Россия и Китай: неизбежность судьбоносных перемен


Россия и Китай: неизбежность судьбоносных перемен

В. Гельбрас
доктор исторических наук
профессор Института стран Азии и Африки при МГУ имени М. В. Ломоносова
главный научный сотрудник ИМЭМО РАН

Глобальный кризис конца 2000-х годов обусловлен фундаментальными экономическими и социальными переменами в ведущих странах. Все они заняты поиском новых факторов устойчивого роста. Для этого необходимо решить проблемы, вызвавшие кризис, и тем самым определить динамику мирового хозяйства на ближайшие десятилетия. Главная задача — обеспечить оптимальное обновление производства, экономики и общественных отношений. В России и Китае в силу их цивилизационной специфики идет поиск собственных путей дальнейшего развития. Охарактеризуем наиболее важные проблемы, с которыми сталкиваются эти страны.

Технологический вызов

Появились новые технологии, углубляющие проникновение человека в мир природы и понимание общественной организации. Био и нанотехнологии, а также новейшие информационно-коммуникационные системы формируют новую технологическую базу общественного развития1. В России и Китае осознали значение технологического вызова: создают инновационные творческие центры; отечественных специалистов и молодежь, прошедшую обучение на Западе и получившую там практический опыт, призывают возвращаться на родину; приглашают на работу иностранных специалистов. Между тем еще предстоит осознать неизбежность формирования новых основ общественного развития, иначе будет сдерживаться распространение новых технологических достижений и развитие инновационного процесса в целом. Приходит понимание, что инновация — прежде всего модернизация самого государства. В этом отношении и Россия, и Китай не достигли существенных успехов.

Суть модернизации государства заключается в последовательной реализации ключевых универсальных ценностей: защита прав собственности; становление свободного рынка, функционирующего в четких рамках закона и традиций; развитие конкуренции; обеспечение верховенства закона. В России и Китае на эту тему сказано много красивых и правильных слов, но на деле все остается по-прежнему.

Может ли быть иначе? Например, в России доля имущества, принадлежащего государству на всех уровнях власти, превышает 50%, а с учетом косвенного контроля — 75%. Еще сложнее ситуация в Китае. Роль государства в нем значительно больше, чем в России. Хотя в последние годы масштабы государственного сектора формально уменьшились, все узловые пункты в экономике в центре и на местах остались в руках государства и местных органов власти. В абсолютном господстве государства в национальном хозяйстве кроется кардинальное отличие России и Китая от большинства других стран. Но рождение нового технико-технологического способа производства объективно несовместимо со всевластием государства.

Судить о роли государства в экономике Китая можно по объему инвестиций в основной капитал. На фоне мирового кризиса и сокращения доходов экономики в 2008—2009 гг. в Китае существенно изменились пропорции между валовым накоплением и конечным потреблением.

Во-первых, рост ВВП в Китае в значительной мере обусловлен беспримерным объемом инвестиций в основной капитал. Во-вторых, хотя по абсолютным размерам ВВП страны, как убеждены китайские статистики, вышел на второе место в мире, по своей структуре, физическому наполнению он существенно отличается от аналогичного показателя развитых стран. Бывший консультант Народного банка КНР Юй Юндин в статье, опубликованной в газете China Daily, в частности, писал: «Некоторые местные власти просто непрерывно роют ямы и потом их засыпают. Делается это только ради увеличения ВВП. В результате мы видим множество бесполезных роскошных вилл, громадных зданий администраций и небоскребов»2.

На протяжении большей части последних 30 лет из-за политики государства доля валового накопления основного капитала вплотную приближалась к 40%, в 2003—2008 гг. превысила эту отметку, а в 2009 г. достигла даже 47,7% ВВП (см. табл. 1). В 2010 г., судя по предварительным данным, она составила уже 48,6%3. За счет этих средств формировались зоны экспортного производства, созданы инфраструктура экспортно-импортных операций, комплекс современных производств и средств транспорта, модернизировано хозяйство многих городов. В результате возросла территориальная дифференциация, возникли новые социальные слои населения. Неустанно модернизируется огромный военно-промышленный комплекс, появились совершенно новые рода войск, укрепляется и обновляется военная и территориальная полиция.

Таблица 1

Инвестиции в основной капитал, 2000—2009 гг. (в % к ВВП, в текущих ценах)

Год

Валовое накопление

Валовое накопление основного капитала

Чистый экспорт товаров и услуг

всего

машины и оборудование

изменение запасов материальных оборотных средств

2000

37,7

35,3

34,3

1,0

2,4

2001

38,6

36,5

34,6

1,8

2,1

2002

40,4

37,8

36,2

1,6

2,6

2003

43,1

40,9

39,1

1,8

2,2

2004

45,5

43,0

40,5

2,5

2,5

2005

47,1

41,6

39,7

1,9

5,5

2006

49,3

41,8

39,6

2,2

7,5

2007

50,5

41,7

39,1

2,6

8,8

2008

51,6

43,9

40,7

3,2

7,7

2009

52,1

47,7

45,5

2,2

4,4

2010

52,6

48,6

46,2

2,4

4,0

Источник: Zhongguo tongji nianjian, 2010 = Китайский статистический ежегодник, 2010. Beijing: Zhongguo tongji chubanshe, 2010. E 55 — 56; Zhongguo tongji zhaiyao, 2011 = Краткий статистический справочник Китая, 2011. Beijing: Zhongguo tongji chubanshe, 2011. E 36.

По данным Государственного статистического управления Китая, в 2009 г. инвестиции обеспечили более 90% роста ВВП, в 2010 г. — более 50%4. Столь беспрецедентные по объему инвестиции оказались возможны благодаря прямым капиталовложениям государства и контролируемых государством структур. Одной из глубинных причин кризиса стало преобладание интересов наращивания основного капитала над задачами повышения эффективности факторов производства (или производительности труда), обновления общественно-политического устройства. Примечательно, что до кризиса это наблюдалось и в России.

Структурная модернизация

В России и Китае стоит задача создать новые секторы экономики, новый бизнес, которые могли бы сдержать рост социального напряжения в обществе и сократить безработицу. Одновременно надо решать проблему неравномерности территориального развития. В связи с этим в обеих странах приняты амбициозные программы экстенсивного роста — подъема отсталых районов. Они ориентированы на формирование новых промышленных центров. В Китае уже более 10 лет осуществляется программа подъема западных районов, занимающих более 70% территории страны, где проживает 28% населения. Один центр планируется создать в Синьцзян-Уйгурском автономном районе.

Возрождается экономика Северо-Восточного Китая, бывшего некогда главной промышленной базой страны.

Реализация стратегии подъема отсталых районов дала скромные результаты. Доля западных районов в ВВП Китая, составлявшая в 2009 г. 14,7%5, за 20 лет снизилась почти на 1 п. п. (15,6% в 1989 г.)6. В целях ускоренного освоения Западного Китая теперь предусмотрено выделять бюджетные средства, кредиты, предоставлять налоговые льготы, закреплять развитые приморские районы за западными. Для помощи последним предполагается отчислять от 2 до 6% доходной части бюджетов развитых районов, введен специальный налог на нефте- и газодобывающие компании. Такие меры, возможно, позволят решить отдельные вопросы в ряде областей, но почти наверняка будут сдерживать развитие приморских провинций.

Архаичность и коррумпированность региональной структуры России и Китая сковывают социально-экономическое развитие и создают очаги сепаратизма. Административное расслоение и разный статус регионов препятствуют единообразию в действиях властей, обусловливают широкое распространение коррупции. В обеих странах сохранились компактные, в отдельных районах — клановые или замкнутые национально-культурные анклавы. Слабое развитие межрайонных товарных отношений и межрегиональной миграции ограничивают экономическую интеграцию местом проживания исторически сложившихся групп населения, причем в Китае они говорят на разных диалектах.

Закономерно, что по аналогичным причинам в России живучи сибирские региональные течения. На Дальнем Востоке появилось понятие «Тихоокеанская Россия». С его помощью пытаются противопоставить регион всей стране.

Со стратегией развития Сибири связано немало проблем. В России на протяжении десятилетий на высшем уровне говорится о подъеме Дальнего Востока и Забайкалья, принимаются постановления и программы, направленные на достижение этой цели. Правда, они редко выполняются. Так, в «Стратегии социально-экономического развития Сибири до 2020 года»7 не указаны объем финансовых средств, необходимых для ее осуществления, и источники их формирования. Кроме того, не обращают внимания на кадровое обеспечение этой программы. В 1990 г. на территории нынешнего Сибирского федерального округа (СФО) жили 24 млн человек, к 2010 г. осталось в лучшем случае 19 млн. Ныне речь идет о необходимости возвратить на эту территорию порядка 800 тыс. человек. Для выполнения стратегии СФО потребуется 1 млн новых работников, однако в документе нет ни слова об источниках пополнения рабочей силы. Еще сложнее привлечь население на Дальний Восток. На протяжении десятилетий население Сибири и Дальнего Востока сокращалось за счет его оттока в Европейскую часть страны. Власти не предприняли никаких действенных мер, чтобы остановить этот процесс.

Реализация множества национальных проектов и федеральных программ, конечно, дает определенный эффект, но они не скоординированы с решением стратегической общенациональной задачи развития, которая вообще пока не сформулирована. В Сибири и на Дальнем Востоке целесообразно вернуться к выборам местного руководства, нужно установить жесткий режим пограничного контроля и искоренить коррупцию. Актуальны вопросы привлечения на льготных условиях на Дальний Восток и в Забайкалье крупного частного капитала, введения разнообразных налоговых и иных льгот для стимулирования капиталовложений и деловой активности населения, широкого использования вахтового метода работы и других мер, способствующих социально-экономическому подъему этих территорий.

Мотивация политических действий властей

На протяжении более полувека, да и в настоящее время, главной национальной идеей Китай считает достижение и опережение уровня экономики США, а важнейшей целью — рост ВВП. Для этого в 1990-е годы была избрана экспортная ориентация хозяйства под лозунгом «Идти вовне!». Всего пять ориентированных на экспорт районов страны стали ее главным экономическим центром. Фактически вся экономика была поставлена на службу экспортным устремлениям государства. При этом закономерно страдает население.

Потребление населения снизилось с 51,6% в 1985 г. до 33,8% в 2010 г. (см. табл. 2). Примечательно, что, несмотря на решения властей 2007—2009 гг. о строительстве «новой социалистической деревни», подъеме сельского хозяйства и повышении уровня жизни его тружеников, положительных перемен пока не произошло, а в структуре использованного ВВП доля крестьян заметно снизилась.

Таблица 2

Потребление в структуре использованного ВВП КНР (в % к ВВП, в текущих ценах)

Год

Потребление, всего

Конечное потребление домохозяйств

Потребление органов власти

всего

крестьяне

горожане

1985

66,0

51,6

30,9

20,7

14,3

1990

62,5

48,8

24,2

24,6

13,6

1995

58,1

44,8

17,8

27,0

13,2

2000

62,3

46,4

15,3

31,1

15,8

2001

61,4

45,4

14,5

30,9

16,0

2005

52,9

38,8

10,3

28,5

14,1

2006

50,7

36,9

9,5

27,4

13,7

2007

49,5

36,0

9,1

26,9

13,5

2008

48,4

35,1

8,7

26,4

13,3

2009

48,2

35,0

8,4

26,7

13,2

2010

47,4

33,8

13,6

Источник: см. табл. 1.

Китай развивается в большой мере за счет ограничения потребления населения, прежде всего крестьянства. Важной тенденцией последних 30 лет стало относительное снижение доли потребления крестьянства, составляющего абсолютное большинство населения. При этом доля валового конечного потребления 800—900 млн крестьян в первом десятилетии XXI в. даже меньше доли потребления органов государственной власти, где занято 60—70 млн человек. В стране с населением более 1,3 млрд человек нет емкого внутреннего рынка, причем условия для его быстрого развития отсутствуют.

В России после начала кризиса зафиксирован противоположный процесс. Доля валового накопления снизилась до 25,3%, что сопоставимо с показателем кризисного 1998 г. В Китае, наоборот, доля накопления бьет все рекорды. При этом в РФ расходы на конечное потребление населения выросли с 65,5% ВВП в 2008 г. до 74,7% в 2009 г. В Китае меры по стимулированию потребления населения в 2007—2009 гг. не дали ожидаемых результатов. Доходы населения слишком низкие, чтобы компенсировать потери от сокращения экспорта.

В России не сформулирована четко цель развития, нет объединяющей народ идеи. Член Координационного совета Института стратегической безопасности Ю. Шалыков справедливо отметил: «Если страна утратила единую цель, ее граждане начинают стремиться каждый к своей малой цели. Начинается распыление сил, средств и возможностей. Через некоторое время страна проседает по всем базовым показателям: образованию, культуре, экономике и прочее. Далее неизбежно разрушение»8. Власти постоянно говорят о государственном величии. При этом коррупция, как ржавчина, разъедает органы власти, а экономика фактически базируется на экспорте нескольких сырьевых товаров — нефти, газа, леса.

В России и Китае становление новых секторов экономики, нового бизнеса может смягчить рост социального недовольства, порождаемого так называемыми системообразующими предприятиями с устарелой техникой и технологией, не способными выдержать конкуренцию с новейшими производствами. Их перспективы в современных условиях выглядят неопределенными.

В России по-прежнему делают акцент на развитии сырьевого и энергетического секторов экономики, ориентированных на расширение экспорта при ограниченном создании новых отраслей. В Китае, как отмечалось, принято решение развивать внутренний рынок и строить «новую социалистическую деревню». Однако коррумпированные органы власти стремятся отобрать у крестьян землю, чтобы пустить ее в оборот и заработать на сделках с ней (см. ниже). При этом власти не отказались от экспортной ориентации экономики. В 2009—2010 гг. увеличить экспорт не удалось, не дало ожидаемого эффекта и приобретение активов и долговых бумаг США и стран Евросоюза. Более того, возникла угроза обесценения валюты, вложенной в эти бумаги. В таких условиях китайские власти внесли коррективы в государственные планы, объявив в 2010 г. о переходе к новому этапу стратегии «Идти вовне!» — экспорту капитала. Теперь к этому процессу привлекают также частные компании. Государственные структуры стали маскироваться под частные. Китайцы начали приобретать зарубежные активы, особенно месторождения нефти, газа, богатых руд черных и цветных металлов и пр.

Российско-китайское межрегиональное сотрудничество

В конце 2009 г. произошел перелом в развитии российско-китайского межрегионального сотрудничества. Стороны подписали Программу сотрудничества между регионами Дальнего Востока и Восточной Сибири России и Северо-Востока Китая на 2009—2018 гг. Его главной задачей объявлена координация деятельности сторон по осуществлению двух стратегий регионального развития: российской федеральной целевой программы «Экономическое и социальное развитие Дальнего Востока и Забайкалья на период до 2013 года» и китайской «Программы по возрождению районов Северо-Востока Китая».

Возникает вопрос: будет ли выполняться эта программа и если да, то как? Пока, согласно ей, природное сырье намечается добывать в России, а конечный продукт производить в Китае. Предполагается также организовать на российской территории «грязные» производства. Иными словами, наша страна становится сырьевым придатком Китая.

В настоящее время в России настроения в пользу сотрудничества с Китаем перевешивают негативное восприятие КНР. Вместе с тем усиливается отрицательное отношение к дальнейшему углублению взаимодействия с Китаем в рамках так называемого стратегического партнерства. В основе подобного отношения лежат как традиционные, так и новые факторы. При этом многое свидетельствует о том, что, создав ШОС, высшие руководители не решили, выступают Россия и Китай реальными или виртуальными партнерами. Приведем примеры.

1. Китайские власти могут вынуждать Москву действовать в выгодном для них духе, например, на протяжении длительного времени отказывать Далай-ламе в праве въезда в Россию к своим единоверцам. Они также требовали, чтобы официальные представители России не присутствовали на церемонии присуждения Нобелевской премии осужденному китайскими властями правозащитнику Лю Сяобо, добились запрета на въезд в Россию известной китайской труппы «Шэнь Юнь» (Shen Yun Performing Arts), концертного коллектива из Нью-Йорка.

2. С государственной границей вопрос вроде бы решен: о. Тараба-ров, а также часть Большого Уссурийского острова отошли к Китаю. Но китайская сторона не довольствуется этим. Вопреки соглашению о режиме российско-китайской государственной границы от 9 ноября 2006 г. снова развернуты работы по забору грунта со дна пограничной реки Уссури с использованием барж и самоходных плавсредств. В ноябре 2009 г. китайской стороне была направлена нота протеста, однако ее проигнорировали. С 25 апреля 2010 г. без уведомления российской стороны работы были возобновлены, что может привести к смещению линии государственной границы в сторону российского берега9. Более того, бывшие владельцы земельных участков на Большом Уссурийском острове по решению российского краевого суда имеют право на компенсацию, однако они ее не получили. Налоговая инспекция вновь прислала им квитанции на уплату земельного налога, в которой недвусмысленно указано: «Налог на землю, переданную КНР». Российские власти не только не предоставили бывшим владельцам новые участки, но и не выполнили решение суда о выплате пострадавшим рыночной стоимости утраченной земли10.

3. Учитывая кризисную демографическую ситуацию в России, Пекин сделал соответствующие выводы. Как пишет Дун Цзин, ответственный редактор «Жэньминь жибао», «в конечном счете Китай, по-видимому, готовится подвергнуть российский Дальний Восток своему фундаментальному влиянию, но таким образом, чтобы при этом не вызвать у Москвы беспокойства. Сила этого влияния будет основана не на масштабном наплыве китайских переселенцев, а на непредвиденной заранее "китаизации" россиян»11.

Экономическая стагнация региона, ощущение бесперспективности, оторванность от остальной территории страны, проблемы трудоустройства, безответственность московского и местного руководства побуждают дальневосточников искать лучшую долю вне родных мест. Именно на это обстоятельство обратили внимание в Китае. Упомянутый автор пишет: «В один прекрасный день возникнет серьезный кризис, и перед лицом ослабевающего политического и военного влияния Москвы эти россияне, возможно, предпочтут сделать выбор в пользу Пекина, а не собственного правительства. При таком гипотетическом варианте российский дальневосточный регион, возможно, станет провинцией Китая». Если китайское правительство будет улучшать «дорожную, больничную и школьную инфраструктуры, то сила притяжения Китая заметно возрастет». И еще: «Статус Китая для россиян повысится до уровня страны, предоставляющей огромные возможности, до которых Средней Азии и Сибири еще слишком далеко»12. В Китае уже перешли к практическому применению разнообразных мер для побуждения россиян переселяться на китайскую территорию. Облегченный порядок паспортного оформления, продажа квартир, бесплатное (в отличие от китайских граждан) медицинское обслуживание привлекают российских граждан. Поселения россиян уже появились в приграничных и глубинных городах Китая.

4. Не так давно председатель правительства РФ В. Путин сказал: «Несколько лет назад я практически разогнал все руководство таможни. И что? Каналы как работали, так и работают до сих пор... Где посадки?». После этого закрыли «Мекку» китайской контрабанды — Черкизовский рынок в Москве. Ликвидация этого рынка привела не к ее пресечению, а к появлению множества небольших «черкизонов». Закрытие Черкизовского рынка стало для Китая очень неприятным событием, китайское правительство выразило свою озабоченность по этому поводу. С его работой были связаны производство нескольких десятков тысяч китайских предприятий, работа 60 — 80 тыс. человек и стабильное получение миллиардных доходов. Благодаря этому рынку китайские товары распространялись по всей Европейской территории России, население привыкало постоянно пользоваться китайской продукцией. Более того, насыщение российского рынка китайскими товарами чревато исчезновением целых отраслей российской промышленности.

Оценки сумм, которые недополучает российский бюджет от контрабанды из Китая, разнятся от 500 млрд до 1 трлн руб. в год13. Всемирная торговая организация суммировала данные китайских предприятий о поставках одежды в Россию. Оказалось, что в 2007 г. китайцы отгрузили нам товара на 6,6 млрд долл., в 2008 г. из-за кризиса наступил спад, и одежды продали только на 3,7 млрд долл. По отчетам российской таможни, за 2007 г. через нее прошло китайской одежды всего на 530 млн долл., год спустя — на 900 млн долл. Значит, лишь в 2007 г. без оформления через таможню было перемещено китайской одежды на 6,07 млрд долл.14 Автор публикации делает вывод: «Ясно также, что реальный объем контрабанды в 4 — 10 раз превышает официально декларируемый товарный поток»15.

Для организации бесперебойной поставки товаров были созданы специальные «дыры» в российской таможенной границе. В сообщениях о том, как из таможенной службы удаляли сотрудников, пытавшихся остановить китайскую контрабанду, как правило, отмечалось вмешательство московских чиновников, заинтересованных в ее поставках. Ретивых таможенников увольняли, а товар доставляли получателям.

Китайская контрабанда не прекратилась. В декабре 2010 г. торгпред России в Китае С. Цыплаков, отвечая на вопросы читателей в редакции ChinaPRO, уклончиво сказал: «Точный объем товаров, поступающих по „серым" схемам, определить не берусь, но, думаю, что 50% — это цифра все же завышена»16.

5. Китайские власти установили порядок, согласно которому приобретать в России надлежит только лес-кругляк, а всю последующую его обработку производить на китайской территории. По вине российских властей на Дальнем Востоке в лесах возникло массовое браконьерство. Самые большие проблемы с нелегальной рубкой леса сложились на Дальнем Востоке.

В Хабаровском крае доля нелегальной вырубки, по свидетельству сотрудника Амурского филиала Всемирного фонда дикой природы С. Арамилева, достигает 40%. «На ключевых территориях Приморского края почти весь спелый лес, кроме березы и осины, вырубили. Остались кусты, некондиционный лес, кривые стволы после пожаров»17. Известный эколог, директор Института водных проблем РАН, член-корреспондент РАН В. Данилов-Данильян пишет: «Происходит успешное внедрение экспортной экологической преступности из Китая в Россию. Там за незаконную порубку — смертная казнь. У нас — премия. Например, тот же кедрач фактически уничтожен. Немного осталось в заповедниках — Кедровая падь, Уссурийский заповедник. Но и на них идет полномасштабное наступление. Забайкальской тайги уже нет. В Бурятии леса вырубаются так, что не успевают вывозить»18.

6. Серьезную проблему создало безлицензионное копирование в Китае российского вооружения. Необходимо усилить борьбу за сохранение российских авторских прав на экспортируемые вооружения и военные технологии19.

7. В сфере торговли Россия и Китай выступают как конкуренты и соперники.

Например, воспользовавшись отсутствием крупных морозильных мощностей во Владивостоке, через который проходит 75% добытых морепродуктов, Китай купил в 2009 г. 40 тыс. т горбуши по 5 руб. за 1 кг. Чтобы иметь возможность и в 2010 г. получить максимальный ее объем, Пекин выдал многим крупнейшим рыболовецким компаниям Приморья льготные кредиты на проведение путины 2010 г. с условием, чтобы рыба была отправлена в Китай. По данным Росрыболовства, с начала 2010 г. из Владивостока по железной дороге в Европейскую часть страны отправлено 13 тыс. т горбуши, а в Китай — 52 тыс. т. В целом объем перевозки рыбы с Дальнего Востока в центр страны упал на 42%. При этом российские железнодорожники перевозят рыбу с Дальнего Востока по льготным тарифам — в пять раз дешевле других товаров20.

Примеры подобного рода показывают, что в отношениях между нашими странами далеко не все в порядке. Научный руководитель Центра исследований постиндустриального общества В. Иноземцев в интервью «Российской газете» сказал: «На мой взгляд, ни США, ни Китай не хотят, чтобы Россия стала их равным партнером. Да, сателлитом, пожалуйста. Поставщиком ресурсов, нет проблем. Подчиненным геополитическим игроком, тоже с удовольствием. Но вот каких-то партнерских отношений эти страны выстраивать с нами не собираются...». И далее: «Нужно просто четко понимать, что Китай не считает нас в полной мере другом». Отвечая на вопрос, представляет ли эта страна потенциальную угрозу для нас, Иноземцев сказал: «На самом деле единственная угроза, которая может быть, это то, что он, расширяясь экономически и завоевывая на мировом рынке индустриальную нишу, лишает Россию возможности стать индустриальной страной. То есть закрывает нам рынки. В этом отношении Китай в какой-то мере барьер на пути российской модернизации»21.

При этом Китай и отчасти Россия по количеству важнейших потребительских товаров на душу населения никогда не смогут достичь уровня промышленно развитых стран. Авторитетная китайская комиссия по итогам сравнения более десяти стран по множеству параметров пришла к выводу, что Китай за истекшие годы добился впечатляющих успехов, высоких темпов экономического роста. Однако это сопровождается крайне нерациональным и неэффективным использованием ресурсов, масштабным загрязнением окружающей среды. Во многих отношениях Китай отстает от США, Великобритании, Франции и ряда других стран на 100 и более лет. Мир не располагает ресурсами, необходимыми для преодоления такого разрыва. Но если ресурс ограничен, он становится платным. Эта плата — неравенство.

Преодолеть его можно только за счет развития науки и внедрения ее достижений в жизнь. Однако Россию уже покинули 1,2 млн высококлассных специалистов. В Китае в 1991—2007 гг. выехали на учебу за рубеж более 1 млн человек, вернулось около 250 тыс.

Социальные изменения

В России и Китае происходят значительные социальные изменения. Важный их индикатор — нарастающий разрыв между властями и населением. В Китае есть поговорка «У цзи би фань». Она означает: что-либо, достигнув высшей точки, превращается в свою противоположность. Власти Китая, добившись признания страны в качестве индустриального государства и торгующей нации, вынуждены ныне заняться базовыми общественными проблемами: дорогами, здравоохранением, просвещением, социальным обеспечением и социальным страхованием. При этом условия жизни народа не облегчаются, а, похоже, становятся тяжелее. Люди устали ждать «социалистического» благоденствия и вынуждены бороться за защиту своих интересов.

Весной—летом 2010 г. в Китае произошли события, свидетельствующие о серьезных социально-политических изменениях в настроениях общества. Начались забастовки рабочих в защиту своих прав. По сообщениям печати, с мая 2010 г. в различных районах Китая почти каждый день возникали акции протеста рабочих как государственных, так и частных предприятий. Более 20 дней продолжалась забастовка рабочих компании «Илхуа», где производится оборудование для химической промышленности. 14 мая около 10 тыс. рабочих, уволенных с хлопкового завода г. Биндиншань провинции Хайнань, остановили производство. Выступление было подавлено полицией. Широкую огласку получили серия самоубийств рабочих японской компании Foxconn, а также массовая забастовка рабочих завода японской компании Honda в г. Фошань провинции Гуандун, которая привела к остановке работы всех заводов этой компании в Китае. Только в мае 2010 г. произошло 11 крупных забастовок в 11 провинциях и городах центрального подчинения. Профессор Шаньдунского университета Сунь Вэньянь сказал корреспонденту The Epoch Times, что в настоящее время противоречия в китайском обществе обострены до предела, а силовые методы решения проблем, используемые властями, приводят к обратному эффекту22. После начавшихся забастовок в 30 провинциях КНР власти повысили минимальную зарплату23. Таким образом, в рабочей среде начали осознавать общность своих социальных интересов.

В Китае законодательно земельные участки закреплены за отдельными семьями. При этом разрешено сдавать право хозяйствования на выделенном участке в аренду, вносить в качестве пая в акционерное или коллективное предприятие и т. д. Поскольку земля по закону находится в коллективной собственности, власти приступили к изъятию земли у крестьян для последующей ее продажи строительным организациям. В ответ на действия властей стали вспыхивать акции протеста крестьян.

Так, 27 марта 2010 г. в деревне Бэйцан г. Куньмин провинции Юньнань протестующие крестьяне сожгли несколько полицейских машин. Прибывшее полицейское подкрепление силой подавило протест и арестовало несколько десятков человек24. 25 мая местные власти района Гаосиньси г. Чэнду объявили, что взятую у крестьян в аренду землю они покупают и больше не будут платить арендную плату — единственный доход многих крестьян. Предложенная плата за землю была слишком маленькой. Несколько тысяч крестьян выступили с протестами. В ответ тысячи полицейских подавили их выступления. Многие были ранены25.

В деревню Наньлючжуан провинции Хэнань 1 июня 2010 г. власти прислали более 500 полицейских, пригнали бульдозеры и другую технику для сноса крестьянских домов без согласия их хозяев. В результате столкновения 6 человек погибли, более 20 получили ранения. Крестьянин Лю Данао в ходе столкновения сел в грузовик и направил его на чиновников. Он был задержан вместе с группой крестьян26.

В деревне Шэньчоу провинции Чжэцзян 15 ноября 2010 г. 18 крестьян написали «кровавую клятву» — предупреждение о том, что если власти не вернут им отобранную землю или не выплатят надлежащую компенсацию, то 20 ноября они покончат с собой. Власти учитывают, что почти неграмотные люди жаловаться не станут. Крестьянам было заявлено, что, если они не согласятся, землю отберут насильно27. 26 декабря в деревне Таньтянь провинции Гуанси полицейские избили крестьян, протестовавших против изъятия их земли. По состоянию на конец декабря 2010 г. власти отобрали у них все 31,5 га. Крестьянам было выплачено 56 488 юаней за 1 му (му = 1,15 га). Компания-застройщик уже купила эту землю у властей по цене более 200 тыс. юаней за 1 му28.

Ныне наиболее острые проблемы в развитии Китая — политические и социально-культурные. Без коренных перемен в этих сферах, без прямого участия населения в формировании органов власти, без гласности, способной остановить рост коррупции и разложение чиновников, без повышения уровня жизни, особенно крестьян, невозможно сформировать современное общество и государство. Цитированный выше Юй Юндин подчеркнул, что необходимо разрушить «преступный союз вельмож и знати», то есть чиновников и бизнесменов, и отметил, что, «если хотим дальше развивать экономику, сначала надо провести политические преобразования». По его прогнозам, если Китай не сможет изменить режим «кланового капитализма» и сократить разрыв между бедными и богатыми, который непрерывно растет вслед за обострением социальных противоречий, то это «неминуемо приведет к мощному сопротивлению со стороны народа»29. Как сообщил гонконгский журнал «Дунсян», 26 мая 2010 г. на собрании Госсовета по текущим вопросам премьер-министр КНР Вэнь Цзябао предупредил всех о надвигающемся экономическом кризисе30.

Отсутствие цели, как и неправильный ее выбор, или общей идеи либо непримиримые противоречия цели и идеи неизбежно губительным образом сказываются на обществе и государстве. Они начинают руководствоваться разными интересами. Государство вырождается в сообщество чиновников, лишенных чести и моральных устоев, стремящихся к скорейшему обогащению любой ценой. Общество превращается в население, озабоченное собственным пропитанием и неясным будущим.

Последствия уже видны невооруженным взглядом. Влияние России в Азиатско-Тихоокеанском регионе, как и во всем мире, в предстоящее десятилетие останется довольно ограниченным. Не имея ни цели, ни идеи развития на предстоящие годы, Россия обрекает себя на положение сырьевого придатка Китая. Даже разработав долгосрочную стратегию, располагая огромными ресурсами, Россия не успеет создать достаточно мощную промышленную базу для внешнеэкономической активности в этом регионе в ближайшие десятилетия. Главным фактором станет выход страны на тихоокеанский рынок нефти. Возможно, заметную роль сыграет возрождение Северного морского пути.

Принципиальное значение для развития России будут иметь перемены во всей политико-экономической структуре общества. Что касается Китая, то его роль в регионе во многом зависит от политических изменений и социально-экономической обстановки в стране. Он вынужден поддерживать внешнеэкономическую активность, поскольку формирование культуры потребления и емкого внутреннего рынка займет много лет.

События в России носят иной характер, но их суть также свидетельствует о формировании антиправительственных настроений. Россию потрясла резня в станице Кущевская, позволившая вскрыть преступную связь власти с уголовным миром. Альтернативная вертикаль власти была обнаружена в Гусь-Хрустальном. Сколько таких преступных образований в стране — не может сказать никто. Как писала «Независимая газета», подводя итоги 2010 г.: «К сожалению, такие банды, бандочки, криминал в той или иной степени присутствуют везде»31. Их поддерживают правоохранительные органы, чиновники разного уровня. Бунт с участием 5 тыс. человек на Манежной площади в Москве 11 декабря 2010 г. и аналогичные акции в других городах, в том числе в Санкт-Петербурге, Новосибирске и Ростове-на-Дону, продемонстрировали, что агрессия и насилие могут быть эффективным способом давления на обескураженную и оторвавшуюся от народа власть.


1 Подробнее см.: Гайдар Е. Кризис и Россия // Российская экономика в 2009 году. Тенденции и перспективы. Вып. 31. М.: Проспект, 2010. С. 50 — 53.

2 Развитие Китая по существующей модели не может продолжаться — ведущий китайский экономист. www.epochtimes.ru/content/view/43247/4/.

3 2011 China Statistical Abstract. Beijing: China Statistical Press, 2011. E 36.

4 2011 China Statistical Abstract. Е 37.

5 2010 China Statistical Abstract. Beijing: China Statistical Press, 2010. Е 20, 27.

6 1990 China Statistical Yearbook. Beijing: China Statistical Press, 1990. Е 33, 39.

7 Утверждена Распоряжением Правительства Российской Федерации от 5 июля 2010 г. № 1120-р. www.sibfo.ru/strategia/strdoc.php.

8 Чума приближается, пир продолжается // Аргументы недели. 2010. 23 дек. С. 19.

9 РИА «Восток-Медиа». 2010. 7 июня. vostokmedia.com/n76316.html.

10 Хабаровских изгоев заставляют платить за китайскую землю // Аргументы недели. 2010. 23 дек.

11 Дун цзин. Китай все больше привлекает российский Дальний Восток // Жэньминь жибао. 2008. 30 янв. www.chinapro.ru/archive/31/308/.

12 Дун цзин. Указ. соч.

13 Павлов А. На таможне открыли черную дыру // Аргументы недели. 2010. 17 июля.

14 Там же.

15 Там же.

16 www.chinapro.rU/5/5514/.

17 Хицкий П. Лес отдали браконьерам // Аргументы недели. 2010. 10 июня. С. 6.

18 Чертова пахота // Аргументы недели. 2010. 8 июля. С. 3.

19 Никольский А. Аргумент для Китая // Ведомости. 2010. 19 окт.

20 Гурдин К. Теория рыбного заговора // Аргументы недели. 2010. 11 нояб. С. 5.

21 Эксперт: Китай и Россия «на равных» дружить не могут // Ме\¥5ІапсІ. 2010. 3 нояб. newsland.ru/News/Detail/id/566304/.

22 Китай захлестнула волна забастовок рабочих. Власти опасаются всенародного бунта // Великая эпоха. 2010. 4 июня. www.epochtimes.rU/content/view/37807/4/.

23 Китайские власти стараются умалить влияние забастовок рабочих // Там же. 2010. 21 июня. www.epochtime.rU/content/view/38367/4/.

24 На юге Китая произвол властей вызвал массовые беспорядки // Великая эпоха. 2010. 28 марта. www.epochtimes.rU/content/view/35427/4/.

25 Столкновение тысяч крестьян с полицией произошло на западе Китая // Там же. 2010. 2 июня. www.epochtimes.rU/content/view/37697/4/.

26 Китайский крестьянин из мести врезался на грузовике в группу чиновников // Там же. 2010. 5 июня. www.epochtimes.rU/content/view/37832/4/.

27 Лотосов О. Китайские крестьяне собираются совершить коллективное самоубийство // Там же. 2010. 15 нояб. www.epochtimes.rU/content/view/42261/4/.

28 Лянь Хуа. В Китае очередное изъятие земли у крестьян не обошлось без кровопролития // Там же. 2010. 30 дек. www.epochtimes.rU/content/view/43344/4/.

29 Развитие Китая по существующей модели не может продолжаться — ведущий китайский экономист.

30 Китайский премьер предупредил о надвигающемся на страну экономическом кризисе // Великая эпоха. 2010. 23 июня. www.epochtimes.rU/content/view/384338/4/.

31 Альтернативная криминальная вертикаль. Массовое убийство в станице Кущевская показало, что в регионах банды не менее сильны, чем в 90-е // Независимая газета. 2010. 30 дек. С. 7.

Комментарии (0)add comment

Написать комментарий
меньше | больше

busy