Современная экономика России: анализ и стратегия развития


Современная экономика России: анализ и стратегия развития

Ярёменко Ю.В.

Доклад на Всероссийской научной конференции в МГУ им. М.В. Ломоносова 22 мая 1996 г.

Национальная специфика

Первый вопрос, который возникает при обсуждении способов подъема экономики и вхождения ее в режим экономического роста, - это вопрос об адекватности современного экономического курса российским реалиям.
В связи с этим еще раз зададимся другим вопросом: вооруженные уже некоторым историческим опытом, попытаемся объяснить сами себе, в чем состояла объективная необходимость рыночных реформ советской экономики, более того, чем к концу 70-х - началу 80-х годов определялась их настоятельность и актуальность. Обычно, обосновывая необходимость решительного экономического поворота, обращаются к практике отдельных предприятий, которые были лишены самостоятельности, подчинялись командам сверху, не имели мотиваций для совершенствования технологии и снижения издержек, а отсутствие конкуренции обрекало их на низкую эффективность. Низкая эффективность использования ресурсов в экономике в целом была, в рамках данной логики, лишь отражением невысокой продуктивности всей совокупности предприятий.
Другой способ рассуждений состоит в том, что плановая экономика рассматривается не как совокупность предприятий, а как единая целостная система, в которой группы предприятий и целые отрасли выполняют определенные народнохозяйственные функции. При этом способе рассуждений состояние предприятия определяется местом отрасли или блока отраслей, в которые это предприятие входит, в целостной экономической системе. Эффективность же экономики следует объяснять исходя не из итогов суммирования отдельных предприятий, а из самих свойств единой экономической системы как таковой.
Одной из главных особенностей поддержания дееспособности названной экономической системы была балансирующая функция топливно-сырьевых отраслей, значительные объемы продукции которых делали возможным экономический рост в условиях низкого технического уровня инвестиций и высоких издержек текущего производства. Макроэкономическое равновесие в экономике поддерживалось не повышением цен на энергоресурсы и отсечением неэффективного спроса, не ограничением совокупных спросовых величин, а постоянным наращиванием предложения ресурсов.
Состояние отдельных предприятий в этой «большой системе» определялось не столько собственной инициативой, сколько тем, какое место они занимают в тех способах поддержания равновесия, которые были этой системе присущи. Тотальный принцип минимизации издержек высших категорий ресурсов (за исключением оборонной промышленности) предопределял существенные задержки в технологическом развитии - по всему спектру используемых технологий - для самой обширной совокупности предприятий в обрабатывающей промышленности и сельском хозяйстве. Для предприятий добывающей промышленности и первых переделов самим воспроизводственным механизмом, способом поддержания народнохозяйственного равновесия была предопределена высокая значимость прогресса в некотором достаточно узком спектре технологий, связанных с расширением возможностей быстрого наращивания производства путем увеличения единичной мощности агрегатов.
Технологически ущербные предприятия обрабатывающей промышленности не могли функционировать вне избыточных нормативов снабжения сырьем и энергией. Интенсивная поддержка со стороны энергосырьевого сектора была неотъемлемым условием их существования. Сверхразвитый энергосырьевой сектор - это те подпорки, без которых конструкция, объединяющая отсталые отрасли экономики, мгновенно рушится.
Рыночная трансформация вышеописанной экономики не могла начинаться с упразднения планового хозяйства и предоставления экономической свободы предприятиям. Последние были лишь частными элементами созданной хозяйственной системы, которую на первом этапе, безусловно, следовало трансформировать как единое целое. Целенаправленная реконструкция отставших в техническом развитии отраслей и ослабление их зависимости от ресурсоизбыточной экономической среды были бы наиболее адекватными мерами рыночных преобразований. Предприятия обрабатывающей промышленности никогда не были субъектами рынка и не могли без предварительной технической и организационной модернизации, постепенной коммерциализации стать таковыми.
Точно так же созданным вне рыночных правил предприятиям добывающей промышленности не могла быть предоставлена свобода реализации ценовых предпочтений. Они возникли как составная часть единого производственного организма, жизнеспособность которого была тождественна жизнеспособности государства и общества. В связи с этим для данного сектора экономики неизбежным представлялся некий период постепенного расширения экспортной квоты (по мере модернизации обрабатывающей промышленности) и централизованного распределения экспортной выручки. Столь же настоятельным было сохранение в течение достаточно длительного срока существенной разницы между внутренними и мировыми ценами на сырье и энергию.
Существовавшая длительное время экономическая система вошла в конце 70-х -начале 80-х годов в критическое состояние по ряду причин, из которых в первую очередь следует выделить три.
Первая причина. Нарастал груз социальных долгов, относительно увеличивалась сумма социальных обязательств, реализация которых требовала создания новых или масштабной поддержки старых секторов экономики. В первую очередь это относится к жилищному строительству, коммунальному хозяйству больших городов, инвестированию в сельское хозяйство. Усилия по расширению гражданской экономики при ее слабой технической базе, с одной стороны, не давали высокого эффекта, с другой - означали необходимость значительных сопутствующих усилий по поддержанию и наращиванию объема продукции энергосырьевого сектора, увеличения инвестиционной нагрузки на экономику, усугубляли ситуацию хронической структурной несбалансированности народного хозяйства.
Настоятельность социальных приращений постоянно усиливалась, однако возвращение социальных долгов, а тем более развертывание новых социальных программ с использованием той производственной базы, которая имела место, без предварительной технологической подготовки привели к углублению структурного кризиса в экономике.
Вторая причина состояла в том, что инвестиционные издержки, связанные с воссозданием ресурсорасточительной экономики, постоянно увеличивались. Энергосырьевой сектор мог выполнять балансирующую функцию только при относительно невысоких показателях капиталоемкости. Вынужденное появление весьма капиталоемких вариантов, а также расширение качественного спектра инвестиций (атомная энергетика) свидетельствовали о том, что способ достижения макроэкономического равновесия путем наращивания предложения дешевых первичных ресурсов изживает себя.
Проблемы достижения народнохозяйственного баланса лежали не только на стороне производителей, но и на стороне потребителей. Наиболее доступные, централизованно организуемые и дающие наиболее значительный эффект способы ресурсосбережения (прежде всего энергосбережения) были в основном исчерпаны. Дифференцированный подход к ресурсосбережению не вписывался в традиционные способы управления экономикой.
Третья причина, которая является, очевидно, наиболее значимой, состоит в том, что военная нагрузка - главный источник структурных деформаций и главный фактор возникновения специфических механизмов поддержания экономического равновесия - со временем не только не ослабевала, но явно усиливалась.
Усиливающаяся концентрация в военном секторе экономики ресурсов, обеспечивающих рост технического уровня производства, исключала возможность ликвидации или существенного уменьшения того технологического оскудения, которое имело место в гражданской промышленности.
Таким образом, к концу 70-х - началу 80-х годов экономическая политика, направленная на изменение методов развития советской экономики, должна была бы содержать два компонента: 1) меры, позволяющие снизить военную нагрузку и остановить процесс структурной деформации; 2) подготовка к иным методам поддержания сбалансированности, чем те, которые использовал Госплан. Эта подготовка предполагала широкое реструктурирование экономики на основе специализированных государственных инвестиционных программ. Итогом ее должна была стать децентрализация экономической жизни, создание такой экономической среды, в которой могла бы эффективно быть реализована самостоятельность предприятий.
Под новой экономической средой подразумевается вынужденная конкуренция предприятий обрабатывающей и добывающей промышленности за инвестиции, в результате которой все большую роль должен играть такой путь развития производства, когда оно происходит путем приращения добавленной стоимости в обрабатывающих отраслях за счет ресурсосбережения и совершенствования ассортимента, а не за счет увеличения масштабов выпуска ресурсоемкой продукции. Новый путь достижения структурной сбалансированности экономики мог быть реализован только при активной роли самих предприятий и существенно меньшей, чем прежде, роли центральных органов управления. Именно в этом, в частности, состояла объективная необходимость экономических реформ.

Корни либерального догматизма

Названные выше три фактора играли определяющую роль в замедлении динамики национального производства. Предпринимались усиленные попытки найти им противовес в виде некоего четвертого фактора - внедряемых административным образом технических достижений, т.е. планируемого технического прогресса. Эта технократическая идея игнорировала тот непреложный факт, что технические решения эффективны лишь в том случае, когда они порождены экономическими обстоятельствами, являются эндогенным элементом экономического процесса. Все бюрократические способы ускорения научно-технического прогресса, как правило, оказывались малопродуктивными.
Продолжением технократических идей возможной благотворности механического внедрения экзогенных элементов в сложившуюся экономическую систему были идеи нового хозяйственного механизма. Новый хозяйственный механизм мыслилось поместить в сложившуюся экономическую среду, определяемую военной нагрузкой, взаимодействием разных секторов экономики и характеризующуюся жесткой функциональной ориентацией деятельности энергосырьевых предприятий и системно заданной низкой эффективностью предприятий обрабатывающей промышленности, инфраструктуры, сельского хозяйства. Очевидно, что институциональные изменения, не сопряженные с общими производственными и технологическими сдвигами в экономике, оказывались инородным включением и либо отторгались, либо вместо ожидаемого положительного эффекта оказывали негативное воздействие на народное хозяйство.
Либеральные идеи как модификация концепции нового хозяйственного механизма, на наш взгляд, получили развитие не только под влиянием Запада, но и потому, что для тех, кто управлял экономикой, они были вполне допустимой разновидностью искусственного вторжения в сложившуюся экономическую среду. При укоренившихся технократических подходах к управлению экономикой, когда в принимаемых планово-производственных решениях был очень высокий удельный вес решений, игнорировавших органические свойства управляемого объекта, преодоление внутрисистемных противоречий с помощью внешнего вмешательства было вполне допустимой нормой.
Таким образом, либерализация экономики в нашей стране - это не столько продукт либеральной мысли, сколько продукт бюрократического и технократического сознания, ищущего выход из тупиковой ситуации. Либерализация экономики как выход из трудного экономического положения обсуждалась в союзных правительственных органах задолго до либеральных акций начала 1992 г., продиктованных уже не только экономическими, но и политическими обстоятельствами.
В менее бюрократизированной среде, где благодаря некоторой сумме общественных и государственных институтов постоянно существует обратная связь между административным решением и получаемым результатом, такого рода поворот в экономической политике был бы невозможен. Поэтому либеральный догматизм - это родной сын бюрократической иллюзии всемогущества государственной власти. Бюрократическое начало присутствовало во всех аспектах либеральной политики - навязанной и разрушительной либерализации цен, регламентированной приватизации, установлении системы экспортных и импортных тарифов, означающих открытие экономики.
Как всякое неадекватное экономическим реальностям бюрократическое предприятие либерализация экономики наряду с явным внешним результатом имела скрытые последствия, порожденные необходимостью интегрирования неадекватных включений в действующую систему. Теневые аспекты в деятельности предприятий всех отраслей экономики - неизбежный результат нелегальных приспособительных действий после насильственной либерализации.

Финансовый централизм

В ситуации глубоких различий в условиях хозяйствования разных секторов экономики отказ от плановой системы означает, что плановый централизм неизбежно должен быть заменен финансовым централизмом - системой финансовых изъятий и дотаций. Переход к управлению экономикой с помощью финансов означает также, что многочисленные дефициты разного рода ресурсов (в инвестиционной сфере и в текущем производстве) трансформируются в единый тотальный дефицит государственного бюджета.
Решение задач реструктурирования в либерализованной экономике с помощью управления финансами сталкивается с чрезвычайными трудностями, не звестными плановому хозяйству. Если в плановой экономике источником всех проблем была ее перегрузка, несоразмерность внеэкономических задач размерам производства и при упорядочении этих задач можно было рассчитывать на реализацию успешной структурной политики, то в трансформирующейся экономике прежние проблемы осложняются ценовой перестройкой.
Изменение относительных цен, формирование новой ценовой среды, рост издержек приводят к всеобщему финансовому кризису. Финансовый кризис выражается в упадке финансов предприятий, регионов и государства. Роль бюджета в этих условиях еще более усиливается. Перегруженный обязательствами, унаследованными от прошлого, бюджет берет на себя новые функции, вызванные финансовым кризисом производства. Гипертрофированная роль бюджета служит причиной роста налогового бремени, фискального антагонизма бюджета и предприятий, появления легальных (внебюджетные фонды) и нелегальных (скрытый налично-денежный оборот) механизмов приспособления к сложившейся ситуации.
Усиление финансового кризиса, сопровождаемое ограничительной политикой Центрального банка, привело к конкуренции за имеющиеся у коммерческих банков кредитные ресурсы между государством (бюджетом) и предприятиями, поскольку и государство, и предприятия испытывают острый дефицит денежных средств. Победа государства, опиравшегося на государственные заимствования, лишила денежных средств реальный сектор экономики.
В целом регулирование движения ресурсов с помощью финансов в условиях изменения относительных цен, приведшего к финансовому кризису, делают нереальным осуществить эффективное реструктурирование производства без антилиберальных мер (ценового регулирования).

Институциональные барьеры

Осуществление некоторого комплекса антилиберальных мер в целях создания условий для проведения настоятельно необходимого реструктурирования экономики наталкивается сейчас на институциональные барьеры в виде привилегированного положения предприятий топливно-сырьевого сектора, его автономизации. Новые экономические возможности топливно-сырьевых отраслей способствуют нахождению таких форм отделения от государства, которые позволяют постоянно нарушать баланс между собственными интересами и национальными обязательствами в свою пользу. Поддержание такого баланса - стандартное условие функционирования любой экономики. Налоги - лишь один из элементов, формирующих необходимое равновесие. В современной России для топливно-энергетического комплекса этот баланс определяется не только налогами, но и относительным уровнем цен на его продукцию, размерами внебюджетных фондов, экспортной квотой и еще рядом других факторов. Если злоупотребления отдельного предприятия или даже группы предприятий в других отраслях не могут принципиально изменить общеэкономическую ситуацию, то в добывающей промышленности и в сфере первых переделов при высочайшем уровне монополизации своекорыстное поведение крупных монополистов может привести не только к перераспределению дохода в ущерб государству, но и к неблагоприятной трансформации общего экономического курса, деформации национальных установок.
Разумеется, все это возможно только при сильном ослаблении государства и фиксации в особых институциональных структурах того преимущественного положения, какое создали для энергетических монополий имевшие место ценовые сдвиги. Это преимущественное положение энергетики само стало источником дальнейших ценовых изменений. В условиях усиления институциональной автономизации энергетики и ослабления государственного контроля давление монополий вылилось в межотраслевую ценовую конкуренцию, которая привела к колоссальному общему росту цен и не могла не закончиться победой энергопроизводителей. Резервы относительного роста цен в обрабатывающей промышленности ввиду низкого качества ее продукции и внешней конкуренции были значительно меньше. Таким образом, привилегированное положение энергосырьевого сектора - это источник неприемлемого для современного состояния экономики ценового диспаритета, а следовательно, упадка значительной части экономики.
Разрушительное воздействие на национальное производство со стороны энергетических монополий, ведущее к общему сужению внутреннего рынка, компенсируется все усиливающейся ориентацией топливно-энергетического комплекса на внешних потребителей. Эта ориентация проявляется как в прямой форме - экспорт газа, нефти и нефтепродуктов, угля, так и в косвенной (для производителей электроэнергии и тепла) - в виде экспорта энергоемких изделий основной химии, металлургии, промышленности строительных материалов.
Ценовое давление и экспортная ориентация - это главные проявления самодостаточности отраслей топливно-энергетического комплекса. К этой же категории действий относится независимая от государства финансовая политика, выражающаяся в односторонних отраслевых предпочтениях при формировании из прибыли инвестиционных и внебюджетных фондов. Альтернативой присвоения предприятием и государством существенной доли ренты является передача части этой ренты потребителю, используя для этого ценовые ограничения. Несмотря на то, что дееспособность значительной части экономики зависит от результатов «размена» финансовых ресурсов, которыми могут располагать отрасли - производители топлива и энергии, на ценовые ограничения, а также несмотря на то, что именно этот «размен» должен быть предметом первоочередного контроля и регулирования со стороны государства, на деле установление рациональных пропорций в этой области смещается на периферию взаимоотношений государства и топливно-энергетических монополий.

Перспективная структурная политика

В случае решения названных выше вновь возникших институциональных проблем могут возникнуть предпосылки для подготовки перехода к режиму экономического роста. Эта подготовка может быть обозначена как этап нормализации экономики и должна включать в себя целый комплекс мер.
Контроль за естественными монополиями должен позволить нормализовать соотношение цен в экономике. Это сразу бы уменьшило финансовые проблемы предприятий и нагрузку на бюджет, ограничило бы его перераспределительные функции и избыточный финансовый централизм. При снижении нагрузки на бюджет бюджетная политика в большей мере может быть направлена на структурную перестройку, устранение глубинных причин инфляции.
В целях стимулирования производства на этапе нормализации представляется целесообразным допустить определенный уровень инфляции, позволяющий предприятиям приспособиться к новой ситуации. Эго означает, что кредитные ограничения не должны иметь чрезмерно жесткого характера, расширение производства должно основываться на определенной кредитной эмиссии.
Нормализация экономики включает также введение рациональных запретительных импортных тарифов и дополнение контроля за предприятиями энергосырьевого сектора экспортными тарифами.
Этап нормализации предполагает также более частные по сравнению с эффективным регулированием естественных монополий корректировки проведенных институциональных изменений.
Структурная политика, направленная на экономический рост, начинается одновременно с получением эффекта восстановительного воздействия мер по нормализации экономики. Долгосрочная структурная политика, на наш взгляд, должна иметь четыре последовательно реализуемых приоритета.
Первый приоритет, как следует из сказанного выше, - это восстановление хозяйственной роли энергосырьевых отраслей, соответствующей специфике нашей экономики и с помощью этого восстановления обеспечение подъема обрабатывающей промышленности.
Второй приоритет - это облегчение того бремени, которое несут топливно-сырьевые отрасли. Искусственное поддерживание обширных производственных зон с относительно отсталыми технологиями является оправданным лишь в течение относительно ограниченного срока. Это главный объект реструктурирования. Участие государства в этом процессе более чем оправдано. Те издержки, которые понесет государство, финансируя модернизационные программы в сельском хозяйстве, транспорте, обрабатывающей промышленности, окажутся существенно меньше, чем те затраты, которые вызываются необходимостью избыточных расходов на поддержание энергосырьевого сектора.
Источником новых нересурсорасточительных технологий для проводимой модернизации далеко не всегда может быть национальная промышленность. В этой связи в течение достаточно длительного времени очень важную роль в техническом преобразовании экономики будет играть экспорт сырья и энергии. Это еще один аргумент в пользу усиления контроля государства за энергосырьевым сектором.
Третий приоритет - это восстановление технологического ядра экономики страны, куда входят оборонная промышленность, технически продвинутые отрасли машиностроения, металлургии, химической промышленности. Преимущественная начальная ориентация воссоздания этой части экономики - потребности модернизаций, технической реконструкции отраслей, опирающихся на низкие и средние технологии. Последующими ориентирами развития должны стать цели собственного глубокого реструктурирования данного комплекса отраслей.
При благоприятных финансовых условиях должны быть пересмотрены итоги проведенной конверсии, вновь сформулированы задачи и разработаны новые программы в этой области.
Наконец, четвертый приоритет - это формирование потребительского сектора, на основе которого может быть реализована современная система потребительских стандартов. Такая система стандартов должна стать основой социального механизма экономического роста. Несмотря на всю актуальность восполнения столь значимого пробела в структуре нашей экономики, создание данного сектора на национальной технологической основе возможно лишь после существенного продвижения в общей модернизации производственного аппарата и мобилизации ресурсов технологически продвинутых отраслей.
В заключение еще раз отметим, что осуществлению предлагаемой структурной политики должен предшествовать этап нормализации экономики, предполагающий восстановление подавленных в ходе «стабилизации» механизмов, расширение регулирующего воздействия государства в области цен, внешнеторговых тарифов, кредитных гарантий, производственного заказа.
Комментарии (0)add comment

Написать комментарий
меньше | больше

busy