ПУШКИН И ПОЛИТЭКОНОМИЯ


ПУШКИН И ПОЛИТЭКОНОМИЯ

В. Уманец
доктор экономики
зав. кафедрой политэкономии Молдавского государственного университета

Работа И.Г. Устияна посвящается 200-летию со дня рождения и 165-летию со дня гибели А.С. Пушкина (2002 г.). Автор представил свою попытку изучения политико-экономических воззрений гениального русского поэта. Книга включает введение, 17 глав и заключение.

В первых двух главах - ("Пушкинская гениальность: поэтическое призвание (Муза) и экономическое призвание (Мамона)"; "Политико-экономическое образование Пушкина") - автор убедительно показал три университета, в которых формировались политико-экономические воззрения Пушкина. Этими университетами были: семейное дворянское воспитание юного Пушкина; системное воспитание и образование Пушкина в Царскосельском лицее; последующий период самообразования - постоянный жизненный университет Пушкина.

Автор приводит весьма ценную информацию об учебной экономической программе по которой учился Пушкин в Царскосельском лицее на четвертом-шестом годах обучения:

в четвертый год: изложение системы наук нравственных, философское понятие о правах и обязанностях и разделение их по разным отношениям на право естественное, публичное, гражданское и др. (в учебниках права были включены методы регулирования народного хозяйства, а также и основы государственного управления и финансы);

в пятый год: продолжение тех же предметов и подробное изложение права публичного и экономии политической со сравнением трех главных ее систем: коммерческой, экономической и Смита;

в шестой год: окончание предыдущего с присоединением собственных сочинений воспитанников на темы из политической экономии.

Преподавателем политэкономии был молодой профессор А. Куницын, а экономической истории - профессор И. Кайданов. Они обладали природным талантом и широкой эрудицией. Экономическую теорию изучали по работам известных экономистов того времени: А. Смита, Ж.Б. Сэя, С. Сисмонди, И. Бентама, Неккера; теорию физиократов - по трудам Ф. Кенэ, И.А. Тюрго.

На воззрения юного Пушкина оказали влияние также экономические и научные взгляды Ломоносова и Радищева. Пушкин полностью разделял мнение Ломоносова о том, что "мощь России будет Сибирью прирастать", и мысли Радищева об освобождении крестьян от ига крепостного права.

Две главы посвящены анализу политэкономических воззрений поэта: соответственно "Вопросы экономической теории в романе Пушкина "Евгений Онегин" и "Экономическая строфа" в романе "Евгений Онегин" Пушкина. В частности, в романе "Евгений Онегин" поэт упоминает имена Смита, Сэя, Бентама, Неккера и тех авторов, которые изучали экономическую теорию попутно - с одновременным изучением истории, философии, биологии; Юма, Вольтера, Руссо, Бюффона и других.

Автор детально проанализировал "экономическую строфу" первой главы романа "Евгений Онегин" и показал, что в ней Пушкину удалось передать всю политэкономическую сущность экономической теории А. Смита. Уместно процитировать политэкономические строки указанной строфы:

... читал Адама Смита

И был глубокий эконом,

То есть умел судить о том,

Как государство богатеет,

И чем живет, и почему

Не нужно золота ему,

Когда простой продукт имеет.

Отец понять его не мог

И земли отдавал в залог.

Пушкин правильно отразил сущность экономической теории Смита: рост и развитие экономического благосостояния человеческого общества зависят не от денег и торговли, а от материально-вещественного богатства - реальных товаров народного потребления (материальных благ), произведенных в процессе производства. И герой романа как "глубокий эконом" четко понимал экономические преимущества, основанные на производительном труде рабочих, занятых в сфере материального производства, организованного по принципу разделения труда и освященного экономической свободой товаропроизводителей. Онегин предстает как молодой хозяин, новатор, приверженец постулатов теории рыночной экономики и свободной конкуренции. И Пушкин обращает внимание читателя на новаторский подход Онегина в сравнении с отсталыми методами феодального хозяйствования старого дворянина отца следующими строчками:

Отец понять его не мог

И земли отдавал в залог.

Более того, молодой Онегин, становясь земельным собственником начал хозяйствовать по-новому:

Ярем он барщины старинной

Оброком легким заменил;

И раб судьбу благословил...

Как известно, Смит любил следующие экономические категории-триады, или добродетели. Первая: труд, бережливость, накопление (инвестиции); вторая: земля, труд и капитал; третья: зарплата, прибыль, земельная рента. Пушкинский подход к трем добродетелям Смита значительно обогатил их, добавив расчет, умеренность, трудолюбие, которое объединяется первыми двумя в единое целое.

В главе "Пушкинская смитиана" автор показал гениальное отражение трех добродетелей (Пушкина-Смита) - расчет, умеренность и трудолюбие - в небольшой повести "Пиковая дама". Ее герой Германн добивался успехов только тогда, когда он четко и честно следовал названным добродетелям. Когда же он изменил им и захотел разбогатеть сразу же, за игорным столом, то стал жертвой собственной жадности и не мог вовремя остановиться после крупного выигрыша, в итоге сошел с ума и ушел в бездну небытия. Другие герои "Пиковой дамы" - Лизавета Ивановна, Томский и княжна Полина сумели создать свое счастье расчетом, умеренностью и трудолюбием.

В главе "Критика Пушкиным экономических и правовых основ крепостничества в повести "Дубровский" автор показал политэкономическую трактовку Пушкиным важных проблем феодальной системы хозяйствования. Поэт считал, что освобождение крестьян от ига крепостничества можно осуществить без ущемления имущественных прав дворянства: "...политическая наша свобода неразлучна с освобождением крестьян; желание лучшего соединяет все состояния противу общего зла". Более того, в повести затронуто то, о чем до Пушкина никто не осмеливался говорить: противоречия между крупным земельным собственником (Троекуровым) и мелким (старым Дубровским).

Интересна глава "Пушкин и Орлов о кредите и налоге". Пушкинские концепции о кредите полностью совпадают с концепциями Смита, Рикардо и Милля. Вопреки мнению М.Ф. Орлова о том, что "кредит... есть... изобретенный способ для удобнейшего обмена ценностей", Пушкин выразил свою мысль: "... никто не изобретал кредита. Он родился сам собою, как условие, как сношение. Он родился при первом меновом обороте". Неизвестно, читал ли эти строки Пушкина Маркс или нет, но утверждение Маркса о том, что "роли кредитора и должника возникают... из простого товарного обращения" созвучно мыслям Пушкина о кредите. Правильные мысли высказал Пушкин и о налогообложении.

В главе "Пушкин: от революционного романтизма к экономическому реформизму" автор выявляет влияние различных экономических течений и школ на формирование экономических идей Пушкина. К ним относятся: течение утопического уравнительного коммунизма Мелье, Морелли и Мабли; школа французских просветителей и энциклопедистов; экономическая школа физиократов (Кенэ, Тюрго, оба Мирабо, Мерсе де ла Ривиера и др.); английская классическая экономическая школа Смита; течение экономического утилитаризма Бентама-Милля, или школа экономической социологии; экономические реформы Петра I, а также экономические взгляды Ломоносова, Радищева и декабристов.

Идеи названных школ выкристаллизовались в пушкинские экономические воззрения, которые, как золотые россыпи, щедро разбросаны по всему массиву пушкинских произведений. Это: естественный порядок; естественные и юридические законы; частная собственность на землю с правом наследования; принцип экономической свободы товаропроизводителей; свободная торговля как на внутреннем, так и на внешнем рынках.

Указанные воззрения привели Пушкина к убеждению, что крестьян необходимо освободить от ига крепостного права с наделением их землей без выкупа и с правом наследования. Эти мысли Пушкина будут актуальны всегда. Тут Пушкин пошел дальше декабристов, которые хотели освобождения крестьян без земли или с выкупом.

В главе "Эхо экономической социологии в произведениях Пушкина" автор отразил социологические мысли Сисмонди, которые очень любил Пушкин: "Основной интерес к жизни - барыш, и в самой свободной стране (имеется ввиду США) самое свободу стали ценить меньше, чем прибыль". Пушкин откликнулся на эти мысли Сисмонди. В рецензии на книгу американского автора "Джон Теннер" Пушкин правильно подметил недостатки американской демократии в условиях которой "все благородное, бескорыстное, все возвышающее душу человеческую - подавленное неумолимым эгоизмом, и страстию к довольству (соткой)".

В книге занимательно исследуется лаборатория поэта - экономиста, в частности, в связи с написанием двух гениальных художественных и одновременно научных произведений: "История Петра" и "История Пугачева". Благодаря им Пушкина по праву можно назвать не только политэкономом, но и первым историком экономической мысли России или, говоря словами американского экономиста Нормано: Пушкин - "дух русской экономической науки".

В главе: "Оптимистический анализ Пушкиным экономической истории России в свете преобразовательных реформ Петра I" автор иллюстрирует пушкинский подход к изучению преобразовательных реформ Петра I, показывая его как экономического, социального реформатора и как рачительного хозяина России. Пушкину импонировало, что Петр I сам изучил западноевропейский опыт хозяйствования и требовал того же самого от своих молодых дворян.

Пушкин как подготовленный экономист, хорошо знающий и экономическую теорию, и хозяйственную практику, а также практику денежного обращения (в Лицее преподавался предмет - "Финансы") сделал ударение на одном экономическом указе Петра I. Речь идет об указе под названием "О торге табаком в Сибири на деньги, а не на товар" (курсив Пушкина). Этим Пушкин подчеркнул, что Петр I уделял усиленное внимание товарно-денежным отношениям, имея в виду зарабатывание денег для их инвестирования во вновь созданных отраслях промышленности: металлургической, текстильной, а также парусиновой, предназначенной для обеспечения военного и торгового флота парусами.

Пушкин отметил, что экономические указы Петра I, обращенные на длительную перспективу, "достойны удивления". Он упоминает об указах, которые актуальны и сегодня. Речь идет об указе 1709 г. - "О чистоте улиц..." и указе 1715 г.-"О запрещении рубить лес строевой на дрова". За его нарушение предусматривалась серьезная кара: "Штраф за дуб 15 руб., за прочее дерево 10 руб., а также кнут...". Здесь же Пушкин говорит о любви Петра 1 к Молдавии и господарю Д. Кантемиру, которого спас от турок.

Автор книги отмечает, с какой симпатией Пушкин говорил о Молдавии в "Истории Петра", а в годы ссылки в этих краях написал прекрасные слова: "Моя Молдавия".

В "Истории Петра" Пушкин показал, что экономические реформы Петра I были настолько глубоки и продуманы, что содержание многих из них как бы предвосхитило некоторые положения экономической теории А. Смита. Здесь Пушкин выступает как истинный политэконом - специалист по экономической истории и истории экономической мысли России.

Интересна глава "Пушкин об "экономической программе" Пугачева". Из огромного массива пугачевских бумаг Пушкин вычленил документы чисто экономического характера, которые можно рассматривать как "экономическую программу" Пугачева. Он объявил народу вольность (свободу, в том числе и свобода хозяйствования - "промышляй всякий про себя" - слова Пугачева), истребление дворянского рода (а на его месте "произведение в казаки"), отпущение повинностей (в том числе отмена рекрутства) и безденежную раздачу соли.

Убедительно показано, в связи с чем Пушкин подверг глубокому анализу эпоху меркантилизма, в особенности практику тезауризации (изъятия золотых и серебряных монет из обращения и омертвления их в сундуках феодалов и купцов как форму реального богатства). Свои наблюдения Пушкин блестяще отразил в "Скупом рыцаре", где проведена мысль, что бесполезное омертвление золота и серебра в сундуках в виде сокровищ возможно только при феодализме земельными собственниками, живущими за счет рентных платежей сельскохозяйственных производителей.

Пушкин изумительно проиллюстрировал, что человеческие потребности носят исторический характер (как и способ их удовлетворения: мясо сначала ели руками, потом деревянными вилками и уж затем металлическими вилками и ножами); даже у богатого старого барона - героя Пушкина - по меткому выражению Маркса в "Капитале", имеется только "один желудок, как у всех людей". Поэтому он не может направить больше денег, золота, серебра на удовлетворение личных потребностей и превращает золото и серебро в сокровища, пряча их в сундуках подвала своего замка, искренне веря в то, что золото и серебро - истинное богатство, и его задача состоит в том, чтобы уберечь это богатство. Такова была ложная идея богатства у собирателей сокровищ, именуемая Смитом тезауризацией. И Пушкин превосходно показал личную трагедию старого барона, чья скупость была дорогой в никуда, она не осчастливила никого, не привела в движение производительные силы, а была лишь способна омертвлять жизнь с одновременным омертвлением золота и серебра как денег в виде сокровищ.

"Проклятая жажда денег" в "Скупом рыцаре" доходит до своего логического конца. Старый барон говорит: "Весь день минуты ждал, когда сойду в подвал мой тайный к верным сундукам". Барон отождествил деньги с жизнью, с властью над миром, над музами, над злым гением, над добродетелью и бессонным трудом. Поскольку старый барон не мог дорасти до понимания значения денег как капитала, ибо он жил на стыке феодализма и первоначального накопления капитала, постольку не смог найти золоту и серебру полезное применение и погиб, образно говоря, над сундуками, сраженный собственным страхом потерять эти деньги после смерти.

В немногих строках "Скупого рыцаря" есть мысли, выражающие неистребимое желание старого барона господствовать над миром. Выходит, что он наверняка участвовал в каких-нибудь походах в Индию или в Новый Свет, откуда в те времена английские и испанские суда привозили в свои метрополии награбленные золотые сокровища. Именно тогда в Англии процветала теория меркантилизма, согласно которой источником всякого богатства являются деньги - золото и серебро. Но деньги сами по себе еще не богатство, если они не обмениваются на необходимые полезные товары. Мореплавание, новые колонии, наличие золота и серебра логически требовали развития массового промышленного производства товаров, которые в свою очередь потянули за собой развитие рудных приисков, сельского, рыболовного и лесного хозяйства как в самой Англии, так и в колониях.

Мысли Пушкина, отраженные в "Скупом рыцаре", удивительно точно совпадают с характеристикой, данной Марксом, деньгам - золоту и серебру. Между тем названное произведение Пушкина было написано за 50-60 лет до выхода в свет первых трех томов "Капитала" Маркса. Этот факт свидетельствует о том, что Пушкин превосходно знал английскую классическую политэкономию Смита и физиократическую теорию французских экономистов, исследовавших мануфактурный период развития капитализма (Смит) и аграрные отношения предреволюционной Франции (Кенэ).

Справедливости ради надо отметить тот факт, что Пушкин в отдельных произведениях критикует и деньги, и акции, изобретенные английским экономистом Лоу, или Ло (например, когда арап Петра Великого находился в Париже), в стиле древнеримского поэта Горация, который писал "о проклятой жажде денег". Печальным апофеозом звучат в "Скупом рыцаре" слова героя о своем старом отце - собирателе денег; золота и вообще всяких сокровищ:

О! Мой отец не слуг и не друзей

В них видит, а господ; и сам им служит,

И как же служит? Как алжирский раб,

Как пес цепной. В нетопленной конуре

Живет, пьет воду, ест сухие корки,

Всю ночь не спит, все бегает да лает.

А золото спокойно в сундуках

Лежи себе. Молчи! Когда-нибудь

Оно послужит мне, лежать забудет.

Более того, спускаясь в подвал к своим золотым сундукам, он мечтает:

О, если б мог от взоров недостойных

Я скрыть подвал! О, если б из могилы

Прийти я мог, сторожевою тенью

Сидеть на сундуке и от живых

Сокровища мои хранить, как ныне! ...

Заслугой И. Г. Устияна является систематизация пушкинских "золотых россыпей" политэкономического характера. Верно и то, что экономические взгляды Пушкина способствовали формированию культурного институционализма, стержнем которого является экономическая этика и экономическая традиция народов России и стран, входящих в СНГ.

Комментарии (1)add comment

Куркин said:

Прекрасно! Пушкин, в какой-то мере пророк русской цивилизации
06 Июнь, 2011

Написать комментарий
меньше | больше

busy