РАЗМЫШЛЕНИЯ О ДОЛГОСРОЧНОЙ СТРАТЕГИИ, НАУКЕ И ДЕМОКРАТИИ


РАЗМЫШЛЕНИЯ О ДОЛГОСРОЧНОЙ СТРАТЕГИИ, НАУКЕ И ДЕМОКРАТИИ

Мир, Россия и ее историческая миссия

В конце XX - начале XXI в. в общественно-политической сфере и в геополитической расстановке сил произошли и происходят радикальные перемены. Однако они еще не получили окончательного завершения, и вопрос о завтрашнем дне России, ее месте в мировой истории остается открытым.

Будущее страны в современных условиях не может рассматриваться независимо от положения, которое она занимает при повой расстановке сил на мировой арене. Поэтому и подход к видению ее места разными силами, действующими в этой сфере, далеко не однозначен. Многое здесь зависит от политической власти страны, научного сообщества и общественного самосознания. При этом возникает множество заблуждений, подпитываемых большинством средств массовой информации, по поводу того, что мы все еще рассматриваем нашу страну как потенциально вторую супердержаву: живет надежда, что, если где-то подкорректировать, она вернет себе эту роль.

Если быть честным и откровенным, то надо признать, что Россия никогда не будет второй супердержавой. По численности населения она занимает седьмое место в мире после Китая, Индии, США, Индонезии, Бразилии и Пакистана. С учетом нашего демографического кризиса ее могут опередить по этому параметру Бангладеш и Нигерия. Сложнее проводить сравнения по объему ВВП в целом и на душу населения. Однако, даже при самых амбициозных намерениях, хорошо бы России удержаться в десятке наиболее развитых стран (по общему объему ВВП).

Наша страна имеет важные преимущества в сфере высоких технологий (освоение космоса и атомная энергетика), достаточно высокий уровень профессионального образования, богатейший научный и культурный потенциал. Она находится в пятерке ведущих стран по добыче нефти и газа, производству стали и электроэнергии, выпуску пиломатериалов, минеральных удобрений и хлопчатобумажных тканей. Это важно не только сохранить, но и приумножить.

Россия всегда была и остается уникальной по составу населения, включающего людей различных национальностей и разных вероисповеданий. По своей истории и географии страна занимает своеобразное место между Западом и Востоком, между христианством и исламом. Такова ее судьба и такова ее миссия в современном мире. Геополитическое положение страны делает объективно необходимой многостороннюю ориентацию ее внешней политики, проведение которой не должно нарушаться какими-либо конъюнктурными соображениями или спецификой момента. На основе такого подхода следует строить российскую внешнеполитическую линию, определять политику соответствующих ведомств, вести научные исследования и подготовку кадров.

Сегодня в мире идет ожесточенная борьба между сторонниками формирования одной супердержавы - США и сторонниками построения многополярного мира. Россия выступает за вторую модель, хотя структура и состав многополярного мира пока далеко не ясны.

Выбор страной внутренней социально-экономической стратегии должен опираться на содержательный анализ ситуации и процессов как во всем мире, так и в странах с переходной экономикой. Он не может осуществляться субъективно, исходя из привязанности к тем или иным идеологическим принципам, чем мы грешили в прошлом да и продолжаем грешить сегодня.

Два переходных процесса

В современном мире переход к качественно новому типу воспроизводства часто называют постиндустриальным. Думается, что теоретически это некорректно. В обозримой перспективе без индустрии мир развиваться не может: надо строить железные дороги и нефтегазопроводы, самолеты, морские и речные суда, осваивать космос и возводить жилье, развивать энергетику и многое другое.

Вместе с тем рождаются принципиально новые технологии, базирующиеся на освоении многоканальной системы информации. Поэтому новое общество, новый тип воспроизводства логичнее назвать информационно-индустриальным. Вероятно, такое определение нельзя признать идеальным, но оно отражает главные особенности первого переходного процесса, весьма неравномерного во всем мире.

Одновременно в России, как и во многих странах Центральной и Восточной Европы, в государствах СНГ, идет второй переходный процесс - - от административно-командной системы к современной рыночной экономике. Он происходит в условиях огромного спада производства, нарастания техногенных катастроф, массового обнищания населения. Формирование рынка и его инфраструктуры далеко еще не завершено, причем современного рынка - социально ориентированного и эффективно регулируемого, каким он является в США и в Японии, в Германии и во Франции, естественно, с учетом специфики того или иного типа цивилизации.

Оценка результатов этого переходного процесса вызывает острые споры в среде специалистов. Как пишет Ю. Ольсевич, "проблемы и противоречия переходной экономики заставляют проверять и пересматривать весь арсенал экономических теорий, что неизбежно обостряет противоречия между представителями различных позиций. Именно проблематика переходной экономики является в современный исторический период ареной наиболее острых дискуссий между западными экономистами"(1). Столь же непримиримы противоречия российских специалистов и при оценке второго переходного процесса.

В общественном сознании и в печати, к сожалению, отсутствует понимание единства, взаимосвязи и внутренней противоречивости двух переходных процессов, что ведет к серьезным разногласиям и в науке, и в политике. Отсюда по-разному определяются как цели, так и сроки долгосрочной программы, ее этапы. Появляется стремление без учета логики жизни перепрыгнуть сразу, одним махом, в завтрашний день. Ничего путного, как показал исторический опыт, из этого не получается. Реальная сложность заключается в том, что необходимо решать задачи обоих переходных процессов не последовательно, а одновременно.

Президентской администрацией, органами законодательной и исполнительной власти обсуждается и решается огромное число вопросов. Создается видимость упорной и напряженной работы, но теряются общий смысл и цель такой деятельности, поскольку в конечном счете все сводится к обсуждению темпов прироста ВВП и уровня инфляции. Неужели сложнейшие вопросы перспектив развития страны можно уложить в примитивную схему взаимосвязи всего двух показателей? Стоит лишь удвоить объем ВВП (за десять или пятнадцать лет, что в принципе неважно) - и все остальные проблемы будут решены. Это крайне наивно и, без всякого преувеличения, ошибочно. Недостатки показателя объема ВВП хорошо известны как в стране, так и за рубежом.

В многочисленных рассуждениях и прогнозах ставится задача выйти на уровень ВВП 1990 г., то есть речь идет о чисто количественном подходе, ничего не раскрывающем по существу. Это будет отнюдь не возврат к прошлому. Структура отраслей экономики, состав экспорта и импорта будут принципиально иными. Резко ухудшатся состав и возраст основных фондов, многократно возрастет опасность техногенных катастроф. Качественно изменится доля услуг, по-иному будут выглядеть доходы населения и уровень их дифференциации. Существенные преобразования произойдут в объеме и структуре внутреннего спроса, в его экономических и социальных ориентациях.

В производственном аспекте формирование информационно-индустриального общества предполагает последовательный переход к внедрению наукоемкой продукции, конкурентоспособной на внутреннем и мировом рынках. Поэтому в числе первоочередных задам стоит максимальная мобилизация достаточно пострадавшего и постаревшего интеллектуального капитала, не только сохраняя его, по и обеспечивая преемственность поколений, наращивание научного потенциала. Без развитой, современной и постоянно обновляемой науки у России нет будущего.

Для реальной модернизации экономики отечественные инвестиции в течение ближайших 15 лет должны расти примерно на 18% к предыдущему году. Тогда широким потоком пойдут и иностранные инвестиции. При этом у страны появится возможность выбора тех из них, которые отвечают задачам формирования информационно-индустриального общества. Такова первая и решающая предпосылка создания благоприятного инвестиционного климата.

Вторая предпосылка заключается в создании разветвленной инфраструктуры. Речь идет о формировании современного транспорта, строительстве гостиниц и банковских структур, об оснащении регионов современными информационными системами. Подобную задачу можно решить лишь при тесном взаимодействии государства и бизнеса.

В настоящее время создан Инвестиционный фонд для развития инфраструктуры. Если его формирование положит начало разработке долгосрочной программы, рассчитанной на ближайшие 10 - 15 лет, то Россия сможет успешно продвигаться по пути к информационно-индустриальному обществу.

Сегодня причиной неудач многих предприятий оборонного комплекса и гражданского производства, где сосредоточено наукоемкое производство, считают отсутствие финансирования и государственного заказа. Это, безусловно, так, но представляется только частью правды. Даже если появятся средства и сформируется долгосрочный заказ, рассчитывать на успех не приходится из-за отсутствия высокопрофессиональных кадров рабочих и инженеров. Они ушли на другую, лучше оплачиваемую работу. На производстве практически не осталось талантливых рабочих высшей квалификации. Перевести экономику на информационно-индустриальную основу энтузиасты-одиночки не смогут.

Профицит бюджета и Стабилизационный фонд

В течение длительного времени дефицит бюджета России рос быстрыми темпами, что отрицательно сказывалось на решении экономических и социальных задач, вело к нарастанию внешнего долга страны, сдерживало приток иностранных инвестиций. За эти годы у руководящих кадров страны сложилась своеобразная психология, которая, к сожалению, приобрела силу инерции и не изжита до сих пор. Она негативно воздействует на принятие кардинальных политических и экономических решений, сдерживает общественный прогресс.

Центр финансовой стратегии и денежно-кредитной политики Института экономики РАН, возглавляемый В. Сенчаговым, в течение ряда лет дает заключения на проект бюджета на очередной год. В оперативном порядке они направляются в Государственную думу, Совет Федерации и Счетную палату РФ. Можно сказать (и в этом нет никакого преувеличения), что подобные заключения носят высокопрофессиональный характер, о чем свидетельствуют и благодарственные отзывы на замечания со стороны тех, кому они адресованы.

Анализ ситуации за ряд последних лет показывает, что эти заключения не реализуются на практике. В проекте резко занижается планируемый профицит и соответственно уменьшается объем федеральных расходов на решение политических, экономических и социальных задач, сдерживаются назревшие реформы. Это повторяется из года в год, что свидетельствует не просто о случайных просчетах финансовых органов, а о недооценке реального положения в этой сфере и систематическом игнорировании рекомендаций отечественной науки.

Огромные финансовые ресурсы, направляемые в Стабилизационный фонд, расходуются вне контроля органов законодательной власти, становятся источником финансирования не российской, а западной экономики. Они приносят прибыль, через ценные бумаги или банковские вклады идут на развитие зарубежной экономики, па погашение процентов и частично возвращаются в Россию. Доходы от вкладов средств Стабилизационного фонда крайне невысоки (в процентном отношении). Так почему их нельзя вкладывать в российскую экономику под такие низкие проценты?

В последние годы идет оживленная дискуссия об использовании Стабилизационного фонда, но в большинстве случаев она носит общий характер. Это свидетельствует о непрофессионализме в обсуждении столь важной темы. В составе данного фонда можно выделить три части: резервный страховой фонд, краткосрочные средства, долгосрочные инвестиции. Резервный страховой фонд должен находиться в неприкосновенности и гарантировать безопасность страны в случае неожиданных изменений конъюнктуры на мировых рынках. Часть его может идти и на досрочное погашение внешнего долга, что позволит не только сократить объем последнего, но и отказаться от выплаты процентов по обслуживанию. Хотя здесь есть и свои нюансы: если Россия взяла заем, к примеру, на десять лет и хочет возвратить его через пять лет, то кредитор теряет гарантированный доход (процент) на оставшиеся годы. Здесь нужна взаимная договоренность.

Средства краткосрочного пользования, которые оборачиваются в течение года, и долгосрочные инвестиции ("длинные деньги") целесообразно направлять в экономику через банки и под низкие проценты, под которые средства Стабилизационного фонда размещаются в западных странах. Именно банки могут проконтролировать рациональное использование средств, четко определить их инвестиционный характер, предотвратить рост инфляции. Здесь много технических вопросов, которые вполне решаемы. Краткосрочные средства могут пойти на развитие мелкого бизнеса, а "длинные деньги" на формирование современного машиностроения, других отраслей обрабатывающей промышленности и на развитие инфраструктуры. Тем самым будет создаваться благоприятный инвестиционный климат для развития информационно-индустриального общества, ускорения научно-технического прогресса.

Главный тормоз научно-технического прогресса

В течение 15 лет проведения российских реформ написаны горы литературы о негативном влиянии низких доходов населения на темпы развития экономики и на успехи преобразований. Минимальная заработная плата в 5 - 6 раз ниже прожиточного минимума, не говоря уже о пенсиях или выплатах инвалидам. Однако серьезные меры для преодоления названного разрыва не приняты. Видимо, руководители правительства и работники аппарата управления на всех его уровнях - от центрального до низового - подвержены своеобразному "идеологическому наркозу". Иначе объяснить ситуацию невозможно. И дело не только в безнравственности и безответственности, но и в игнорировании конституционно закрепленных принципов социального государства.

Установление заработной платы бюджетникам - учителям и врачам, работникам библиотек, музеев и архивов - на уровне ниже прожиточного минимума нарушает неписаный контракт между государством и населением, подрывает базовые основы демократической организации общества. Поднять минимальную заработную плату до прожиточного уровня - первостепенная задача государства. Разумеется, для ее решения потребуется не менее двух-трех лет при одновременном наращивании производства отечественных товаров и услуг, в том числе на базе малого бизнеса. Это даст возможность, если действовать системно, предотвратить увеличение инфляции.

Низкая заработная плата - главный тормоз научно-технического прогресса и возрождения России. Правительство РФ, постоянно обновляя свой состав и призывая к рыночным реформам, забывает о главном условии: научно-технический прогресс возможен только тогда, когда затраты на его внедрение меньше сэкономленной заработной платы. При невысокой заработной плате дешевле использовать низкооплачиваемую рабочую силу, применять примитивный ручной труд. В таких условиях как частный, так и общественный капитал не будут вкладывать средства в научно-технические преобразования. Это подтверждается всем мировым опытом, но, к сожалению, не стало практикой российских реформ.

Снижение спроса на прикладные разработки и услуги конструкторских бюро нарушило связь между фундаментальными исследованиями, которыми и сегодня располагает Россия, и прикладными разработками. Именно эти исследования, являющиеся основой научно-технического прогресса, заброшены и не подкреплены финансированием. Их мог бы успешно финансировать корпоративный и частный капитал, если устранить главный тормоз научно-технического прогресса и установить соответствие между прожиточным минимумом и минимальной зарплатой.

Государство и чиновники

В многочисленных спорах о роли современного государства, его сильных и слабых сторонах постоянно смешиваются функции государства и огромной армии чиновников, обслуживающих его деятельность на всех уровнях управления. Такое смешение, постоянно подпитываемое средствами массовой информации, стало одним из самых опасных стереотипов общественного сознания. Оказалась забытой и такая важнейшая функция демократического государства, как борьба с засильем чиновников, с волокитой и бюрократизмом, с широко распространенным мздоимством.

Вспомним, сколько писалось о чиновниках административно-командной системы в конце 1980 - начале 1990-х годов. Но при сокращении общего числа занятых в стране количество работников аппарата управления с 1990 г. возросло в 2 раза!(2) Из-за несовершенства законодательства и огромного количества подзаконных актов чиновники получили огромную власть. Они могут что-то разрешать или не разрешать, навязывать те или иные условия при регистрации предприятий, банков и различного рода ассоциаций, выделять или не выделять квоты на лов рыбы, лесозаготовки, на пользование землей, устанавливать тарифы на услуги ЖКХ и детских учреждений и т. п.

Действия чиновников, узурпирующих властные функции, сопровождаются получением взяток. Не бросая тень на всех работников аппарата управления, надо отметить, что размеры получаемой чиновниками мзды достигли огромных масштабов. За этим стоит самое опасное - потеря доверия к государству. Каждое новое решение законодательной или исполнительной власти встречается предпринимателями и гражданами с опаской: не обманут ли нас в очередной раз?

Готового и простого ответа на вопрос, что надо делать для борьбы с массовой коррупцией, к сожалению, нет. Требуются, естественно, тщательная экспертиза готовящихся законов и постановлений, переход к нормативным актам прямого действия, ограничивающим самоуправство чиновников. Но прежде всего следует как минимум вдвое сократить число работников государственного и муниципального управления, причем сделать это необходимо быстро и эффективно.

Одна из важнейших задач российского государства - защитить предпринимателей и граждан от всесилия чиновников. Это будет одним из важнейших показателей демократизации общественной жизни. Неразвитость демократических процедур привела к крайне негативным просчетам в экономической политике как на законодательном, так и на исполнительном уровнях. Происходило это не в чрезвычайных обстоятельствах, а тогда, когда, казалось бы, сложилась стабильная социально-политическая ситуация.

Обратимся к некоторым проблемам двух последних лет. Замена традиционных социальных льгот монетизацией вызвала массу протестов и потребовала вопреки мнению чиновников существенно больших затрат, чем предполагалось первоначально. Снижение социальных платежей привело к тому, что Пенсионный фонд как один из важнейших источников "длинных денег" оказался на дотации федерального бюджета. Воистину левая рука не знает, что делает правая! Плохо продуманная и бездарно проведенная кампания с "наклейками" привела к исчезновению алкогольной продукции и значительному повышению цен. Неготовность многих школ к началу учебного года по параметрам безопасности и организации общественного питания министр образования и науки объяснил тем, что они в большинстве случаев находятся на содержании регионального или муниципального бюджета. Но ведь министр потому и является министром, что несет персональную ответственность перед населением (в демократически организованном обществе) за качество образования и безопасность школьников.

За все названные просчеты в социально-экономической политике никто никакой ответственности не понес. Это еще одно из подтверждений слабости российского государства и неразвитости демократических процедур. Во всех структурах власти работники аппарата управления содержатся за счет средств, уплачиваемых в бюджет предприятиями, банками, населением. Поэтому плательщик налогов должен определять качество работы чиновников. Не население существует для чиновников, а чиновники для населения.

Модели налогообложения

Если говорить обобщенно, то исторически на протяжении двух с половиной веков сложились две разные модели в сфере налогообложения. Одна из них характерна для различных диктаторских, тиранических или административно-командных систем, когда верховная власть своим решением устанавливает "сверху" формы и методы налогообложения, видоизменяя их по своей воле. Другая модель присуща демократически организованному гражданскому обществу, в котором налоги определяются в форме самообложения коммерческих структур и граждан.

За каждой из этих моделей своя история со своими модификациями. Необходимы время и опыт, чтобы высшие национальные интересы, которым служит государственная власть, были осознаны и получили четкое юридическое оформление. Это касается обеспечения обороны и безопасности страны, защиты прав граждан и всех форм собственности от любого посягательства на них. Тем самым формируются государственные расходы на оборону, на содержание судебной системы.

В демократически организованном гражданском обществе изменение системы налогообложения является итогом выражения общенародной воли через законодательные органы власти. Она возлагает на правительство, как совокупного менеджера, определенные обязанности и требует его четкой ответственности за возложенные на него функции. В тоталитарных и иных структурах власти, которые весьма многообразны, формы и методы налогообложения формируются путем прямого изъявления властью своих намерений.

Россия находится в самом начале движения к установлению гражданского общества. Поэтому ей требуются особенно взвешенные решения на пути формирования качественно новой модели налогообложения с четко выверенной целью преобразований. В настоящее время у нас крайне низка доля заработной платы в составе ВВП (около 40% по сравнению с 60 - 70% в странах с развитой рыночной экономикой) и велика дифференциация доходов населения. И в то же время Россия является единственной страной, использующей плоскую шкалу налогообложения доходов. О недопустимости такого налогообложения доходов написано огромное количество работ, но дело так и не сдвинулось с места. В последнее время в некоторых выступлениях членов правительства были высказаны предложения о возможности введения в будущем прогрессивной шкалы налогообложения доходов граждан. Однако в ответ последовали крики о наступлении на доходы малого бизнеса, на средний класс. Что можно сказать по этому поводу?

Во-первых, игнорирование требований о прогрессивном налогообложении доходов граждан свидетельствует об отказе от демократической процедуры формирования налогов в гражданском обществе. Во-вторых, предлагаемые меры не имеют ничего общего с наступлением на средний класс.

Формы прогрессивного налогообложения доходов граждан могут быть весьма многообразными. Однако наиболее реальный вариант предполагает освобождение от уплаты налогов тех лиц, у которых доход ниже прожиточного минимума (примерно 5 тыс. руб. в месяц). Лица, получающие 5 тыс. - 25 тыс. руб. в месяц, а это подавляющее число россиян, будут платить, как и сейчас, 13% от своих доходов. Те же, кто получает 25 тыс. - 100 тыс. руб. в месяц, должны платить по 18%. И не "вообще", а с каждого рубля, превышающего доходы в 25 тыс. руб. в месяц. С доходов же свыше 100 тыс. руб. в месяц следует платить за прибавку по 25%. Только при такой модели, а также при освобождении от налогов прибыли, идущей на инвестиции и на благотворительную деятельность, можно говорить о завершении работы над единой моделью российского налогообложения.

Сильные регионы - гарант целостности и процветания страны

Будущее России как федеративного государства, подъем ее экономики и культуры, развитие демократических принципов организации общества напрямую зависят от усиления роли регионов как субъектов Федерации. Именно такой подход, обоснованный наукой и проверенный историческим опытом, должен быть положен в основу административной и других реформ.

Споры о соотношении центра и регионов ведутся довольно давно, хотя, как правило, заканчиваются вопросом о том, "что главнее". Несколько лет назад в клубе "Меркурий", проводимом Торгово-промышленной палатой РФ, я высказался в пользу центра как одного из важнейших скрепов целостности страны.

Действительно, не может быть целостной и успешно развивающейся России без обеспечения обороноспособности, четкой и эффективно действующей системы защиты прав граждан и предпринимательства, единой денежной и финансово-кредитной политики, без предотвращения чрезвычайных ситуаций, регулирования внешнеторговой деятельности и государственного долга. Но целостность обеспечивается не только на основе усиления роли государства и единства его политики. Она достигается целой системой, в которой одно из важнейших мест принадлежит коренному улучшению взаимодействия центра и регионов, их финансовых взаимоотношений.

В ближайшие годы предстоит перейти к утверждению единого консолидированного бюджета, что существующая структура законодательных органов вполне позволяет. При этом не менее 2/3 субъектов Федерации (больше сегодня, к сожалению, не получится) должны иметь полностью сбалансированный бюджет, позволяющий финансировать все - подчеркнем еще раз - все расходы, возлагаемые на соответствующие субъекты. Дополнительные доходы, получаемые в регионе по установленным нормам, должны оставаться в нем и идти на собственные проекты.

Пусть сильный регион получает больше. Это только инициирует поиск лучших и долгосрочных эффективных вложений. Держать же на дотации Минфина РФ значительную часть регионов, заставлять их ходить к власти "с протянутой рукой" - это одно из худших проявлений антидемократических принципов организации экономической и политической жизни. Оставить же существующий порядок, при котором 9/10 субъектов Федерации являются дотационными, - это серьезная ошибка власти, игнорирующей федеративный характер России.

Ознакомление с деятельностью ведущих регионов страны - Московской, Ленинградской, Свердловской, Новгородской, Самарской, Белгородской областями, Татарстаном и Башкортостаном и со многими другими показывает, что их руководители ясно понимают необходимость радикальной реорганизации взаимоотношений центра и регионов, перестройки межбюджетных отношений. Кстати, эти регионы возглавляют достаточно харизматические лидеры, которые пользуются поддержкой массового общественного сознания. Не соглашаться с такой реорганизацией, игнорировать ее при выработке программы, ведущей к процветанию России, - значит лишаться демократических основ преобразования страны.

Демографический кризис и демографическая политика

Опубликован прогноз численности населения до 2020 г., разработанный Росстатом, проведена перепись населения, подготовлен прогноз его численности до 2050 г. Численность населения прогнозируется достаточно точно, поскольку лица, которые достигнут в 2020 г. совершеннолетия, уже родились. Численность учеников и потенциальных военнослужащих известна, старение населения и размеры смертности также четко прогнозируемы. Количество жителей с учетом малой и высокой эмиграции населения на профессиональном уровне также просчитано.

Ситуация в сфере демографии давно вызывает обоснованную тревогу за будущее России. Правда, интерес власти к этим проблемам резко возрос только в последний год. Почему же столь запоздалая реакция на демографический кризис? Причина, думается, в том, что реальная социально-экономическая политика строится не на научной основе, а путем запоздалой реакции на острейшие проблемы. Если такое отношение к жизненно важным вопросам не будет преодолено, нельзя рассчитывать на успех возрождения России.

В прогнозах, составленных Росстатом, разрыв между верхним и нижним показателями численности россиян составляет огромную величину - около 10 млн человек. Объяснена и причина такого разрыва, которая кроется в содержании и качестве социально-экономической политики. Но если правительственные расчеты ограничиваются трехлетними прогнозами, то никаких мер, обеспечивающих смягчение демографического кризиса к 2020 г., в принципе нет и быть не может.

При обсуждении данной проблемы правительством РФ и различными его комитетами никто из профессиональных ученых-демографов на заседания не был приглашен. Дескать, нам, политикам высокого уровня, все и так ясно - зачем еще привлекать всякого рода ученых-профессионалов. Такой подход, обрекая на скольжение по поверхности, не решает проблемы и вызывает серьезное недоумение...

Многие меры по разрешению демографического кризиса и разработке демографической политики были изложены в монографии Института экономики РАН "Стратегический ответ России на вызовы нового века". В концептуальной форме в ней изложены подходы, озвученные главой государства в нынешнем году. Близкие по сути предложения разработаны Институтом народнохозяйственного прогнозирования и Институтом социально-экономических проблем народонаселения РАН, другими демографическими центрами. Пришло время приступить, наконец, к разработке долгосрочной программы, составной частью которой должна стать демографическая политика.

Важной ее частью должны быть продуманная и взвешенная миграционная политика, а также учет региональных особенностей демографической ситуации. Игнорирование качественных различий регионов может оказать негативное воздействие на темпы рождаемости и размещение рабочей силы по регионам.

Национальные проекты: прорыв и нерешенные проблемы

В последнее время большое внимание привлечено к реализации приоритетных национальных проектов: здравоохранения, развития образования, обеспечения граждан страны доступным и комфортным жильем, подъема агропромышленного комплекса страны. Они родились отнюдь не самопроизвольно, в виде своеобразного озарения. За ними стоят изменение общественного мнения, предложения и наработки науки, новые настроения в предпринимательском сообществе, усилия властных структур в центре и регионах. Заслуга президента России - в умении понять необходимость радикальных перемен и организовать работу по их практическому осуществлению.

К реализации национальных проектов привлечено внимание средств массовой информации, создан и стал издаваться специальный журнал "Национальные проекты". Это свидетельствует о серьезном прорыве в социально-экономической политике и вместе с тем позволяет выявить многие нерешенные проблемы. В чем состоит суть прорыва? Здесь можно выделить три принципиальных момента.

Во-первых, начался реальный поворот политики не к общим требованиям, а к ее высшей цели. Во-вторых, реализация проектов помимо достижения конкретных и очень важных результатов может стать мощным "локомотивом" экономического роста (развитие промышленности стройматериалов, выпуск медицинского оборудования, современной техники для школ, развитие всего комплекса отраслей агропромышленного сектора). В-третьих, осуществление крупномасштабных проектов призвано стать не краткосрочной кампанией под предстоящие в 2008 г. выборы, а быть звеном долгосрочной социально-экономической программы.

Однако надо сказать и о том, что многие актуальные проблемы могут остаться нерешенными. Ведь приоритетные национальные проекты по своей природе не должны реализовываться на чисто административном уровне. К сожалению, работа пока ведется келейно, без привлечения ученых и специалистов. Важно прислушаться к голосу тех, кто инициировал разработку проектов, кто на деле участвует в их осуществлении и в конечном счете к голосу тех, в чьих интересах они разрабатывались, то есть российских граждан. Именно они и только они станут высшими судьями при оценке успеха или неудачи.

Разработка финансовой части реализации национальных проектов серьезно отстала от их провозглашения. Уже в начале реализации возникла необходимость внести серьезные поправки в федеральный бюджет 2006 г., поскольку при расчетах из-за спешки или непрофессионализма часть расходов выпала. Заказы медицинского оборудования проводились на конкурсной основе, которая оказалась весьма далекой от реальной состязательности. В результате доля отечественных производителей в поставках оборудования для здравоохранения составила 1 - 9%, и лишь по эндоскопическому оборудованию - 20%. Хотя качество отечественных приборов не уступает мировому уровню.

Сложные вопросы возникают и в связи с реализацией проекта "Доступное и комфортное жилье - гражданам России". Анализ по материалам Оренбургской области показал, что доходы типовой семьи из трех человек для получения ипотеки и кредита должны быть вдвое выше, чем сегодня. Следовательно, если доходы населения не будут расти, то национальный проект в данной сфере начнет пробуксовывать, поскольку обеспечение доступным и комфортным жильем невозможно без решения других жизненно важных проблем. Именно поэтому оно должно стать (если мы хотим добиться поставленной цели) составной частью долгосрочной программы.

Наименее обеспеченным в финансовом отношении является проект развития агропромышленного комплекса. В эту сферу направлено наименьшее количество средств, а прирост за два года производства молока на 4,5% и мяса на 7% не означает никакого прорыва.

Цели, поставленные в приоритетных национальных проектах, далеко выходят за рамки ближайших двух-трех лет. Только их последовательная и перспективная реализация станет важнейшим гарантом процветания России, будущего наших детей и внуков.

Теория исторического синтеза - предпосылка разработки долгосрочной стратегии

При разработке долгосрочной социально-экономической стратегии чрезвычайно важно учесть все составляющие состояния общества: наличие подъема или спада, демографическую ситуацию, уровень доходов населения и их дифференциацию, состояние основных фондов и степень их изношенности, структурные диспропорции, уровень финансовой обеспеченности страны и множество других факторов. Такой анализ имеет принципиальное значение, но применительно к долгосрочной стратегии представляет собой лишь предпосылку и исходный пункт ее разработки.

Научной основой разработки стратегии является изучение глобальных мировых мегатрендов на базе теории исторического синтеза, обобщающей человеческий опыт за последние 2 - 2,5 века со времен промышленной революции и начала становления гражданского общества. Эта теория позволяет выявить три таких мегатренда, которые носят глобальный, общемировой характер. Разумеется, можно выявить и более частные из них, но они практически не меняют общей логики общественного процесса.

Первый из глобальных мегатрендов связан с соблюдением личных прав и свобод, утверждением самоценности человеческой личности, устранением всех форм социального и иного неравенства. Процесс этот идет неравномерно, порой зигзагами, свидетельствующими о попытках вернуться к "старым" порядкам. Но он идет неуклонно, определяя в конечном счете диалектику и логику общественного прогресса.

Экономической основой здесь является утверждение и защита личной и других форм собственности, а политической - теория "естественных прав" человека. Происходит отмена рабского труда и крепостной зависимости, формируется мощный средний класс, ставший основой во всех развитых странах, юридически охраняется право различных форм собственности - от мелкой до крупной. Однако если дело ограничивалось бы только этой тенденцией, то общественный прогресс выглядел бы весьма уныло и развивался но линейной зависимости, чего в реальной жизни нет. Общественное развитие сложнее и противоречивее.

Вторым глобальным, мировым мегатрендом являются процесс преодоления отчужденности людей, появление самых разнообразных форм коллективистских начал, социализация общественной жизни. И это не смена одной формации другой, а всеобщий процесс изменений. Складываются эффективно функционирующие муниципальные и региональные структуры, самые разнообразные страховые и пенсионные фонды, коллективные формы организации производства, многочисленные негосударственные структуры гражданского общества (от клубов по интересам до массовых экологических движений).

Пришло время, видимо, осознать, что эти два мегатренда не исключают, а обогащают и дополняют друг друга. По всей видимости, противопоставление индивидуализма и коллективизма - надуманная дилемма. И чем скорее ученые и политики признают такую истину, тем успешнее мы продвинемся к осмыслению фундаментальных основ долгосрочной социально-экономической стратегии и разработки ее исходных принципов. Продолжающиеся споры о преимуществах систем, основанных на принципах индивидуализма или коллективизма, всего лишь свидетельствуют о живучести догматического упрямства и конфронтационного типа мышления, о неумении усвоить уроки истории.

Вместе с тем признание единства и взаимосвязи двух указанных глобальных мировых мегатрендов не исчерпывает всех особенностей общественного прогресса. Современный мир многообразен, и поэтому стратегию развития нельзя разрабатывать по единому лекалу.

Третий глобальный мегатренд, который необходимо принимать во внимание при разработке долгосрочной стратегии, - учет особенностей цивилизационного устройства общества. Поэтому конкретные модели и формы организации общества, способы сочетания индивидуальных и коллективных начал, структура гражданского общества и демократические процедуры, равно как и комбинация принципов свободы, экономической эффективности и социальной справедливости, оказываются бесконечно многообразными.

К сожалению, особенности цивилизационного устройства общества пока изучены крайне недостаточно. Указанные особенности отнюдь не связаны (в отличие от рас) с этническими различиями. Однако цивилизационные особенности устойчивы и изменяются крайне медленно. Но до настоящего времени механизм или генетический код, с помощью которого осуществляется воспроизводство данного цивилизационного типа и который включает в себя культуру, традиции, верования, семейные предания и многое другое, все еще остается загадкой.

Успех всегда приходил и приходит к тем, кто умеет воспитать и вдохнуть в молодое поколение любовь к своей Родине. Как писал адмирал Н. Мордвинов - первый военный министр страны и президент Вольного экономического общества России, "надобно стараться, чтобы образцы словесности, обыкновенное учение истории, самые зрелища и другие забавы твердили потомкам о их отечестве, чтобы воспоминание о славных подвигах предков, о счастливых и бедственных переменах, испытанных Россиею, слилось с первыми свежими понятиями и чувствованиями детскими"(3).

Концепция стратегии и ее содержание

России сегодня необходима стройная, четко продуманная долгосрочная социально-экономическая стратегия. В настоящее время в стране разработано несколько вариантов концепции долгосрочной стратегии. Их подготовка и обнародование - одна из важнейших функций науки. Подготовка же самой стратегии, как и ответственность за нее, является прерогативой власти во всех ее формах - от президента страны до законодательных и исполнительных органов.

Выбор и принятие такой стратегии не могут осуществляться без широкого и гласного обсуждения. Ведь речь идет о будущем страны, о судьбах наших детей и внуков. Здесь переплетаются воедино политические и экономические проблемы, социальные и гуманитарные аспекты, судьба образования и культуры, перспективы федерализма и местного самоуправления. Гласность в такой дискуссии - пожалуй, самый главный показатель развития демократии.

К сожалению, долгосрочная социально-экономическая стратегия России не разработана. Причем по своему содержанию она должна быть альтернативной тем практическим действиям, которые проводит в жизнь нынешнее правительство, безоговорочно поддерживаемое законодательной властью. Что касается содержания стратегии - то это дело системное, целостное, с четко выверенным деревом целей. Здесь нет и не может быть мелочей и ошибочно упущенных моментов. России нужен постепенный, поэтапный, но настойчиво проводимый курс на модернизацию производства, на освоение наукоемкой и конкурентоспособной продукции, на оздоровление финансовой и денежно-кредитной политики, на создание мощной инфраструктуры.

Ключевым вопросом при разработке стратегии является выбор ее конечной цели. Как показывает мировой опыт, во всех странах, имеющих долгосрочную стратегию, ее основой всегда является четкое определение высших национальных интересов. При определении динамики и перспектив развития России важнейшее значение имеет не рост сам по себе, а качество роста.

Это предполагает одновременное решение вопросов о повышении реальных доходов населения и степени их дифференциации, об обеспеченности населения жильем, об уровне развития образования и качестве культуры, о состоянии науки и экологической среды. Не менее важны эффективность производства, конкурентоспособность товаров и услуг. Именно эти показатели, характеризующие качество роста, должны стать параметрами оценки деятельности правительства и ответственности руководителей его ведомств как в центре, так и в регионах.

Экспертные функции российской науки

Сложность и системность проблем, возникающих при разработке долгосрочной стратегии, требуют аналитической оценки и научной экспертизы. Российские ученые намного лучше, чем зарубежные эксперты, осознают реалии своей страны, сложившуюся систему социально-психологических ценностей, ментальность населения, ход и перспективы предстоящих реформ. Такая оценка отнюдь не толкает к изоляционизму. Надо тщательно и, разумеется, профессионально изучать все лучшее, что есть на Западе и Востоке. Но изучать такой опыт и использовать его при принятии решений без учета мнения российских ученых недопустимо.

В нашей науке существуют (как это было и раньше) различные школы и направления, дающие довольно разные рекомендации. Но реальную политику осуществляют президент страны, законодательная и исполнительная власть. При этом власть призвана выслушать все предложения и рекомендации науки, сделать свой выбор и принять на себя всю полноту ответственности за решения.

Что же необходимо сделать? Следует перейти от келейности в подготовке и принятии решений (а парламентские и прочие слушания с пятиминутными выступлениями - это примитивная "показуха") к их широкому и гласному обсуждению. При принятии стратегических решений (при всей их важности) не надо спешить! Демократия требует времени.

Не менее важно при подготовке таких решений руководствоваться высшими в стратегическом отношении национальными интересами, а не потребностями ближайших выборов. Это пожелание основано на реальных фактах. Достаточно сравнить программы ведущих политических партий, чтобы обнаружить в них примерно 9/10 одинаковых требований и подходов. В необходимых случаях можно провести предварительные эксперименты, чтобы выработать общее стратегическое решение.

Реальным центром отечественной науки является Российская академия наук, объединяющая ведущих ученых во всех сферах естественных, технических и гуманитарных наук. Она, конечно, не может обладать монопольным правом на абсолютную истину, но призвана осуществлять координацию научных исследований в стране. Такое ее право (и обязанность) следует корректно закрепить в статусе Академии, что, безусловно, не исключает возможности в представлении "наверх" альтернативных моделей и предложений.

Следует, на мой взгляд, законодательно (что вполне соответствует демократическим принципам) закрепить за Российской академией наук роль эксперта при принятии важнейших стратегических решений. Такой подход не только соответствует статусу Академии, но и подтвержден многочисленными историческими фактами. Речь идет, например, о роли академических ученых в предотвращении сброса вод сибирских рек в Среднюю Азию, о переносе размещения нефтепровода севернее Байкала. Последнее решение сегодня признано не только более рациональным, но и экономически эффективным. Возникает вопрос: почему это не было сделано раньше? Ведь обращение к академическим экспертам позволило бы принять разумное решение не в виде пиаровской акции, а на строго научной и взвешенной основе.


Автор статьи отнюдь не претендует на обладание истиной, а выносит на суд общественности свои размышления о долгосрочной стратегии, науке и демократии.


1 Ольсевич Ю. Я. Влияние хозяйственных реформ в России и КНР на экономическую мысль Запада. М: ИНФРА-М, 2006. С. 224.

2 Труд и занятость в России. 2005. М: Росстат, 2006. С. 198.3 Мордвинов Н. С. Избранные произведения. М.: Госполитиздат, 1945. С. 30.

Комментарии (1)add comment

Туллин said:

Кто автор-то?
29 Июль, 2015

Написать комментарий
меньше | больше

busy