Воспроизводство новых рабочих мест


Воспроизводство новых рабочих мест

В. Корняков


Критический дефицит новых рабочих мест в мировой экономике. Как ни трудно себе представить, но это факт: общей экономической теорией, да и политической экономией недостаточно исследуются проблемы, например, создания новых рабочих мест, т. е. экстенсивного экономического роста. Эта проблема де-факто уже известна как глобальная. Половина населения Земли выживает на 2 долл. в день без перспектив на нормальную занятость, т. е. на более высокий доход, лучшую жизнь. Между тем в последнее время обнародован новый расчет, изменяющий представление о проблеме.

Так, генеральный директор Международной организации труда X. Сомавия констатирует, что сейчас триллионы долларов, расходуемых на обеспечение экономического роста, почти не увеличивают массу рабочих мест в мировом хозяйстве. В 2004 г. увеличение составило 11 млн. человек при численности безработных примерно 190 млн. (из них 86 млн. - молодежь), причем каждый год число безработных увеличивается примерно на 40 млн. Если представить, что количество рабочих мест растет высокими темпами - 6% (выше темпов экономического роста), т. е. тоже на уровне тех же 40 млн., как если бы мир перешел на полностью экстенсивное развитие, то и тогда нынешняя безработица окажется неограниченной [1]. В результате при переходе к экономическому росту только за счет втягивания в производство новой рабочей силы происходит сохранение нынешнего уровня безработицы даже без обновления техники.

Казалось бы, публикация этих неутешительных расчетов должна насторожить экономистов-теоретиков, привлечь всеобщее внимание. Однако поставленная проблема почти не замечается. Политики и социологи, которые ею занимаются, делают правильный вывод: пока не поздно, надо менять пропорции, обеспечить превышение темпов создания новых рабочих мест по сравнению с темпами экономического роста. Но никаких разъяснений нет, смысл высказываний и публикаций неконкретен.

Конечно, добиться реального решения проблемы очень трудно, но добиться необходимо, и это так или иначе должно быть сделано. И для такой постановки вопроса оснований достаточно.

Сначала - об очевидном препятствии. Страны с населением, лишенным высокой степени занятости, не должны трансформироваться в зоны производства предшествующих эпох, в том числе и слабо индустриальной эры, с огромным давлением на природу. Для такого развития ресурсов планеты уже недостаточно. Кроме того, оно стало бы бедственным ускорением всемирной экологической катастрофы. Однако реальные процессы пока идут с выраженными нарушениями этого правила, и экологическая ситуация стремительно ухудшается. Это обстоятельство замечено, поэтому в печати и в различных официальных структурах выдвигается немало обоснованных предложений. Но к несчастью для землян, решительных мер, адекватных ситуации, все нет и нет.

Еще важнее трудности неочевидные. Так, никто из исследователей пока еще не сопрягал складывающуюся ситуацию с теорией общественного воспроизводства. Между тем такой угол зрения обязателен для адекватного понимания всего того, что сейчас происходит. Ибо доминантой проблемы создания новых рабочих мест являются некоторые принципиальные зависимости, закономерности общественного воспроизводства - сферы, рассматриваемой общей экономической теорией и политэкономией.

Воспроизводственные рамки создания новых рабочих мест. Эндогенные воспроизводственные ограничения. В условиях сформировавшегося мирового хозяйства центр проблемы находится в экономике развитых стран. Именно они со второй половины XX в. постепенно, но решительно перешли к интенсивному типу общественного воспроизводства - почти без втягивания в материальное производство добавочной рабочей силы.

Преимущества интенсивного и недостатки экстенсивного роста хорошо известны, многократно раскрывались в печати. Однако до сих пор остается вне обсуждения и осмысления главный запретительный экономический параметр, от которого зависит решение проблемы допустимости или недопустимости экстенсивного расширения производства и вовлечения новых работников. Должен существовать теоретический и практический анализ этого параметра, поскольку он структурно прост.

Допустим, фондосоздающие отрасли выпускают за год 100 ед. продукции, обеспечивающей восстановление всего израсходованного основного капитала. Но основной капитал самих фондосоздающих отраслей - 200 таких же единиц. Таким образом, соотношение между фондами и продукцией составляет 2:1. Экстенсивное расширение, добавление новых рабочих мест принципиально перекрыты. Ведь для дополнительного производства только единицы добавочного основного капитала в этом же секторе хозяйства нужно иметь две такие единицы готовых к функционированию фондов. Для получения двух добавочных единиц требуется четыре добавочных единицы таких фондов и т. д. Но откуда их взять, ведь добавочные фонды могут быть получены только из добавочной продукции фондосоздающих отраслей, а ее как раз и требуется произвести.

Назовем эту ситуацию синдромом воспроизводственной недостаточности (СВН). СВН - одна из двух ситуаций, возникающих при изменении Р/К относительно 1 (Р - продукция капиталосоздающих отраслей, К - их основной капитал). Первая ситуация как будто бы выглядит нормальной. При Р/К > 1 допускаем экстенсивный рост, создание новых рабочих мест. Но чем ближе отношение Р/К к 1, тем труднее положение для создателей новых рабочих мест. Разность (Р - К) определяет размер, массу средств труда, которые могут быть выделены для этой цели. Чем выше Р относительно К, тем больше эта разность.

Вторая ситуация - собственно СВН - соответствует дальнейшему уменьшению Р относительно К, когда отношение Р/К меньше 1. Разность (Р - К) становится отрицательна, ресурсов для новых рабочих мест нет.

Возможно, это положение будет яснее, если перевернуть выражение Р/К. Обратная дробь К/Р означает капиталоемкость производства средств труда. Предыдущая формула дополняется формулой: К/Р < 1. В нашем примере капиталоемкость не меньше, а больше 1 и равна 2:1. Чтобы экстенсивно, привлекая новых работников, выпустить добавочную единицу продукции, надо опять же иметь две добавочные единицы основного капитала, причем из этой же единицы продукции, поскольку больше неоткуда взять. Ясно, что экстенсивно расширить производство нельзя: каким же образом всего только из одной единицы продукции (даже еще не выпущенной) извлечь две единицы для этого дополнительного производства?

Но оба соотношения - Р/К > 1 и К/Р < 1 - только исходные воспроизводственные условия экстенсивного роста и создания новых рабочих мест. Есть и другие. Новая единица производственной мощности капиталосоздающих отраслей формирует рабочее место. К новому рабочему месту должны быть регулярные поставки ресурсов - оборотных производственных фондов, предметов труда. Следовательно, в разности (Р - К) величина К уже не может быть ограничена только теми средствами труда, которые требуются для выпуска продукции лишь в капиталосоздающих отраслях. К ней надо прибавить и те средства труда, которые требуются для организации нормального притока к новому рабочему месту необходимых ему предметов труда. И это - жесткая норма, соблюдения которой не избежать.

Но и это не все. Любое изменение в потоках затрат рано или поздно в разном количестве и в разные годы все-таки передается в производство предметов потребления, где ради сбалансированности общественного производства должны быть добавлены новые мощности. Это - дополнительная "нагрузка" на разность (Р - К), еще одно добавление к величине К. Данное условие, по-видимому, не столь жесткое, как предыдущее: случаи, когда социальные потребности уменьшаются у всех на виду. Но тем не менее экстенсивные изменения в экономике должны завершиться добавлениями выпуска конечных результатов - предметов потребления. Там также (раньше или позже) должны быть развернуты новые рабочие места.

Итак, "коридор" ресурсов для обустройства новых рабочих мест намного уже, нежели тот, который выражен соотношением (Р - К). Отсюда выражение "как будто" относительно благоприятных показаний расчетов по двум представленным формулам.

Вычитаемое не ограничивается показателем К в этих формулах. Продукция капиталосоздающих отраслей Р должна быть больше не только основного капитала этих отраслей К (чтобы перекрывать потребность в дополнительном основном капитале для своего собственного экстенсивного производства). Она должна таким же образом перекрывать и потребности в дополнительном основном капитале для сопряженных расширений в производствах предметов труда и предметов потребления.

Такие помноженные потребности в продукции капиталосоздающих отраслей обозначаем ЕK. Тогда "коридор" реальных капитальных ресурсов для создания новых рабочих мест получает вид P-ЕK. Выражение ЕK должно быть поставлено в формулы вместо К. Получатся более точные формулы, например: (ЕК:Р) < 1.

Соблюдаются ли условия создания новых рабочих мест? Реальная ситуация характеризуется резкими нарушениями требований, выраженных тремя формулами. Точные расчеты затруднены, так как статистика не ориентирована на отображение экономической субстанции, общего движения результатов и затрат.

Тем не менее некоторые оценки все же можно получить. Так, в США в 1985 г. в отраслях средств производства отношение условно чистой продукции к основному капиталу составило всего 0, 366, т. е. не обеспечивались неравенства, представленные первыми двумя формулами [2]. И ситуация за минувшие два десятилетия для создания новых рабочих мест лучше не стала. Есть немало косвенных свидетельств, устанавливающих, что перелома не произошло. В 1990 г. в США на 1 долл. продукции обрабатывающей промышленности приходилось около 1 долл. активов [3], в 2002 г. - уже 1, 24 долл., т.е. наблюдается все та же тенденция к ухудшению воспроизводственных условий для экстенсивного роста.

Применительно к экономике СССР и России - те же трудности с отсутствием необходимых статистических данных. В литературе имеются некоторые аналитические модели и расчеты, использовав которые в качестве основы мы получили следующие данные по второй формуле: для 1960 г. - 0, 68; для 1980 г. - 1, 21; для 1990 г. - 1, 59, т. е. только в 1960-е гг. существовали относительно благоприятные условия для экстенсивного роста. Если же в этой формуле числитель К заменить на ЕK (сумма потребностей в средствах труда для обустройства сопряженных рабочих мест), то данные получаются следующими: для 1960 г. - 7, 59; для 1980 г. - 13, 09; для 1990 г. - 15, 97.

Если пренебречь расширением производства предметов потребления, то значения цифр расположатся между 4 и 9. Откуда же такие цифры ЕК? Дело в двух факторах. Первый - это нарастающее год от года несоблюдение требований двух первых формул. Как это происходило, показано выше. Второй - это соотношение парков средств труда по разным производствам: производствам средств труда, предметов труда и предметов потребления.

В СССР на одну единицу экономической субстанции в парке средств труда капиталосоздающих отраслей приходилось 6-7 таких единиц в суммарных парках средств труда, предметов труда и предметов потребления, т. е. добавочное производство единицы средств труда для новых рабочих мест в капиталосоздающих отраслях для нормального сбалансированного функционирования этого средства труда требовало много (в 6-7 раз) больше единиц средств труда для сопряженных отраслей. Эти данные иллюстрируют нарастание воспроизводственных трудностей в СССР в связи с его курсом на преимущественно экстенсивное развитие.

В экономике же развитых стран вынуждены были принципиально ограничить, практически прекратить использование экстенсивного фактора. Но были два крупных исключения. Первое - экономика СССР. Исследования показали, что в последний период его существования производство средств производства стало работать само на себя, "коридора" (Р - ЕК) не было, капиталосоздающие отрасли не справлялись с задачей модернизации экономики. Второе исключение - Япония, долго практиковавшая высокую норму накопления. Но весь мир был свидетелем внезапной остановки японского гиганта, хотя этому не было убедительного объяснения. Между тем стране с современным развитием капиталосоздающих отраслей, грубо нарушающим неравенства в трех представленных формулах, нельзя было избежать вызываемых этим последствий.

Обострение социально-трудовой ситуации. Осенний (2005 г.) бунт во Франции выходцев из Африки, главным образом молодежи, насторожил Европу и весь мир. Основными причинами этого явления могли быть безработица и низкий уровень жизни. Правящие классы находились в смятении, предчувствуя, чем это им грозит. Да и в России, принимающей растущую массу мигрантов с юга и востока, есть над чем серьезно задуматься.

Высоких темпов увеличения рабочих мест, поглощающих прирост выбрасываемых на рынок труда безработных при существующих экономических отношениях, не будет. Всего вероятнее, что прогнозируемый на ближайшие 10 лет прирост безработицы составит более полумиллиарда человек, а это вселенский материк бедности, голода и отчаяния.

В качестве практически возможных просматриваются три главных сценария: во-первых, будет усиливаться поток нелегальных иммигрантов в развитые страны, более всего в США и Евросоюз. Права человека пока что не позволяют этим странам изолироваться от нежелательных пришельцев, хотя известная тенденция к этому уже наблюдается; во-вторых, события показывают, что мигранты будут все категоричнее требовать полного социально-экономического равенства с титульным населением стран, что может вызвать социальную напряженность и снижение жизненного уровня среднего класса развитых стран; в-третьих, в центрах перенаселения возникают различные радикальные (часто религиозно окрашенные) движения, сопряженные с обострением политических и экономических проблем.

Решать назревшие проблемы можно путем цивилизованного трудоустройства в развивающихся странах. Но как это сделать? Откуда взять рабочие места? Ведь рассмотренные выше экономические соотношения не способствуют этому. Но проблема такова, что исследователь не вправе прикрываться ее неразрешимостью. Изыскание решения - императив. Надо понять, что исчерпывающих разовых решений в наше время не бывает. Если же такое решение будет найдено, то это явится многолетней всемирной программой. Но если так, то надо начинать искать как можно раньше и как можно шире, масштабнее. Хочется надеяться, что необходимые исследования будут начаты.

Что можно сделать? Облегчающие меры. При такой объективной ситуации общество вынуждено будет опереться даже на такие тенденции и полумеры, каждая из которых заведомо не снимет проблемы, но в состоянии помочь облегчить ситуацию. Среди таких тенденций, например, создание новых рабочих мест за счет использования научно-технического прогресса. Но практического эффекта почти нет, так как происходит свертывание рабочих мест с выводом прежних поколений техники и технологий. Или появление новых рабочих мест в итоге тех или иных хозяйственных маневров, позволяющих находить неиспользованные ниши для новых работников, и т. д.

Все это только некоторое движение к решению проблемы, но не само ее решение. Спасающие решения должны взаимоувязываться с рассмотренными выше воспроизводственными запретами, обходить, смягчать и в конечном итоге снять их.

Можно предвидеть такое усиление национальной и всемирной безработицы, при котором развитым странам придется срочно вовлекать новых работников без создания действительно новых рабочих мест, т. е. новому работнику будут передаваться некоторые функции уже занятых без принципиальной на то необходимости, без изменений в потоке реальных результатов, в порядке перераспределения наличных денежных заработков, создаваемых продуктов, дохода. Здесь новых нарушений и "перегрузок" рассмотренных выше воспроизводственных ограничений создания новых рабочих мест не происходит. Но и снятия этих ограничений нет.

Не исключено, что этот путь "иждивенческой" занятости на каких-то этапах разрешения рассматриваемого нами противоречия окажется важнейшим. Конечно, это откат от уже завоеванных цивилизацией экономических и социальных рубежей, при этом главное - уменьшение общественной производительности труда. Такая перспектива означает снижение кризисного состояния только на время, причем с дальнейшим падением производительности труда и жизненного уровня населения развитых стран. Тут же возможно нагнетание социальной напряженности и конфликтов, т. е. подлинного решения проблемы этот путь не дает.

Решением рассматриваемых противоречий стало бы только такое, которое покажет способы согласования увеличения массы рабочих мест с основными условиями общественного воспроизводства и экономического роста.

Воспроизводственная облегчающая мера. Природа современной экономики, общественного производственного технологического процесса заключает две возможности, одна из которых только смягчает остроту ситуации, а другая видится решением проблемы. Обе возможности объективно предлагаются самой экономикой, ее внутренними зависимостями и в этом смысле конституированы ею как экономические законы. Но в естественном и экономическом мире люди далеко не всегда эффективно пользуются этими образующими среду их обитания объективными обстоятельствами.

Первая возможность заключается в том, что приведенные выше цифры ЕK не следует трактовать как стопроцентную, абсолютную несостоятельность создавать в современной экономике какие бы то ни было новые рабочие места.

Выведенные формулы запретительные, если отталкиваться от обычных забот текущего производства с его ориентацией на максимум прибыли в каждой фирме от каждой текущей акции, от итогов месяца, года. Многолетнее мероприятие для фирмы - событие незаурядное, тщательно просчитываемое, сопровождающееся концентрированным первоочередным постоянным контролем, мониторингом. Но именно в области долгосрочных многолетних акций состоит то частичное решение проблемы новых рабочих мест, которое задается самой современной экономикой.

Соотношение (ЕK:P) показывает не одну только допустимость или недопустимость создания новых рабочих мест. Получающийся результат имеет специфическое экономическое прочтение: число лет, необходимое для подхода к созданию материальных предпосылок обустройства новых рабочих мест.

В формулах параметр Р - это годичная продукция капиталосоздающих отраслей. Такая трактовка порождается привычными заботами текущего производства. Если же в качестве Р использовать двухгодичную, трехгодичную продукцию - показания расчетов по формулам сразу улучшатся. Например, соотношения 2:1 по второй формуле - запрет на создание рабочих мест, а пропорция 2:2, и тем более 2:3 - совершенно меняет ситуацию.

То же самое и с третьей формулой, где вместо К поставлено ЕK. Если делитель Р умножить на частное от деления (ЕK:P) - получится величина, равная ЕK (пусть это будет Рп). Новое частное будет 1, т. е. достигается рубеж, открывающий зону допустимости создания новых рабочих мест. Масса произведенной продукции Р" сравнивается с массой требующихся для ее производства средств труда ЕK. Дальнейший выпуск продукции капиталосоздающих отраслей уже не противоречит приведенным формулам, открывает возможности экстенсивного расширения производства.

Ни представленные здесь формулы, ни зоны допустимости создания новых рабочих мест не исследовались экономистами. Поэтому об этих зонах приходится говорить в порядке постановки исследовательских задач. Обществу необходимо знать по меньшей мере два параметра. Первый - по прошествии скольких лет при данных условиях общественного воспроизводства, развивающегося интенсивно, станет экономически возможным создание новых рабочих мест. Второй - какой в этом случае будет масса разрешенного к вовлечению добавочного труда, после чего должен последовать новый период интенсивного развития. При этом необходимо иметь измерительный инструментарий, позволяющий рассчитывать оба параметра.

Сейчас можно утверждать, что возможности здесь довольно ограниченные. В развитых странах создание новых рабочих мест на частной основе малозаметно, процесс вынуждено патронировать государство, но и при этом продвижение дается с большими усилиями. Остается вторая возможность. В ней главная экономическая надежда человечества.

Теоретическое видение решения проблемы. Вторая возможность связана с коренным переходом человечества к хозяйствованию на основе динамической ренты. По нашему мнению, в современной экономике существующий порядок, основанный на разрозненном хозяйствовании во имя частной прибыли, не только устарел, но и разорителен для общества. Исторически обоснованные сроки доминирования производства, движимого изолированной прибылью, давно перекрыты. Этот порядок де-факто не дал возможности развиваться на решающем направлении социально-экономического прогресса, связанным с повышением общественной производительности труда.

Вопреки сущности процесса повышения производительности труда как экономии рабочего времени общество отказывается учитывать и использовать эту экономию.

Поразительно, но факт: когда растет производительность труда в производстве изделия А, то ясно, что возникает не только та экономия, которая выражается в увеличении прибыли этого предприятия. Если бы не обращение указанной экономии в прибыль и не сохранение прежней цены на изделие А, сначала удешевились бы все изделия, в производстве которых применялось изделие А, а затем - все дальнейшие продукты, использовавшие изделия с А, и далее по ходу общественного технологического процесса производства от одного звена (передела) к другому. И не только это. Порождаются (от одного только единичного повышения производительности труда в производстве А) и другие общехозяйственные многозвенные линии экономии издержек, общественного труда. В общем итоге экономия многократно превысила бы сверхприбыль, полученную фирмой благодаря росту производительности труда, при действии экономики динамической ренты (снижающихся цен). Совершенно иными стали бы возможности общества в его противоборстве с мировыми угрозами.

Но при этом возникает вопрос: где же здесь изменение ограничений, отображенных тремя формулами? Формулы сохраняются, зафиксированные в них зависимости - объективные закономерности. Изменение - не в этих формулах, а в процессах самой жизни. Сегодня реально происходящие процессы направлены к нарушению требований, предписываемых логикой формул. В экономике динамической ренты (она же экономика производительности труда) они сменят нынешний вектор своего развития на противоположный. И запреты, запечатленные в формулах, в конечном итоге окажутся как бы чрезмерными, ненужными.

Дело в том, что один из внутренних механизмов образования динамической ренты (ДР) при повышении общественной производительности труда состоит в сохранении стоимостного объема продукции (Р), тогда как другой (столь же объективно неизбежный) - в постепенном уменьшении массы общественного труда, сосредоточенной в К и ЕK.

Первый процесс известен. Когда растет производительность труда, стоимость единицы продукции уменьшается обратно пропорционально повышению общественной производительности труда. Но количество выпускаемых единиц продукции соответственно возрастает, и поэтому стоимостной объем этой продукции (Р) сохраняется. Второй процесс опирается на факт круговых движений выпускаемых средств производства. Его суть иллюстрируется числовыми схемами реализации совокупного общественного продукта К. Маркса, где две трети этого продукта (примерно столько же, сколько в экономике нашей страны в 1990 г.) по завершении каждого года направлялось для реализации обратно в отрасли производства средств производства.

Что это означает экономически? В числе этих средств производства фактически и средства труда, формирующие основной капитал. И эти новые средства труда заменяют собой ранее установленные, которые участвовали в выпуске совокупного общественного продукта, т. е. более дорогие средства труда заменяются более дешевыми. Здесь ключ к решению проблемы.

Благодаря росту производительности труда продукция того же самого физического объема стала стоить не 6000, а, допустим, 5000 условных денежных единиц, хотя и создавалась при помощи дорогих средств труда. Среди удешевленной продукции находится и та, которая обновляет средства труда. И вот подешевевшие средства труда устанавливаются вместо дорогих, функционируют вместо них и, конечно, вместо них в новом годичном производственном цикле отдают часть своей снизившейся стоимости новой продукции.

Начинается неучтенный ни в одной из многочисленных макроэкономических моделей общественного воспроизводства итеративный процесс самоуменьшения затрат, воплощенных в средствах производства, в том числе в основном капитале. Год за годом при обращении части годичной выпущенной продукции снова в собственное производство происходит замена прежних, более дорогих средств труда удешевленными, те начинают функционировать и снова выпускается удешевленная (в очередной раз) продукция, она опять частично идет на обновление оборудования и т. д. Все это происходит на основе первого "толчка" в виде повышения в начальном году производительности труда. Но в современной экономике за единичным повышением производительности труда следуют дальнейшие ее повышения. И в экономике снижающихся цен каждое такое повышение сопровождается итеративным процессом самоуменьшения затрат труда, представленных в основном капитале. Все эти уменьшения соединяются в общем масштабном итоге значимого выведения затрат труда из основного капитала общества.

В воспроизводственной модели К. Маркса даже единичное повышение производительности труда приводит к помноженной на три общей экономии затрат в сравнении с первоначальной экономией. Нетрудно представить себе величину общей экономии при непрерывном повышении производительности труда. Такой результат, на наш взгляд, понятен. Постижение сути этого процесса настоятельно требуется на практике.

Примером является инфляция и ее объяснение правительством: увеличение внутренних цен на предметы первой необходимости с осени 2007 г. стало результатом ситуации на рынках других стран. При этом не было упомянуто об итеративном росте издержек по итогам их непрерывного повышения за многие годы на основе упавшей производительности труда. Однако жизнь возьмет свое. Она, пусть не по прямой, а с откатами в конечном итоге заставит обратиться к экономике снижающихся цен как к единственно ресурсопроизводящей, при которой основной капитал капиталосоздающих отраслей будет состоять все более из благоприятного соотношения с продукцией и со временем откроются ничем не ограниченные возможности создания новых рабочих мест.

Но это лишь общая схема положительного процесса. Реально это будет сложная последовательность противоречивых событий. Пройти через них будет тем легче, чем скорее будут научно освоены их механизмы.

Таким образом, экономика, основанная на изолированном частном хозяйствовании, лишает общество основной части выгод от повышения производительности труда, ввергает его в ресурсный дефицит. Напротив, переход к экономике динамической ренты (снижающихся цен) многократно усиливает ресурсную составляющую, открывает возможности уйти от кризисов. Целесообразно быстрее осуществлять этот переход.


1 Сомавия X. Не рыба, но удочка // Российская газета. 2005. 5 сентября.

2 Понятно, если считать не по условно чистой продукции, а по объему реализации, то цифра была бы более благоприятной, но за пределы 1 не вышла бы.

3 Активы много больше величин основного капитала.

Комментарии (0)add comment

Написать комментарий
меньше | больше

busy