуется тоже как признак модернизации [5, С.51]. Таким образом, требованию «приобретения других новых качеств» для квалификации затрат на капитальный ремонт модернизацией основных средств принятый порядок учёта инвестиций в основной капитал тоже соответствует.

Однако принятая Росстатом и Минфином квалификация затрат на капитальный ремонт как инвестиций в основной капитал противоречит общепринятым воззрениям и самой экономической сущности капиталовложений.

Капиталовложения – это единовременные затраты, финансируемые за счёт собственных, предварительно накопленных, либо заёмных (привлеченных) средств. Осуществляются они, как известно, в форме нового строительства, расширения, реконструкции и технического перевооружения. Модернизация не является формой капитального строительства, а затраты в неё носят текущий, а не единовременный характер. Они должны относиться, как все виды ремонтов, на себестоимость и потому не могут учитываться как инвестиции в основные средства.

С другой стороны, модернизация, хотя и направлена на улучшение технико-экономических параметров основных средств и улучшение потребительских свойств продукции, но не затрагивает базовых основ действующей техники и технологии. Переход на новый технологический уровень и тем более на новый технологический уклад может быть осуществлён, как минимум в форме технического перевооружения. Иногда требуются более капиталоёмкие формы капитального строительства: реконструкция, расширение и даже новое строительство, в процессе которого действующий (устаревший) технологический комплекс заменяется новым, основанным на новых принципах, ином строении и компоновки оборудования и технологии. Этого нельзя достигнуть в рамках модернизации, которая по сути представляет собой «заплаты из новой ткани на ветхом платье».

Как видим, в постсоветской экономике процесс воспроизводства основных фондов трансформировался в процесс поддержания их работоспособности с помощью ремонта и посильной модернизации. Это приводит к консервации устаревших технологий и не может способствовать производству конкурентоспособной высокотехнологичной продукции, а в долгосрочной перспективе ведёт к полной экономической деградации. Таким образом следует отметить ещё один феномен нынешней российской экономики: квалификацию текущих затрат на капитальный ремонт как инвестиций (единовременных затрат) в основной капитал, а самого капитального ремонта, являющегося формой основной деятельности, как формы инвестиционной деятельности.

Стимулы повышения инвестиционной активности предприятий

В настоящее время кризисное финансовое состояние предприятий породило новую волну предложений активизировать их инвестиционную деятельность скорейшим введением хорошо себя зарекомендовавших в развитых экономиках инвестиционных стимулов и регулировок.

Исследование нами этой проблемы показало, что ни использование какого-либо одного из таких методов и стимулов, ни применение всего их комплекса одновременно (переоценка основных фондов; переход к свободному начислению амортизации; использование метода ускоренной амортизации; установление налоговых инвестиционных льгот; льготы на реинвестируемую прибыль, амортизационной премии) не способно преломить развитие кризиса хозяйственной деятельности и паралича воспроизводственного процесса предприятий - упущено много времени и слишком глубока дестабилизация ситуации.

Так, применение нелинейного (ускоренного) метода амортизации не позволяет при существующем соотношении депозитной ставки накопления и роста цен производителей во временном интервале 1999-2008гг. произвести замену изношенного оборудования новым; рыночная цена оборудования с прежними потребительскими свойствами с учётом инфляции в 1,9 раз превышает накопленную амортизацию в течение срока его использования. Таким образом заменить отдельно взятый объект активной части основных фондов на новый (тем более усовершенствованного типа) за счет амортизационного фонда, накопленного и приумноженного депозитными процентами в течение срока службы этого объекта, невозможно. Действующий амортизационный механизм не выполняет своей воспроизводственной функции.

Законодательство ряда развитых стран (Франции, Англии) для стимулирования переоснащения производства за счет средств предприятий разрешает включать в себестоимость продукции в дополнение к обычным амортизационным отчислениям сумму, равную 10%-30% исходной стоимости основных средств. С 01 января 2006г. российские законодатели, последовав примеру развитых стран, предоставили право предприятиям единовременно учитывать в себестоимости продукции затраты капитального характера в размере не более 10% первоначальной стоимости основных средств и (или) расходов, предпринятых с целью достройки, дооборудования, модернизации, технического перевооружения, частичной ликвидации. Право исключения из доходов затрат капитального характера породило новый для российского законодательства, дополнительный расход, который получил неофициальное название «амортизационной премии». Данная норма была введена законодателями как одна из мер регулирования экономики посредством необходимого и возможного увеличения инвестиционного потенциала предприятий и призвана стимулировать рост капиталовложений в стране. По расчётам Минфина России на момент реализации данная мера позволяла сохранить в распоряжении предприятий предположительно 49 млрд.руб. Из сравнения этой цифры со стоимостью на тот момент полностью изношенной активной части основных фондов только промышленности - 17 208 млрд.руб. становится ясно, что амортизационная премия не решает проблему обновления материально-технической базы промышленности.

Анализ предложения многих авторов, и в частности Минэкономразвития, о восстановлении действия льготы по налогу на рефинансируемую в развитие производства части прибыли позволил установить следующее. Экономическая сущность льготы заключалась в освобождении от налогообложения суммы прибыли, равной недостающей сумме амортизации, которая необходима была для финансирования произведенных капитальных вложений предприятия «с начала года на отчётную дату». При этом законодательно было предусмотрено, что налоговые льготы не должны уменьшать фактическую сумму налога, исчисленную без учёта налоговой льготы, более чем на 50%.

Реальная весомость этой льготы оценивается следующими цифрами. Инвестиции в экономике 2007г. в сумме 6 627 млрд.руб. финансировались за счёт прибыли (чистой) в сумме 1 505 млрд., амортизации – 1 166 млрд. и привлечённых средств – 3 956 млрд.руб. Прибыль от реализации, эквивалентная 280 млрд. чистой, составила 1 980 млрд., а налог на неё по ставке 24% – 475 млрд. Выигрыш со льготой при налогообложении прибыли составил бы 50% налога, который можно было бы вновь реинвестировать, т.е. 238 млрд.руб. Эта добавка составила бы 3,6% от общей суммы инвестиций и 8,9% собственных средств. Полезность такого результата нельзя отрицать. Однако эта мера не способна оживить инвестиционную деятельность и не приближает к преодолению катастрофического состояния финансов предприятий.

Наконец, в декабре 2008 года Законодателями РФ принято решение уменьшить с 2009 года налоговую нагрузку на предприятия за счёт снижения ставки налога на прибыль с 24% до 20%. Мера эта имеет кардинальный характер по многим причинам.

В консолидированном бюджете и хозяйственной деятельности предприятий налог на прибыль занимает ведущую позицию, и снижение его на 16,7% означает серьёзные последствия прежде всего для бюджета. Сегодня реальный налоговый приход нашего бюджета меньше его расходов, хотя они, на наш взгляд, объективно обусловлены в социальном плане. Минусовая разность прихода и расхода бюджета покрывается трансфертом конъюнктурных доходов от торговли природными ресурсами из стабфонда. В экономическом плане наша бюджетная политика несдержанна, приводит к утилитарному проеданию накоплений, вместо использования их на развитие. Поэтому неосторожно и несвоевременно решаться сейчас на снижение налоговых ставок, расширяющее брешь реального дефицита бюджета. Момент снижения налогового бремени наступит после расширения налоговой базы и ликвидации дефицита бюджета без поддержки его из стабфонда.

Что касается воздействия снижения налога на прибыль на положение предприятий в нынешних условиях, то оно крайне низко. Прирост остающейся в распоряжении предприятий прибыли окажет положительное воздействие на деятельность, в том числе инвестиционную, высокорентабельных структур. Основная масса предприятий, не имеющих средств на обеспечение производственно-хозяйственной деятельности собственными оборотными активами, не приближается к решению этой задачи, поскольку прирост свободных средств будет «съеден» долгами по банковским кредитам. Рассчитывать же на повышение их инвестиционной активности в направлении обновления и развития производства вообще не приходится. Объективность данного заключения, по нашему мнению, очевидная на данном этапе анализа проблемы, станет ещё более аргументированной в процессе последующего исследования положения крупных и очень крупных компаний.

Анализ инвестиционного потенциала крупных предприятий

Предшествовавший анализ выполнен по выборке Росстата, охватывающей средние и крупные предприятия (сотни тысяч). В данном разделе объектом анализа являются представленные «Интерфакс – АКИ» показатели рентабельности выручки и активов ста крупнейших по выручке от реализации продукции предприятий в каждом из 23 классов (видов) и подклассов (отраслей, подотраслей) экономической деятельности, т.е. всего по 2300 предприятий. В этом массиве данных нами из 23 позиций рассмотрено 10 наиболее, по нашему мнению, значимых на данном этапе развития экономики (табл.4).

Таблица 4

Группировка 100 крупнейших по рентабельности выручки (ROS) в 2005 г. компаний по ряду видов экономической деятельности и производства

Таблица: Группировка 100 крупнейших по рентабельности выручки (ROS) в 2005 г. компаний по ряду видов экономической деятельности и производства
Цифры в строках – количество предприятий (из 100) и проценты одновременно. В скобках - рентабельность проданных товаров и услуг (п/с).

Прежде всего, отметим, что, если на этапе инвестиционных обоснований решающим в настоящее время является показатель рентабельности активов, то экономическое благополучие действующих предприятий в решающей степени зависит и определяется показателями рентабельности проданных товаров (услуг) - по Росстату или выручки - в развитых странах. В анализе используются оба помледних показателя, поскольку ряд статистических материалов с участием иностранных экспертов построен на оценках рентабельности выручки. Рентабельность проданных товаров (Рп) представляет собой отношение прибыли к себестоимости продукции; рентабельность выручки (ROS) – отношение чистой прибыли к стоимости реализованной продукции. Укрупнённая связь между этими показателями, без учёта относительно малого и трудоёмкого в расчёте налога на имущество, определяется зависимостью:



где Нп

Представленный в таблице анализ группировки из ста крупнейших на 2005 год компаний позволяет, принимая во внимание возрастное «усыхание» амортизационной базы отечественного производства, заключить, что совершенно лишёнными инвестиционного потенциала и надежды на обновление своей материально-технической базы за счёт собственных средств являются предприятия строительства (86% убыточных и малорентабельных), по производству транспортных средств и оборудования (79%), по производству и распределению электроэнергии, газа и воды (76%), по производству машин и оборудования (70%), предприятия пищевой отрасли (65%), транспорта (63%).

Быть инвестиционно активными могут только 75% предприятий, добывающих сырую нефть и природный газ, 52% сельских хозяйств и 40% предприятий по добыче ископаемых не топливно-энергетической группы.

Обращает на себя внимание, что среди крупнейших предприятий в отраслях и подотраслях народного хозяйства (за исключением нефтегазового комплекса), определяющих его каркас, крайне высока доля убыточных (11-21%) и мала доля высокорентабельных (6-16%).

При уже наблюдающейся напряжённости энергобаланса, особое беспокойство вызывает низкая эффективность производства, передачи и распределения электроэнергии, газа и воды, особенно в связи с тем, что непосредственной причиной этого является предельный износ основных фондов электроэнергетики.

Удивление, сравнимое с изумлением, вызывают показатели передовых сельских хозяйств. В экономической литературе многие авторы из-за хронического неблагополучия называют реальное производство «чёрной дырой» нашей экономики, а сельское хозяйство – ядром этой «чёрной дыры». Приведённые данные характеризуют широкий географический охват (в разнообразных климатических условиях) реальных достижений сельского хозяйства, которые пока ещё имеют «точечный» характер, но представляют доказательство объективной возможности избавиться от импорта продовольствия. Для этого необходимы новые техника, технологии и кадры, а, следовательно – инвестиции. Пора сделать национальный проект по развитию сельского хозяйства не полигоном испытания новаций, а конвейером массового преобразования села.

Провозглашённый курс на инновационную модернизацию экономики может быть реализован только на базе масштабного технического перевооружения и реконструкции предприятий. Ведущая роль в этом начинании принадлежит машиностроению. Состояние базовых предприятий ряда видов производства, непосредственно участвующих в создании активной части основных фондов всех отраслей экономики, выглядит так.

В производстве машин и оборудования московское ОАО «Силовые машины» по изготовлению паровых турбин при объёме реализации продукции 16,2 млрд.руб. имеет рентабельность (ROS) 1,2% (предприятие занимает 2-ю строку в рейтинге производства машин и оборудования по выручке), ОАО «Пермский моторный завод»: 6,6 млрд.руб. и 1,41%, ОАО «Автокран», Ивановская область: 1,9 млрд.руб. и 0%.

В производстве транспортных средств ОАО «Тверской Вагоностроительный завод» имел объём реализации продукции 11,4 млрд.руб. и рентабельность 1,62%, ОАО «СЗ «Северная верфь» по строительству судов, Санкт-Петербург соответственно: 12,8 млрд.руб. и 2,01%, ОАО «КАМАЗ»: 50,6млрд.руб. и 0,26%, и, наконец, ОАО «АВТОВАЗ» (первое в рейтинге производства транспортных средств): 132,5 млрд.руб. и 1,06% соответственно.

Показатели эффективности хозяйственной деятельности ведущих предприятий рассматриваемых видов производства крайне низки. Ключевой сектор инвестиционной деятельности (машиностроение) находится в положении, не обеспечивающем обновление собственной материально-технической базы и рост непрерывно снижающейся конкурентоспособности продукции. Ожидания в этой части других отраслей экономики не реальны. Аналогично положение в строительстве. Приходится констатировать неготовность инвестиционного блока к реализации крупномасштабной программы инновационного технического перевооружения и реконструкции народного хозяйства. Представленная картина инвестиционной несостоятельности предприятий - лидеров в своих видах деятельности вызвана ограниченными возможностями использования ими не только амортизации на обновление производства, но и прибыли ввиду крайне низкой рентабельности хозяйствования. Использование банковского кредита ввиду его ограниченности и дороговизны затруднено. Перспективы поступления прямых иностранных инвестиций в требуемом объёме иллюзорна. Приходится заключить, что даже лидеры - крупные предприятия нашей экономики в существующих условиях не имеют шансов обновить свою деградирующую материально-техническую базу и добиться устойчивого финансового состояния.

Характеристика хозяйственной и инвестиционной деятельности мегабизнеса

Выше рассмотрены эффективность хозяйственной деятельности и инвестиционные возможности ста крупнейших предприятий в каждом из основных видов экономической деятельности и производства. Результаты 14-го выпуска рейтинга «Эксперт – 400» позволяют сделать то же самое в отношении четырёхсот самых крупных компаний Росси в 2007г. [1,2].

Прежде всего отметим, что прирост выручки мегабизнеса по сравнению с предыдущем годом в 2007г. оказался самым низким (24,4%) с начала проведения рейтинга в 2003г. Максимальным он был в 2005г. (33,5%) [2]. Данное обстоятельство позволяет исключить сомнения в том, что вывод об отсутствии условий для инвестиционной активности предприятий реального сектора экономики, сделанный в предыдущем разделе с опорой на статистическую информацию 2005г., сейчас изменился к лучшему. Более того, последующий анализ положения крупнейших компаний позволяет убедиться в том, что проблема низкой инвестиционной активности является хронической и всеобщей для нашей экономики.

В табл.5 приведены показатели 18 крупнейших по объёму реализации продукции компаний [2]. Из них 16 высокорентабельны и обладают потенциалом активной инвестиционной деятельности. Компанию РЖД можно отнести к группе рентабельных (ROS = 8,7%), РАО ЕЭС России - низкорентабельных (4,4%). В пятёрку лидеров по рентабельности вошли три нефтегазовые компании и две горно-металлургические с очень высоким показателем 27,1 - 36,4%. Уровень рентабельности всех сырьевых компаний, а они доминируют в экономике, очень высок, и это определяет для них хорошую перспективу развития. Но, принимая во внимание базовое положение цен на сырьё в системе ценообразования на все виды товаров и продукции в национальной экономике, можно усомниться в правильности их регулирования.

Таблица 5

Выручка, чистая прибыль и рентабельность крупнейших компаний в 2007г.

Таблица: Выручка, чистая прибыль и рентабельность крупнейших компаний в 2007г

Следует отметить, что рентабельность ОАО РЖД и РАО «ЕЭС России» не является неприемлемой. Напротив, она соответствует подходу к этой проблеме в странах с развитой экономикой, сопровождаемому комплексом специальных мер господдержки развития базовых отраслей.

В отношении инвестиционной активности всей совокупности компаний рейтинга «Эксперт» и её специфики, основываясь на обобщениях Д.Гришанкова и Д.Кабалинского [1], можно отметить следующее.

Суммарный объём инвестиций 69 компаний в 2007 году превысил 3 трлн.руб, т.е. каждый четвёртый рубль выручки ведущие компании России тратили на цели развития. Правда, треть этой суммы ушла на приобретение активов других компаний. Так, в прошлом году «Роснефть» закончила приобретение остатков ЮКОСа. На инвестиции в основной капитал осталось немногим более 2 трлн. рублей.

Инвестиционная активность российских крупных компаний снизилась. Их капиталовложения в прошлом опросе (2007г.) выросли на 44,9%, а сейчас (2008г.) на 37,4%. Причём во всей экономике инвестиции в основной капитал увеличивались быстрее: по данным Росстата прирост в 2007г. составил 40,1%.

Компании из наиболее капиталоёмких отраслей (нефтяная, транспорт, электроэнергетика, черная металлургия) инвестировали главным образом в расширение имеющихся мощностей, ресурсной базы и развитие инфраструктуры с целью ликвидации ограничений существующего производства и увеличения его масштаба.

Однако значительно больший эффект можно получить только от внедрения новых технологий. Этого можно достигнуть в процессе технического перевооружения и реконструкции устаревших производств, но такое ещё широко не реализуются. Что касается максимального эффекта, то его можно получить, создавая новое производство, когда всё, начиная со стройгенплана, конструкции зданий, заводской транспортной и технологической инфраструктуры и заканчивая статусом нового предприятия как головного в уже «прорисованной» вертикально-интегрированной структуре, предусмотрено. Такой подход многократно приумножает выгоды самой инновационной технологии. На подобные проекты в России пока не хватает не только средств, но и «замаха».

На долю нефтяников и энергетиков в 2007 году пришлось около двух третей общего объема инвестиций в основные фонды. Остальное - главным образом на транспорт, черную металлургию и телекоммуникации. Удельный вес прочих отраслей редко превышает 2%. Инвестиции машиностроителей, например, составляют всего 1,4% совокупных капиталовложений 69 компаний, при том, что их количество в выборке немалое. Объясняется это тем, что ресурсами для масштабных инвестиций обладают далеко не все. Уровень доступа к благам, предоставляемым финансовым рынком, даже среди крупнейших компаний крайне различен. Компании первого дециля «Эксперта-400» до кризиса имели возможность пользоваться всеми преимуществами взаимодействия с мировой финансовой системой, привлекая дешевые кредиты от крупнейших западных банков, размещая еврооблигации т. д. После кризиса даже лидеры стали испытывать трудности с привлечением дешёвого внешнего финансирования, что неизбежно скажется на будущих объёмах их инвестиционных программ.

Для менее крупных корпораций последствия кризиса, будут менее болезненными, поскольку подавляющее большинство участников рейтинга слабо интегрировано в российскую и тем более мировую финансовую систему. Банковские кредиты или размещение облигационных займов для них не новость. Но средств, полученных за их счёт, на реализацию масштабных проектов недостаточно. Привлечённые средства составляют лишь 25% инвестиционных ресурсов компаний из второй - четвертой сотни списка. Оставшиеся три четверти - собственные. Поэтому о массовом внедрении новых технологий говорить не приходится до построения в России финансовой системы, адекватной потребностям экономики. Пока рассчитывать на инвестиционный прорыв, а вслед за ним на повышение эффективности производства не стоит.

Сценарии инновационного развития экономики рассматриваются как целевые во всех стратегических документах правительства. Из предоставленных участниками рейтинга данных следует, что многие крупные компании тратят на НИОКР от 3 млн. до 10 млн. рублей в год. Как точно комментирует «Эксперт», «для представительских расходов сумма вполне достаточная, но вот говорить о серьезных инновациях не приходится» [1, С.152]. Среднее отношение затрат на НИОКР к выручке компаний в 2007 году составляло 0,5%. Это в три раза ниже, чем в западных фирмах. Наиболее активно вкладываются в НИОКР российские машиностроительные компании, прежде всего работающие в сфере ВПК и автомобилестроении: 2,2% выручки. За рубежом нормальный показатель для машиностроительных корпораций (при уже сформированных и десятилетиями успешно функционирующих службах) — 4-5%. В большинстве отраслей российской промышленности расходы на НИОКР измеряются десятыми, а то и сотыми долями процента от объема реализованной продукции. Инновации в российском крупном бизнесе пока остаются предметом риторики, а не реальным инструментом повышения конкурентоспособности.

Обобщение результатов исследования

Рассмотренные нами, непрерывно сужающиеся группировки предприятий – сотни тысяч средних и крупных (Росстат), 2300 лидеров в выручке («Интерфакс – АКИ»), 400 крупнейших («Эксперт – 400»), - обнаруживают полное отсутствие инвестиционных возможностей и активности предприятий в первых двух группах и концентрацию на совершенствовании инфраструктуры существующих мощностей и переделе собственности третьей. При этом полноценными инвестиционными возможностями и активностью обладают только наши суперструктуры нефтегазового комплекса и металлургии.

Общее представление об эффективности использования инвестиций в экономике даёт анализ их направлений и структуры (рис.2). Его построение выполнено по материалам Росстата [5,8]. При этом инвестиции, направленные зарубеж, не учтены. Представленная картина характеризует инвестиционную деятельность внутри нашей экономики.

Схема: Направления и структура использования инвестиций в экономике России в 2007г., млрд.руб.

Рис.2 Направления и структура использования инвестиций в экономике России в 2007г., млрд.руб.

Как видим, инвестиции в основной капитал, даже если бы они действительно соответствовали им, а не представляли бы в подавляющей части (исключая государственные капитальные вложения и прямые иностранные инвестиции) текущие затраты предприятий на капитальный ремонт, имеют необъяснимо малый удельный вес (26%) в общей сумме, особенно в сравнении с финансовыми вложениями организаций (73,7%). «Повальная тяга» предприятий к финансовым вложениям нами выяснена, но требует отдельного и детального рассмотрения. Если же учесть, что на инвестирование обновления активной части основных фондов отводится всего 9,5% всех инвестиций, можно с уверенностью сделать заключение о несоответствии структуры инвестиций главной цели их использования в нынешней ситуации. Инвестиции в нематериальные активы и НИОКР составляют всего 0,3%. Ничтожность этой суммы никак не соответствует принятому обозначению нынешнего этапа развития, как «инновационная модернизация экономики».

В источниках финансирования обращает на себя внимание скудное финансирования основного капитала банками и заметное участие иностранных инвесторов.

В целом же ни объёмы инвестиций, ни их направления и структура не обеспечивают насущных потребностей предприятий в инновационном обновлении производственно-технического аппарата. Более 85% предприятий экономики, полностью сконцентрированы на поддержании работоспособности созданной более 25 лет назад материально-технической базы. Их текущие затраты на ремонт учитываются в узаконенной форме модернизации как инвестиции в основной капитал, не имея с ними ничего общего. Тяжёлый застой в обновлении основных фондов подтверждает неприемлемо низкий даже для стран с развитой экономикой 1% их выбытия, характерный для нашей экономики в последнее десятилетие и сулящий замену уже эксплуатирующегося 25 лет оборудования через 50 (!) лет.

Явные признаки деградации инвестиционной деятельности налицо. Например, признание (по данным опросов Росстата) предприятиями основной целью инвестирования в основной капитал замену изношенной техники. При этом лейтмотивом замены стала не низкая эффективность её использования, а невозможность дальнейшей эксплуатации. Финансовая нищета предприятий привела к интенсивному расширению вторичного рынка основных средств (в бытовом понимании «барахолки»): с 2001г. по 2007г. затраты на приобретение бывших в употреблении основных средств увеличились в 3,7 раза, а продажа их - в 2,8 раза. Производительность труда на рабочих местах «ретро» (к тому же десятки раз «перелатанных»), ниже, чем в развитых странах, в 4-5 раз. В той же мере ниже зарплата и уровень жизни работников. Поразительно, но производительность труда в Китае уже выше, чем у нас, в 1,6 раза [1, С.151].

Игнорирование как объективной реальности деградации инвестиционной деятельности и как следствие отечественной материально-технической базы и отсутствие эффективных мер противодействия её нарастанию привело к большому увеличению затрат (перерасходу ресурсов) на выпуск продукции, товаров и оказание услуг. Из-за этого цены, которые жёстко ограничивается рыночным спросом, уже не вмещают в себя полностью нормативы прибыли и амортизации, понуждая предприятия жертвовать тем или другим, полностью или частично - в зависимости от полноценности своей амортизационной базы и позиции налоговых органов. В результате появился гибридный показатель прибыле-амортизация, трактуемый в учёте и государственной отчётности всё же как прибыль, хотя представляющий собой сумму реальной прибыли (69%) и часть неначисленной (не включенной в себестоимость) амортизации (31%). Оперирование этой гибридной прибылью искажает показания всего инструментария оценки эффективности: рентабельность выручки, продаж, активов и др., - серьёзно завышает их значения. По данным государственной отчётности в 2007г. рентабельность продаж в экономике была 13,1%. Эта цифра получена без учёта «облегчения» затрат за счёт не включённой в себестоимость амортизации. На самом деле, с учётом феноменов беспрецедентной «усушки» амортизационной базы и роста расхода ресурсов в производстве рентабельность была 8,7%. При таком порядке цифр макроэкономическая ситуация в экономике, вероятно, не расценивалась бы как очень благоприятная и стабильная, как это имело место до осени 2008г. Возможно, было бы принято много противоположных управленческих решений.

Как показал анализ нормативных документов, работы по капитальному ремонту основных средств предприятий совершенно правомерно могут квалифицироваться как их модернизация, а текущие затраты на проведение такого ремонта, именуемого модернизаций - инвестициями в основной капитал.

Но если всё это так, почему руководители экономического блока правительства с удовлетворением констатируют наблюдающееся ускорение роста «инвестиций в основной капитал»? Ведь по существу происходит рост текущих затрат на ремонт изношенного оборудования предприятий, а с ними и рост себестоимости, цен, азначит – инфляции.

В отношении четверть века эксплуатируемой и ремонтируемой материально-технической базы России модернизация как форма инвестиционной деятельности, приводящая к консервации технологической отсталости, должна быть исключена. Такой подход полностью согласуется с фундаментальным положением о том, что капитальный ремонт и модернизация являются видом основной, а не инвестиционной деятельности. Начальной формой инвестиционной деятельности в нынешних условиях следует считать техническое перевооружение предприятий. При таком подходе наша экономика быстро наверстает упущенное. Однако масштаб и цена такого решения – комплексная инновационная замена 85% действующей активной части основных фондов экономики за десять лет. Только такой форсированный срок замены активной части основных фондов исключает создание новых пластов физически и морально изношенного оборудования, которые образуются из сегодня прогрессивного (молодого) в возрасте 1-8 лет (15% всего действующего) оборудования. Количественная оценка этого грандиозного начинания – ускорения выбытия основных фондов с 1% в год до 10-12% (в 10-12 раз), что предполагает кардинальное количественное и качественное изменение нынешних объёмов, направлений и структуры инвестиций в экономике страны, показанное на рис.2.

В нашем представлении экономический блок государства, разрабатывая и затем провозглашая концепцию и стратегию инновационного развития экономики России до 2020г., не вполне оценил исходные трудности положения, главные направления предстоящих преобразований и масштабы привлечения ресурсов на их реализацию. Инвестиционная деятельность реального производства в стране сегодня находится в состоянии жесточайшего голода, угрожающего ему дистрофией. Она не только не имеет малейших признаков инновационности, но и квалифицироваться инвестиционной деятельностью может с большой натяжкой.


Литература

1.Гришанков Д., Кабалинский Д. Наноэффект мегабизнеса // 400 крупнейших компаний России. Эксперт. 2008. 6-12 октября №39(628)

2.Гришанков Д., Кабалинский Д. Сигнал к повороту. // 400 крупнейших компаний России. Эксперт. 2008. 6-12 октября №39(628)

3.Дасковский В.Б., Киселёв В.Б. О кризисе процесса воспроизводства основных фондов и хозяйственной деятельности в экономике России // Инвестиции в России. 2009. №1.

4.Инвестиции в России. 2007: Стат.сб. / Росстат. – М., 2007.

5.Инвестиционная деятельность в России: условия, факторы, тенденции / Росстат. – М., 2008.

6.Олифиров В.В. Модернизация основных средств: учёт и налогообложение // Российский налоговый курьер. 2005. №20.

7.Российский статистический ежегодник. 2007: Стат.сб. / Росстат. – М., 2007.

8.Россия в цифрах. 2008: Крат.стат.сб. / Росстат. – М., 2008.

9.Финансы России. 2008: Стат.сб. / Росстат. – М., 2006.

10.Экономика России: сравнительный анализ прибыльности / Сост. ООО «Интерфакс - Агентство корпоративной информации». – М.: Изд.дом «Квинто-Консалтинг», 2006.

Комментарии (3)add comment

miks said:

Реальная ситуация - Саянская ГЭС - иллюстрация!!!
09 Январь, 2012

superlars said:

почему заказуха? с какой стати политическая? в чём не корректна?
15 Январь, 2010

anonimus said:

заказуха политическая как минимум не корректна
25 Декабрь, 2009

Написать комментарий
меньше | больше

busy