К СТРАТЕГИИ ИННОВАЦИОННОГО ХОЗЯЙСТВА


К СТРАТЕГИИ ИННОВАЦИОННОГО ХОЗЯЙСТВА

Современный период экономического развития характеризуется кардинальными изменениями системы мирохозяйственных экономических отношений, сопровождаемыми глубокой трансформацией национальных экономических систем, усилением конкурентной борьбы. Объективные закономерности, лежащие в основе тенденций развития мировой экономической системы, диктуют новые требования к уровню развития производительных сил, институциональной структуре национальных экономических систем. Соответствие им обеспечивают эффективность и конкурентоспособность национального производства.

В 1950-1970-е гг. для экономики передовых стран были свойственны закономерности индустриального развития. Экономический рост преимущественно интенсивного типа сопровождался ростом потребления основных сырьевых товаров, в том числе минерально-сырьевых ресурсов. Энергетические кризисы того периода способствовали повышению эффективности их использования. Ускоренно развивалась сфера услуг, возрастала ее доля в ВВП, капитале, численности занятого населения, что впоследствии послужило основой для утверждения о фактическом устранении сырьевых и ресурсных ограничений развития экономики в неоиндустриальную эпоху. Однако подобная точка зрения ошибочна. При относительном сокращении доли данных ресурсов в структуре общественного производства на протяжении всех прошедших этапов росло их потребление в абсолютном выражении и в среднем на душу населения. Это свидетельствует, напротив, об усилении зависимости современного производства от минерально-сырьевых ресурсов.

В 1980-е гг. началось активное формирование новой наукоемкой экономики - "экономики знания". В развитых странах непрерывно росли расходы на НИОКР и производство новых технологий. Увеличивалась и их доля в ВВП наиболее интенсивно развивающихся стран. Так, начиная с 1981 г. и в течение последующих десяти лет расходы на НИОКР возросли в США со 114,5 до 176,6 млрд. долл. (на 54,2 %), в Японии с 39,7 до 77,6 (на 95,4 %). В Германии, во Франции и Великобритании расходы на эти цели составили 42,02; 27,24 и 20,58 млрд. долл. и возросли на 51,2; 56,5 и 13,3 % соответственно (табл. 1).

Значимым показателем данного процесса являются объемы и темпы инвестиций венчурного капитала в промышленность. В США за годы этого периода общая сумма инвестиций венчурного капитала возросла с 574,4 млн. до 2269,7 млн. долл. (на 235 %). По отдельным отраслям их величина возросла в 260 раз (Интернет), 24,7 раза (программное обеспечение и услуги), 6 раз (биотехнологии), 6,4 раза (медицина), 5 раз (связь) (табл. 2).

Активное финансирование научных исследований способствовало быстрому продвижению в области исследования перспективных технологий и их практическому внедрению. В результате в развитых странах была создана мощная научно-производственная база для развития новой информационной экономики.

Начиная с 1989 г. знания превратились в важнейший производственный фактор. В это время быстро развивается производство высокотехнологичных отраслей и одновременно увеличивается финансирование научных исследований в области технологий шестого технологического уклада. Из них государственные расходы на научные исследования почти удваиваются каждые четыре-пять лет. С 1990 по 2000 г. резко возрастают расходы на инвестиции венчурного капитала. Так, в США их объемы увеличиваются с 2269,7 млн. долл. в 1991 г. до 106270,2 млн. долл. в 2000 г., т. е. почти в 47 раз, в том числе по таким отраслям, как Интернет, программное обеспечение и услуги, биотехнологии, медицина (табл. 3). В 2001-2004 гг. было отмечено резкое сокращение таких инвестиций. Так, почти в три раза сократилось число компаний, ведущих венчурное инвестирование, а общая сумма инвестиций в 2004 г. составила всего 21007,2 млн. долл., т. е. стала меньше в 5 раз. Это объясняется изменением формы инвестирования компаний.

К концу 1990-х гг. доля новой экономики в США - стране-лидере в этой области - составляла около трети национального общественного производства. Соответственно возрастало и потребление продукции высоких технологий. Подобная динамика общественного производства была характерна для всех развитых стран. Это достигалось за счет направленного развития новых технологий и широкого их внедрения на практике.

Вследствие развития производств высоких технологий ускорился процесс международного разделения труда. Передовые страны специализировались на производстве продукции новых технологий. США стали своеобразным научным центром, производящим знания и информационные технологии (изобретение технологий, ноу-хау, новых методов производства и программного обеспечения). Традиционное промышленное производство выводилось в развивающиеся страны, где также формировались отрасли, производящие высокотехнологичную продукцию. Но их основными потребителями являются развитые страны (например, в конце XX в. экспорт промышленной продукции из Южной Кореи и Тайваня в США составлял соответственно 42 и 74 %). При этом сохраняется зависимость развивающихся и новых индустриальных стран от импорта технологий для высокотехнологичного производства и экспорта продукции этого производства в развитые страны. Такое направление международного разделения труда способствует систематизации мировой экономической системы, при котором формируются существенные связи мировой экономики, выстраивающие ее иерархическую структуру: экономика стран ядра -экономика стран периферии. Соответственно на новый качественный уровень переходят и отношения неэквивалентного обмена продукцией производства развитых и развивающихся стран. Их суть теперь состоит в том, что неисчерпаемые ресурсы, спрос на которые искусственно генерируется развитыми странами и которые реализуются по ценам, включающим "квазиренту" , обмениваются на невозобновляемые природные ограниченные ресурсы и продукцию традиционного промышленного производства.

В 1950-1970-е гг. для советской экономики было характерно динамичное развитие. В это время существенную роль играли факторы интенсивного роста. Было отмечено также и весьма значительное увеличение добычи минерально-сырьевых ресурсов. Причем практически весь дополнительный прирост добычи использовался отечественной промышленностью. Но уже 1970-1985-е гг. определены как застойные, при этом возросла зависимость страны, с одной стороны, от экспорта минерального сырья, с другой - от импорта машин и оборудования, товаров народного потребления.

Специфическими особенностями советской экономики всегда были, с одной стороны, работы с целью поддержания оборонно-стратегического паритета, а с другой - невостребованность хозрасчетными предприятиями достижений науки, некоторое отставание от западных стран в области применения новейших технологий. Но если несколько гипертрофированное развитие военно-промышленного комплекса было базой научно-технического развития экономики, то вторая особенность создавала препятствия для реализации научно-технического потенциала. Она способствовала усугублению обособленности воспроизводственного процесса этой части экономики и абсолютизирование закона преимущественного роста производства средств производства. Следствием этого было снижение экономического потенциала страны, эффективности общественного производства. В начале 1950-х гг. по инициативе США стали вводиться дискриминационные меры в торговле с Советским Союзом (например, в области электроники и приборостроения). Это усиливало ее определенную изоляцию со стороны западных стран, последствия которой, наложенные на две первые особенности советской экономики, в совокупности вызвали достаточно заметное технологическое отставание нашей страны от развитых.

Наблюдавшийся в годы энергетического кризиса (1973-1974 гг.) рост цен на продукцию добывающих отраслей, освоение западносибирских месторождений в совокупности с нефтяным бумом на мировом рынке обеспечили страну потоком дешевых нефтедолларов и обусловили характер изменений ее структуры. Так, росла доля добывающих сырьевых отраслей, сокращалась доля перерабатывающих отраслей как в структуре капитала, занятости, объемов производимой продукции, так и в структуре экспортных поставок страны в развитые страны (табл. 4).

Достаточно слабая зависимость национальной экономики от внешнеэкономической конъюнктуры (как в импорте, так и экспорте минеральных ресурсов) в начале 1950-х гг. (доля минерального сырья и продуктов его первичной переработки в структуре экспорта - 14,7 %) постепенно увеличилась и уже к 1970 г. достигла 35,2 %. В дальнейшем этот процесс протекал еще более интенсивно. За 15 лет, к 1985 г., произошло существенное увеличение объема экспорта сырья. Данный показатель возрос более чем на 70 % и стал равен 60,2 %.

Одновременно увеличился объем импорта машин и оборудования. Их доля в структуре импорта СССР возросла с 35,6 до 37,1 %. В стоимостном измерении это составляло соответственно 3,4 и 22,8 млрд. руб., или в 7 раз. Доля импортного оборудования в капиталовложениях увеличилась с 13,4 до 37 %. Это означало, что экспорт продукции промышленности страны служил задаче обеспечения импорта машин и оборудования для национальной экономики. В 1985 г. страна вывозила: 19,7 % нефти; 10,7 - газа; 13,7 - железной руды; 13,9 - хромовой руды; 30.7 - калийных удобрений; 14,2 - азотных удобрений; 23,9 % -хлопка и т. д.

Период "перестройки" , пришедшийся на 1985-1990-е гг., поверг страну в кризисное состояние. Произошло падение экспортных доходов, сокращение импорта машин и оборудования, товаров народного потребления (их явный дефицит). Последовала и стала очевидной масштабная дезорганизация всего народного хозяйства, начиная со сферы материального производства и кончая отношениями распределения и обмена. В 1985-1986 гг. на мировом рынке произошло резкое снижение цен на нефть. Высокая доля нефти и газа в структуре экспорта страны привела к падению объемов ее экспортных доходов. Экономика страны оказалась в кризисном состоянии. Доля минерального сырья и продуктов его первичной переработки в структуре экспорта в конце данного этапа социально-экономического развития, продолжавшегося с 1985 по 1990 г., составила 51,8 %, но по-прежнему была чрезмерно велика.

Период рыночных реформ был крайне тяжелым для России и характеризовался существенным спадом производства, особенно наукоемкого. В 1998 г. ВВП составил 57,5 % уровня 1990 г., объем промышленной продукции - 45,8, сельскохозяйственной продукции - 56,0 %. По многим позициям дореформенный уровень производства не восстановлен до сих пор, и прежде всего - в сфере обрабатывающей индустрии и по ключевым социальным параметрам жизни населения (табл. 5).

Стремительно развернулся процесс деиндустриализации экономики. Единственным востребованным российским товаром на мировом рынке стало природное сырье, экспорт которого неуклонно возрастал. Основные инвестиционные потоки направлялись в добывающий сектор. Это привело к масштабному импорту потребительских товаров и продовольствия. В результате к середине 1990-х гг. более 80 % продовольствия в крупных городах было импортировано или же вырабатывалось из импортного сырья.

При рассмотрении отраслевой структуры ВВП страны может сложиться впечатление о прогрессивных результатах реформ, так как в 1990-2004 гг. удельный вес сферы услуг в ВВП вырос с 35,3 до 51,9 % и приближается к соответствующим показателям развитых стран (табл. 6).

Однако более тщательный анализ показывает, что данная динамика лишь отражает ускоренное падение объемов производства материальных благ по сравнению со сферой услуг. Кроме того, использование уточненных методик расчета структуры ВВП на основе таблиц "затраты-выпуск" , примененное специалистами Всемирного банка, показало, что самым крупным компонентом ВВП на 2000 г. оставалось промышленное производство, а не сфера услуг, как в официальных статистических отчетах, доля которой превышает 50 % ВВП. Вследствие этого реальная структура общественного производства России не соответствует неоиндустриальному типу, что показывает сопоставление структурных пропорций.

С 1999 г. начался экономический рост. Однако показатели экономического развития за 2005 г., намного превысившие соответствующие значения 1999 г., были ниже, чем в базовом 1990 г.: величина ВВП (в сопоставимых ценах) - на 10,6, производство промышленной продукции - на 27,1, сельского хозяйства -на 28,2 %. За период 1990-2000 гг. страна потеряла значительную часть своего научно-технического потенциала. Сократилась доля пятого технологического уклада в 3 раза (с 6 до 2 %), доля четвертого - в 1,09 раза (с 60 до 55 %). ВПК, представлявший ранее наиболее технологичную и наукоемкую часть экономики страны, распался. Производственные мощности высокотехнологичных отраслей страны, к которым относится совокупность авиационной, радиотехнической, электронной, ракетно-космической и др. отраслей, используется в незначительном объеме. Соответственно и доля их продукции на мировом рынке мала - около 1 %, в то время как доля наукоемкой продукции США составляет 36, Японии - 30 %.

Прогнозные оценки социально-экономического развития указывали на возможность восстановления дореформенного уровня экономического развития 1989 г. по отдельным показателям к 2008-2015 гг. (табл. 7). В то же время согласно данным официальной статистики по отдельным показателям этот уровень был восстановлен уже к 2007 г. Однако пока нельзя однозначно положительно оценить результаты прошедшего с 1999 г. периода, поскольку состояние различных частей экономики неодинаково. Безусловно следует говорить об определенной стабилизации состояния экономики, но этот процесс неравномерен. В частности, деградация наукоемкого производства за последние 3-4 года приостановлена, но говорить о его развитии нельзя. Восстановительный период, к которому страна приступила в 1999 г., все еще не завершен. Россия зависима от импорта товаров народного потребления, продукции машиностроительных отраслей, продукции ИКТ. В производстве бытовой электроники используются импортные комплектующие, не выпускаются многие товары химической промышленности и пр. Полностью не преодолены препятствия на пути отечественных товаров на мировой рынок. Более того, всевозможные ограничения мешают их нормальной реализации даже на конкурентных основах на внутреннем рынке и в бывших странах-партнерах. Как и раньше, сырьевые ресурсы обмениваются на интеллектуальную ренту, воплощенную в импортируемых ИКТ и промышленных товаров высокотехнологичных отраслей. Лишь в последние год-два на мировом рынке стала востребована продукция оборонных отраслей, которую приобретают не только развивающиеся, но и развитые страны.

По многим критериям экономической безопасности мы пока не преодолели опасный рубеж пороговых значений. К их числу относится критическая зависимость нашей экономики от мирового рынка. Многие вопросы качественных перемен в экономике только начинаем решать. Первые в их числе - достижение мирового уровня научно-технического, технологического развития экономики страны. Национальная экономика может быть конкурентоспособна лишь в том случае, если общественное производство будет удовлетворять современным мировым стандартам. Для этого необходимы качественное научно-техническое возрождение национального общественного производства на базе новых технологий, мобилизация человеческого и интеллектуального потенциала страны. Это требует значительных средств, а также исследовательских и организационных усилий. Однако страна все еще не готова к подобным переменам. Реальные экономические результаты не соответствуют условиям преобразования экономики.

Из сказанного можно сделать вывод: перспективы развития экономики России пока неблагоприятны. Однако это справедливо лишь при нынешней системе, ориентированной на сырьевой рост и не акцентированной на высокотехнологическом типе развития. Объективно Россия обладает необходимым научно-производственным потенциалом, способным вывести страну на уровень высокоразвитого в научном и промышленном отношении государства, что вполне соответствует статусу России как великой державы, а также необходимыми сырьевыми и энергетическими ресурсами для экономического развития как в рамках доминирующего, но уже устаревающего пятого технологического уклада, так и в рамках нового уклада, зарождающихся высокотехнологичных отраслей и комплексов.

Общая тенденция развития мировой экономики состоит в переходе от индустриального к неоиндустриальному способу производства, в котором будет развито информационное производство и будут использованы новые конструкционные материалы для производимой продукции, качество трудовых ресурсов, структура факторов производства и организации производственного процесса и пр.

Существенные изменения коснутся также системы ценностей и структуры потребления населения стран мира и др. Все это вместе в значительной степени нивелирует "прошлые заслуги" развитых стран в плане развития общественного производства. Вследствие этого существенная трансформация национальных и мировой экономических систем, регулярно наблюдаемая в соответствии с теорией больших модернизационных циклов, вполне возможно, приведет к смене своих лидеров, как это происходило при переходе ко второму (США, Германия), третьему (Швейцария, Нидерланды), четвертому (СССР, Канада, Австралия, Япония, Швеция) технологическим укладам. В числе таких лидеров вновь могла бы оказаться Россия.

Развитие нового технологического уклада может в значительной степени ослабить критическое воздействие сегодняшних проблем (например, нехватка трудовых ресурсов), на экономику страны. Напротив, тяжелая демографическая ситуация, характерная для современного периода в России, должна послужить стимулом для более разумного использования трудовых ресурсов страны. Неквалифицированный труд, преобладающий и востребованный в нашей экономике, должен быть заменен на труд высококвалифицированный и соответственно высокооплачиваемый.

Продажа минерально-сырьевых ресурсов, таких как нефть, газ, оценивается чаще отрицательно, если исходить из свойства невозобновляемости природных ресурсов, их значимости для современной экономики, неэквивалентного обмена данных ресурсов на продукт информационных технологий, стоимостная оценка которого чрезмерно завышена. Но неэффективное использование "замораживаемых" в стабилизационном фонде денежных ресурсов в перспективе также неблагоприятно скажется на положении России.

В то же время возможен другой подход к рассматриваемой проблеме. Нефть как сырье для энергетики и химической промышленности заменяема. Развитие водородной энергетики, перспективное в относительно недалеком будущем, значительно снизит практическую ценность нефти и продуктов нефтепереработки как топлива. Химическая промышленность, в частности органический синтез, может быть "переведена" вначале на природный газ, запасы которого намного больше, чем нефтяные, а затем и на возобновляемые источники сырья.

Энергетика шестого технологического уклада будет построена на новых технологических принципах. Это скорее всего водородная энергетика на основе топливных элементов (топливный элемент - устройство, в котором происходит преобразование энергии химической реакции с участием подаваемого извне топлива в электрическую энергию) и пр. Исходя из этого логичен вывод, что продажа нефти сейчас, когда ее цена достаточно высока, может быть делом оправданным. Поэтому по сути единственное ограничение подобного потребления минерально-сырьевых ресурсов состоит лишь в использовании доходов от продажи углеводородного сырья. Полученные денежные ресурсы должны быть вложены в развитие ведущих направлений развития экономики России, например нанотехнологий.

Это тем более важно, что доля затрат на науку из государственного бюджета у нас ниже, чем в развитых странах, в 2 раза, и она в 5 раз ниже по доле в ВВП. Как известно, научные исследования сопряжены со значительными затратами. Статистические данные по развитым странам показывают их непрерывный рост.

К примеру, затраты государственного бюджета США на этапе неоиндустриального развития с 1960 по 1998 г. (за 39 лет) выросли в 7,5 раза, отраслей -в 31,8, университетов - в 75,4, некоммерческих предприятий - в 21 раз. Такая динамика привела к существенному изменению их структуры. Возросла доля частного капитала с 33 до 65,1 %, университетов и некоммерческих предприятий с 0,5 до 2,3 % и с 0,9 до 1,6 %, что составило соответственно почти 2; 4,6 и 1,8 раза. Одновременно доля расходов государственного бюджета сократилась более чем в 2 раза, с 65 %, но она продолжает составлять 30,2 %. При этом изменилась структура расходов на научные исследования с точки зрения характера исследовательских работ: доля расходов на фундаментальные исследования возросла в 1,7 раза, с 9,2 до 15,6 % бюджета США (табл. 8).

Вложения в инновации большие, но еще большим становится доход, который они приносят. Безусловно, необходимы активизация государства в достижении инновационного развития экономики России и более целенаправленная деятельность всего общества.

Приоритетное развитие всего комплекса ключевых отраслей, таких как энергетика, производство конструкционных материалов, информационные и коммуникационные технологии, предполагает также концепция экономической безопасности Но и здесь предпочтение должно отдаваться наиболее перспективным направлениям, например оптронике (способ передачи и обработки информации посредством лазерного излучения в сверхчистом стекле или оптическом волокне).

Вывод страны из технически застойного состояния возможен лишь при использовании прорывных технологий в науке, технике, управлении, что невозможно осуществить без должного отношения к творческому потенциалу. Должны быть созданы благоприятные условия для осуществления инвестиционной и инновационной деятельности, для реального устойчивого экономического роста, достаточного для экономического развития на "упреждение мировых тенденций" , сократив при этом путь эволюции социально-экономической системы.

Темпы экономического роста при этом должны достигать уровня 6-8 %, что соответствует темпам прироста экономики страны в 2003-2006 гг. Эти темпы сохраняются на протяжении нескольких лет, что позволяет говорить об устойчивых положительных тенденциях в общественном производстве.

Задачи, стоящие перед страной, требуют выработки четких, осознанных и структурированных целей и консолидации всего общества для решения соответствующих задач. Необходима выработка стратегии инновационного развития экономики страны, которой на данный момент еще нет. Есть лишь отдельные концепции, выражающие общие идеи инновационного развития, в то время как реальное состояние дел не позволяет их осуществить.

Комментарии (0)add comment

Написать комментарий
меньше | больше

busy