ПОЛИТЭКОНОМИЧЕСКИЕ ПРИНЦИПЫ ПЕТРОВСКОЙ ЭПОХИ


ПОЛИТЭКОНОМИЧЕСКИЕ ПРИНЦИПЫ ПЕТРОВСКОЙ ЭПОХИ

И. Устиян


27 мая 1672 г. родился Петр Великий. Название данной статьи обусловлено тем, что задолго до пребывания во Франции в 1717 г., Петр I выработал свои политэкономические принципы: "принцип государственного интереса", или "принцип государственной целесообразности"; "принцип служения государству", или "принцип служения "любезному Отечеству", и "принцип служения общему благу", или "принцип служения".

Исходя из этих принципов, Петр I настаивал на форсированном развитии промышленности, в том числе и оборонной, как государственной промышленности - за счет казны и под управлением государства с привлечением частного капитала. Экономическая политика Петра I имела родственные оттенки экономической политики, предлагаемой Монкретьеном, который в книге, выпущенной в 1615 г. "Трактат политической экономии", отразил рекомендации, направленные на процветание народного хозяйства, управляемого государством во главе с монархом.

Монкретьен рассматривал торговлю как отрасль реализации экономических благ (товаров), произведенных в сельском хозяйстве и в промышленности, правильно считая, что "богатство страны создается только трудом". Ему принадлежат слова: "Деньги являются нервами войны". Петр I во время напряженной борьбы со шведским королем Карлом XII (1700-1709 гг.) на деле убедился в том, что "деньги - суть артерия войны".

Это политэкономическое сходство мыслей Петра I и Монкретьена является ярким свидетельством его глубоких политэкономических знаний, полученных в "кремлевской школе" в пору юности, а также экономических знаний, усвоенных им во время первого пребывания за границей в 1697-1698 гг. и во Франции в 1717 г., в частности во время посещения Французской академии наук и Банка Франции, а также его бесед с известным экономистом Джоном Лоу в сопровождении герцога Филиппа Орлеанского - будущего короля Людовика XV.

Указы, письма, распоряжения Петра I по экономическим вопросам обнаруживают обстоятельные знания работ видных западных экономистов, живших и творивших после Монкретьена: Петти, Буагильбера, Норса, Барбона, Мэна, известных министров финансов Франции Кольбера, Бодена и др.

Характерными чертами деятельности Петра I как экономически образованного государственника были глубокое теоретическое изучение любой проблемы, сопоставление творческих знаний с передовым зарубежным опытом и выработка на их основе своей оригинальной экономической политики по развитию народного хозяйства государства Российского с учетом потребностей страны и местными условиями, традициями народа.

После четкого определения принципов, целей и задач конкретной отрасли экономики Петр Великий развертывал огромную организаторскую и управленческую работу по их претворению в жизнь качественно и в намеченные сроки. Знания политэкономии помогли ему решить три задачи: выработать адекватную времени прогрессивную экономическую политику государства; принять конкретные меры и мобилизация различных видов ресурсов на создание передового для того времени народного хозяйства во главе с промышленностью, поддержанной сельским хозяйством, торговлей и государственными инвестициями; создание оборонной промышленности, способной обеспечить армию и флот для защиты Отечества.

Исполинская фигура Петра Великого не оставила равнодушным ни одного крупного ученого или писателя. При известном отрицательном отношении Маркса и Энгельса к институту монархии как таковой они все же признавали, что Петр Великий был "действительно великим человеком".

Большое видится на расстоянии. Год от года личность Петра Великого вызывает растущий интерес. Многие ученые России и мира пишут о том, что Россия является страной "особого назначения" и что Петр Великий умело сочетал западно-европейскую политэкономическую рациональность с традиционным гуманизмом российского народа.

Краеугольным камнем в становлении личности "Петра-Титана" (слова А.С. Пушкина) было научно-фундаментальное образование, опиравшееся на лучшие образцы Западной Европы, восходившее к эпохе Возрождения и великих географических открытий конца XV - начала XVIII вв. В недрах этих эпох возникла новая система хозяйствования - торговый меркантилизм, послуживший трамплином для первоначального накопления капитала, открывшего путь к появлению промышленного капитализма свободной конкуренции.

Любознательный и талантливый юный Петр учился легко, его феноменальная память улавливала любую научную информацию, чтобы запомнить ее навсегда. Юный царь понял то, чего не учитывали многие его современники, -сколь огромное значение для России имеет наука, подготовка квалифицированных кадров, способных обеспечить экономический рост и обороноспособность государства.

Петр, вопреки традициям, как бы в левой руке держал скипетр руководителя страны, а в правой - перо, символ науки и просвещения, превращая его в шпагу, когда этого требовали интересы обороны государства от посягательств агрессоров.

Наука рассматривалась им через призму пригодности для экономического роста и укрепления обороноспособности страны.

Можно сказать, Петр исполнил помимо прочего, роль народного учителя и ученого. Во время первой заграничной поездки (1697-1698 гг.) он изучал теорию и практику народного хозяйства - экономику, финансы, сельское хозяйство, кораблестроение, фортификацию, военное дело в Пруссии, Гольштинии, Голландии, Бельгии, Англии, Франции и Австрии с целью внедрения лучших методов хозяйствования в экономику России.

Огромное внимание Петр уделял книгам и книгопечатанию. По его требованию в странах Западной Европы покупались новейшие книги по экономике, сельскому хозяйству, географическим открытиям, кораблестроению и мореплаванию и т. д. Во время указанной поездки Петр встречался с великими учеными того времени И. Ньютоном и Т. Лейбницем, которого (Лейбница) он пригласил в Россию и рекомендовал в сенаторы. Он стремился заложить в России академическое начало, а для этого требовались книги - лучшие книги мирового образца. И Петр создал свою многогранную библиотеку.

Время пощадило 1663 источника - книги и рукописи из того множества книг, которым пользовался Петр. В его библиотеке сохранились на 151 издание больше, чем в библиотеке Пушкина. Энциклопедичность библиотеки Петра Великого служит ярким свидетельством широты его научных знаний.

Будучи энциклопедически образованный Петр Великий не только говорил, но и писал на 12, а с наречиями - на 14 языках: русском, старославянском, шведском, латинском, древнегреческом, английском, голландском, французском и итальянском, немецком, датском и польском, а также на малоросском (украинском) и белорусском наречиях (диалектах русского языка). С раннего детства он любил книги. Первыми, с которыми ознакомился Петр в раннем детстве, были исторические книги: Летопись Нестора и "Слово о полку Игореве", книги Цезаря и о Цезаре, об Александре Македонском, о Перикле, Веспа-сиане, Августе, Марке Антонии, Тите, Траяне. Книги древнеримского историка Тацита и древнеримского поэта Овидия, книги Эразма Роттердамского, Библия, Псалтырь и многие другие книги.

Книги по древней истории, истории Киевской и Московской Руси привели юного Петра в сферу знаний по географии, мореплаванию, кораблестроению, кораблевождению, по военному делу, государственному управлению в экономике и т. д. Петр тщательно отбирал книги, так образовалась его личная библиотека.

При этом его мысль подчинялась сложнейшим задачам, суть которых состояла в том, чтобы и стряхнуть с плеч России боярскую идеологию домостроевской косности, отдаленной от европейского пути культуры, науки и цивилизации с тем, чтобы открыть путь к новой, преобразованной России с выходом в Балтийское и Черное моря и далее плыть по волнам прогресса.

Для Петра Великого книги были не только источниками знаний, они ориентировали его в выработке правильной программы комплекс (системных) преобразований и формирования институциональных государственных структур управления; обороны, регулярной армии и военно-морского флота, экономики, а также новой оборонной, металлургической, кораблестроительной, суконно-парусиновой, полотняной, кожевенно-обувной и других отраслей промышленности; сельского хозяйства, внутренней и внешней торговли, науки и образования, культуры и здравоохранения.

Когда юный Петр жил в Кремле, он усиленно читал все, что попадало ему в руки. Это очень помогло его развитию. У него вырисовывались четкие интересы по истории России, всемирной истории, истории античности, истории войн и жизнеописанию замечательных исторических личностей, руководителей стран и народов, полководцев, ученых-философов, историков, экономистов, математиков, писателей-поэтов и прозаиков, кораблестроителей, мореплавателей, архитекторов-фортификаторов и др. А когда переселился в Преображенское, ему прислали из кремлевской библиотеки, кроме исторических и географических книг, "книгу огнестрельную" - учебник на голландском языке по артиллерии.

Петр порой вынужден был читать на ходу, в кибитке, там же иной раз приходилось подписывать и указы о неприкосновенности лесов, о чистоте улиц, о новом алфавите русского языка.

Будучи за границей, Петр I не только читал и изучал книги, он их издавал и даже сам писал. В Амстердаме создал русскую типографию, в которой переводились на русский язык книги с латинского, английского, голландского, французского, немецкого, шведского, итальянского по экономике, военному делу, праву, военно-морскому флоту, торговле, науке, культуре, медицине и др.

Занимаясь коренными преобразованиями в областях государственного управления, экономики, обороны, науки и культуры, Петр очень внимательно относился к духовному нечету. Поэтому царь старался защитить православие от сектантства, раскола и от засилья униатской церкви, навязанной западным областям Украины и Белоруссии Ватиканом через польских интервентов в течение XV-XVII вв. В библиотеке Петра имелись три экземпляра книги Киевского митрополита Петра Могилы под названием "Православное исповедание веры" (катехизис), изданной в 1696, 1712, 1715 гг. в типографиях Москвы,

Киева и Чернигова. В этой книге митрополит Могила поставил заслон проникновению и дальнейшему распространению в России униатской церкви. Поэтому царь Петр требовал от духовенства, государственных чиновников и от подданных, чтобы они соблюдали религиозные идеи и обряды в интерпретации "катехизиса" Петра Могилы. Эта практика защиты православия со стороны Петра Великого была поддержана великими учеными и историками: Соловьевым, Ключевским, гениальными писателями России - Державиным, Пушкиным, Чернышевским, Толстым и др.

Другим любимым автором-богословом Петра Великого был Феофан Прокопович. В его библиотеке имелись 14 работ Феофана Прокоповича. Среди них "Панегирики" в честь победы русского оружия под началом Петра Великого над шведской армией под Полтавой в 1709 г., в честь победы русского флота над шведским флотом у мыса Гангут в 1714 г., а также в честь заключенного Петром Великим мирного договора между Россией и Швецией в 1721 г.; "Первое учение отрокам (Букварь)", "Правда воли монаршей во определении наследника державы своей" и другие произведения.

Итак, напрашивается вывод. Библиотека, мировые потоки ее пополнения сыграли исключительную роль в становлении и действиях создателя новой России - Петра 1, который воплощал в себе замечательные академические познания. Свидетельством этого явилась Россия, преображенная на основе глубоких энциклопедических знаний. Петр Великий на деле доказал, что "знание -сила" и настоящая сила человеческой деятельности уходит своими корнями в знания. Энциклопедическая библиотека Петра была настоящим научным "гнездом Петрова", в лоне которого воспитались собственные Платоны, Ньютоны, Лейбницы, Ломоносовы, Радищевы, Пушкины, Лобачевские, Циолковские, Павловы, Вернадские, Курчатовы и Королевы.

Научные открытия указанных "птенцов гнезда Петрова" создали соты современной мировой науки и культуры, на крыльях которых человечество создает новые ноосферы в недрах бескрайнего космического безмолвия.

Экономическая теория и практика Петра Великого. Напрашивается ремарка. Петр Великий, как уже отмечалось, собирал книги не ради библиотеки, а для того, чтобы использовать книжные знания как для обучения молодых людей, так и для приложения к системным преобразованиям во всех областях жизни и деятельности страны: от экономики и обороны до культуры и образования. Поэтому в его библиотеку попадали не просто интересные книги, а представлявшие большую ценность прикладного характера.

Он зачитывался книгами по экономике и обороне страны (фортификации, артиллерии, кораблестроении, навигации, инфантерии, кавалерии). Проблемы укрепления экономической и оборонной мощи государства у Петра Великого шли рядом.

Очевидно, поэтому в личной библиотеке Петра хранились четыре экземпляра книги французского инженера-фортификатора и экономиста маршала Франции Себастьяна Вобана. Первый экземпляр под названием "Методы фортификации местности" на французском языке был издан в 1689 г. в г. Амстердаме (Голландия). Второй - в 1692 г. в Париже, дополненный и переработанный с несколько измененным названием: "Новые методы фортификации местности". Затем в библиотеке Петра появилось третье издание книги Вобана, вышедшее в 1694 г. в Париже с обновленным названием и содержанием -"Наилучшие (новейшие) методы фортификации местности".

Третье издание книги маршала Вобана было переведено на немецкий язык в 1705 г. во Франкфурте-на-Майне и в Лейпциге (Германия). Эту книгу он сохранял при себе, участвуя в военных кампаниях против шведов, турок и персов, и возможно, она влияла на славные победы при Лесной, под Полтавой, при Гангуте, в Прибалтике, а также в Прутскую и Персидскую военные кампании.

Личность Вобана интересовала Петра Великого не только и не столько как инженера-фортификатора, но и как экономиста. В 1707 г. он выпустил небольшую, но очень ценную книгу под названием "Проект королевской десятины", в которой был представлен принципединого государственного налога, не потерявшего своего значения и по сей день. Новая книга Вобана объективно била по закостенелым постулатам раннего меркантилизма: самое ценное богатство -деньги, золото и серебро; высокие налоги и пошлины; всесилие государственных чиновников; жесткая протекционистская политика во внешней торговле. Прогрессивные мысли Вобана пришли в противоречие с амбициями короля Людовика XIV, и потому маршал попал в опалу, после чего вскоре умер (в 1707 г.).

Ценные же экономические идеи маршала-экономиста впечатлили Петра Великого, он узнал о них во время пребывания во Франции в 1717 г. от Филиппа Орлеанского, ставшего впоследствии Людовиком XV. Наиболее ценные экономические мысли Вобана:

установление в стране единого налога под названием "королевская десятина", что подразумевает единую долю уплаты налогов из доходов для всех подданных;

для землевладельцев (земельной аристократии) - с их земель;

для фабрикантов-мануфактуристов, т. е. для класса предпринимателей и промышленников - с промышленной прибыли ("профита");

для коммерсантов, т. е. купечества, - с торговой прибыли.

Большое раздражение у Людовика XIV вызвала идея Вобана о сокращении налогов с крестьян и рабочих, чтобы улучшить их жизнь. Не обошел Вобан и вопросы политэкономического характера. Он обосновал мысль о том, что основой всякого богатства является труд производительных работников - крестьян-хлебопашцев и рабочих промышленности. Что касается торговли, то, по его мнению, она ценна тем, что грамотно реализует плоды крестьянства и рабочих, принося доход государству.

Поэтому Вобан предлагал уменьшить налоги на крестьян и рабочих, увеличив одновременно налоги на богатых, что может дать новый импульс производительности труда в производственных сферах: сельском хозяйстве и в промышленности, где создаются реальные богатства страны.

История экономической мысли России не располагает документами, в какой мере Петр Великий использовал мысли Вобана в своих экономических преобразованиях. Но многие прогрессивные моменты по развитию промышленности, сельского хозяйства, торговли, налогообложению, а также забота о росте народонаселения и о бережном отношении к крестьянам-земледельцам России в определенной степени входят в соприкосновение с идеями Вобана.

Кроме того, в 1724 г. по указанию Петра Великого в Санкт-Петербурге была издана на русском языке книга Вобана под заглавием "Истинный способ укрепления городов..." Один экземпляр этой книги находится в личной библиотеке Петра Великого, размещенной ныне в здании библиотеки Российской академии наук в Петербурге.

Изучая жизнь и всестороннюю преобразовательную деятельность, а также личную библиотеку Петра Великого, можно прийти к очень интересному выводу: он не был эпигоном, т. е. не повторял чужие мысли и тем более не претворял в жизнь без оглядки западноевропейский опыт. Любые теоретические мысли, западный опыт тщательно фильтровались сквозь петровский принцип целесообразности и пригодности к местным условиям России с поправочным коэффициентом на жесткие условия природного фактора, исторические традиции и гуманистические начала российского народа.

И если в речах, указах и деятельности Петра Великого встречаются научные и практические идеи об экономической и фискальной политике, о структурной организации государственного, экономического и военно-оборонного характера, в некотором смысле схожие с идеями инженера-экономиста Вобана или экономистов-меркантилистов Запада, действовавших до Петра таких как Кольбер, Боден, Фортерей, Барбон, Норе, Мэн, Петти и др.), то это говорит лишь о четырех моментах, которые встречаются в публикациях о Великом Петре:

первый - либо Петр изучил работы этих экономистов с юных лет, а затем после 1696 г. творчески стал применять их на практике;

второй - либо Петр, уже обладая теоретическими знаниями и практическими навыками государственного управления, предпринял в 1697-1698 гг. поездку с группой сподвижников в развитые страны Запада, чтобы углубить свои теоретические знания, изучив передовой опыт Запада с целью его творческого использования для преобразования экономики, обороны, науки, культуры, образования и здравоохранения;

третий - либо после обучения в юные годы и ознакомления с зарубежным опытом выработал свои оригинальные идеи преобразования страны с учетом исторических условий и требований, а также с особенностями жесткого природного фактора и гуманистических начал, замешанных на человеколюбивых принципах народа;

четвертый - все свои знания, свой опыт, а также опыт зарубежных стран Петр Великий стремился передать молодым дворянам и талантливым юношам из народной среды посредством создания новых учебных заведений - начальных, средних и высших, а также строго профессиональных школ по кораблестроению и кораблевождению, по промышленности, сельскому хозяйству и торговле; т. е. он заботился о воспитании "птенцов гнезда Петрова" (Пушкин).

Что бы ни писали о Петре Великом некоторые предвзятые авторы, истина одна: Петр был не просто великим государственным деятелем мирового масштаба, он был прежде всего великим энциклопедистом, о чем скажем далее.

Экономико-институциональные принципы и категории. Стратегической задачей правителя Петр I считал не царствовать, а работать на троне, или, как он говорил, "служить" ради "общего блага", для того, чтобы обеспечить народу жизнь в "Беспечалии". В понятие "беспечалие" Петр I вкладывал "намерение о их (подданных) благосостоянии" в условиях мира. А для этого убежденный государственник выработал три экономико-институциональных принципа:

принцип "государственного интереса", или принцип "государственной целесообразности";

принцип служения государству, названный Петром I еще "принципом служения любезному Отечеству";

принцип "служения общему благу", или просто "принцип служения".

Под принципом "государственного интереса" Петр I понимал полное посвящение своей жизни и деятельности, а также деятельности всех поданных государства самоотверженному служению Российскому государству. По мнению Петра I каждый житель России должен подчинить свои личные интересы "государственному интересу любезного Отечества".

Принцип "государственного интереса" включал в себя деятельность всех граждан России - от царя до крепостного крестьянина - по укреплению реальной экономики: промышленности, сельского хозяйства, торговли, по укреплению обороноспособности государства и его защите от посягательств любых агрессоров, созданию научных и общеобразовательных школ и институций, сильной армии и флота, повышению благосостояния и культурного уровня народа.

Петр I часто отмечал при встречах с солдатами, особенно перед Полтавской битвой, что его жизнь принадлежит России и потому он готов пожертвовать ею ради государственного интереса России, только "чтоб жило любезное Отечество".

Принцип "государственного интереса" это основной принцип, который в свою очередь имел два соподчиненных: "служения любезному Отечеству" и "служения общему благу". Иногда этот принцип назывался и "принцип служения для примера молодым". Так, Петр I в пример молодым дворянам служил бомбардиром, капитаном, участвовал в строительстве кораблей, в посадке лесов, точил детали на токарном станке и т. д.

Под "принципом служения любезному Отечеству" Петр I понимал служение в качестве защитника Отечества, о чем он ярко выступал перед битвой при Лесной, Полтавской битвой и перед победой при Гангуте;

Под "принципом служения общему благу", или просто "принципом служения", Петр I понимал его усилия и усилия своих подчиненных по развитию реальной экономики, прежде всего промышленности (мануфактур) и сельского хозяйства, способных производить качественные товары для мирового рынка, отбросив приоритетность торговли, которая отстаивалась при его отце Алексее Михайловиче.

Критерием и методом Петра I в решении задачи "общей пользы" была простая установка предполагавшая праведный труд работника. Повышение народнохозяйственных результатов было направлено на обеспечение роста благосостояния верноподданных с тем, чтобы они жили в "беспечали".

О своей государственно-законодательной, экономической и оборонно-полководческой деятельности Петр I говорил с точки зрения особого назначения руководителя государства, не царя повелителя, а "вечного работника на троне", ставившего перед собой задачу трудиться ради блага России. В "Истории Северной войны" он собственноручно написал: "начал служить с первого Азовского походу бомбардиром, когда каланчи взяты", т. е. с 1695 г., а не со вступления на престол вместе с братом Иваном при регентше Софии в 1682 г.

Петр I всегда говорил, что он "служит сему государству". Величие России приросло честным трудовым и ратным служением "работника на троне" и солдата Полтавы, Лесной и Гангута - Петра Великого.

Через 200 лет американец Генри Форд-старший, основавший автомобильную корпорацию "Форд мотор", возьмет из произведений симпатизантов Петра Великого - Вольтера и Байрона - "принцип служения" и на его основе построит свою философию государственного и экономического управления, назвав свое творение "принцип служения", забыв при этом сослаться на создателя этого принципа Петра Великого. Но это неудивительно, на Западе часто забывают ссылаться на эпохальные открытия ученых России. Замалчиваются открытия таких замечательных русских ученых, как, например, Зворыкин (создатель кинескопа), Сикорский (отец авиастроения и вертолетостроения США), Леонтьев и Кузнец - лауреаты Нобелевской премии по экономике, ученые, подготовленные в России и затем работавшие на экономическое могущество США. Даже английский экономист Д.М. Кейнс, оцененный по достоинству Лениным, забыл ссылаться на принципы планирования, широко примененные в России в 1920-1930 гг. - принципы, которые легли в основу кейнсианской теории экономического дирижизма.

Не в обиду сказано, просто к слову. Исполинская личность государственного деятеля настолько внушительна, что не нуждается в чьей-либо защите или похвале. Об этом замечательно сказали великие гении человечества: Пушкин, Байрон и Вольтер. "Петр Великий один есть всемирная история" - подытожил А.С. Пушкин.

В наше время свидетельством правоты этих слов явилась и встреча руководителей иностранных государств в 2003 г. в городе на Неве по случаю празднования 300-летия творения Великого Петра - Санкт-Петербурга.

В 1696 г., став единоличным самодержцем после смерти старшего брата Ивана, Петр Великий сформировал политэкономически-институциональные категории, которые он превратил в критерии, правила и методы своей деятельности в качестве "работника на троне".

Одна из них, важнейшая, звучит как призыв: "трудитесь".

"Трудитесь" означает признание приоритетности не просто труда, а производительности труда народа (более поздней экономической категории) при создании экономического и оборонного могущества государства. В восприятии Петра труд - источник всякого богатства вообще. Заметим, что Петр обратил внимание на категорию "труд" за 80 лет до выхода в свет книги Адама Смита "Богатство народов", в которой Смит говорит о том, что только труд является источником всякого богатства вообще и что только тот продукт-товар имеет стоимость, который создан человеческим трудом. Петр опередил и Маркса, почти на 160 лет, который в первом томе "Капитала" (1857) отмечал вслед за Петти, что "труд - отец богатства, а земля - его мать".

И Смит, и Маркс, равно как и Вебер и Веблен, не отметили того, что категория "труд" была поставлена на партитуру государственности России Петром Великим.

Спасибо Вольтеру, который в 1750 г. отметил то положительное влияние деяний Великого Петра на Европу через культуру, науку и через впечатляющий пример Ломоносова, а также гуманистической духовности. Сформированные великим руководителем России две политэкономические и государственно-значимые категории вписались в образ жизни русского народа.

Петр Великий, Крижанич и Посошков: родство экономических идей. Еще в ранней юности Петр Великий ознакомился с экономическими идеями меркантилиста из Хорватии, находящегося на службе при дворе Алексея Михайловича, - Юрия Крижанича. В работе "Политика" (1661-1664) Крижанич смотрел на Россию как на единственную покровительницу и освободительницу народов Юго-Восточной Европы от турецкого ига. А для этого Россия должна стать мощным экономическим государством. Крижанич разработал широкую программу экономических реформ России, сердцевиной которых должно было послужить приоритетное развитие торговли, сельского хозяйства и мануфактурной промышленности.

Приведем родство и отличие ряда экономических идей Крижанича относительно идей и указов Петра Великого.

Основное различие между экономическими воззрениями Петра Великоко и Крижанича заключалась в подходе к "торговому балансу" во внешней торговле. Если Крижанич ратовал за "нуливой торговый баланс" ("ввозить столько, сколько вывезено"), то Петр проводил в жизнь практику "активного торгового баланса" ("вывоз должен быть больше, чем ввоз") с активным сальдо в деньгах за счет опережения экспорта над импортом. Эта мера опередила свое время почти на 80 лет и вписалась позже в "Богатстве народов" А. Смита.

Царь-реформатор опередил Крижанича и в том, что на место приоритета внешней торговли он поставил приоритет развития промышленности, сельского хозяйства, поместив торговлю, в том числе и внешнюю, на третье место, что является предтечей перехода от меркантилизма к промышленному капиталу.

В этом экономическом подходе обнаруживается гениальная поступь Петра I как экономически образованного государственника. Его экономические реформы нашли яркое отражение в работе российского экономиста - И.Т. Посошкова под названием "Книга о скудости и богатстве" с посвящением Петру Великому. В этой книге с энтузиазмом описаны петровские преобразования, направленные на достижение экономической независимости России от стран Запада, прежде всего, за счет развития передовой отечественной промышленности, сельского хозяйства и обслуживающей их торговли на научной основе под девизом "Торг - великое дело".

Политэкономическая прозорливость "работника на троне" вытекает из сформированного им принципа "государственного интереса", или принципа "государственной целесообразности". Тяжелая изнурительная война с агрессивной Швецией требовала все больше и больше ресурсов, в том числе финансовых. Петр I осуществил денежную реформу, организовал четкое печатание крупных золотых, серебряных монет (рублей) и медных разменных монет (копеек) с более низким содержанием драгоценных металлов по сравнению с устойчивыми монетами предыдущего, довоенного периода. То был вынужденный, но необходимый шаг в условиях военного времени. Но Петр I не был доволен состоянием монетарной системы. Он искал новые пути оздоровления финансовой системы государства.

Будучи в Париже в 1717 г., царь посетил только что созданный Всеобщий банк Франции и внимательно слушал рассказ его директора Джона Лоу о функциях и деятельности банка, о бумажных деньгах (банкнотах) и о ценных бумагах - акциях и государственных облигациях.

Петр внимательно отнесся к банку, бумажным деньгам и ценным бумагам, которые, по рассказу Лоу, способствовали обогащению Франции. Но Петра I насторожила мысль Лоу о том, что экономическое процветание можно достичь при помощи изобилия денег в стране. Петр I хорошо знал отрицательные стороны этого явления на основе собственного опыта, поэтому он не попался в привлекательные силки системы Лоу. Петр I поручил своим послам и ученым изучить новшества финансовой системы не только во Франции, но и в других странах Западной Европы, в том числе и в Швеции, которая также имела королевский (государственный) банк с 1668 г. и не спешила отказаться от металлических денег из золота и серебра.

Ло умело жонглировал бумажными деньгами и дешевым кредитом, что, несомненно, привело к некоторому оживлению промышленности, сельского хозяйства и торговли. Но Лоу не умел хладнокровно считать. Обуреваемый первыми успехами Парижского банка и действием бумажных денег, он создал впервые в мире акционерное общество под названием "Миссисипская компания". Были выпущены акции для всех. Акции обменивались не на реальные деньги, а на бумажные. Франция оказалась в плену биржевой спекуляции и ажиотажа. Все скупали акции новой компании. Ловкий Лоу обогатился, и вместе с ним обогатился и герцог Филипп Орлеанский. Наступил момент истины: акционеры стали избавляться и от акций, и от бумажных банкнот, они требовали золото и серебро, т. е. реальных денег. Лоу растерялся. И Банк, и бумажная система, и ценные бумаги рухнули. Лоу спасся бегством в Венецию.

Петр I не хотел рисковать. Он внимательно следил за деятельностью Французского - государственного (королевского) банка, за обрушением финансовой пирамиды Лоу и отказался от мысли перейти к бумажным деньгам и ценным бумагам. И хотя через 100-120 лет новшества Лоу получили "право гражданства", но переход тогда России к системе Лоу был бы опрометчивым шагом.

Экономическое развитие России с лихвой подтвердило политэкономическую прозорливость Петра Великого, что справедливо отметил А.С.Пушкин в "Истории Петра". Экономическая наука, или как писал Петр I "Экономия", служила теоретическим фундаментом практических государственных и экономических преобразований.

В отличие от своего отца Алексея Михайловича, который находился под влиянием торгового меркантилизма, Петр Великий поставил во главу угла индустриальный меркантилизм - предтечу промышленно-производительного капитала с развитыми сельским хозяйством и "европейской" торговлей, т. е. товарно-денежными отношениями.

Сказанное можно подтвердить конкретными данными. Если за 100 лет до Петра I в России были созданы только 38 промышленных предприятий, то за 30 лет (1695-1725 гг.) усилиями Петра I было построено 205 заводов и фабрик-мануфактур (а по другим данным - 233). К 1724 г. Россия из импортера превратилась в экспортера металла, парусины, тканей и т. д.

Бурное развитие экономики вызвало к жизни новую государственную, институционально-организационную структуру. В стране были созданы Сенат, экономические (отраслевые) коллегии, финансовая, юридическая, оборонная и духовная коллегия Синод. Благодаря гармоничному развитию экономической и институционально-организационной структуры государственной административной машины во главе с просвещенным императором Россия к 1725 г. стала одной из мировых держав, к которой с великим уважением стали относиться в столицах мира. И в этом была огромная заслуга Петра Великого, которого весь мир воспринял как "действительно великого человека".

Сущность его экономической политики можно выразить очень кратко. Она зиждется на прогрессивном подходе к созданию экономического, социально-политического, научно-культурного и оборонного потенциалов России - как основы экономической и политической независимости и устойчивой безопасности. Прогрессивная экономическая политика Петра Великого создала такую экономическую и оборонную мощь, о которые разбились агрессивные действия королевской Швеции и Султанской Турции.

Перелистывая книги из библиотеки Петра Великого, а также его произведения: указы, личные письма и "историю Шведской ("Свейской") войны", написанные рукой великого патриота России - Петра-Титана, ощущаешь теплое гуманистическое дыхание ее доброжелательного автора. Своими энциклопедическими знаниями и глубокими преобразованиями Петр Великий доказал, что нет монополии на великих людей, на экономический, социальный и научный прогресс. Россия дала всему миру деятеля, вобравшего в себя государственную мудрость Соломона и Ликурга, полководческую гениальность Перикла и Сципиона, историко-писательский талант Тацита ("перо Тацита" - Белинский), кладезь и универсальность научных знаний Аристотеля.

Яркий импульс энергии и прогресса, сообщенный России волею Петра, превратился в мощный генератор научных идей и открытий, обогативший мировую сокровищницу науки и цивилизации не меньше, чем идеи и открытия Запада, а по некоторым направлениям, может быть, и больше. Об этом свидетельствуют величественные достижения мировой науки, культуры и цивилизации, основанные на открытиях современной науки России в области космических исследований, лазерной энергии, нанотехнологий и др.

Комментарии (0)add comment

Написать комментарий
меньше | больше

busy